Власов Игорь_Исход

кн 2

Модератор: Модераторы

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Власов Игорь_Исход

Непрочитанное сообщение citizen » 22 фев 2016, 00:24

Глава 1

Сборы были недолгими. Основная их поклажа так и лежала неразобранной в кибитке. Ник помог Ситу запрячь в оглобли низкорослую, с ввалившимися боками, лошадку. Та громко фыркала, жевала удила, всем видом выказывая свое недовольство. Ник плохо разбирался в лошадях. Тем более в лошадях, родившихся на планете за тысячи парсек от обитаемой Вселенной. Но даже ему было ясно, что животное уже давно пережило пору расцвета своих сил. Несмотря на это, Ник испытывал к этой лошади чувство благодарности, так как именно на ней друзья доставили его, находившегося в обморочном состоянии, в этот одиноко стоящий дом. Он погладил ее по морде и протянул фрукт, до боли напоминающий обычное земное яблоко. Лошадка сначала недоверчиво покосилась на него красным глазом, несколько раз с шумом втянула ноздрями воздух и только потом осторожно приняла угощение.
Поначалу двигались молча. Шептун, по своему обыкновению, полулежал в кибитке и, казалось, дремал. Сит шел рядом с лошадью, держа в одной руке поводья. В другой у него была длинная хворостина, которой он время от времени подстегивал животное. Ник шагал сзади и размышлял над превратностями судьбы. Сейчас ему казалось, что прошла целая вечность, как он совершил вынужденную посадку на эту планету. Тут Ник даже усмехнулся над самим собой. «Говори уж как есть. Ультрасовременный челнок «Валькирия», под твоим управлением доставлявший груз на исследовательскую базу в сектор F-14056, подвергся атаке неустановленного космического объекта на орбите третьей планеты от звезды, не зарегистрированной ни в одном космологическом атласе, и был уничтожен. Тебе чудом удалось спастись и совершить экстренную посадку на планету с местным названием Териус. При этом у спасательной капсулы непостижимым образом вышел из строя антигравитационный двигатель и, подозреваю, остальные системы жизнеобеспечения. На счастье, спасательная капсула была оснащена автономной системой для аварийных посадок на атмосферные планетоиды. Другими словами, парашютной катапультой».
Тут Ник снова усмехнулся. А как же, получался уже почти готовый, подробный рапорт для Шефа. Так между собой курсанты называли капитана космической базы «Тау Кита–1». Только вот когда, да и вообще представится ли возможность отчитаться по форме? То, что произошло с ним, было уму непостижимо. Во всяком случае, он о таких случаях никогда не слышал, и даже не видел ничего подобного ни в одном фантастическом фильме. А уж он-то со своим закадычным другом Полем таких пересмотрел сотни, если не тысячи. Прав был его учитель, когда говорил, что у него прямо-таки фантастическая способность попадать в самые невероятные переделки, в самых что ни на есть обыкновенных ситуациях.
«Черт меня дернул самовольно изменить маршрут, введенный Овсянниковым в бортовой компьютер «Валькирии». Решил сэкономить время. Сэкономил!» – Ник не удержался и горько вздохнул. Это получилось довольно громко, так как Сит, словно только того и ждал, сразу повернул к нему свою взлохмаченную голову:
– Что, Ник, загрустил? Или нога разболелась? Да ты не терпи лучше, а залезай к Шептуну в повозку. Ты не смотри, что животина-то старая, в ней у-гу-гу еще сколько силищи! Вон тебя-то из Города дотащила и ничего. Жива-здорова. Так и до переправы дотащит.
Ник не удержался и еще раз вздохнул. Мальчишку опять прорвало, и, похоже, придется в который раз выслушивать историю о его, Ника, чудесном спасении. Так и есть.
– Ну ты, Ник, конечно, молодец! Рогача завалить – это тебе не в Лес за дымовиками сходить. Но почему ты с него не соскочил-то? А? Глупая твоя голова! Вот скажи мне, Ник. Залез-то ты на него быстро, я прям даже рот открыл. А вот, что не соскочил, хоть убей, не пойму! Когда рогач-то как рухнет, да как повалится, ну мы тут все и подумали, что тебе того. Это самое. Рон с Валу не дадут соврать.
Перепугались мы, конечно, поначалу, но тут Рон, ну ты знаешь Рона, как заорет: «Что рты раззявили! А ну, навались!» Ну, мы копьями-то ворот его костяной кое-как раздвинули. Ну слегка, конечно, сам знаешь, башка-то у рогача с добрый дом будет! – Сит на секунду задумался. – Побольше нашего-то будет. Это точно. Да что там нашего! Больше, чем у самого старосты! А ты же знаешь, Ник, что у старосты-то дом о-го-го!
Ну вот, я в эту щель и полез за тобой. Ну и вонь, скажу тебе, там стояла! Весь в слизи с ног до головы перепачкался. А слизь-то гадостная, до сих пор вся кожа зудит, будто всего в ядовитом мхе изваляли. Дышать нечем, думал, что всё, уже не найду там тебя. А тут как раз ногу твою нащупал и давай тянуть что было силы. Ну скажу я тебе, Ник, и тяжел же ты, братец! Один я тебя бы ни за что не вытянул. Но тут Рон с Валу догадались, схватили меня за дергающиеся ноги – так я им сигнал подавал, что, мол, нашел тебя, – ну и вытащили нас с тобой.
Переполох вокруг стоял, я тебе скажу, – думал, уши лопнут. Тут, хвала Ушедшим, Шептун подоспел. Валу тебя на плечо закинул, ну мы и деру дали. Стражники было нам дорогу преградили, но тут какой-то воин… Ну точно, это был воин. Тут и дурак не перепутает. Весь такой в блестящей одежде. А на голове, как там Шептун сказал? – Сит смешно пошевелил губами, подыскивая нужное слово. – Ах да, шлем. Лицо закрыто, только глаза сверкают. Ну он стражникам что-то прокричал, а для верности меч свой достал. Так они все и расступились, да так и стояли, пока мы не прошли.
Ну, а дальше Шептун где-то кибитку с этой вон лошадкой неказистой раздобыл. Ну уж, извиняй, какую достал. Да и времени было в обрез. Как сказал Шептун, погоню можно было ждать в любой момент. У городских стен мы и разделились. Рон с Валу напрямик к переправе двинулись. А мы вот сюда, в дом старого знакомого Шептуна.
Плох ты был, Ник, очень плох! Ладно, если бы стонал там или хрипел. Так нет, будто заснул. Только разбудить тебя не получалось. Я уж было хотел тебе уголек к пятке приложить, да Шептун запретил.
Вдалеке громыхнуло. Раскаты грома с каждым разом становились всё ближе. Ник остановился и посмотрел назад. У самого горизонта со стороны Белых скал все было затянуто грозовыми облаками. Даже сейчас ясным днем было хорошо видно, как низкие темные тучи то и дело озаряются, словно изнутри, разрядами многочисленных молний. Зрелище было завораживающее, хотя и зловещее. Шептун что-то проворчал в повозке. Сит, хвала Ушедшим, замолк и принялся усерднее подгонять кобылку.
Сегодня Ник чувствовал себя намного лучше. Единственно, что еще беспокоило, так это тянущая боль в лодыжке. Видно, все-таки потянул, запрыгивая на спину рогача. И впрямь здоровенная тварь попалась! Но, по словам Шептуна, далеко не самая крупная в этом их Лесу. «Да, сюда бы группу ученых из Алтайского заповедника, вот для них тут раздолье-то было бы! От такого многообразия неизвестных форм жизни они тут от радости все бы в обморок попадали. – Ник улыбнулся, вспомнив лица знакомых ребят, работающих под началом его бабушки, известного космозоолога. – Правда, потом сожгли бы меня на научном костре инквизиции за то, что я так варварски разделался с редким представителем местной фауны».
Вдруг как-то сразу накатила тоска. «Что же мне делать дальше? Как добраться до таинственных пирамид? А еще лучше до тех, кто по какой-то причине возвел их на этой планете. Кто? Зачем? Когда? Судя по уровню развития местной цивилизации, напрашивается вывод, что это дело рук какой-то иной, прибывшей извне разумной культуры. Хотя что я узнал об истории этой планеты? Только несколько разрозненных и ничем не подтвержденных преданий о Старом Городе, построенном предками живущих сейчас людей и покинутом ими более пяти столетий назад. Опять же, по непонятной причине. Может быть, имеет место регресс некогда мощной техногенной цивилизации? А эти пирамиды с их загадочным квантовым резонансом – остатки ее былого величия?»
Вопросы, вопросы и еще раз вопросы… И даже непонятно, с какого бока к ним подступиться. А уж о природе пространственного кокона, отгородившего эту планетную систему от всей остальной Вселенной, и говорить незачем. Эта загадка явно ему не по зубам. В душе, конечно, теплилась надежда, что где-то там, за чертой чудовищно искривленного пространства, висит земная исследовательская база и пытается пробиться к нему на помощь. Но если уже до конца быть реалистом, то всерьез полагаться на это ему не следует.
Насколько он сейчас понимал, земляне наткнулись на этот кокон не вчера. И пробиться в него никому еще не удалось. Кроме как собственно ему, Нику. Но это разговор особый, потому что, как он это проделал, непонятно даже ему самому. Остается надеяться, что приборы или наблюдатели с исследовательской базы зафиксировали момент вхождения «Валькирии» в этот участок пространства. Хотя тоже не факт. Если учесть, что он шел в режиме нуль-прыжка, да еще и по произвольно взятым координатам выхода. Ник почувствовал, что краснеет. Более идиотской ситуации представить было невозможно.
«Так, – остановил он себя, – сейчас не время заниматься самобичеванием. Все уже решено и не раз обговорено. Идем на поиски Старого Города. Шептун надеется найти там ответы на свои вопросы, а я на свои. И что-то мне подсказывает, что они пригодятся нам обоим. Вот только еще этот приближающийся Исход. Совершенно, скажем, некстати. Сколько он про него слышал, даже пришлось лично участвовать в Праздновании, к нему приуроченном, а так толком ничего и не понял. Такое ощущение, что все его с нетерпением ждут и одновременно боятся. Ну да ладно, переждем эту напасть под защитой крепостных стен и отправимся прямиком в Лес. И если это не просто красивая легенда и Старый Город действительно существует, я его обязательно найду. Хотя бы только потому, что у меня другого пути нет. Провести остаток жизни в деревне охотников в ожидании чудесного вызволения, это не по мне. Я, скорее, с ума сойду от бесплодного ожидания».
Резкий порыв ветра вернул его к реальности. На пыльную дорогу упали первые капли дождя. Вокруг стояла неестественная тишина. Нет, гул от раскатов грома не стихал ни на секунду со вчерашнего вечера, когда они с Шептуном увидели далеко у горизонта всполохи первых молний. Сейчас же он обратил внимание на то, что не слышит привычного лая собак, мычания коров, блеяния коз. Замолчали даже вечно стрекочущие насекомые. Тут Нику пришло в голову, что на этой планете он ни разу не встречал птиц. Домашних, похожих на земных индеек и петухов, в деревнях, мимо которых они следовали, было предостаточно. Как, впрочем, и в Великом Городе. А вот диких, парящих высоко в небе нет. Точно, ни разу не видел. Ни здесь, ни за Быстрой Водой. Тут Ник остановился как вкопанный. «Двоечка вам, курсант, за невнимательность!» – в памяти всплыла любимая фраза Петра Овсянникова, начальника курьерской службы, куда Ник был приписан чуть больше года назад для прохождения стажировки. Только сейчас он осознал, что за естественным водоразделом, называемым местными жителями Быстрой Водой, находится совершенно иной мир, разительно отличающийся от этого. Там господствует другая флора и фауна. Другая трава, непохожие кустарники и деревья, совершенно разные виды животных, будто разделенные от местных миллионами лет эволюции.
Прокручивая сейчас в голове события, которые происходили в тот день, когда они паромом переправлялись через реку, Ник вспомнил, что тогда он был удивлен разницей в техническом оснащении жителей Прилесья и горожан. Да, точно. Он так и подумал, что перенесся из неолита прямиком в средневековье. А вот резкое различие между животными и растениями как-то от него ускользнуло. Вероятно, от обилия новых впечатлений. Но все-таки надо на эту тему при случае с Шептуном поговорить. К Ситу обращаться с этой просьбой совсем не хотелось. «Заведет опять свою любимую песнь о моем степном происхождении, до вечера не остановишь».
– Сит, стой! – раздался из повозки скрипучий голос Шептуна, – да останови ты, наконец, эту безмозглую скотину!
Старик, с деланым трудом, как почему-то всегда казалось Нику, покряхтывая, слез с повозки и, задрав голову, уставился вверх. Темные грозовые облака приближались, заволакивая небо от самого горизонта. Уже можно было различить струи дождя, низвергающиеся по всему фронту на землю. Молнии били беспрестанно, а раскаты грома слились в непрерывный монотонный гул.
Старик что-то произнес, но его слова утонули в грохоте от ударившей, уже неподалеку молнии.
– Что ты сказал, Шептун? – Нику пришлось повысить голос, чтобы перекричать громовые раскаты.
– Да говорю, что до переправы нам не успеть! Очень уж быстро нагоняет! – Старик махнул рукой в сторону горизонта. – Нам надо срочно найти укрытие. Если меня память не подводит, чуть дальше, вон за той рощицей, стояла хижина пастухов. Надеюсь, что она и сейчас там, поди не развалилась. – Шептун еще раз подозрительно глянул на нагоняющие их свинцовые тучи, потом, кряхтя, влез в повозку и бодро скомандовал: – Давай, Сит, что встал, как неживой? Гони кобылу! Скоро, сдается мне, нам не идти, а впору плыть придется!
Сит в ответ что-то, по своему обыкновению, проворчал, но все же принялся что есть мочи подстегивать неспешное животное.


***********************

Они сидели вокруг старенькой, выщербленной во многих местах печки. Она была сложена из обработанного камня и когда-то давно исправно служила своим хозяевам. Сейчас из множества прорех в дымоходе сочился дым, скапливаясь сизой дымкой под потолком. Глаза уже начинали слезиться. Ник несколько раз с силой зажмурился. Но в их положении привередничать не приходилось. Стена дождя докатилась до путников, когда те были уже в ста шагах от избушки, сиротливо стоящей у самого края рощи. Одежда мигом промокла, но им пришлось еще несколько раз возвращаться под ливень, перетаскивая свою поклажу из повозки в дом. Сит не поленился разнуздать усталую кобылу и мокрый с головы до пят последним вбежал в дом.
Ник, голый по пояс, сидел, прислонившись спиной на шершавую глиняную стену, и отрешенно смотрел, как по горячему дымоходу, шипя, бегут тонкие ручейки воды и, стекая на пол, образуют пока небольшую лужицу. На улице поливало как из ведра. В прямом, а не в переносном смысле.
Ему вспомнилась недельная поездка с классом в устье реки Амазонки в самый разгар сезона дождей. Правда, тогда от непогоды их защищал прозрачный и полностью герметичный купол туристической базы. Как же она называлась? Кажется, «Следопыт». Да, точно – «Descobridor» (1) . Купол можно было по своему желанию делать абсолютно прозрачным или, наоборот, полностью затемнять.
Ник непроизвольно улыбнулся, припомнив, как они все стояли, прижавшись лицами к стеклу из полипласта, и с любопытством наблюдали низвергающуюся с неба водную завесу. Ливень был настолько плотным, что невозможно было различить что-нибудь уже за несколько шагов. Вдруг из-за пелены дождя выскочило несколько диких животных и со всего маха налетело на прозрачную стену. Девчонки завизжали и все от неожиданности шарахнулись в разные стороны. Ник споткнулся и, не удержавшись на ногах, оказался сидящим на пыльной земле.
Примечание:
(1) Descobridor – следопыт (португальский яз.).
Одноклассники над ним потом подтрунивали до самого возвращения домой. Дольше всех не унималась, конечно, всем известная язва Светка Синицына. Можно подумать, что только он один тогда испугался.
Бедные животные, а это были капибары – большие безобидные зверьки, внешне напоминающие морских свинок, только значительно крупнее, примерно в метр высотой в холке, – с обиженным видом ушли обратно в дождь.
От греха подальше, чтобы еще какой-нибудь зверь не пострадал, купол тотчас же затемнили, сделав его видимым для диких обитателей джунглей.
– Сит, не надо, больше не подкидывай дров, а то задохнемся, не ровён час. – Шептун длинной палкой пошуровал в печке. – Пусть еще немного прогорит, потом добавим.
– Шептун, а что это так небо прохудилось-то? Будто это сама Быстрая Вода нам на голову льет? – Мальчик опасливо покосился на быстро набухающие темные подтеки по углам хижины. – Долго теперь так будет?
– Потерпи, скоро должно закончиться. Так всегда перед Исходом. Ты просто мал был еще, вот и не помнишь. Тогда тоже поливало будь здоров. Но, по правде говоря, в этот раз Небесный Предвестник разошелся не на шутку. – Старик заметно нервничал. Невооруженным глазом было видно, что он не на шутку встревожен. – Как это все некстати! Я был уверен, что у нас в запасе как минимум декада, ну или хотя бы пять-семь дней. А тут на тебе. И Фрайс теперь уже не успеет нам все обговоренное доставить. – Шептун замолчал и уже совсем поникшим голосом добавил: – И жители Прилесья укрыться в Башнях тоже не успевают, – он вздохнул, – многие не успевают. Особенно старики да дети. Очень надеюсь, что Староста это вовремя поймет и в схронах всех оставит. Так, может, кто и спасется. А если Исход в дороге застанет, то всё, пиши пропало.
– Так что же мы сидим, Шептун? – Ник встрепенулся. – Надо сейчас же собираться и идти к ним на выручку!
– На выручку! – передразнил его старик. – А как ты собираешься через Быструю Воду переправиться? Она же не зря быстрой-то зовется! Сейчас она разлилась будь здоров! Любой паром смоет вмиг, словно щепку малую. Закрыта переправа-то. Всё! Теперь пока Предвестник весь не извергнется и вода не сойдет, мы тут, хотим не хотим, сидеть будем.
За стеной особенно сильно загрохотало. Молнии били в землю уже в непосредственной близости от их ветхого укрытия. Сквозь щели в ставнях то и дело пробивались яркие вспышки разрядов. Ник представил как бы со стороны их одиноко стоящий домик и поежился. Интересно, местным жителям известно такое приспособление, как громоотвод? Да, конечно. Ник саркастически усмехнулся. И электростанции у них тут на каждом шагу. Он на всякий случай подобрал ноги подальше от натекшей вокруг печки лужи.
– Сит, отсядь-ка подальше от мокроты, – словно прочел его мысли Шептун, – в доме-то, конечно, есть заземлитель, только вот в исправности ли он, это большой вопрос.
– Заземлитель? – Ник был явно озадачен.
– Ну да, заземлитель, – старик задумался, – как бы тебе это объяснить попроще, – когда в небе облака сталкиваются друг с другом, то высекаются как бы искры, это и есть небесные стрелы. Если такая стрела попадет в человека, то легко может убить. Для этого и делают в домах заземлители, – Шептун спрятал улыбку в своей бороде, – ты-то, надеюсь, не думаешь, что это Ушедшие Боги их на землю бросают?
– Ха-ха-ха, – расхохотался Сит, – конечно, Шептун, он так и считает! Я же тебе говорил, что он по утрам Ушедшим молится. А я ему говорю, ну что ты, Ник, им все молишься, они же Ушедшие. А если они Ушедшие, так значит, их здесь и нет. Так что тогда толку-то им молиться? Правильно я говорю, Шептун?
– Подбрось-ка ты лучше, Сит, в огонь еще дровишек и найди, в чем можно водицу согреть. Я вам сейчас травяной сбор заварю. Силу поддержит, а она нам скоро ой как понадобится.
Спустя некоторое время друзья пили горячий пряный отвар, по очереди делая маленькие глотки из раздобытой Ситом глиняной плошки, которую передавали друг другу. Ник с блаженством чувствовал, как по телу разливается тепло и с ним уходит неприятная холодная ломота. Шептун сделал очередной глоток и начал говорить:
– Нам надо решать, что делать дальше. Оставаться здесь опасно. Наверняка нас уже ищут. Предвестник, конечно, их задержит, но это только дело времени. – Старик будто размышлял вслух. – Идти к переправе и попытаться проскочить, воспользовавшись суматохой, царящей там перед Исходом? Что дальше? Постараться пересидеть его в Башне и затем, как и планировали, идти в Лес? – Шептун вздохнул. – Как это все не вовремя! Тщательно разработанный план начал разваливаться уже в самом начале.
– А как долго может продлиться этот Предвестник? – Ник решил воспользоваться этой вынужденной задержкой, чтобы как следует расспросить старика. У него уже накопилось к нему довольно много вопросов. Только ход событий был настолько стремительным с того самого дня, как он совершил вынужденную посадку на эту планету, что, пожалуй, это впервые, когда они могли спокойно обо всем поговорить.
– Примерно за декаду до начала Исхода над Белыми скалами появляется Небесный Предвестник. – Старик, по своему обыкновению, прикрыл глаза. – Небо становится черным от туч, в землю впиваются тысячи огненных стрел, и начинается ливень. Быстрая Вода зарождается высоко в горах и оттуда, подпитанная небесной водой, начинает свой стремительный бег, который заканчивается в пустынных землях степняков. А может быть, и дальше. Пока большой дождь не закончится, переправиться через нее невозможно. А Небесный Предвестник, поливая все на своем пути, устремляется в сторону Леса. Всем растениям нужна вода, а для Леса это особая благодать. Он становится в сто крат сильнее и начинается его Исход.
Шептун открыл глаза и посмотрел на Ника:
– Сейчас все не так. Предвестник пришел раньше срока. Лес проявляет повышенную активность уже давно. К нашим поселениям задолго до Исхода стали выходить такие лесные твари, каких раньше можно было повстречать, лишь забравшись очень глубоко в Лес. Да и недавний случай с охотниками Рона еще одно тому подтверждение.
– Это когда я в первый раз с ними встретился? – догадался Ник.
– Это я тебя нашел! – тут же встрял Сит. – Если бы не я, то ты так бы и пропал на тех болотах, – с гордостью закончил мальчик.
– Да, Сит, ты молодец, спасибо тебе. – Ник уже знал, что порой лучше с ним не спорить.
– Поэтому я не могу ответить на твой вопрос, сколько нам тут проторчать придется. Может, день, а может и три. Подождем, пока Небесный Предвестник повернет в сторону Леса, и тогда не мешкая отправимся следом. Еда у нас есть, воды хватает, –старик несколько раз хохотнул и закончил: – так что просто запасемся терпением.
Тут над их головами будто раскололось небо, что-то сверкнуло, и раздался страшный удар. Вся хижина вздрогнула. Стены заходили ходуном. С потолка кусками посыпалась старая побелка вперемешку с мусором и паклей. Сит от неожиданности выпустил из рук глиняную плошку.
– Ушедшие Боги! – Шептун с резвостью, неожиданной для его почтенного возраста, вскочил на ноги.
Ник втянул воздух носом. Сильно пахло озоном. Похоже, одна из молний угодила прямиком в крышу. Он на всякий случай тоже встал и прошелся по всему периметру комнаты, высматривая, нет ли где очагов возгорания. Гарью попахивало, но это, скорее всего, от их прохудившейся печки. Ник присел на корточки, чтобы помочь Ситу собрать разлетевшиеся осколки глиняной чаши. Потом посмотрел на старика и спросил:
– Шептун, вот вы все то и дело упоминаете Ушедших Богов. А кто они такие, эти ушедшие?
– Ну ты, Ник, вообще! – несмотря на только что пережитый испуг, тут же встрял Сит. – Это у тебя надо спросить, ты же им молишься-то каждый день!
– Сит, ну с чего ты это взял? – Ник старался не заводиться. Что возьмешь с мальчишки? Если ему что-либо втемяшится в голову, ни за что потом не переубедить. Уже хорошо, что про гипотетическое родство с местными степняками не упоминает. Может, уже забыл или ему Шептун рассказал про мою недавнюю с ними схватку на Арене?
Прежде чем ответить, старик прошелся в дальний угол дома, где особенно сильно протекала крыша, потыкал зачем-то в потолок палкой, потом, тихо ворча что-то себе под нос, вернулся к печке и, выбрав место посуше, уселся напротив Ника.
– Не знаю, что тебе на это и сказать, Ник. Если б не знал тебя лучше, то подумал бы, что ты решил поиздеваться над стариком. – Он внимательно посмотрел на Ника, будто решая, продолжать или нет. – Тут дело такое, – все-таки произнес он, – кто-то считает, что в незапамятные времена к людям пришли Боги. Долгое время жили среди них. Вроде помогали даже. А потом ушли. Почему ушли и куда, никто не знает. Ну, то есть на этот счет мнений много. Но это кому что больше нравится.
– Это было еще во времена Старого Города?
– Да нет, конечно, много раньше! – удивленно воскликнул Шептун, потом подумал немного и добавил: – А вообще-то хороший вопрос задал ты, Ник. Я как-то об этом никогда не задумывался. Да и небылицы это все, как пить дать небылицы. Когда я в молодые годы учился в магистратуре, то нам там читали курс по различным преданиям старины. В основном, конечно, про Лес. Сейчас-то понятно, что от коровьей лепешки и того пользы больше, чем от тех уроков. Что уж тогда говорить про Ушедших?
– Что, вообще ничего? – Ник был искренне разочарован.
– Ну, как ты знаешь, мы с Фрайсом много тех архивов перекопали, – было видно, что старик пытается хоть как-то его подбодрить, – все, что прямо не касалось Леса, мы отбрасывали за ненадобностью. Но кое-что меня заинтересовало. Как же тот манускрипт назывался? – Шептун в задумчивости потеребил свою бороду. – Названия не припомню. Но его написал писарь при дворе Арчи Мудрого. В нем он ссылался на еще более древний манускрипт. А, точно! – Шептун хлопнул себя по лбу. – Он ссылался на работу Кло Одноглазого, одного из первых летописцев времен строительства Великого Города. Мы с Фрайсом, и не без основания, считали, что он достовернее других описывал события той смутной эпохи. Так вот, тот писарь сообщал, ссылаясь на Кло Одноглазого, что когда-то существовали так называемые Дальние Земли, с которых и пришли сюда наши предки. Там много чего еще сомнительного описывалось, особенно мне запомнилось описание храма, построенного в честь Ушедших Богов. Говорилось, что по высоте он ничуть не уступал Белым скалам, а в грозу притягивал к себе огненные стрелы. Глупость, конечно, но многие ведь и до сих пор верят, что это именно Ушедшие бросают их нам на головы.
Ник весь подобрался, словно гончая, почуявшая добычу. Он вроде только что сидел и спокойно слушал старика, расслаблено облокотившись спиной о холодную стену, как в следующий момент уже стоял нависнув над ним.
– Храм? Высотой с Белые скалы? – выдохнул он, пронзительно вглядываясь в глаза Шептуну. – Где? Где он находится? – Ник не заметил, что с силой ухватил старика за руку.
– Тихо ты! – Старик попытался высвободиться. – Отпусти ты меня, наконец! Ты так мне руку сломаешь, стинх толстокожий!
– Прости, Шептун! – Ник, сконфузившись разжал пальцы и отступил на шаг. – Это я так, от неожиданности.
– От неожиданности! Ну что у тебя за манера, Ник, так людей пугать! – проворчал старик, растирая сразу онемевшую руку. – Точно все решат, что ты из Леса вышел, или еще того хуже - Шептун недобро зыркнул на открывшего было рот Сита, явно собирающегося вставить свое очередное умозаключение в их разговор.
– А в той книге не было, случайно, картинок этого храма? – Ник, казалось, не расслышал замечания Шептуна. – У вас же принято все манускрипты зарисовками дополнять.
– Была, – с легкостью согласился Шептун, – и не одна. Только кому это могло в голову прийти такой высоты здание возводить? Даже если бы и была такая возможность. Ясно дело, это одна из множества небылиц, которых, уж поверь мне, твой покорный слуга перечитал с великое множество.
– Нарисуй, Шептун, – взмолился Ник, – как он выглядел? Сможешь изобразить?
– Ну почему же не изобразить, – поддавшись его напору, Шептун пошарил по земляному полу рукой и выбрал короткую щепку. Расчистив от мелкого мусора место, он быстрыми и выверенными штрихами изобразил по памяти рисунок.
Так и есть, раз увидев это удивительное строение, его уже ни с чем другим спутать было попросту невозможно. Точнее ее. Исполинскую пирамиду высотой более двух километров, выложенную из неизвестного материала ярко-янтарного цвета. Ее изображение Ник впервые увидел на мониторах «Валькирии» . Зонды-разведчики вели аэросъемку, облетая неизвестную планету по разным орбитам. Всего удалось зафиксировать четыре таких сооружения. Это именно от них исходил тот непонятный, даже лучше сказать, загадочный квантовый резонанс.
– Ник, ты что это? – как бы издалека до него дошел встревоженный голос Шептуна. – Что с тобой?
Ник потряс головой, возвращая себя в реальность. Вот она, первая зацепка! Значит, неведомые Дальние Земли? Ник в мельчайших подробностях вспомнил древнюю карту, которую с благоговением показали ему Шептун с Фрайсом. Точно, все сходится. Его угораздило приземлиться на большой остров, или даже, скорее, на континент, со всех сторон омываемый океаном. А где-то там, за ним, и простираются Дальние Земли.
Ник не заметил, как вскочил на ноги и, пританцовывая от охватившего его радостного возбуждения, принялся ходить из одного угла комнаты в другой. Ну что ж, дело за малым – осталось только найти неведомый Старый, или, как его еще называют в преданиях, Затерянный Город. Добыть там подробную информацию о Дальних Землях и, не мешкая, отправиться туда.
Как именно он переплывет океан, Ник в эту минуту не думал. Быстрей бы уже закончился этот их Небесный Предвестник! И что тут за такая любовь к столь вычурным названиям?

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение citizen » 24 фев 2016, 22:13

Глава 2

Судья был вне себя от гнева. Добравшись наконец до своих покоев, он жестом выставил за дверь семенящего за ним всю дорогу помощника. Рывком сорвав душившую его мантию, он плюхнулся в просторное кресло. Застежка, представлявшая собой драгоценный камень внушительной величины, подпрыгивая, покатилась по полу. Судья проводил ее невидящим взглядом и со всей силы шарахнул кулаком по столу. Резкая боль пронзила его до локтя, вернув ему способность соображать. «Надо успокоиться, – он потер гудящую руку, – главное, успокоиться!»
Судья потянулся и, не вставая, открыл стоявший рядом со столом небольшой, инкрустированный самоцветами с Белых скал, шкафчик. Там стояла початая бутылка Лаврейского. Конечно же, из подземных погребов Арчи Мудрого. «Нет, сейчас мне требуется что-нибудь покрепче, – пробормотал он, возвращая бутылку на место. – От этого благородного пойла никакого толку, если не считать изжоги!» В глубине ящика Судья нашарил пузатую глиняную бутыль с узким горлышком.
С трудом выдернув пробку зубами, он с жадностью сделал три добрых глотка. Жидкость обожгла горло и ухнула в пищевод. Из глаз выступили слезы. «Ух, ну и гадость! – натужно закашлявшись, просипел он, – из чего же ее гонят эти вонючие степняки?» С минуту он неподвижно сидел, прикрыв глаза и прислушиваясь к своим ощущениям. В голове понемногу начало проясняться. Судья не удержался и снова припал к бутылке. На этот раз жидкость пошла мягче.

«Еще пару глоточков и до утра можно ни о чем не тревожиться», – ласково прошептал внутренний голос.
«Так, – осадил он себя, – главное, не увлекайся! Ты мне нужен в трезвом уме и ясной памяти». Он все же какое-то время с сомнением подержал бутылку в руке, словно взвешивая ее содержимое. Потом решительно вернул ее в ящик и захлопнул дверцу шкафчика. Поколебавшись немного, он для верности провернул два раз ключ в замке и, размахнувшись, запустил его в дальний угол кабинета. Ключ, описав дугу, угодил прямиком в потухший камин, подняв небольшое облачко пепла.
Судья считал себя неплохим стратегом и интриганом. Да и не без основания. За тридцать лет службы он сумел пройти все ступени карьерной лестницы и стать одним из пяти Хранителей. По сути, он был вторым по могуществу и влиянию человеком Великого Города. Вторым после Верховного. Правда, в его честолюбивые планы давно уже входило исправить это положение вещей. И вот сейчас его план, скрупулезно выстраиваемый не один год, получил пробоину. Ну, положа руку на сердце, не пробоину, а так, дал маленькую течь. Ничего необратимого не произошло. Но течь надо поскорее заделать. Иначе, а Судья это прекрасно знал, даже самая маленькая дырочка в днище большого корабля может со временем привести к его полному затоплению.
А как все хорошо складывалось. Очень удачно получилось натравить друг на друга южан и северных жителей Прилесья. А когда ему донесли, что охотники сами пожаловали в Город, то подстроить им пьяную драку с убийством было делом техники. Вот уж на чем, а на таких провокациях его люди, как говорится, собаку съели. Хотя нет, тут-то как раз и произошел первый прокол, приведший в дальнейшем к весьма нежелательным последствиям.
«Хват за это передо мной ответит! Сказано же было – брать всех пятерых. Как можно было проглядеть старика вместе с дикарем? Ведь их вели с того самого момента, как те вошли в Город через Восточные ворота. Понятно, что у Хвата сейчас дел невпроворот. Понятно, что на нем лежала основная задача вычистить Город к преддверью Празднования Исхода от всякого сброда. Карманники и жулики всех мастей со всех земель потянулись сюда в надежде поживиться на законопослушных горожанах и доверчивых приезжих зеваках. Но я же его учил – уделяй особое внимание подготовке своих людей! Самому все вопросы не решить! И вот результат. В самый разгар Поединка появляется этот дикарь из Прилесья и вместе с троицей израненных альваров раскидывает два десятка степняков. А ведь это были не простые воины. Лучшие из лучших! Теперь с Владыкой Высочайшего Гурта придется объясняться. – Он еще больше скривился при одном воспоминании о Тын-Карантыне. – Эти степняки злопамятный народ, наверняка припомнят мне мое обещание. Ну да ладно, в конце концов, я свою часть сделки выполнил. Обеспечил им почти пятикратный перевес сил. А то что его хваленые воины умудрились проиграть Поединок и упустить Высочайшую Просьбу, тут уже только к Ушедшим взывать.
А все-таки дикарь молодец, ничего не скажешь. Жаль, что тогда в корчме Хват его упустил. Можно было попытаться на свою сторону переманить. Такие бойцы на дороге не валяются. М-да, – Судья в задумчивости почесал свою лысину, – ну сейчас уже поздно. Это даже хорошо, что они из Города убрались». Устранить Победителя Ритуала при всем честном народе не такое простое дело даже для него. Судья тяжело вылез из своего кресла, прошелся к камину и с сомнением уставился на толстый слой пепла.
– Что-то все-таки не так просто с этим дикарем! – Врожденная интуиция, не раз выручавшая его в бесконечных дворцовых интригах, прям-таки скребла по сердцу. Что там Хват ему сказал? Судья в задумчивости зашевелил губами. – Не действует на него Дар, понимаешь! Ни на разум, ни на тело. Как так, не действует? На всех действует, что на тварей действует, что на людей. Причем в равной степени. А на него, значит, нет? – он тяжело со свистом в груди вздохнул. – Может, что напутали? – Судья какое-то время посмаковал эту мысль, потом с сожалением отбросил. – Да нет, это вряд ли. Уж кто-кто, а он-то прекрасно знал способности своих людей. Один только Кар Вислоухий чего стоил! – По лицу Судьи скользнуло подобие улыбки. – Как он Алхимика на чистую воду вывел, а? А ведь никто даже и подумать не мог. Вот ведь шельма! Столько лет прикидывался дурачком безвольным! Мол, окромя науки его ничего и не интересует. А на поверку самым что ни на есть Даром Наложенным оказался. – Судья при этой мысли скривился, будто ошпаренный ядоплюем. – Отверженец проклятый!
Очень хотелось выпить. Вот так просто приложиться к горлышку губами и забыть про все, хотя бы на эту ночь. Судья с раздражением помял грудь со стороны сердца. Он терпеть не мог отверженцев. Боялся и ненавидел. С самого детства. В памяти тотчас же всплыл пронзительный взгляд мачехи. Ее разные, пугающие глаза. Один цвета тусклого золота, второй зеленый, как Доминия в безоблачную ночь. В них вспыхивали и мерцали пугающие огоньки, полностью подавляя волю и лишая даже желания сопротивляться. Судья повел плечами, неосознанно пытаясь сбросить с себя, казалось бы, давно забытое наваждение. Как он устал! Этот постоянно присутствующий страх. Страх, что это не ты сам принимаешь решение. А кто-то другой, понемногу, капля по капле вкладывает тебе в голову свои, враждебные тебе, мысли, вынуждая принимать неверные решения. Он устал бояться. Устал постоянно быть начеку, по сто раз на дню перепроверяя самого себя. Не доверяя самому себе. Проклятый Дар! Проклятые отверженцы, точно сорняк, пробивающийся на только что так любовно выхоженной тобой грядке. Судья дрожащими руками принялся расстегивать одну за другой тугие застежки туники. Грудь давило. Легким не хватало воздуха. Он снова помял грудь, пытаясь унять колотившееся сердце.
– Ну ничего, вы скоро у меня получите! Всё и сполна! – он не заметил, что говорит вслух.
В этот момент до него донесся отдаленный раскат грома. Судья вздрогнул и быстро подошел к окну. Небо на горизонте затягивали свинцовые тучи. По спине пробежал легкий холодок. «Начинается, – подумал он. – Надеюсь, нас всех действительно ждет Большой Исход».


***************************

Дождь заметно ослабел. Тяжелые грозовые облака потянулись в сторону Леса. Ник стоял на покосившемся крыльце и всматривался вдаль. Было темно. Изумрудный свет Доминии едва пробивался из-за свинцовых туч. Только далеко впереди беспрестанно рокочущая от громовых раскатов темная стена грозового фронта постоянно озарялась всполохами молний. Дверь скрипнула, и в проеме показался Шептун.
– Что, Ник, не спится?
– Да вот грохотать над ухом перестало, я и проснулся.
– Быстро, однако, Предвестник пронесся. – Шептун неопределенно махнул рукой. – Сейчас, чай, уже Прилесье вовсю поливает. А там и до Леса рукой подать. Отсюда чувствую, как там все твари оживились. – Старик с силой потер виски. – Радуются. Да то и понятно, вода для Леса – жизнь.
– Что думаешь, Шептун, не пора ли и нам выдвигаться? – Ник сделал вид, что не обратил внимания на последние слова старика. В годах ведь уже человек, да и устал видно изрядно. Мало ли что могло тому почудиться. Нику и самому в последнее время черте что снилось. Правда как он ни старался, а вспомнить под утро что именно ему снилось не получалось.
– Выходим завтра, поутру. Надеюсь, за ночь вода в землю уйдет. – Старик с неодобрением огляделся вокруг. – Но все равно придется возвышенностей держаться – дороги все размыло, увязнем.
– Как там, интересно, Рон с Валу? – Ник взглянул на старика.
– По всем раскладам должны были успеть переправиться. – Шептун потеребил свою бороду. – Если, конечно, что в пути не случилось. – Он посмотрел куда-то вдаль. – Да нет, должны были без помех добраться. – Старик опять надолго задумался. – Вот боюсь, что не дождутся они нас в Башне, как пить дать отправятся в деревню. – Ох, нехорошо-то как. Ох, не хорошо… Ладно, утро вечера мудренее, пойду я, завтра рано вставать. – Бубня еще что-то себе в бороду, Шептун скрылся за дверью.


**********************

Трава под ногами пружинила и мокро чавкала при каждом шаге. От земли поднимался туман. Небо все еще было затянуто тучами, но в разрывах облаков уже пробивались лучи Орфиуса. Стало заметно теплее. Ник шел сзади и время от времени подталкивал повозку, помогая измученной лошади преодолевать бездорожье. Несмотря на плохую видимость, Шептун уверенно вел их маленький отряд.
Ближе к полудню туман начал рассеиваться, а когда они поднялись на возвышенность, то и вовсе пропал. Почва здесь не так сильно пропиталась дождем. Идти стало намного легче.
– Сит! – В очередной раз скомандовал Шептун, высунув голову из кибитки. – Держись-ка того холма! Там остановимся, а то у животины уже ноги заплетаются, так, поди, и окочуриться может. Да и нам не помешает подкрепиться.
С холма открывался довольно живописный вид. Чуть справа в низине еще стелился плотный туман. Сверху он напоминал сказочную молочную реку, из которой торчали красные черепичные крыши домов местной деревушки. Вокруг стояла пронзительная тишина. Грозовой фронт ушел за горизонт, и только еле заметные всполохи молний напоминали о недавнем буйстве стихии. Первым тучу заметил Сит. Точнее, Ник заметил ее раньше, но не придал этому значения.
– Смотри, Шептун! – Мальчик протягивал руку в сторону, куда ушел Небесный Предвестник. – Вон там!
Теперь уже и Ник присмотрелся к ней повнимательней. Он напряг глаза. Расстояние было все равно велико, чтобы рассмотреть все детали. Но то, что это была не обычная туча, ему сразу стало ясно. Во-первых, она явно плыла против ветра и двигалась при этом с довольно большой для обычного облака скоростью. Во-вторых, постоянно видоизменялась. От нее, словно щупальца, вытягивались длинные отростки, чтобы потом снова втянуться обратно. «Это больше похоже на рой, – подумал Ник, – большой рой летающих насекомых».
– Вон еще одна, – не унимался Сит, – и еще… Что это, Шептун?
Старик напряженно вглядывался вдаль. Так прошло не меньше минуты.
– Не может быть, – одними губами прошептал он. – Это летуны.
– Как летуны? – мальчик вытаращил глаза. – Откуда здесь летуны? Не может здесь быть никаких летунов, Шептун.
– Не может, Сит. – Старик задумчиво смотрел в небо. – Но вот, видишь? Летят.
Ник в недоумении переводил взгляд то на одного, то на другого. Тем временем черных точек на небе стало еще больше. Ближайшая к ним туча разрослась уже до размеров хоккейного поля. Шла она быстро и, как навскидку смог определить Ник, довольно низко, метрах в ста от земли, не больше. Была она грязно-зеленого цвета и пребывала в постоянном движении, то вытягиваясь веретеном, то, наоборот, сжималась в почти правильную сферу. Иногда в сторону земли от нее устремлялись вихреобразные воронки. Туча больше походила на один гигантский организм, чем на разрозненный бездумный рой насекомых.
Вокруг стояла абсолютная тишина, будто вся жизнь на планете замерла. Только от тучи исходил тихий гул; казалось, что там работают тысячи маленьких пропеллеров. Примерно в километре от холма, на котором, замерев, стояли охотники, она на некоторое время зависла, словно размышляя, куда направиться дальше. Ник еще раз напряг зрение. Картинка стала четче, и он смог разглядеть некоторые детали. Туча состояла из огромного множества крутящихся вокруг своей оси веретенообразных тел, которые прибывали в постоянном движении, произвольно меняли свою форму и, казалось, двигались хаотически. Повисев так, в условной неподвижности, она вдруг неуловимо видоизменилась и как-то боком поплыла в сторону охотников.
– Что делать-то будем, Шептун? – Ник уловил в голосе Сита нешуточную тревогу. – Летун-то идет прямехонько на нас.
– Так, – в голосе Шептуна зазвенели металлические нотки, – не спеша расходимся в разные стороны. Главное, не делайте резких движений и ни в коем случае не бежать!
Второй раз повторять ему не потребовалось. Сит, чуть пригнувшись, засеменил маленькими шажками вдоль пологого склона. Ник не понимал, что происходит и зачем срочно понадобилось рассредоточиться. Но то ли тон Шептуна на него так подействовал, то ли в памяти всплыли слова инструктора по боевой подготовке: «Настоящий боец сначала выполняет приказ, а уже потом размышляет о его целесообразности». Ник так же, крадущимся шагом, проскользил в противоположную от Сита сторону. Шептун же просто сел на землю скрестив ноги.
Не успел Ник нырнуть в небольшой овражек, как сверху его накрыла огромная тень. Только сейчас он осознал, что худшей тактической позиции от атаки с воздуха трудно было и придумать. Холм, на котором их угораздило сделать привал, был покрыт невысокой травой. Изредка попадались низкорослые кустарники. Спрятаться в них не смог бы даже ребенок. Так что пришлось довольствоваться оврагом в пол человеческого роста.
Гудение усилилось. Ник слегка приподнял голову, чтобы оглядеться. Огромная туча зависла над холмом. Сита не было видно. Старик сидел прямо на земле, скрестив ноги, чуть раскачиваясь из стороны в сторону, и что-то беззвучно шептал. В этот момент из клубящейся тучи стал вытягиваться кружащийся с бешеной скоростью отросток. По мере приближения к земле он становился похожим на раскачивающийся гигантский хобот. Ник почувствовал, как его обдало потоком воздуха. Хобот опять неуловимо изменился, и вместо него образовалась вихревая воронка. Ее конец завис в нескольких метрах от земли и, словно пылесос, начал втягивать в себя все, что попадало в радиус его действия. Вверх полетели ветки, камни, пожухлая трава. Создавалось впечатление, что туча планомерно обшаривает весь холм. Кого именно она ищет, сомнений уже не вызывало. Нику стало жутко. Он с сожалением вспомнил об оставленных в кибитке копьях, хотя и они вряд ли смогли бы сейчас им помочь. Тем временем вихрь не спеша двинулся в сторону Шептуна. У Ника мелькнула мысль броситься что есть мочи в другую сторону, возможно, это смогло бы отвлечь исполина, но в ушах еще стоял голос Шептуна: «Ни в коем случае не бежать!» Он все еще колебался, когда вихрь, не дойдя каких-то пятнадцати шагов до своей добычи, вдруг резко сменил направление и пошел в сторону кибитки. Бедное животное, словно почуяв скорый конец, встало на дыбы и рвануло вниз по склону, увлекая за собой подпрыгивающую на камнях повозку.
Вот теперь Ник понял, почему Шептун предупреждал, что не надо бежать. До этого неспешно гудящий хобот резко вильнул и за одно мгновение нагнал бежавшую во весь опор лошадь. Ник увидел, как животное, продолжающее неистово перебирать копытами, оторвало от земли и начало медленно, но неуклонно втягивать в темный зев бешено вращающейся воронки. От страха лошадь дико заржала. Кибитка, прикрепленная к ней, начала вставать на задние колеса. От нереальности всего происходящего у Ника на голове зашевелились волосы. Вдруг, словно по команде, гул уменьшился. Кружение вихря резко замедлилось. Его хватка ослабела, и лошадь, вновь оказавшаяся на земле, закусив удила, понеслась вниз по склону не разбирая дороги. Туча еще какое-то время висела над головами ничего не понимающих охотников. Затем втянула в себя хоботообразное щупальце и медленно поплыла в сторону круто обрывающегося склона холма.
Ник вышел из ступора только после того, как край тучи полностью исчез из виду. Он, так и не решившись выпрямиться во весь рост, низко пригибаясь, подбежал к Шептуну. Лицо старика было землистого оттенка, на лбу выступили крупные капли пота. Ник присел перед ним на корточки, не решаясь спросить о самочувствии.
– Все хорошо, Ник, – словно прочтя его мысли, прохрипел он. – Уже все хорошо.
Сзади появилась всклокоченная голова Сита.
– Ну, Шептун, ну ты молодец! – несмотря на пережитый страх, мальчик глядел на старика с восхищением. – Такого здоровенного летуна отвел! Вот это да! Я уж думал, нам того, а ты раз – и отвел. Всем теперь рассказывать буду, какой у нас шептун есть!
Ник с сочувствием взглянул на мальчишку. Видно, сильно страху натерпелся, что ерунду такую несет. Да что там говорить, у него и у самого-то руки до сих пор дрожали.
– Да нет, Сит это я во всем виноват. Позор на мою бороду. – Шептун тяжело прокашлялся. – И как же это я ухитрился летунов-то проглядеть? Когда почувствовал, уже всё, поздно было. Видать, совсем в Городе раскис.
– Не говори так, Шептун! – с жаром стал успокаивать его Сит. – Да кто ж мог бы и представить, что летуны-то сюда доберутся? Их и в Прилесье-то не встретишь, а уж чтоб за Быструю Воду…
– Исход идет. – Чуть помолчав, старик произнес: – Большой Исход. Теперь надо быть ко всему готовыми. Дай руку, Ник, надо проследить, куда эта тварь направилась.
Ник помог Шептуну подняться, и они втроем не спеша последовали в сторону обрыва. Когда до него осталось несколько шагов, охотники, не сговариваясь, легли на землю и последние метры преодолели ползком.
– Ушедшие Боги! – помимо воли вырвалось у Ника.
Туча и не думала далеко улетать. Она неподвижно зависла над утопающей в тумане деревней. На этот раз из нее исходили по меньшей мере три или четыре кружащие воронки. Они замысловато переплетались между собой, поэтому сразу разобрать, сколько их там на самом деле, было затруднительно.
Туман скрывал то, что происходило внизу. До охотников долетали приглушенные вопли жителей и истошное мычание коров. Ник непроизвольно зажмурился и поэтому пропустил то, что произошло дальше. Гул, идущий от тучи, внезапно прекратился, и она всей своей массой рухнула вниз. Охотники непроизвольно подались вперед и чуть ли не по пояс свесились с обрыва.
– Всё, – мертвым голосом прошептал старик, – осела.
Ник как-то сразу понял, что это действительно все. Не стало больше ни деревни, ни ее жителей, ничего. Даже крыш домов не было видно. Была только грязно-зеленая колышущаяся масса. Туча на глазах превращалась в киселеобразный студень. По нему то и дело пробегала редкая рябь, а в глубине что-то отвратительно булькало. Ник поспешно отбежал в сторону и его несколько раз вырвало.
Потом они с Ситом долго ловили, а потом успокаивали обезумевшую лошадь. Какое-то время ушло на поиски разлетевшейся поклажи. Одно из колес кибитки при движении ходило ходуном, но чинить не стали. Всем хотелось как можно быстрее убраться подальше от этого гиблого места.
Ехали в полной тишине. Даже всегда разговорчивый Сит молчал. Лошадь он больше не подстегивал, наверно жалел. Правда, этого и не требовалось. На всем протяжении пути она ни разу не сбавила шаг. Ник первый не выдержал. Он рассудил, что так как ему предстоит скоро отправиться в Лес, то замалчивать даже такие неприятные вопросы не следует.
– Шептун, а кто это такие, летуны?
– Летуны? – Старик нехотя приоткрыл веки. – Твари лесные, Ник, кто же еще?
Ник замялся, не зная, как подобрать правильное слово. Он только сейчас понял, что в местном языке нет слова, эквивалентного земному слову «хищник».
– И часто такие в Лесу встречаются?
– Редко, Ник. – Старик задумался, будто вспоминая. – Лет двадцать с лишним назад, точно не припомню, пожалуй уже Исхода два минуло, случился сильный пожар. Лес горел тогда. Как раз с южной стороны. Многие южане на наши земли тогда как раз и перебрались. Ну, это другой разговор. Так вот, интересно мне стало. Молодой тогда еще был, да и сил хоть отбавляй. Отправился я посмотреть на это дело. Когда добрался туда, огня уже не было. Так, дым еще местами валил. Ну, я тебе скажу, выгорело немало. Если взять, ну скажем, для примера, так по размеру с два Великих Города будет. Не меньше. А то и вместе с пригородом. И вот тут-то я их в первый раз и увидел. Нет, не в первый, конечно же, но таких больших, да столько много в одном месте встречать не доводилось. Ну, схоронился я и давай смотреть что будет. А они зависнут над пепелищем, повисят-повисят так немного, да осядут, – Шептуна аж передернуло, – ну как сегодня. Сидел я так до вечера, а они всё летят и летят. – Старик замолчал, подумал с минуту и закончил: – видать Лес так свои раны залечивал.
– Раны залечивал? – Нику стало не по себе. Он обернулся. В сторону Города тянулись еле заметные на темнеющем небосводе вереницы грязно-зеленых точек. – А на месте деревни этой, – тут он слегка поперхнулся, – что будет?
– Да один Лес его знает, Ник, – вздохнул Шептун, – может, мандровые заросли, может, болотная топь, а может, и Зеркальное Озеро…

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение citizen » 25 фев 2016, 22:26

Глава 3

К переправе они добрались уже под вечер. Всевидящее Око Доминии буквально нависало над головами. «Похоже, она сейчас в самом перигее, – размышлял Ник. Из данных, полученных от бортового компьютера «Валькирии», он знал, что Доминия по своим планетарным размерам не уступала Териусу. – Интересные у них орбиты, ничего не скажешь. Практически синхронно вращаются вокруг своей звезды. Полное ощущение, что Доминия является спутником Терриуса, как, к примеру, Луна у Земли. Ан, нет. Полноправная планета. Однако, сейчас близко подошла. Из-за столь мощного гравитационного возмущения очень вероятны природные катаклизмы. Хоть взять бы тот же Небесный Предвестник. Что там Шептун рассказывал? Примерно раз в десять лет происходит Исход. Да, явная зависимость и даже цикличность такого рода событий. Мало данных. Ну что же, со временем разберемся».
На пристани царила всеобщая суматоха. Охотники без препятствий прошли через распахнутые ворота пропускного пункта. Их даже никто не окликнул. Хотя Шептун и приготовил заранее необходимые подорожные. Старик, не мешкая, отправился на поиски Арчи, чтобы договориться с ним о переправе. По огромному канатному парому, с которого они всего пару декад назад сошли на берег, туда-сюда сновали люди - На пристани вовсю кипели погрузочные работы.
На паром, по широким перекинутым с причала мостикам, закатывали большие тяжелые бочки. Грузчики, громко переругиваясь между собой, по двое или даже по трое осторожно снимали их со стоящих вдоль пирса подвод, запряженных лошадьми. Разгруженные тяжеловозы сразу же отъезжали, чтобы освободить место следующим.
Позади послышались тяжелые шаги. Мимо охотников, лениво сохраняя подобие строя, прошагал отряд стражников. У каждого за спиной небрежно болтался тяжелый арбалет.
– Похоже, тоже на тот берег собрались, – озвучил общие мысли Сит.
Ник проводил их взглядом и, соглашаясь с мальчиком, кивнул.
– Пошли, – Сит дернул его за руку. – Вон, гляди, Шептун нам уже машет!
Около пирса, где сейчас велась оживленная погрузка, стоял Шептун и о чем-то беседовал с высоким, в длинном, до пят, плаще, мужчиной. Судя по тому, как тот дружески похлопал старика по плечу, Ник догадался, что они хорошо знакомы. «Наверно, это и есть Арчи», – решил он и поспешил за Ситом к причалу.

******************************

Друзья довольно сносно разместились у самой кормы, пристроившись на кое-как сложенных деревянных поддонах. Это было весьма кстати, так как прошедший накануне ливень изрядно залил палубу. Несмотря на многочисленные стоки, зияющие темными дырами вдоль бортов, лужи стояли в ладонь толщиной. Поспать, правда, толком не удалось – всю ночь напролет не стихали погрузочные работы. С диким грохотом на судно закатывали бочки, да так, что паром содрогался всем корпусом. Деревянные перекрытия и перегородки стонали на все лады. Пару раз Нику казалось, что палуба треснет пополам и судно пойдет ко дну.
Когда на рассвете наконец все смолкло и Ник уже начал дремать, с пристани послышались зычные голоса, а спустя некоторое время мостик тяжело заходил под топаньем десятков сапог. Беззлобно переругиваясь и бряцая оружием, на корму ввалился отряд стражников. Сразу стало тесно.
– Кого там еще Лес принес? – недовольно проворчал Шептун, приподнимаясь на локте.
Шлепая растоптанными сапогами по натекшим лужам, к их импровизированному настилу направились сразу несколько воинов.
– А ну-ка, папаша, подвинься! – мордатый стражник, обдав охотников перегаром, принялся бесцеремонно вытаскивать из-под Шептуна деревянный поддон. Ник, опешивший от такой наглости, недоуменно смотрел на происходящее. Сит же, напротив, молниеносно вскочил на ноги и, не говоря ни слова, с размаху шарахнул своим заплечным мешком по сизой роже грубияна.
– Ах ты, тварь болотная! – не ожидавший такого стремительного отпора стражник отступил на два шага, оторопело крутя головой и пытаясь нащупать съехавшие назад ножны. – Да я тебя сейчас…
Он смешно несколько раз крутанулся волчком, прежде чем сумел ухватить меч за рукоятку. От натуги стражник еще больше побагровел, а на лице выступили крупные капли пота. Наблюдающие за этой картиной стоящие поодаль сотоварищи принялись гомерически хохотать. Со всех сторон понеслось:
– Ну Бад! Ну ты и растолстел, право дело!
– Ты, когда нужду справляешь, каждый раз так своего дружка ловишь?
– Как ты еще столько детей настругать-то сумел? Или кто из соседей помог?
Тот, кого назвали Бадом, страшно сопя, уставился на Сита, буравя мальчишку маленькими, налившимися кровью поросячьими глазками. Потом вдруг как-то сразу сник, переведя взгляд на поднявшегося во весь рост Ника.
– А ну, расступись! – Из толпы вышел пожилой, совершенно седой воин. – Что за шум-гам тут понавели?
– Да тут эти, – толстяк, так и не решившись вытащить меч, отступил назад, – лесовики расселись, все сухие места позанимали.
– Уважаемый! – Шептун, кряхтя, слез с настила. – Всё в порядке, уважаемый! Мы-то тут устроились, думали, что никого и не будет больше. Думали, кто же в это время-то на ту сторону переправляться решиться? А так, конечно, если с нами такие почтенные воины поедут, так мы только тому и рады будем. – Шептун успокаивающе сжал локоть Ника и, повернувшись к мальчику, скомандовал: – Давай, Сит, убирай поклажу! Всем места хватит! – Потом добавил, глядя на пожилого воина: – Поплывем, как говорится, в тесноте, да не в обиде.
– В тесноте, говоришь? – Воин обвел взглядом полупустую корму парома. Оглядел ряды широких деревянных скамей, перпендикулярно укрепленных вдоль бортов. – Да тут целый гарнизон Башни уместится. – Затем, повернувшись к столпившимся за его спиной стражникам, зычно скомандовал: – А ну, разойдись! Всем подготовить места для отдыха!
Дважды повторять ему не пришлось. Стражники, кто еще не определился, где будет пережидать плавание, потянулись к своим товарищам, уже обустроившимся на корабельных скамьях.



************************




На палубе стоял сильный гомон. Вояки оживленно переговаривались между собой. То и дело на корме возникали перебранки, правда, уже через минуту сменяющиеся хохотом и гамом.
Ник украдкой осматривался. Стражников было человек пятьдесят, может чуть больше. На регулярное войсковое подразделение эти люди мало походили. Слишком уж разношерстны они были, как и по возрасту, так и по экипировке. Да и небрежное отношение к вверенному оружию слишком бросалось в глаза. Половина отряда сразу поснимало свои перевези с мечами и теперь те валялись прямо под ногами на мокрой палубе, вперемежку с тяжелыми арбалетами.

Паром дал три коротких гудка. С маяка, расположенного на противоположном берегу, с небольшой задержкой ответили тремя вспышками света. Послышался грохот. Это, как догадался Ник, вытягивали на берег перекидные мостики. Натужно заскрипели лебедки, паром сильно качнуло. В этот момент на причале раздался громкий предупреждающий окрик, а за ним последовало несколько витиеватых ругательств. Что-то плюхнулось в воду. Теперь ругаться начали и на пароме. Стражники, привлеченные криками, вскочили на ноги и столпились у правого борта.
– Кого там еще Ушедшие несут? – раздались сразу несколько голосов.
– Да какой-то дурень в воду бросился.
– Опоздал, что ли, к отплытию?
– Да нет, видать дурной травы объелся!
– Да что вы так орете, лучше веревку бедолаге бросьте, утопнет ведь, не ровён час!
Вскоре, совместными усилиями, на палубу втащили мокрого с ног до головы молодого человека. На него со всех сторон тут же посыпались вопросы, общий смысл которых сводился к одному – на кой ляд потребовалось прыгать в воду, когда паром уже отошел от берега? Юноша, то и дело виновато улыбаясь и ежась от холода, поведал, что он приписан к их отряду, но из-за Небесного Предвестника вынужден был отсидеться в одной из ближайших деревушек. И чуть было не опоздал к отплытию. В подтверждение своих слов он достал из-за пазухи такую же мокрую, как и он сам, бумагу.
– Ладно вам, что к мальцу привязались, – пробасил седой ветеран, – пусть к огню сядет. Вон ветер какой, задрогнет в конец.
– Это правильно, – заржал сидевший напротив коренастый мужичок, – а то окочурится, не ровён час, кто тогда тварей бить будет!
– Ты бы помолчал, Рут, – цыкнул на него ветеран, – сам-то страшнее соседской собаки твари не видел. Погодите, их на всех хватит, да еще и останется.
– Это точно, – поддержал его кто-то из стражников постарше. – Вон городские оракулы, как сговорились, все как один Большой Исход предвещают.
– Да вы больше слушайте этих проходимцев, – не унимался Рут, – им лишь бы народ запугивать, да деньги с доверчивых горожан собирать. Сколько себя помню, про этот Большой Исход все талдычат каждый раз, словно сговорились. А он не идет и всё тут! И сейчас, говорю вам, так же и будет.
– А вон деревенские говорили, что какие-то зеленые тучи намедни видели. В сторону Города, мол, пошли.
– Ага. Придумают тоже – зеленые тучи. Видать, в этом году хороший урожай с пьяных деревьев собрали. Вот и несут всякую ерунду. Я вот в прошлый раз тоже наслушался баек стариковских и, дурак, не записался в усиление. А мой сосед записался. Довольный тогда вернулся, говорит, что это все сказки про полчища тварей. Так, говорит, несколько крупных до стен добежали и все. Перебили всех сразу и делов-то. Зато деньжищ ему из казны перепало – год не работал!
– Повезло, видать, твоему дружку, – сказал седовласый, – или в подвалах отсиделся. На дальних башнях пол личного состава тогда полегло. – Он скривился, как от зубной боли, – не понаслышке знаю.
– Да что ты страху-то нагоняешь! – взвился Рут. – Вон посмотри на этих лесовиков. – Тут он ткнул пальцем в сторону охотников. – Живут себе припеваючи там всю жизнь и ничего. Хоть бы что им сделалось. Правда, как Исход, то к нам бегут за помощью – спасите, помогите! Я вообще не понимаю, зачем мы им помогаем? Вот ответь мне, Пак, если ты такой умный.
– Не наше это дело решать, что правильно, а что нет! – с нажимом ответил ветеран. – Хранителям виднее. – Потом, усмехнувшись, добавил: – Или ты с их волей не согласен?
– Ну с чего ты это взял? – быстро пошел на попятную Рут. – Я-то что, мое дело маленькое. Сказали башни охранять, я и рад стараться. – Он хохотнул и обвел хитрым взглядом соседей. – Особливо, когда двойное довольствие ожидается!
– Ну так и помалкивай, – проворчал Пак, – незачем на людей напраслину возводить. Хоть и на лесовиков тех же.
Стражники еще немного погалдели, пока кто-то не предложил выпить за ожидающее всех в скором будущем двойное довольствие. Откуда ни возьмись у большинства в руках появились увесистые бурдюки. Об их содержимом особо гадать не приходилось. Одинокий голос Пака, напоминающий, что они едут не на увеселительную прогулку, потонул в общем радостном гомоне.

Аватара пользователя
pollitra
Он - кто угодно! Только не знаток. Вначале ляпает, потом думает.
Posts in topic: 2
Сообщения: 23151
Зарегистрирован: 27 авг 2013, 22:05
Пол: Муж.
Откуда: Одесса (Украина), Ла-Кондамин (Монако)

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение pollitra » 28 фев 2016, 14:23

Читал еще на СИ, понравилось но на мой взгляд слегка занудно :nez-nayu: возникает желание через страницу перепрыгивать
И забегая вперед, сильно резануло глаза, сторона пятиугольника не может быть равной числу Пи и в слоненках и в попугаях одновременно :a_g_a:
И с другой стороны, длинну любого отрезка можно подогнать под число Пи если использовать единицу измерения равную .314 длинны этого отрезка
Должна быть общая единица измерения, а откуда она там взялась?
Вот если одна фигура отличается от другой на число Пи, это будет работать
Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей ©

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение citizen » 28 фев 2016, 18:47

pollitra писал(а):Читал еще на СИ, понравилось но на мой взгляд слегка занудно :nez-nayu: возникает желание через страницу перепрыгивать
И забегая вперед, сильно резануло глаза, сторона пятиугольника не может быть равной числу Пи и в слоненках и в попугаях одновременно :a_g_a:
И с другой стороны, длинну любого отрезка можно подогнать под число Пи если использовать единицу измерения равную .314 длинны этого отрезка
Должна быть общая единица измерения, а откуда она там взялась?
Вот если одна фигура отличается от другой на число Пи, это будет работать


Спасибо за посказку. Голову сломал как слона сделать равным попугаю :zvez_ochki:

То есть, к примеру, в большой пентагон поместить второй, меньшей площадью в соотношении числа Пи к первому?

Аватара пользователя
pollitra
Он - кто угодно! Только не знаток. Вначале ляпает, потом думает.
Posts in topic: 2
Сообщения: 23151
Зарегистрирован: 27 авг 2013, 22:05
Пол: Муж.
Откуда: Одесса (Украина), Ла-Кондамин (Монако)

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение pollitra » 28 фев 2016, 18:51

Идеально будет :co_ol:
Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей ©

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение citizen » 28 фев 2016, 18:57

pollitra писал(а):Идеально будет :co_ol:

:dr_ink: :co_ol:

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь

Непрочитанное сообщение citizen » 29 фев 2016, 08:03

Глава 4

Едва ступив на берег, охотники поспешили к Башне, возвышающейся на каменистом холме. Они шли быстрым шагом, обгоняя вереницу груженых повозок, тянувшуюся от пристани вверх по пыльной дороге. Стоял невыносимый шум. Скрип и перестук колес, хлесткие удары погонщиков, усердно подгоняющих ленивцев, людской гомон, то и дело перемежающийся бранью, – все сливалось в сплошной многоголосый гул. Свою поклажу охотники оставили на берегу под присмотром стражников. Подорожная, которой снабдил Шептуна начальник пристани, кое-как подействовала на них. Правда, старик пообещал вернуться за вещами затемно.
Сит забежал в оружейную, чтобы забрать копья, сданные ими две декады назад. Как и предсказал Шептун, на месте копий не оказалось. На вопрос мальчика, где же они, кладовщик пробурчал, что, мол, совсем лесовики обнаглели, что никаких таких копий он и в глаза не видел. Потом, недобро окинув Сита с ног до головы взглядом, сказал, что не далее как три дня назад наведались сюда двое таких же дикарей, как и Сит. Тоже копья какие-то спрашивали. А после того как его сменщик им ответил, что, кроме лесовиков, никому больше такой хлам не нужен, они сломали ему руку. И, если мальчишка сейчас же не уберется отсюда подобру-поздорову, то он вызовет стражников, и дальше тот будет иметь дело уже с ними. Сит предпочел больше не настаивать, смекнув, что до него здесь успели побывать Рон и Валу.
Когда охотники поднялись по пыльной дороге к Башне, то сразу увидели большое скопление людей вдоль задней крепостной стены. По их одежде Ник догадался, что все они были жителями Прилесья. Повсюду горели небольшие костры. Поднимающиеся от них десятки дымовых столбов белой пеленой закрывали происходящее на стенах крепости. Несмотря на большое скопление людей, у подножия башни царила относительная тишина.
По наспех сооруженным хижинам или просто навесам было понятно, что это временные стоянки. Людей было много. Здесь был, как говорится, и стар и млад. Как уже знал Ник, у жителей Прилесья было строгое разделение на охотников и собирателей. И те и другие жили обособленно, собираясь вместе только на большие праздники вроде Приношения Даров. Сейчас все смешались. Хотя при пристальном наблюдении все же можно было выделить зоны той или иной деревни.
Шептун, немного поколебавшись, повел их не к ближайшим хижинам, а наоборот, в обход, к разведенным прямо под крепостной стеной кострам. Там скопилось не меньше трех сотен человек. Когда охотники подошли поближе, Ник узнал некоторых людей, сидевших вокруг центрального костра. Это были собиратели из соседней долины. Несколько раз он вместе с Ситом ходил в их деревню менять какие-то снадобья Шептуна на саженцы хлебного дерева и еще за какой-то мелочью. Их тоже узнали. Дети радостно закричали. Мужчины поднялись со своих мест и поприветствовали троих охотников, прижав раскрытые ладони к левой стороне груди. Ник знал, что это означало радушное приветствие. А вот прижатые к груди кулаки, наоборот, выражали недовольство и даже враждебность.
– Приветствую тебя, Иго! – Шептун также прижал ладони к сердцу, обращаясь к высокому пожилому мужчине. – Пусть твои саженцы всегда будут послушны и не перестанут плодоносить.
– И тебе, Шептун, желаю, чтобы Лес всегда внимал твоим словам! – Мужчина приветливо улыбнулся и жестом пригласил пришедших присесть к костру рядом с ним. – Хвала Ушедшим, что в столь трудный час вы будете с нами.
– Конечно, Иго, это наш долг! – От Шептуна не укрылась озабоченность старейшины собирателей и, чуть помедлив, он осторожно добавил: – А что, наши охотники ушли не с вами?
– Шептун, – Иго гордо вскинул голову, – ты меня знаешь не первый десяток. Мы ждали, сколько могли. Я сам ходил к вашему Старосте. Хотел лично предупредить об опасности. Сказал ему, что Лес стал очень беспокойным. В нашей долине были замечены пожиратели. Поначалу их было немного и они в наши посевы не лезли. Но потом не только принялись жрать плоды, но и повадились залезать уже и в наши жилища. Мы их десятками убивали каждую ночь. Саженцы перестали плодоносить и сами стали выкапываться из земли. А ты знаешь – это первый признак надвигающегося. Это я все Старосте и поведал.
– А он-то чего? – скорее для того чтобы поддержать собеседника, спросил Шептун.
– Жаль, что тебя, Шептун, не было, – вздохнул Иго, – тебя бы он послушал. А мне ответил, что всё, мол, в порядке. Что он намедни несколько разведчиков в Лес отправил и ничего особенного они там не заметили. А то, что Лес активничает, то это и понятно – Исход же скоро. Говорит, дай мне пять дней, мы свои жилища подготовим как следует к его приходу и вместе уйдем. Не хочу, говорит, как в прошлый раз целый год потом все восстанавливать. Да и Хранители еще весточку не прислали. Ну, мы думали-думали, а когда с утра встали, да и увидели, что все саженцы за ночь перебрались в сторону от Леса локтей на пятьсот, то собрались не мешкая и в дорогу. Побросали все как есть. Жизнь-то дороже.
– Да уж, – Шептун пригладил бороду, – Староста такой. Пока голодную стаю ложеножек под окном не увидит, не зачешется. Вы как сюда добирались, напрямик или через деревню Нийи-отшельницы?
– Сначала напрямик шли, чтобы время не терять. Да и детей малых, видишь, у нас сколько народилось? – Иго вздохнул. – Хорошие последние годы были – урожайные. Ну, так вот. Шли напрямик, стараясь нигде долго не останавливаться. Один только день в мангровых зарослях отсиделись. Небесного Предвестника переждать пришлось. А тут вдруг, ты, Шептун, не поверишь… Да и мы сразу не поверили глазам-то своим. Летуны! Представляешь, Шептун? Летуны! – Он замолчал, видно, ожидая от Шептуна возражений.
– Мы их тоже видели, – старик кивнул головой, – за Быстрой Водой.
– Даже так? – Иго изумился еще больше. Ник заметил, что к их костру подтягивается все больше и больше людей. Видимо, всем было любопытно узнать последние новости. – Ну, так вот. Мы сначала не поверили. Сам знаешь, что так далеко от Леса летуны никогда не забирались. А тут летят. Низко-низко летят. И быстро так. Я уже подумал, что всё, так и закончим все свой путь. Мы, конечно, разбежались, кто куда, в разные стороны, притаились. А они как летели, так и прошли своей дорогой. Один только гад повисел немного над нами, хоботами своими пошарил, да и поспешил за своими. Мы потом еще нескольких видели. Потому и решили свернуть. Ну и через деревеньку Нийи сюда в обход пошли. – Иго вдруг хлопнул себя по лбу. – Ох, совсем от пережитого голова не думает! Мы же ваших по дороге встретили. Рона и Валу. Как раз при подходе к деревне. Орфиус уже клонился к закату, а тут и они.
– О! – не удержавшись, радостно воскликнул Сит. Потом смутился, что встрял в разговор старших, но все-таки добавил: – А они нам ничего не передавали?
– Ну, сначала расспросили, что к чему. Мы им всё и рассказали, так, мол, и так. Ушли из Долины первыми, а Староста обещал через два-три дня догнать. – Иго громко вздохнул. – Ну, это-то вряд ли. Но если до Небесного Предвестника в путь не тронулись, то как пить дать остались в своей деревне его пережидать. Ну, Рон с Валу тоже так и решили. Попросили меня сообщить тебе, что идут в Долину. Что б ты не серчал, но они там больше, чем в Башне, понадобятся.
Повисло молчание. Было слышно, как трещат ветки в костре, да неподалеку плачет младенец.
– Хорошо, – наконец произнес Шептун, – спасибо тебе, Иго, за рассказ. А охотники, сдается мне, и впрямь там нужнее будут. Если люди из Долины еще не вышли, то лучше бы там и оставались. Надеюсь, Рон сумеет убедить Старосту затаиться в схронах.
– Ох, как все неожиданно, – Иго опять вздохнул. – Шептун, может, все обойдется?
– Может, Иго, и обойдется. – Но уверенности в голосе Шептуна Ник не услышал. – А что комендант сказал вам, когда ворота откроют? Или Исход здесь встречать будем?
Словно в ответ на его слова, с крепостной стены раздался протяжный вой труб. Задние ворота Башни вздрогнули и начали медленно раскрываться. По всему подножью холма, где раскинулись временные жилища беженцев, прошло движение.
– Правильно, – Шептун погладил свою бороду. – Надеюсь, что, как и в прошлый раз, комендантом этой Башни назначили Гора.
Иго, старейшина собирателей, уже раздавал команды своим людям. Началась организованная суета. Все знали, что надо успеть укрыться за стенами Башни до захода Орфиуса. Потом тяжелые, окованные толстыми железными листами ворота будут закрыты и откроются вновь только после окончания Исхода.
– Сит, Ник, – Шептун протянул им подорожную, – берите ленивца и отправляйтесь к пристани. Надо до вечера привезти все наши пожитки. Я пока найду коменданта, договорюсь с ним, чтобы нам выделили место получше. Встречаемся на площади рядом с оружейной.

************************

Ник и Сит стояли в тени оружейной. Они без особых проблем выполнили поручение старика и теперь ожидали его возвращения. На пристани царила суета еще похлеще, чем у стен Башни. С открытого борта парома в спешке скатывали бочки и как попало расставляли на берегу. Небольшая группа стражников криками и бранью подгоняла грузчиков. Было видно, что им очень не терпится самим взойти на паром и поскорее убраться отсюда. Все это очень напомнило поспешную эвакуацию.
Сейчас Ник смотрел, как бесконечной вереницей в задние ворота Башни тянулся поток людей. Ленивцев не пускали, поэтому жители Прилесья несли свой скарб на себе. Старались брать все самое необходимое, но все равно мужчины, сгибаясь под тяжестью поклажи, несли по два-три заплечных мешка. Женщины вели за руки детей. Много было и совсем маленьких. Их женщины несли в специальных мешочках, привязанных крест-накрест кожаными ремнями к груди или спине. У центра площади людской поток разделялся. Женщины с детьми шли в сторону низких пристроек и скрывались там. Мужчины направлялись к оружейной и сдавали все имеющееся у них оружие. За этим внимательно следила целая группа стражников. Это показалось Нику весьма странным, но поразмыслив немного, он пришел к выводу, что многое, с чем ему пришлось сталкиваться на этой планете, было не менее странным, если не сказать диким. В целом, все происходило на удивление спокойно, размеренно и даже монотонно. Еще у стен Башни Ник удивился, как это возможно укрыть такое количество жителей в пусть и довольно большой крепости.
– Сит, – спросил он, глядя на очередную группу, скрывшуюся в низкой пристройке, – люди все идут и идут, где они там все размещаются?
– Ха, Ник, – Сит радостно встрепенулся, как обычно бывало, когда тот у него что-то спрашивал, – ты, что ж, думаешь, Хранители такие же глупые, как и ты? Нет, Ник, совсем наоборот. Там под землей целый город. Ну не такой, конечно, как Великий Город, но тоже большой. Еда там есть, вода, ну и все, что для жизни надо. В прошлый Исход, говорят, три дня там просидели. И ничего, все живы-здоровы.
Тут они заметили спешащего к ним Шептуна.
– Все хорошо, – старик явно был доволен, – комендантом назначили моего доброго знакомого Гора. Он нам позволил расположиться в западной сторожевой башне. Оттуда хорошо просматривается вся округа. А я хочу понять, насколько сильный пойдет Исход. Тогда и действовать будем соответственно. Хотя под землей переждать и побезопаснее будет. Но просидеть впотьмах в неизвестности несколько дней, брр... – старика даже передернуло от этой мысли.

*************************

Нику не спалось. Они разместились в пристройке западной башни рядом с караульной. В маленькое квадратное оконце падал отсвет Доминии. На крепостной стене вполголоса переговаривались стражи. Изредка слышалось бряцанье оружия. На душе было как-то волнительно. Пришло чувство одиночества, хотя рядом в маленькой каменной комнате спали его друзья. Сит что-то бормотал во сне. «Даже ночью не перестает разговаривать», – лениво подумал Ник. Шептун спал тихо, иногда только на него нападал кашель.
Ник попытался вызвать Умку, но Универсальный Многофункциональный Квантовый Андроид который уже день хранил молчание. Только легкое покалывание в области шеи напоминало, что он продолжает функционировать. «Квантовый резонанс. Вся планета пронизана им, – размышлял Ник. – Только ли он блокирует работу процессоров Умки? Что она ему сказала, прежде чем уйти в гибернацию? «Скорее всего, это какой-то побочный эффект искусственно наведенного квантового резонанса. Тоже произошло и с двигателем спасательной капсулы. Мне кажется, что на этой планете не могут действовать устройства и механизмы, работающие на субволновом принципе». Побочный эффект. Тут нужно быть, по крайней мере, инженером квантовиком , чтобы хоть немного в этом разобраться. И, конечно же, иметь соответствующую аппаратуру, – он вздохнул. – Так что пока можешь смело забыть об этом», – подвел итог своим грустным и бесплодным размышлениям Ник.
Тут вдруг Сит вскрикнул, как от боли, и сел на лежанке. Ник хотел было поинтересоваться, что случилось, как мальчик встал и подошел к старику.
– Шептун, Шептун, – потряс он его за плечо, – проснись.
– Что такое, Сит? – закашлялся старик.
– Голова болит, Шептун! – скривился мальчик. – Сил нет терпеть. Я уж и так боль заговаривал, и этак. А всё никак не проходит. В висках ломит, что аж в глазах темнеет.
– У меня так же, Сит, – он ласково погладил его по голове. – Особенно как Быструю Воду перешли. Это Исход приближается. Терпи.
– А может, дашь мне немного настойки болиголова? Он всегда помогал, – жалобно попросил мальчик.
– Нельзя, Сит, – Шептун с сожалением покачал головой. – Нам очень скоро понадобятся все наше умение и ясная голова. Я очень на тебя надеюсь, мальчик. Ты же не подведешь меня?
– Не подведу, Шептун. – Сит всхлипнул еще раз и вернулся на свою лежанку.
Нику перехотелось влезать в разговор. «Всё-таки ни черта я здесь не понимаю, – успел он подумать, прежде чем наконец-то заснуть. – Вроде только начинаю думать, что разобрался что к чему, а вот опять сплошные загадки».


**************************

– Идет! Идет! – чей-то истошный крик выдернул Ника из сна. Тотчас же по всему периметру Башни раздались протяжные звуки труб. Из караульной донеслось лязганье оружия, и в следующий момент по винтовой лестнице, ведущей на крепостную стену, загрохотали тяжелые башмаки стражников.
– Пойдемте! – Шептун уже был на ногах. Больше не говоря ни слова, он быстро вышел на улицу. Сит с Ником так же, молча, последовали за ним. Поднявшись по винтовой лестнице, они оказались на крепостной стене. Стражники, прильнув к высоким, больше человеческого роста, бойницам, с напряжением вглядывались вдаль. На охотников никто не обращал ни малейшего внимания. Ник с любопытством огляделся. По всему периметру крепостной стены были установлены на массивных треногах котлы, под которыми курились небольшие языки пламени. Ник принюхался. Горький смолянистый запах подтвердил его догадку. Бросив взгляд вниз, на центральную площадь, он увидел еще один котел. Только значительно большего размера. Его установили этой ночью недалеко от оружейной. Около огромного котла дежурили трое стражников, периодически подбрасывая поленья в разведенный под ним костер. От булькающей густой жидкости, очень напоминающей древесную смолу, вверх поднимался столб черного дыма.
– Что рот раскрыл? – Сит дернул его за руку. – Не отставай!
Шептун уже скрылся в арке башни, и Ник поспешил следом. Сделав еще несколько подъемов по винтовой лестнице, они оказались на широкой площадке западной башни. Здесь уже им путь преградили внушительного вида стражники. Направленные в их сторону длинные копья с зазубренными наконечниками из каленого металла лучше всяких слов заставили охотников остановиться.
– Пропустить! – раздался зычный голос человека, явно привыкшего отдавать приказы.
Ник присмотрелся к говорившему. Тот был одет в такие же кожаные доспехи, что и другие стоявшие рядом с ним воины. Только, пожалуй, ярко-желтый плащ отличал его от других. «Нет, не только», – Ник заметил грубый шрам, пересекающий левую половину лица, от уха до подбородка. Удивительно, что после такого удара уцелел глаз, почему-то подумалось ему. Весь облик человека выдавал в нем командира, не привыкшего прятаться за спины своих солдат.
– Ты вовремя, Рич, – человек махнул рукой, призывая их подойти.
Стражники расступились, освобождая проход.
– Достопочтенный Гор! – приблизившись, Шептун прижал правую руку к груди и церемониально поклонился. – Как только я услышал сигнал тревоги, то сразу же поспешил к вам. Позвольте мне представить…
– Сейчас не до церемоний, – перебил его Гор. – Люди пришли с тобой, этого мне достаточно. На-ка лучше взгляни на это. – Он протянул Шептуну предмет, очень напомнивший Нику подзорную трубу.
Так и есть. Шептун без лишних слов подошел к ближайшей бойнице и принялся изучать горизонт, время от времени подкручивая колесико, наводя резкость.
– Началось, – Шептун вернул Гору подзорную трубу. – Идет первая волна. Это пожиратели. – Старик на секунду запнулся, потом продолжил: – Очень много пожирателей.
– Много, – словно соглашаясь, повторил за ним Гор. – Пожиратели нам за этими стенами не страшны. Меня беспокоит другое… – комендант задумчиво посмотрел на Шептуна. – Ты тоже об этом думаешь?
– Да, Гор. Я до последнего сомневался, но, похоже, древние пророчества начинают сбываться. Идет Большой Исход. Надо готовиться к худшему.
Несмотря на столь ранний час, Орфиус поднялся на востоке достаточно высоко. Его лучи уже добивали до противоположного, западного горизонта. Ник напряг зрение. Да, действительно. Увиденное очень напоминало набегающую волну или, скорее, зарождающееся цунами. Насколько хватало его взору, в их сторону катилась серая однородная масса. «Сколько же их?» По коже пробежал предательский холодок.
– Так, внимание! – раздался зычный голос Гора. Сейчас он обращался к своим ближайшим соратникам: – Бир, дай поджигателям отбой. Будем пропускать. Рек! Ты бери две сотни вольнонаемных и двигай на усиление защитных насыпей. Чтобы ни одна тварь до переправы не добралась! Отвечаешь лично. Тил, на тебе обеспечение стен горючей смолой. Ну и эти, как их там? Огнеметатели. Под твое командование. – Гор на мгновение замолчал, посмотрел каждому в глаза и, чуть понизив голос, добавил: – И да помогут нам Ушедшие Боги. Всё, пошли!

************************

Ник стоял в проеме каменной бойницы, широко расставив ноги и сложив за спину руки. Его взгляд был устремлен вперед, на неумолимо приближающуюся серую массу пожирателей. С двадцатиметровой высоты западной башни картина набегающей живой волны выглядела сюрреалистической. Природа, казалось, притихла. Только надвигающийся гул, как будто одновременно заработали миллионы трещоток, заполнял все пространство и заставлял вибрировать каждый и без того натянутый как струна нерв. Пожиратели шли бесконечной полосой. Как Ник ни вглядывался, но увидеть ее края не мог. Казалось, они уходят за горизонт. Возможно, так оно и было. «Интересно, сколько же этих существ, если глубина полосы километра с два, не меньше?» Как ни странно, но мозг работал спокойно, отрешившись от бушевавших эмоций. «Что там Шептун мне рассказывал про этих пожирателей? Вроде они все сжирают, что попадается у них на пути. Что-то вроде нашей земной саранчи? Хотя нет, саранча перелетает с одного места на другое. А эти вроде бы нет. Интересно будет посмотреть, что произойдет, когда они достигнут вон той рощи».
Ник узнал ее. Тогда он, Сит, Рон и Валу под предводительством Шептуна направлялись к переправе. Они шли в Город. Ник был полон надежд и преисполнен энтузиазма. Как же, еще немного и тайна загадочных пирамид будет раскрыта. А возможно, удастся и напасть на след их таинственных строителей!
Шептун, как всегда, полулежал в кибитке, в которую были впряжены два неторопливых ленивца. Их путь лежал через полупустынную савану с редко встречающимися кустарниками. Еще реже попадались одинокие, словно высохшие, деревца с пожухлой листвой. Тогда Ник и заметил вдалеке то ли рощу, то ли лес из исполинских деревьев, раскинувшийся, словно буйно цветущий оазис, посреди пустыни. От Шептуна он узнал, что жители Прилесья называли это мандровыми зарослями. Немного странное название для тридцатиметровых исполинов, намертво переплетенных между собой раскидистыми кронами. Шептун сказал, что вроде как вне Леса они больше нигде не встречаются. Только здесь. Неподалеку от деревушки, где жила странная девочка Нийя.
Сейчас он вспомнил, как его поразило объяснение Шептуна, что это, собственно говоря, не роща, а одно-единственное дерево, просто неимоверно разросшееся. Тогда Ник навскидку определил его радиус километров в десять, не меньше. Под дружное ворчание Рона, Валу, ну и, само собой, Сита они отклонились от намеченного маршрута, чтобы Ник смог сам в этом убедиться.
Когда охотники углубились в рощу, он и впрямь увидел, что деревья плавно переходят одно в другое, словно разрастаясь клубнями или, скорее, даже корнями. От крупных материнских стволов отходили многочисленные ветви, которые, причудливо переплетаясь друг с другом, арками тянулись вниз и словно вгрызаясь уходили под землю, чтобы опять прорасти новыми деревьями. И так далее до бесконечности, распространяясь все дальше и дальше, при этом оставаясь одним целым. Изнутри мандровые заросли напоминали огромный лабиринт из анфилад, расходящихся в разные стороны.
– И это все пошло от одного-единственного саженца? – удивился тогда Ник.
– А как же иначе?
Шептун цыкнул на Сита. Мальчишка явно намеривался, вставить что-нибудь язвительное.
– Все, что ты видишь вокруг, это все одно, единое… – старик запнулся, словно пытаясь подобрать правильное определение. – Ну, ты лучше смотри. – Он несильно стукнул своим копьем по ближайшему стволу. Раздался глухой треск. – Теперь давай ты. Ну что ты смотришь на меня? Бей! Попробуй стукнуть по любому.
Ник пожал плечами и, слегка размахнувшись, ударил по ближайшей ветке. Его копье, не встретив сопротивления, провалилось словно в пустоту, и он чуть не потерял равновесие.
– Видишь?
– Что вижу? – Ник не понял, что хочет сказать ему Шептун, и просто поудобнее перехватил копье.
– Ну, Ник, степная твоя голова! – Сит с явным трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться в голос. – Ты что, не видишь, что мандре это не нравится?
– Что не нравится? – Ник недоуменно посмотрел на мальчика.
– Как, что? – Сит уже открыто начал хихикать. – Ну, ты себе по башке-то копьем шлепни, может, тогда и поймешь! Ну степняки! Ну это же надо! Наверно, и вправду говорят, что вы от кобылы там все уродились.
Ник, ни слова не говоря, резко нанес удар по ближайшей ветке, внимательно следя, куда бьет. Так и есть, ветка быстро прогнулась, явно стремясь уйти от удара. Да и сам ствол дерева, Ник мог в этом поклясться, словно отшатнулся в сторону. Высокие кроны зашумели, будто от неожиданного порыва ветра. Ник, не обращая на это внимания, размахнулся еще раз, желая повторить свой опыт, но Валу остановил его, перехватив руку.
– Хватит, Ник, больше не стоит. – Охотник, улыбаясь, похлопал его по плечу. – Это же мандра. Рассердишь ее, может и обратно не выпустить. – Здоровяк с несвойственной ему нежностью погладил шершавый ствол, и Ник так и не понял, шутит он или говорит серьезно. – Да и в Лесу лучшего убежища от тварей не сыскать.
Ник потом долго размышлял над удивительным свойством мандры. В голову пришла отдаленная аналогия с редким земным растением. Насколько он помнил, на Земле оно встречалась только на Кубе. Во всяком случае, впервые он увидел ее именно там. Если дотронуться до этого растения, оно, словно испугавшись, немедленно сворачивает свои листья. Видимо, поэтому местные жители и называют ее недотрогой (2).

Примечание:
(2) (Мимоза стыдливая (лат. Mimosa pudica) – многолетнее травянистое растение, часто называемое недотрогой. Размер колеблется от 30 до 60 сантиметров. Родина растения – тропическая часть Южной Америки и Карибский бассейн.)



Но одно дело низенький кустарник, распластавшийся зеленым ковром по земле. И совсем другое эта псевдороща (Ник долго подбирал определение, пока не остановился на этом, впрочем, ничего, по сути, не выражающем) тридцатиметровых гигантов, раскинувшаяся на несколько километров во все стороны.
Выйдя, наконец, на открытое пространство, Ник с облегчением выдохнул. «Странное все-таки место. Мертвое. Ни птиц, ни зверей. Даже плодов, и тех нет». И постоянное ощущение гнетущего взгляда. Ник усилием воли усмирил не на шутку разыгравшееся воображение и, фальшиво насвистывая, поспешил за охотниками.

***********************


Полоса пожирателей стремительно приближалась. Теперь было хорошо видно, что там, где они прошли, не оставалось ничего, кроме безжизненной земли и клубов оседающей пыли. Казалось, гигантская бритва до основания сбривала не только отдельно стоящие деревья и кустарники, но и траву вместе с дерном.
Стрекот нарастал. Когда до псевдорощи оставалось несколько сотен метров, Ник заметил, что строй пожирателей немного сбился. У него сложилось впечатление, что первые ряды начали притормаживать и расходиться в разные стороны, словно стараясь избежать соприкосновения с мандрой. Но это продлилось не долго. Задние существа напирали, и, через мгновение, лавина прокатилась по роще. Послышался треск. Ник увидел, как стали оседать и заваливаться высокие кроны деревьев, словно под ними заработала огромная дробильная машина.
– Сожрали, – услышал он приглушенный голос Сита. Оказывается, все это время мальчик стоял рядом. – Только пятно и осталось. – Сит произнес это бесцветным голосом. Было непонятно, что творится у него на душе.
Ник присмотрелся. Действительно, от рощи осталось только грязное пятно, в точности повторяющее ее прежний контур. Там что-то копошилось, но рассмотреть в подробностях из-за расстояния не представлялось возможным.
Послышался вой труб. «Предупреждают о приближении?» – промелькнуло у Ника в голове.
– Идет! Идет! – пронеслось по крепостной стене.
– Вон там! Смотри! – Сит схватил его за руку, указывая куда-то вдаль.
Ник присмотрелся. Ну конечно же! Пока он был поглощен наблюдением за приближающимися пожирателями, на горизонте появилась новая темная полоса.
– Еще пожиратели? – он непонимающе посмотрел на Сита.
– Почему пожиратели? – искренне изумился мальчик. – Скорее, рыхлители или того хуже.
В этот момент на смотровой площадке башни появился Гор в сопровождении приближенных. За ними из арки винтовой лестницы показался Шептун. До Ника донеслись слова незаконченного спора.
– Я сказал, будем пропускать! – Гор чуть задыхался от быстрого шага. – Рвы надо беречь до последнего.
– Так весь защитный частокол сожрут, – Бир явно пытался найти новые контраргументы. – Да и до переправы как пить дать доберутся!
– Это уже не твоя головная боль! Там Рек их встретит, – Гор махнул рукой, давая понять, что своего решения не изменит. – Задние защитные рвы разрешаю запалить, если потребуется. Фронтальные – нет. Рич, подойди!
Они отошли в сторону и, понизив голос, начали переговариваться. Нику стало любопытно, и он прислушался.
– Какой гадости можно ждать от пожирателей?
– По стенам им не подняться. – Шептун по своему обыкновению теребил бороду. – Это точно. Но я не пойму, зачем их так много идет? Не просто так. Лес никогда ничего просто так не делает.
– Да. В прошлый раз они тут стаями вдоль берега день побегали-побегали, а к утру исчезли. Все. Как будто и не было.
– Сейчас все по-другому будет. Но все равно не пойму,– старик недобро хмыкнул, – даже вместе с нами взятыми пищи им маловато будет. Тогда зачем их столько?
– Так, ладно. Это мы в самое скорое время узнаем. – Гор с видимым напряжением принялся всматриваться в горизонт. – А это что там вдали? Кого еще там Лес несет?
Шептун прикрыл глаза и с минуту, не меньше, простоял так неподвижно, словно вслушиваясь во что-то.
– Много. Разные. – Он тихо выдохнул. – Что-то новое идет. Голодное. – Шептун поморщился, точно от боли, и принялся растирать виски. – Правильно ты, Гор, делаешь. Рвы с горючей смолой беречь надо. Скоро ой как пригодятся!
– Ну, у меня еще пара подарков для тварей приготовлена. Прорвемся! – Он дружески похлопал Шептуна по плечу. – Если что почуешь еще, дай знать.

***************************

– Сит, сбегай вниз принеси нам что-нибудь подстелить. – Шептун подкатил один небольшой бочонок и с видимым удовольствием уселся на него. Их стояло во множестве по несколько штук у каждой бойницы. – Думаю, ночь лучше здесь проведем. А на голых камнях спать совсем негоже.
– Я с тобой, Сит. – Ник поднялся с корточек. – Вдвоем за один раз принесем.
Он в который раз посмотрел вниз. Картина не изменилась. Все пространство перед крепостной стеной было покрыто серой, постоянно мельтешащей и громко стрекочущей массой пожирателей. То же самое наблюдалось и у других стен. Живая лавина маленьких тварей, докатившись до Башни, растеклась по ее подножию и пошла дальше, чтобы окончательно остановиться у естественного водораздела, называемого местными обитателями Быстрой Водой.
Поначалу стражи что есть мочи поливали пожирателей горящей смолой. В ход пошли и бочонки, начиненные взрывоопасной смесью. Сначала запаливали торчащие сбоку фитили, потом, когда запал с шипением начинал сыпать во все стороны искры, бросали их вниз. Бочонки с грохотом взрывались, проделывая широкие прорехи в беснующихся полчищах пожирателей у подножия крепости.
Твари горели хорошо. С треском. Особенно эффективно работали механизмы, называемые огнеметами. Эти машины и раньше привлекали внимание Ника. Теперь же он мог воочию увидеть их в действии. Принцип их работы был довольно примитивен, но для уровня технического развития местной цивилизации, скорее всего, считался прорывом в военной инженерии. Каждый огнемет обслуживало по трое специально обученных стражников. Один с помощью ручного насоса создавал нужное давление в скрытом резервуаре, второй был наводящим. Сооружение было довольно громоздким. Раструб огнемета наводился на цель с помощью специальных передаточных механизмов. Третий стражник, собственно, и был стрелком. Он регулировал ширину выброса огненной струи, тем самым по желанию менял ее дальность и площадь поражения.
Наконец Гор приказал прекратить эту огненную вакханалию. Пожиратели не разбежались в разные стороны, как на их месте сделали бы обычные животные. Место уничтоженных собратьев тотчас же занимали новые особи. Они даже не дожидались, когда погаснет огонь, а лезли в образовавшиеся проплешины, туша своими телами горящую смолу. Быстро поняв бесперспективность атаки и, главное, отсутствие опасности для укрытых за высокими стенами людей, Гор скомандовал отбой.
***************************

Этой ночью Нику не спалось. Может быть, дело было в ни на секунду не прекращающемся под крепостной стеной стрекотании. Иногда оно резко усиливалось, что поначалу всех настораживало, но на поверку оказалось, что это пожиратели вдруг ни с того ни с сего начинали рвать друг друга на части. Через какое-то время все успокаивалось. А потом повторялось вновь.
Возможно, дело было в подспудной тревоге из-за неуклонно приближающейся второй волны тварей? Но Шептун сказал, что раньше полудня они сюда не доберутся. А может быть, его раздражал уже порядком надоевший мертвенно-зеленый свет от тяжело нависающей над головой Доминии?
Как бы то ни было, сон не шел. Ник осторожно, чтобы не разбудить дремавших рядом друзей, встал и подошел к краю сторожевой башни. Чуть ниже на стенах вполголоса переговаривались между собой несущие дежурство стражники. Вон двое, видно забавляясь, кидали вниз пустые бочонки. Те не успевали долетать до живого ковра, как навстречу им выпрыгивало целое скопище членистоногих тварей и моментально сжирало их еще на подлете.
Сзади кто-то вскрикнул, словно от боли. Ник не сразу сообразил, что это Сит. Что-то приснилось? Следом за ним натужно закашлялся Шептун. Вдруг он резко привстал, держась обеими руками за голову.
– Шептун, воды? – Ник мгновенно оказался рядом. – На вот, держи!
Старик жадно припал к протянутому ему бурдюку.
– Буди Сита, – наконец прохрипел он.
– Что такое, Шептун? – Мальчишка уже был на ногах.
– Беги к Гору. Скажи, чтоб готовились. Летуны на подходе!

citizen
Читатель.
Posts in topic: 9
Сообщения: 27
Зарегистрирован: 22 сен 2015, 14:01
Пол: Муж.

Re: Власов Игорь_Исход

Непрочитанное сообщение citizen » 10 мар 2016, 00:54

Глава 5

Их заметили, только когда окончательно рассвело. Стражники, поднятые по тревоге и полночи всматривавшиеся в темный горизонт, начали было уже недовольно ворчать, как на южной сторожевой башне пронзительно загудела труба. Почти сразу ее протяжный вой подхватили сначала на западной, а потом и на северной башнях, подтверждая приближение опасности.
Летуны шли низко, в несколько линий. Ник с удивлением отметил, что они летят не абы как, а в строгом шахматном порядке. У него даже мелькнула мысль об их разумности, но он тотчас же ее откинул. Журавли на земле тоже летают косяком, но никому же не приходит в голову делать такие умозаключения.
Тем временем тучи приближались. Поравнявшись с тем местом, где еще вчера росли мандровые заросли, а сейчас темнело грязное пятно, строй летунов изменился. Не меньше дюжины зависли над ним и принялись обнюхивать своими хоботами.
– Сейчас осядут.
Не успел Шептун договорить, как они синхронно рухнули вниз.
Ник решил больше ничему не удивляться и просто наблюдал за происходящим. Остальные летуны, быстро восстановив строй, продолжили движение. Время от времени отдельные тучи выпадали из строя, зависали над землей и, как говорил Шептун, оседали.
На стенах крепости стражники готовились к отражению, наверное, первой в этом мире воздушной атаки. Ночью Шептун с Гором долго обсуждали возможные способы противостоять летучим тварям. Утром на крепостных стенах, помимо котлов с кипящей жидкостью, установили корзины со стрелами. Сейчас стражники торопливо прикручивали к их наконечникам подручную ветошь и тряпичные лоскуты. Ник, имеющий, мягко говоря, неприятные воспоминания о той недавней встрече с одним из летунов, скептически наблюдал за этой подготовкой. Мозг лихорадочно пытался придумать какой-нибудь более эффективный способ защиты. Но, кроме как укрыться под ближайшим навесом, в голову ничего путного не приходило.
– Главное, не дать им осесть! – услышал он командный голос Гора.
Комендант стоял по самому центру фронтальной крепостной стены и давал последние указания своим людям. В руке он держал воронкообразный предмет, как понял Ник, служивший для усиления голоса. Да и естественная акустика крепости доносила слова коменданта в самые отдаленные ее уголки.
Тучи, как недавно до них и пожиратели, шли, растянувшись широким фронтом. Это несколько обнадеживало. На саму башню наплывало не больше дюжины. Защитникам необычайно повезло, что на пути следования летающих тварей так кстати оказались мандровые заросли. Добрая половина из идущих на крепость зловещих туч осела на остатки псевдорощи. Люди замерли в гробовой тишине. Слышан был лишь нарастающий гул, исходивший из нутра летунов, да усиливающееся стрекотание под крепостной стеной.
Летуны зависли над тем местом, где начинался первый защитный ров, до краев заполненный густой горючей жидкостью. Сейчас там грязной и плотной пеной плавали дохлые пожиратели, шедшие в первых рядах. Последующие твари бежали уже по трупам своих собратьев.
– Три, четыре, пять, – услышал он за собой Сита. Мальчик еле слышно подсчитывал готовящихся к атаке воздушных тварей, – шесть – Заметив, что Ник его услышал, повысил голос: – Ну что встал как вкопанный? Бери-ка лучше лук, да побыстрее, сейчас самая потеха начнется!
Ник чуть не покраснел от стыда. Пока он размышлял, где им надежнее будет укрыться, мальчишка уже раздобыл два боевых лука. Для себя и для него. Да еще и полную корзину стрел. Когда только успел?
Летуны атаковали одновременно. Удивляла полная синхронность их действий, как будто между ними существовало подобие радиообмена. Выпустив вниз по несколько гудящих, словно пчелиные рои, хоботов, они по ниспадающей амплитуде начали пикировать на крепость.
– Поджигай! – команда Гора несколько запоздала.
Стражники уже вовсю чиркали кресалами, воспламеняя заранее смоченные в горючей жидкости тряпки, привязанные к наконечникам стрел. Через секунду воздух наполнился огненными росчерками. Промахнуться в такие махины было невозможно, поэтому все стрелы достигли цели. Несколько летунов резко отпрянули в сторону, другие взмыли выше и пошли на разворот. Но какого-нибудь видимого вреда стрелы им не причинили.
– Без команды не стрелять! – перекрывая вой сотен стрел, эхом прокатился по стенам зычный голос Гора. – Бир-р, распредели стрелков по целям!
Лучники быстро сбились в несколько примерно одинаковых групп человек по сорок-пятьдесят в каждой. По быстроте и организованности проделанного маневра Ник понял, что такого рода передислокация была отрепетирована накануне. Что-то ему подсказывало, что без Шептуна и тут не обошлось.
– Поджигай! – Гор поднял руку с мечом. – Меться по центрам! По трем ближайшим! – Он выдержал паузу, давая тварям подлететь ближе. – Огонь!
На этот раз эффект оказался намного результативнее. Летунов словно пробило огненными копьями навылет. Ближайший и, пожалуй, самый крупный из атакующих тварей неожиданно распался на множество разрозненных частей. Они какое-то время беспорядочно метались, бездумно сталкиваясь между собой и дробясь еще больше. Затем жужжащими кусками посыпались на землю. Внизу алчно застрекотали пожиратели.
Двое других начали быстро пульсировать, принимая то форму почти идеального шара, то вытягиваясь в веретено. Потом их повело друг на друга. На какой-то краткий миг они переплелись между собой. Послышался треск. Нику показалось, что он увидел вспышки многочисленных электрических разрядов. Гудение достигло своего пика, затем резко оборвалось. Летуны начали распадаться, но не на куски, как их предшественник. От их тел стали отделяться большие маслянистые капли, и уже в следующий момент они дождем пролились вниз. По крепостной стене прокатилась волна победного крика, но тут же смолкла. Оставшиеся в живых твари, описав широкую дугу, возвращалось назад, словно решив отомстить людям за смерть своих сородичей.
На этот раз тучи рассредоточились, словно имели разум, и пошли в атаку одновременно с нескольких противоположных сторон. На западную башню, где находились Ник с Ситом и еще три десятка стражников, устремились сразу две бестии. Они налетели так стремительно, что люди успели сделать не больше трех залпов и то хаотично, не причинив тварям серьезных повреждений.
Как Ник интуитивно догадывался, туча состояла из тысяч небольших веретенообразных существ, тесно взаимосвязанных между собой. Функции погибшего сразу брали на себя другие. Даже убив сотню или две, но разбросанные в разных частях единого организма, тварь не уничтожить. Другое дело, если разом выбить большой кусок. Тогда, возможно, летун потеряет свою целостность и погибнет. Теоретически.
Ник успел подхватить Сита поперек туловища, и они вместе откатились в угол к стене. Над головой потемнело, и уже ожидаемо по смотровой площадке башни закружились маленькие смерчи. Кто-то громко завопил. Со всех сторон понеслись ругательства. Некоторые сразу переходили в истошные крики и резко обрывались. Ник что есть силы уперся ногами в каменный выступ бойницы. Глаза наполнились слезами от поднявшейся вокруг пыли. Сверху вдруг страшно загудело. В памяти ни с того ни с сего всплыла давнишняя экскурсия в музей древней авиации. Там точно так же ревели допотопные реактивные двигатели военных истребителей. Сита поволокло в сторону, и Ник, изогнувшись всем телом, только в последний момент успел крепко ухватить мальчика за лодыжку. Рывком подтащив Сита обратно, он всей своей массой прижал его к земле.
Когда летуны, собрав свой кровавый урожай, скрылись за противоположной стеной башни, Ник вскочил с каменного пола и огляделся. Из их отряда в живых осталось меньше половины. Люди, никогда до этого не сталкивавшиеся с такими тварями, не знали, как вести себя в подобной ситуации. Поэтому потери были катастрофическими. Ник почему-то был уверен, что то же самое творится и внизу на крепостных стенах.
– Ты, стинх толстокожий! – Сит стоял на четвереньках, отплевываясь от пыли. – Ты меня чуть не раздавил, степная твоя голова!
Ник рывком поднял мальчишку и, не обращая внимания на его причитания, побежал в сторону стены, за которую ушли летуны. «Так и есть!» Бестии, сделав разворот, возвращались.
«Огнеметы! – пронеслось в голове. – Почему не используют огнеметы?»
– Сит, за мной! – скомандовал он.
Мысль была правильной, но когда Ник подбежал к лафету огнемета, он понял, почему им никто не воспользовался. Инженеры Великого Города, честь им, конечно, и хвала за столь полезное в нынешней ситуации изобретение, не могли предположить факта атаки с воздуха. Огнемет явно предназначался для уничтожения предполагаемого наземного противника. Лафет был накрепко прикручен винтами к каменному основанию сторожевой башни. Но дело усложняло даже не это. Раструб огнемета был зафиксирован в положении «вниз» и имел ход не больше сорока пяти градусов.
Секундная растерянность сменилась приступом гнева. Ник опять словно оказался на Арене во время проведения Ритуала. Кровь взыграла адреналиновым потоком, и он что есть силы принялся раскачивать тяжеленный механизм. Постепенно крепежи стали поддаваться. Сначала, нехотя звякнув, вылетел один болт, затем другой. Амплитуда постепенно увеличилась, и в следующий момент он двумя натужными рывками развернул огнемет на девяносто градусов.
Два летающих монстра, казалось, шли один за другим прямо на него, с каждой секундой увеличиваясь в размерах. Ник машинально отметил, что труба, подающая зажигательную смесь, перегнулась, но вроде не лопнула. Времени проверять уже не оставалось.
– Сит, качай! – Ник не заметил, как перешел на русский. – Качай, твою мать! – Он поднатужился и, срывая ограничители, выломал тяжелый, отлитый наверняка мастерами с Белых скал, раструб огнемета. – Так, теперь вентиль. Где этот чертов распределительный вентиль? А, здесь вот, кажись. – Медный вентиль на удивление мягко, с легким щелчком провернулся. Раздалось слабое шипение. – Ага, теперь поджигаем. – Ник, еле дотянувшись, ногой шарахнул по кресалу, прикрепленному под самим жерлом раструба. Механизм сработал исправно. Из маленькой медной трубы появился огонек пламени. Вовремя!
Видимо, он все это проделал с бешеной скоростью. Время словно остановилось. Ник вдруг как-то сразу, целиком и объемно, увидел всю картину происходящего на площадке сторожевой башни. Вот Сит, с замершей гримасой, всем телом налегает на ручной насос. Вот несколько стражников, с белыми от ужаса лицами, побросав оружие, жмутся под стенами бойниц. А вот и какой-то смельчак, стоя в полный рост, оттянув до отказа тетиву, целится в наплывающую черную громадину.
Ник до упора крутанул вентиль. Заниматься калибровкой струи было уже поздно. Раструб в его руках дрогнул и с натужным шипением выплюнул длинный сноп пламени. Зажав под мышкой толстый ствол огнемета, Ник чуть повел его в сторону, ловя огненной струей центр черной тучи. Раздался отвратительный треск, словно одновременно лопались тысячи пузырей. Обдав всех горячим паром вперемешку с вонючей копотью, летун прошел у них прямо над головами и, уже распадаясь, рухнул за стену.
– Сит, не останавливайся! Качай! Еще чуть-чуть! – Ник быстро закрутил вентиль, чтобы дать возможность восстановиться необходимому давлению в резервуарах. Оставалась еще одна бестия.
Тварь, похоже, сообразила, что произошло с ее сородичем, и попыталась уйти в сторону. Несмотря на свои габариты и скорость, ей это практически удалось. Вытянувшись веретеном, летун пошел вбок и начал резко набирать высоту. Ник, понимая, что второго такого шанса ему больше может и не выпасть, судорожно крутанул вентиль и принялся яростно поливать летуна огнем.
Хвала Ушедшим и, конечно же, стараниям Сита, давления в резервуарах хватило, чтобы достать до ускользающей твари. Ник продолжал палить, не замечая боли от раскалившегося ствола огнемета, пока не иссякла горючая смесь. Летун весь съежился, но продолжал, по инерции подниматься. Потом его замотало из стороны в сторону, и он сначала медленно, потом все больше ускоряясь, начал пикировать прямиком на стоявший рядом с пристанью маяк. Врезавшись в него со всего маху, летун облепил его со всех сторон своей темно-зеленой массой и, словно студень, стал медленно стекать по каменным стенам вниз.
Ник, отбросив в сторону тяжелый обжигающий раструб, рванулся к бойнице. Внизу слышались крики и брань. Перегнувшись через стену, он похолодел. Прямо под ним висел купол еще одного летуна, нависая над центральной крепостной площадью. Нетрудно было догадаться, что там сейчас происходило.
Раздумывать не было времени. Ник в три прыжка вернулся к выломанному им лафету огнемета. Расставив ноги чуть шире, он поднатужившись сильным рывком закинул его на плечо. Ник услышал, как его сухожилия от такой тяжести заскрипели, а вены на мышцах вздулись буграми. Лафет был отлит из цельного металла и весил не меньше трех центнеров. Ухудшало дело то, что он был широк, и Нику с трудом удалось поймать его центр тяжести. Пригибаясь от давящего на него веса, он пробежал до стены и не глядя, надеясь что летун висит на прежнем месте, сбросил лафет вниз.
Тварь и не думала улетать. Она шарила воронкообразными хоботами по земле, стараясь достать попрятавшихся кто куда людей. Тяжелый лафет проделал в летуне внушительную дыру, пройдя сквозь него, словно нож по маслу, и гулко ударился о землю. Какое-то время ничего не происходило, потом тварь стала пульсировать, попеременно то сжимаясь, то разжимаясь. Создавалось впечатление, что она пытается как-то заделать образовавшуюся пробоину. В какой-то момент в ее гудении послышались перебои. Потом резко наступила тишина, и летун рухнул вниз.
– Не дайте ему прорасти! – Ник с облегчением узнал голос Шептуна. Он давно потерял старика из виду. Хвала Ушедшим, тот был жив. – Лейте на тварь смолу! Быстрее!
Ник тяжело привалился к стене. Голова гудела, руки дрожали от напряжения.
– Кажись, отбились, – Сит опустился рядом с ним. Мальчику тоже досталось. Волосы обгорели. Все лицо и одежда были покрыты вонючей копотью. Ник понял, что он и сам выглядит не лучшим образом и постарался как можно бодрее улыбнуться в ответ.
К ним стали подходить стражники. Кто-то протянул ему бурдюк с водой, кто-то одобрительно похлопал по плечу. Вволю напившись, Ник заставил себя встать и оглядеться. Тяжело раненных не было. Так, ссадины и кровоточащие царапины не в счет. Он быстро пересчитал оставшихся. Восемь стражников понуро стояли посреди каменной площадки сторожевой башни. Ник непроизвольно присвистнул – до атаки их было не меньше трех десятков. Воины казались потерянными после только что пережитого ими ужаса. Люди старались не смотреть друг на друга и угрюмо молчали.
Ник хорошо понимал их. После той памятной первой его встречи с летающим монстром он чувствовал себя не лучшим образом. Он хотел было приободрить стражников, но только тяжело вздохнул. Сейчас любые слова были бессмысленными и не нужными. «На крепостных стенах потери наверняка были не меньшими».
В этот момент призывно завыли трубы. Ник крепко выругался по-русски. В пылу схватки он напрочь забыл о приближающейся наземной угрозе. Однако тревожный звук труб, извещающий о новой опасности, словно подхлестнул стражников. Воины вышли из оцепенения. Подхватив оброненное оружие, все, не сговариваясь, кинулись к бойницам.
Так и есть. Твари были уже на подходе. Они надвигались в клубах поднятой ими пыли. Она плотной стеной висела по всему фронту насколько хватало глаз. «Да это настоящий Армагеддон!» – промелькнула шальная мысль. Происходящее больше напоминало сюрреалистическую картину, написанную обезумевшим художником.
– На стены! Все на стены! – голос Гора вселил надежду в душу Ника. Комендант бойко руководил построением оставшихся в живых людей. – Шевелись! Живее, беременные желтобрюхи! Лучники, ко мне!
Вскоре вокруг него образовалась внушительная группа стрелков. В руках каждый держал по большому, почти в человеческий рост, луку. Только когда подожгли пакли, прикрученные к наконечникам длинных, метра в полтора, стрел, Ник с радостью сообразил, что они собираются делать. Правда, скоро выяснилось, что все пошло вразрез с ранее намеченным планом.
Гор намеревался дистанционно запалить дальний ров, заполненный горючей жидкостью, перед приближающимися тварями. Три десятка огненных всполохов прочертили небо. Стрелы пролетели по длинной траектории и с шипением вонзились в плотно спрессованные тушки дохлых пожирателей, словно пленкой, покрывавших ров. По крепостным стенам пробежал вздох разочарования. Пламя никак не хотело разгораться.
Тем временем клубящаяся стена пыли неумолимо надвигалась. До людей уже отчетливо долетал рев, писк, тяжелый топот, завывания, от которых кровь стыла в жилах. Звуки накладывались друг на друга, образовывая адскую какофонию. Ник почувствовал вибрацию каменных плит под ногами. От этой неотвратимо надвигающейся мощи у него по спине пробежал предательский холодок. Ник несколько раз с силой напряг и расслабил вдруг ставшие ватными мышцы. Вроде помогло. Он незаметно посмотрел по сторонам. Стражи как один чуть ли не по пояс высунулись из бойниц, неотрывно следя за происходящим на фронтальной крепостной стене.
Звонко хлопали тетивы. Лучники не переставали посылать стрелы одну за другой в надежде, что хоть одна отыщет прореху в мертвых телах. Но стрелы только тлели и гасли через минуту.
– Отставить! – Гор поднял руку, призывая прекратить беспорядочную стрельбу. – Стрелять по моей команде! Первый-второй, ра-а-счи-тайсь!
Несмотря на критическую ситуацию, стрелки, надо отдать им должное, четко выполнили приказ своего командира.
– Первые. Десять шагов, впе-е-ред!
Ник с высоты западной башни хорошо видел, что до рва тварям оставалось не больше трехсот шагов. Он отчетливо понял, что если их сейчас не остановить завесой огня, то людей не спасут даже эти каменные стены, еще не так давно казавшиеся ему неприступными. Двести шагов.
– Го-о-товьсь! – в полной тишине громыхнул голос Гора.
Сто шагов. Кто-то уронил арбалет.
– По-о-джигай!
Пятьдесят шагов. Ник затаил дыхание. До него, наконец, дошло, что задумал Гор.
– О-о-гонь!
Стрелы, взвизгнув, сорвались с тетивы. Твари поравнялись со рвом. Передние ряды стали проваливаться. За ними последовали другие. Их тяжелые, мощные тела сразу уходили на дно, поднимая при этом столбы брызг густой смолянистой жидкости. Первая же горящая стрела воспламенила смесь. По крепостной стене прокатился всеобщий вздох облегчения. Огонь с глухим гудением молниеносно начал распространяться по всему рву.
Ник присвистнул. Широкий ров, оказывается, был в форме подковы. Он полукругом опоясывал подступы к Башне и двумя противоположными рукавами шел вплоть до самой Быстрой Воды. Сейчас это было хорошо видно. Языки пламени поднимались метров на десять, если не на все пятнадцать, вверх. Такую широкую стену всепожирающего пламени, казалось, невозможно преодолеть ни одному живому существу.
Вскоре над полыхающим жаром рвом повалил густой черный дым. Послышалось шипение. Во все стороны полетели хлопьями копоть и жирная сажа. Люди на стенах с беспокойством зашумели. Огонь начал затухать. Сначала в одном месте, потом в другом. Вот уже показались и первые атакующие.
Ник всем телом подался вперед, рискуя свалиться с высоты вниз. Это казалось невероятным. Да что там, просто невозможным! Но твари шли, объятые пламенем, словно зомби из какого-то дешевого фантастического ужастика, погибая одна за другой, но тем самым своими телами втаптывая огонь в землю. Ник зажмурился. После всего увиденного он уже сомневался, что это животные. Во всяком случае, в том понимании, которое он имел о представителях земной фауны.
Лучники, только что расслаблено глазевшие по сторонам, сейчас лихорадочно поджигали стрелы и натягивали тетивы, спеша запалить второй защитный ров. Но это оказалось ненужным. Какая-то здоровенная тварь, вся объятая пламенем, с диким воем вырвалась из огненной завесы. Огромными прыжками, не переставая истошно реветь, она в одно мгновенье добежала до второго рва и со всего разбегу ушла в него с головой. Этого оказалось достаточным, чтобы второй защитный ров полыхнул с неистовой яростью.
На этот раз люди не стали расслабляться. Все поближе придвинули к себе оружие. Стрелки лихорадочно принялись взводить арбалеты, сложенные в большом количестве под бойницами. Все понимали, что это всего на всего лишь небольшая передышка.
Ник заметил Шептуна. Старик стоял рядом с Гором и что-то эмоционально тому доказывал. Что случалось с ним крайне редко. О чем шла речь, Ник мог только гадать. Но по всему было видно, что переубедить коменданта у того не получается.
– Кстати, Сит, – воспользовавшись паузой и чтоб хоть как-то растормошить притихшего мальчика, сказал Ник, – ты не заметил, а куда подевались остальные летуны? За Быструю Воду пошли?
– Точно не знаю. – Сит сидел, безучастно прислонившись к шершавой стене спиной. Казалось то, что происходило сейчас внизу, его никак не касалось. А может, он просто старался выглядеть спокойным? – Сам понимаешь, не до того было. Но думаю, скорее, осели здесь.
– Где, здесь? – не понял Ник.
– Да вдоль Быстрой Воды. – Он нервно зевнул. – Тут им сама благодать.
– Так там же всё кишмя кишит пожирателями. Сам видел. Зачем же им там оседать?
– Ну и что? – Теперь Сит непонимающе смотрел на него. – Говорю же тебе, там, рядом вода, много воды. Твари любят воду.
– Так они же их всех сожрут?
– Кого, Ник?
– Летунов! – Ник почувствовал, что опять и уже в который раз упирается в стену непонимания. Это его, честно говоря, порой сильно раздражало. Вроде говоришь на одном языке и о совершенно очевидных вещах, а суть не улавливаешь. Поначалу ему даже казалось, что мальчишка над ним просто издевается, но потом он понял, что Сит никогда не шутил, когда речь заходила о Лесе. Это, кстати говоря, было чертой всех жителей Прилесья. Будь те охотниками или собирателями.
– Сдались тебе эти летуны. – Сейчас у него был такой вид, как будто он к чему-то прислушивался. – Сказал же тебе, осели они. Чего непонятного-то?
«Ну вот, так всегда! – Ник с досады чуть не плюнул. – С чего начали, на том и закончили».
– Ник! – вдруг ни с того ни с сего воскликнул Сит. – Тебя Шептун хочет видеть. Видать, что-то важное у него.
И, не дав тому опомниться, потащил к винтовой лестнице.
– Я с тобой пойду, а то без меня опять в неприятности угодишь.
Внизу их, к большому удивлению Ника, действительно уже ждал Шептун. Ник недоуменно посмотрел на Сита. Он было решил, что мальчику просто надоел бессмысленный для него разговор и тот просто пошел на уловку, чтобы перевести тему.
– Ник, у меня к тебе дело имеется, – безо всякого предисловия начал старик. – Я попытался достучаться до Гора, но он ни в какую. Ну, он человек служивый до мозга костей. Без приказа свыше шагу не сделает. – Тут Шептун взял Ника под руку и отвел в сторону. – Тварей слишком много. Стражникам в одиночку не выстоять как ни крути. – Тут он совсем понизил голос, так что Нику пришлось прислушаться. – Надо призвать на помощь наших. Ну, понятно, что не всех, а только мужчин.
– Ну, так это правильно, Шептун! Я уверен, что никто из охотников не откажется! Да и собиратели в стороне стоять не будут! – Ник все время недоумевал, почему это не было сделано сразу. Уж кого, как не жителей Прилесья, с младых лет привыкших иметь дело с тварями и знающих все их повадки и слабые места, нужно было в первую очередь привлечь к обороне башни. Тем более что защищать они будут своих жен и детей. А вместо этого несколько тысяч хороших охотников загоняют, ну не загоняют, прячут в подземелье, отобрав при этом все личное оружие. Парадоксальная планета. Чего уж там.
– Да тише ты, Ник! – зашипел на него старик. – Чего раскричался! Нельзя так просто.
– Почему нельзя? – удивился Ник, но голос все же понизил.
– Законы такие, – буркнул Шептун. – Значит, слушай. Как твари на стены полезут, выждем немного – и к оружейной. Поможешь мне замки сбить. Потом пойдем двери под землю отворять. Я уже связался с их шептунами деревенскими. Там уже про все знают и будут готовы. Понял?
– Понял, – Ник решил согласиться с Шептуном.
Правда, непонятно, к чему так все усложнять? Может быть, попробовать еще раз убедить Гора принять очевидное решение? Нет, пожалуй, все-таки Шептуну виднее. Честно признаться, он на этой планете до сих пор ни черта не понимает!
В этот момент тревожно загудели трубы. По крепостным стенам прошло движение. Со всех сторон пронеслись команды:
– К оружию! К оружию!
Сухо защелкали арбалеты. Раздался визг стрел. Снизу им вторил дикий рев раненых тварей.
– Смолу! Лейте смолу! Живее! – Похоже, это был Бир. – Стрелять зажигательными!
Шум схватки нарастал. Ник услышал, как заухали огнеметы. От большого котла на площади выстроилась цепочка стражников. По ней на стены передавали ведра с кипящей смолой. То на одной, то на другой сторожевых башнях тревожно гудели трубы, предупреждая о все новых атаках.
– Ползуны на северной стене! – сквозь шум боя прорвался бас Гора. – Стрелы беречь! Рубить топорами!
В ту сторону тотчас же поспешила группа стражников. Каждый был вооружен топором с длинной рукояткой и полукруглым широким лезвием. Оружие напомнило Нику средневековую секиру. Вскоре сверху донеслись глухие удары, словно рубили толстые бревна.
– Древолазы полезли! На западную стену еще смолы!
– Рогачи идут! На них какие-то твари, бейте по спинам!
– Огня! Больше огня!
Крики неслись со всех сторон сразу, и никто не понимал, где нужно защищаться в первую очередь.
Шептун толкнул Ника в бок:
– Нам пора, пошли.

************************


Охотники быстрым шагом направились к оружейной. На них никто не обращал внимания. На стенах шел яростный бой. Внизу, на площади, царила суматоха, но паники не было. Все были заняты своим делом.
Шли быстро, но приходилось все время смотреть под ноги. Земля на площади тут и там была залита липкой смолой. На том месте, куда недавно свалился летун, виднелось огромное, еще дымящееся желеобразное пятно. «На славу его смолой-то залили, – подумал Ник. – А это, похоже, от него ошметки разлетелись по всей площади».
– Не наступать! – словно прочитав его мысли, предостерег Шептун.
У оружейной их ждал сюрприз. Склад находился под охраной. Конечно, молоденького паренька, со страхом прислушивавшегося к шуму кипевшего на стенах боя, охранником можно было назвать с большой натяжкой. Однако Ник растерялся. Незаконно взламывать замки оружейной он еще, кое-как скрепя сердце, внутренне был готов, а вот что делать с законным представителем власти, он не знал. Парнишка был стражем. На это указывали и доспехи и судорожно сжатое обеими руками копье, на которое он опирался, словно боялся упасть. Первым нашелся Шептун.
– Открыть ворота! – жестко приказал он. – На стены требуется еще оружие!
– Не имею права. Приказ помощника коменданта Бира, – чуть заикаясь, отрапортовал стражник, – открывать только по его личному распоряжению.
– Он сейчас несколько занят, – Шептун кивнул на крепостную стену, где как раз в этот момент с десяток стражников пытались длинными копьями спихнуть вниз какую-то крупную тварь, наполовину пролезшую через разрушенную бойницу. – Личный письменный наказ коменданта Гора будет достаточен? – С этими словами Шептун протянул пареньку небольшой свернутый свиток.
Тот дрогнувшей рукой взял его и, осторожно развернув, принялся читать. Видно, с грамотностью у него было неважно. Он несколько раз прочитал содержимое, активно шевеля при этом губами. Потом, набрав побольше воздуха в легкие, принялся читать вслух.
– Наказываю. Выполнять все прямые приказы подателя сей бумаги, Великородного Рича из рода Вестгейров. Комендант Гор.
Пареньку трудно далось слово «комендант». Его он осилил только с третьего раза.
– Надеюсь, ты и личную печать Гора углядел? – снисходительно бросил Шептун, забирая свиток обратно.
– Так точно! Углядел! – сразу подтянулся стражник. – Какие будут приказания, Великородный Рич из рода Вестгейров?
– Как тебя звать, воин? – Шептун придирчиво осмотрел его с ног до головы.
– Рос, – стражник потихоньку обретал бравый вид, – великородный Рич из рода Вестгейров!
– Хорошее имя носишь, воин! – с пафосом произнес Шептун. – Переходишь под мое командование! Открыть оружейную!
– Будет исполнено! Великородный Рич из рода Вестгейров!
Рос опрометью бросился исполнять приказ, чуть не выронив при этом свое копье. Парень, похоже, был рад оказаться хоть чем-то полезным. Одиночное ожидание скорого прихода лесных тварей, сильно пошатнуло его дух. Когда его приказ был выполнен, Шептун подошел к стражнику и, по-отечески глядя ему в глаза, спросил:
– Воин, ты хочешь, чтобы матери Великого Города называли своих детей твоим именем?
– Да, – еле слышно прошептал стражник.
– Хочешь попасть на Аллею Достойных?
– Да, – глаза Роса полезли на лоб.
– Хочешь получить благословение Хранителей зваться Великородным?
Юноша смотрел на Шептуна с обожанием, подобострастно пожирая его глазами.
– Тебе сегодня выпал шанс оказать большую услугу Великому Городу! – торжественно произнес Шептун. – Не подведи меня, мальчик!
– Что? Конечно! Рад служить! – скороговоркой затараторил Рос. – Что мне нужно сделать? Приказывайте!
– Держи ворота открытыми. Я скоро приведу сюда людей. Тебе надо будет быстро вооружить всех.
– Могу я узнать у Великородного, сколько их будет?
– Тысяча. Возможно, две.
– Ого! – непроизвольно вырвалось у Роса. – То есть, конечно. Я тогда, с вашего позволения, сейчас и вторые ворота отопру. Так-то бойчее дело пойдет.
– Отлично, приступай! – Шептун повернулся спиной к стражнику, словно утратив к нему интерес, и громко скомандовал своим спутникам: – За мной!
Охотники неторопливо пересекли площадь, направляясь к невысоким арочным сводам, в казематы. Когда они уже подходили, Ник спросил:
– Шептун, а что ты мне не сказал, что договорился с Гором?
– А я и не договорился.
Лицо старика ничего не выражало.
– А что же ты тогда показал стражнику? – изумился Ник.
– Нашу подорожную, что же еще, Ник?
Ник попытался осмыслить услышанное, хотел что-то еще спросить, но Шептун уже нырнул под низкий каменный свод. Сит остановился, пропуская его:
– Давай Ник, я за тобой.

*******************
Большая зала приглушенно освещалась бездымными факелами. Они были вставлены в специальные крепежи под самым потолком и шли по всему ее периметру. Когда глаза немного привыкли к полумраку, Ник заметил несколько широких лестниц, круто ведущих вниз. Шептун на мгновение остановился, словно в нерешительности, потом уверенно направился к одной из них. Спустившись на один пролет, охотники уткнулись в массивные деревянные ворота. Они были заперты на грубо обструганное бревно, пропущенное сквозь две железные скобы. Для верности на них была накинута цепь с тяжелым навесным замком.
– О как! – Шептун потеребил бороду. – И кому такое в голову пришло? Ну-ка, Сит, попробуй!..
Мальчик просунул под цепь конец копья и, несколько раз навалившись всем телом, подергал. Безрезультатно.
– Давай-ка лучше я, – Ник отодвинул Сита в сторону, взял цепь двумя руками и, упершись в правую створку ворот ногой, с силой дернул на себя. Скобы затрещали. Ник потянул сильнее, одно из звеньев лопнуло, и цепь со звоном упала на каменный пол.
– Так-то лучше будет, – буркнул Шептун. – А ну, навались!
Они вдвоем с Ситом вытолкали бревно из скоб.
За воротами их уже ждали. Из всей встречающей группы, суровых по виду мужчин, Ник узнал только Иго. Но потому как они радушно приветствовали Шептуна, прижав раскрытые ладони к груди, стало ясно, что тут все давно друг друга знают. Иго вышел вперед:
– Мы готовы, Шептун. Здесь, как видишь, старейшины и шептуны деревень Костяного хребта и двух наших долин, Ближней и Дальней.
– Я рад всех вас видеть во здравии, – поприветствовал их Шептун. – Я до последнего не хотел просить вас браться за оружие. Но положение становится все хуже и хуже. Уже понятно, что это не обычный Исход, какой мы знавали раньше. Тварей идет великое множество. Боюсь, что без вашей помощи городским не удержать стены.
– Мы чувствуем это не хуже тебя, – вперед вышел сгорбленный старик и, опершись на сучковатую палку, дребезжащим голосом продолжил: – Иначе не согласились бы нарушить заповедь Хранителей. Я и другие шептуны, – он обернулся к стоящим позади него старикам и поклонился, – этой ночью созвали Большой Круг.
– Вот даже как? – Шептун поднял свои кустистые брови. – Вы получили ответ?
– Да. – Старик еще раз повернулся, словно спрашивая у других согласия. – Правда, мы несколько разошлись во мнениях, как правильнее трактовать его. – Он задумался, подбирая слова, но вскоре продолжил: – В главном все были единодушны.
– Не тяни, Шор. – Ник почувствовал, что Шептун не на шутку взволнован. – Говори.
– Лес теперь считает эту землю своей.
– Своей, – Шептун словно попробовал слово на вкус. – Что, всю?
– Здесь-то и не совсем понятно. – Шор еще раз повернулся и поклонился другим старикам. – Кто-то считает, что всю. Другие, что только вдоль водораздела.
– И то и то сейчас плохо. Очень плохо. – Шептун в задумчивости обвел присутствующих взглядом. – Башня стоит совсем близко к Быстрой Воде.
– Если Лес решил взять эту землю себе, в казематах нам не отсидеться. – Было видно, что Шор говорил эти слова уже много раз. – Выхода нет. Придется сражаться. А там, да помогут нам Ушедшие, Исход иссякнет, и мы сможем вернуться домой.
– Люди готовы?
– Да, ждут сигнала.
– Тогда вперед! Ведите их к оружейной. Все получат свое оружие.
Шептун, больше не говоря ни слова, развернулся и поспешил наверх. Ник с Ситом последовали за ним.

***********************
Бой шел уже на стенах. Стражи, отбросив бесполезные луки и арбалеты, бились мечами и короткими топорами с двухсторонними лезвиями. Ник попытался разглядеть тварей, но снизу трудно было что-либо разобрать. Были видны только отдельные мелькания темных тел и силуэты рубящих их наотмашь стражей. Слышались крики людей, хрустящие удары и рев раненых животных. Со сторожевых башен прицельно били арбалетчики, помогая тем, кто сражался на стенах.
От казематов до распахнутых ворот оружейной выстроилась толпа охотников. Все молчаливо ожидали, когда до них дойдет очередь и можно будет получить обратно сданное накануне оружие. Люди с тревогой посматривали на стены. Сит, Шептун и несколько старейшин помогали Росу раздавать оружие. Охотники, получившие свои копья и ножи, сразу отходили в сторону, уступая место следующим.
В этот момент до Ника донеслась ругань и последовавшая за ней громкая перепалка. Шептун сделал ему незаметный знак следовать за ним. С трудом им удалось протиснуться сквозь толпу охотников, окружившую со всех сторон оружейную.
– Этого нам сейчас только и не хватает! – пробормотал старик.
В центре площади стояли две подводы, запряженные ленивцами. В них сидели, свесив ноги и поигрывая взведенными арбалетами, несколько стражей. Рядом с подводой, не решаясь отойти далеко, стояли еще трое. Один, показавшийся Нику знакомым, не стесняясь в выражениях, орал во все горло:
– Дайте проехать, поганые лесовики! Кто вам позволил высунутся наверх? Стража! Сюда!
Шептун быстро направился к нему. Было видно, что стоящие толпой охотники едва сдерживаются, чтобы не накинуться на солдат.
– Ты что разорался, уважаемый? – Шептун хотел подойти ближе, но стражник выставил вперед копье.
– Не подходи, старик! – отступив на шаг, прокричал он. – Иначе прикажу стрелять!
– Ты, мальчик, видать, от страха совсем ум потерял? – Шептун старался говорить спокойно. – Приказ коменданта вооружить всех жителей Прилесья. Видишь, бой идет уже на стенах?
– Это не слыхано! – Ник теперь узнал крикуна. Это был Рут, крепыш, который больше всех бузил на пароме. – Раздать оружие лесовикам! И где? В Башне!
– Ты сам-то зачем сюда подводы привел?
– За оружием, ясен пень! Рек приказал. У нас уж стрелы все позаканчивались. Еще чуток, и твари на пристань прорвутся. Огонь их уже не сдерживает. Все лезут и лезут…
– Вот видишь,– Шептун пытался разрядить обстановку. – А если здесь прорвутся, то и вам скоро конец придет. Поминай как звали!
В этот момент земля под ногами ощутимо вздрогнула. Ник недоуменно посмотрел по сторонам. Землетрясение? – мелькнула шальная мысль. Толпа охотников подалась назад. Шептун замер, напряженно вслушиваясь во что-то. Земля снова заходила ходуном. От центра площади в разные стороны змейками побежали черные трещины.
– Назад! Все назад! – со всех сторон раздались предупреждающие об опасности крики. – Землеройка! Отходим!
Земля в центре площади вспучилась большим горбом, потом с треском раскололась пополам. Сквозь поднятую столбом пыль Ник увидел, что на том месте образовался черный провал. В следующее мгновение из него полезло нечто, отдаленно напоминающее то ли щупальца гигантского осьминога, то ли извивающиеся корни исполинского дерева.
– Прорыв! – послышалось из толпы. – Прорыв!
Ник словно впал в ступор, не в силах оторвать взгляд от сюрреалистичной картины происходящего. Он смотрел, как из черной пасти провала вытягиваются во все стороны все новые и новые бледно-розовые щупальца со множеством шевелящихся отростков разной формы и величины, больше напоминающие корни поваленного грозой исполинского дерева. Они, перекатываясь кольцами, расползались все дальше и дальше, явно норовя подобраться к замершим людям.
Потом все разом смешалось. Ник заметил, как Рут уже на ходу запрыгнул в подводу. Стражи что есть силы принялись хлестать ленивцев, стараясь быстрее убраться от подземного чудовища. Шептун, схватив Ника за руку, потащил его за собой в сторону. И вовремя. Одно из щупалец, изогнувшись огромной аркой, в следующее мгновение рухнуло вниз, словно мухобойкой, прихлопнув заднюю подводу со стражниками.
Они отбежали к дальней стене оружейной и некоторое время переводили дух.
– Что делать, Шептун? – придя в себя, прокричал Ник. Вокруг стоял невообразимый шум. – Как справиться с этой тварью?
Многие охотники быстро оправились от первого шока, ощетинились острыми копьями. Ник увидел, как дюжина мужчин набросилась на ближнее, извивающееся кольцами щупальце и принялась неистово колоть его копьями. Это оказалось действенным. Тварь явно чувствовала боль. Стремясь уйти от града ударов, щупальце резко отпрянуло и начало быстро втягиваться в сторону провала. Один из охотников не успел перепрыгнуть через нее и, споткнувшись, свалился на землю. Его нога застряла в одном из корневидных отростков и его поволокло к провалу. Охотник до последнего продолжал наносить удары копьем, пока не скрылся из виду.
– Смола, Ник, – Шептун говорил прерывисто.
Ник проследил, куда указывал старик и сразу понял, что тот имел в виду. Метрах в пятидесяти от провала возвышался треножник, на котором был установлен огромный котел с кипящей смолой. Стражники, поддерживающие под ним огонь, уже давно покинули свой пост и бились сейчас с тварями на крепостных стенах.
– Надо залить смолу прямо землеройке в пасть. – Шептун схватил его за руку. – Ты понял, Ник? Прямо в пасть!
– Понял, Шептун. – Ник посмотрел на извивающиеся прямо у большой треноги щупальца землеройки. Потом перевел взгляд на Сита. Подумал, что на этот раз лучше все сделать самому. Не рисковать парнем.
– Чего в гляделки играешь! – Сит явно храбрился. – Сказано залить, значит зальем! Правильно я говорю, Шептун?
Мальчик, не дожидаясь ответа, осторожно двинулся вперед.
Ник поспешил за ним. Он услышал, как Шептун подзывает кого-то из охотников к себе, но решил не отвлекаться и сосредоточился на предстоящем пути. Пройти требовалось чуть больше ста шагов, по сути пустяк. На соревнованиях по спринту на сто метров Ник укладывался в восемь секунд. Но сейчас путь перегораживало около десятка волнообразно сокращающихся щупальцев. Ник пожалел, что рядом нет его друзей – всегда спокойного и рассудительного Рона и здоровяка Валу. Как они там?
Ник медленно выдохнул, отрешаясь от всего постороннего.
– Раз, два три, раз и… – Ник начал считать, стараясь уловить закономерность в движениях землеройки, – два, пауза, три. Пошел!
Ник, мысленно отдав себе команду, начал свой размеренный бег.
– Раз, два, три и…
Прыжок! Он перемахнул опустившееся в этот момент на землю щупальце. Раз, два, три. Стой! Чуть притормозив и дождавшись, когда следующее начнет выгибаться, кубарем прокатился в образовавшуюся арку.
Его продвижение очень напоминало детскую компьютерную «бродилку», где герой должен был пройти очередной квест. Только в симуляторе можно было делать бесчисленное множество попыток, ему же давалась только одна. Перепрыгивая очередной щупальцеобразный корень (при ближайшем рассмотрении это оказалось никакое не животное, в чем Ник сейчас мог поклясться своей головой), он глазами нашел Сита. Мальчишка весьма проворно продвигался вперед. И если Ник старался даже не касаться этих омерзительных бледно- розовых, облепленных местами коричневой глиной корней, то Сит, напротив, бесстрашно перелезал через них, хватаясь руками за торчащие отростки.
До треноги они добежали одновременно, и, хотя Сит был весь перепачкан в земле, глаза его радостно светились. «Да, – невольно подумалось Нику, – в разные мы с ним в детстве игры играли». Не успели они отдышаться, как их внимание привлекли усилившиеся крики охотников.
– Там, Ник! Туда смотри!– Сит первый сообразил, что происходит. – Твари полезли!
Ник взглянул в направлении, куда указывал мальчик. Из зияющего, словно гигантская пасть, пролома в земле стали быстро выскакивать раньше не виданные им существа. Одни напоминали собак-переростков с неимоверно большой головой, посаженной на мощную короткую шею. В глаза сразу бросились их гипертрофированные вытянутые пасти с рядами загнутых внутрь зубов. Задние лапы были намного короче передних, но заметно мощнее. Поэтому существа больше передвигались длинными прыжками. Других тварей можно было отнести к разряду членистоногих. Они имели множество мохнатых суставчатых лап, с виду напоминающих паучьи, а их спины покрывали хитиновые панцири. Передние лапы заканчивались зазубренными клешнями, которые постоянно сокращались, издавая отвратительный треск и клацанье. Голову монстров увенчивали два круглых, вращающихся независимо друг от друга глаза, каждый из которых крепился на гибкой ножке. Более абсурдных созданий Нику до сих пор видеть не доводилось. Он стоял как завороженный, на миг позабыв, зачем они с Ситом сюда пришли, и смотрел, как из провала выскакивают все новые и новые существа.
– Ник, что к земле прирос! – вывел его из оцепенения возглас мальчика. – Давай быстрее, пока нас не приметили!
Они стояли рядом с полыхающим костром, разложенным под треногой, и были пока в относительной безопасности. Сит, быстрее разобравшись в ситуации, схватил толстенную палку и, окунув ее заостренный конец в стоявшую поодаль бочку со смолой, поднес к огню. Получился довольно неплохой импровизированный факел. Ник внимательно осмотрел тяжелую конструкцию треноги. Она была по крайней мере в два с половиной раза выше него и держала на себе здоровенный чан с кипящей смолой. К нему вела грубо сколоченная лестница с двумя короткими пролетами. Ник внимательно осмотрел сооружение, прикидывая, с какой стороны будет сподручнее завалить эту конструкцию.
Сначала надо было отодрать в сторону лестницу, которая также добавляла устойчивости треноге. Он быстро выбил крепящие подпорки, чуть поднатужился и завалил ее прямиком на ближайшее щупальце землеройки. Несколько клыкастых тварей остановились и принялись водить из стороны в сторону своими тяжелыми башками. Ник и Сит замерли. Ввязываться сейчас в бой им было совсем не с руки. Им повезло. Вырывающиеся языки костра скрыли их от голодных глаз тварей, и те длинными прыжками устремились к оружейной, где сейчас шло настоящее сражение.
– Сит! – позвал Ник мальчика, указывая на железную треногу. – Я сейчас приподниму эту опору, а ты что есть сил дави своей палкой вон на ту верхнюю перекладину. Постарайся упереться как можно выше. Понял?
– Что уж тут не понять, – буркнул Сит, – чай, не маленький!
Конечно, легче было бы завалить треногу с раскачки, но Ник не знал, сколько горячей смолы было в чане. Она запросто могла плеснуть через край прямиком им на головы. Приняв решение, Ник поудобнее обхватил опору у самого основания и, набрав в легкие воздуха, потянул ее вверх.
Поначалу шло туго. Ник уже всерьез подумал, что не справится, но ему все-таки удалось подтянуть опору до уровня груди. Немного присев, он начал выжимать ее от себя вверх. Наконец тренога пересекла невидимую ось своего центра тяжести и, скрипя всеми железными сочленениями, начала заваливаться в сторону провала. Сначала медленно, потом ускоряясь все быстрее и быстрее.
Котел с лязганьем съехал с опоры и с глухим стуком рухнул на землю. Из него рекой выплеснулась кипящая смола и густым булькающим потоком устремилась в провал. Тотчас же из-под земли донесся нечеловеческий, многоголосый вой. Потом резко оборвался.
– Захлебнулась тварь! – злорадно прошипел Сит, стряхивая с лица пот.
Щупальца землеройки продолжали еще конвульсивно сокращаться, бездумно загребая под собой землю, но было понятно, что это уже агония. Ник переборол желание опуститься на землю. Вместо этого он вытащил из огня пылающую головешку и коротко размахнувшись, бросил ее в темный провал. Полыхнуло красиво! Он поймал себя на том, что улыбается. Те существа, что недавно лезли из-под земли, не вызывали у него ничего, кроме омерзения.
Тем временем бой вокруг оружейной продолжался. Вначале, из-за неожиданного нападения, охотники понесли большие потери. Сказалось и то, что многие просто не успели вооружиться. Однако сейчас силы сравнялись. Все новые охотники, получив, наконец, свои копья, с яростью бросались в гущу кровавой схватки. Приток новых тварей же, напротив, прекратился.
Ник оглядел крепостные стены. Сражение не утихало и там. Однако правильно оценить обстановку снизу не представлялось возможным. Одно было ясно – стражи бились из последних сил. Ник взглянул на небо. Орфиус уже клонился к закату, значит, бой продолжался без малого весь день.
Ник краем глаза уловил позади себя какое-то движение. Инстинкты опередили разум. Он сделал резкий кувырок вперед и в сторону и в следующий момент уже стоял, чуть пригнувшись, ожидая повторного нападения. На том месте, где он отдыхал еще секунду назад, стояла крупная тварь, растопырив мохнатые крабовидные лапы. Клешни быстро сокращались, издавая зловещее щелканье. Пара красных глаз на двух тонких ножках пристально смотрела на него. В них нельзя было прочесть никаких эмоций. Однако Ник всем нутром почувствовал, тварь взбешена, что упустила в последний момент такую легкую и желанную добычу.
– Ник! Желтобрюхи! – послышалось запоздалое предупреждение Сита. Мальчик находился по другую сторону костра. Его не было видно, но по раздавшемуся там шуму ударов Ник понял, что Сита тоже атаковали.
Ник осторожно осмотрелся. Недалеко от костра валялась заостренная и слегка обугленная с одного конца палка. Он пожалел, что оставил свое копье у оружейной, но выбирать не приходилось. Ник прыгнул к костру и, перекатившись через голову, подхватил импровизированное оружие. Это было весьма вовремя. Послышался рев, отдаленно напоминающий рычание. Со стороны западной башни длинными прыжками на него неслись две клыкастые твари. Пока Ник лихорадочно соображал, с какой стороны ему больше грозит опасность, его атаковал желтобрюх. Тварь оказалась весьма проворной. Часто перебирая своими паучьими лапами, она быстро приближалась, вытянув вперед клешни. Ник плавно скользнул в сторону и, не придумав ничего лучшего, со всей силой огрел желтобрюха палкой по хитиновому панцирю.
Сложность положения заключалась в том, что Ник никогда прежде не встречался с такими животными, тем более никогда не вступал с ними в схватку. Он не знал их слабые места, повадки и манеру атаковать. Приходилось все делать по наитию. Тем не менее удар не пропал впустую. Тварь по инерции пробежала дальше и засеменила бочком, похрамывая, подальше от него в сторону. При этом ее пустые немигающие глазки неотрывно следили за ним. Они поворачивались на своих стебельках независимо от изменения положения ее тела.
Возможно, человеку, удобно расположившемуся у экрана стереовизора, это зрелище и показалась бы комичным, но Нику было не до смеха. Два монстра, ощерившись смертоносными клыками, с каждым мощным прыжком неумолимо сокращали разделяющее их с Ником расстояние. Первую тварь Ник встретил в воздухе. Та неожиданно прыгнула на него метров с семи. Ник, чуть присев, выставил заостренную палку перед собой, уперев задний конец в землю. Импровизированный кол с треском переломился пополам, пробив тем не менее зверюгу навылет. Однако и Ник не удержался на ногах и покатился по земле.
Второй монстр зарычал, оскалив загнутые клыки, и бросился на него, стремясь разорвать грудь острыми когтями. Заостренная палка осталась торчать в теле первой твари, поэтому Нику, сидящему на земле, ничего не оставалось, как перехватить в полете передние лапы хищника и провести классический бросок через себя. Он тотчас же вскочил на ноги, готовясь к повторному нападению, но враг, пролетев дугой, угодил прямиком в горящий костер. Тварь безумно заревела и вся охваченная пламенем бросилась прочь, не разбирая дороги.
– Сит!– Ник с беспокойством начал обходить костер. – Ты где?
– Чего раскричался-то? Тут я!
Мальчик сидел, прислонившись спиной к бочке, и зализывал кровоточащую руку. Поодаль от него валялся мертвый желтобрюх.


****************************

По совету Шептуна охотники разбились на несколько групп. В их задачу входил поиск уцелевших защитников крепостных стен и зачистка периметра от прорвавшихся тварей. Ник вместе с Ситом и еще с дюжиной охотников Ближней Долины отправились к западной башне. Картина, открывшаяся перед ними, была поистине жуткой. Повсюду были навалены трупы омерзительных существ вперемешку с разорванными телами стражников. Ника передернуло от отвращения. У него мелькнула мысль, что природа на этой планете сошла в какой-то момент с ума и создала всех этих монстров с единственной целью – убивать. И убивать именно людей.
Раненых было мало. Их срочно спускали на площадь, где наспех соорудили полевой лазарет. Деревенские шептуны развели небольшие костерки и варили в подвешенных на палках котелках одним им ведомые целебные отвары. Им в этом помогали женщины, добровольно покинувшие подземные казематы и сейчас ухаживающие за ранеными.
Тело Гора было обезображено до неузнаваемости, будто его рвала стая бешеных псов. Комендант дрался до последнего. На это указывал вал из нагроможденных вокруг него убитых тварей. Большинство с перерубленными конечностями и под корень отсеченными хитиновыми клешнями. Некоторые еще ворочались, истекая густой зеленоватой кровью. Охотники, словно выполняя привычную работу, методично добивали их короткими и точными ударами копий. Ник, поколебавшись мгновение, вынул из мертвой руки Гора меч и прицепил его себе на пояс, рассудив, что покойный, будучи человеком военным до мозга костей, был бы только благодарен, что его любимое оружие еще сослужит людям добрую службу.
Погибших было больше. Почти у всех – глубокие рваные раны, оторванные конечности. Многие тела были неестественно раздуты. На коже виднелись бордовые, переходящие в черноту пятна. Из объяснений Сита Ник понял, что укусы большинства тварей ядовиты.
Изумрудный свет Доминии придавал царящей здесь атмосфере смерти еще большую мрачность. Ник перегнулся через бойницу и посмотрел вниз. Ночной полумрак не мешал ему, он мог прекрасно видеть в почти полной темноте. Но стелившийся под стенами плотный туман закрывал то, что происходило внизу. Снизу раздавались непонятные булькающие звуки, как будто там что-то варилось. Пахло соответственно. Не то что воняло, но желудок то и дело скрючивало в рвотных позывах. На его вопрос, что там происходит, Сит буркнул: «Зреют». Или что-то в этом роде. В последнее время мальчик не отличался многословностью.
Ночью состоялся Совет старейших. Шептун, с молчаливого согласия деревенских старост, пригласил на него Ника. Никто не возражал. Все знали, что многим обязаны Найденышу, как его называли между собой. Сказано было немало, и, хотя Ник внимательно слушал, стараясь не пропустить ни одного слова, многого он не понимал. Влезать в обсуждение со своими вопросами он не решился, рассудив, что лучше расспросит Шептуна позже, как только представится первая возможность.
Одно было ясно – положение осажденных оказалось незавидным и, прямо сказать, безвыходным. Люди были окружены с трех сторон. Первые две волны ценой невероятных усилий и человеческих жертв удалось выстоять, но, как понял Ник из слов старейшин, шла еще одна, третья. Противопоставить ей людям уже было нечего.
Практически весь личный состав гарнизона Башни был уничтожен. Несколько десятков раненых были не в счет. Запасы горючей смолы полностью израсходованы. Два рва, которые по бокам защищали дорогу к пристани, еще горели, но все понимали, что это продлится недолго. Во время бойни на центральной площади охотники также понесли существенные потери. Провал, образовавшийся после прорыва землеройки, удалось забросать камнями и песком. Но, как понял Ник, старосты считали это вопросом времени. Все были уверены, что атака повторится и на этот раз, скорее всего, уже и в разных местах одновременно. По этой же причине решено было вывести из казематов всех женщин и детей. Большое опасение у присутствующих вызывало нечто, находящееся снаружи под самыми крепостными стенами. Там что-то «зрело» или «вызревало». Ник так и не понял, что именно, но все этого очень боялись.
Ник то и дело поглядывал на Шептуна. Старик, по своему обыкновению, сидел с безучастным видом, прикрыв глаза. Ник уже хорошо успел узнать Шептуна, поэтому не обманывался его сонным, отсутствующим видом. Он был уверен, что тот внимательно слушает и, возможно, уже давно имеет свой план, но дает возможность высказаться сначала всем присутствующим. Сам Ник видел всего один выход из создавшейся ситуации и искренне удивлялся, почему остальным не приходит в голову столь банальная мысль.
Наконец, когда обсуждение вариантов спасения плавно пошло по третьему кругу, на освещенное место у костра вышел Шептун. Он выразил свое почтение старостам и шептунам Ближней и Дальней Долин, а также добрым соседям с Костяного хребта. Вспомнил давно минувшие дни, когда они собирались почти в том же составе и согласовывали свои действия, чтобы с наименьшими потерями противостоять тогдашним, обрушившимся на их деревни невзгодам. Потом перешел к главному.
– У нас есть один-единственный выход, и вы все его знаете. Я возьму на себя смелость и озвучу его. – Он сделал паузу, обвел взглядом всех сидящих вокруг костра, заглянул каждому в глаза и произнес негромким, но твердым голосом: – Наше спасение за Быстрой Водой.
Люди зашумели. Кто-то вскочил на ноги. Все начали говорить одновременно. Ник крутил головой, пытаясь понять, что здесь на самом деле происходит. Шептун только что произнес то, что само собой напрашивалось с самого начала Совета.
– Это против всяких правил! – неслось с разных сторон. – Неслыханно! Хранители этого не допустят! Завтра придет помощь!
Правда, звучали и более трезвые мысли.
– Все стражи Хранителей мертвы! Завтра к вечеру и мы составим им компанию! Надо думать о наших женщинах и детях!
Дождавшись, когда страсти немного поутихнут, Шептун поднял руку, призывая к тишине:
– На пристани стоит большой паром. На нем мы можем переправиться за Быструю Воду. Там переждем, когда Большой Исход иссякнет, и вернемся в свои дома. Если останемся здесь, завтра к ночи будем мертвы. Все мертвы. Я сказал. Решение за Советом.
Обсуждение заняло еще не меньше часа. В конце концов здравый смысл победил. Было решено дать этой ночью людям прийти в себя, а с восходом Орфиуса начать погрузку на паром. Шептун вызвался отправиться с делегацией к пристани, чтобы договориться с Реком о переправе.
Иго пригласил Шептуна, Ника и Сита к своему костру. Это было весьма кстати, потому что сейчас центральная площадь башни больше походила на муравейник или, скорее, на переполненный лагерь беженцев. Впрочем, он таким и являлся. Казематы признали небезопасными. Их наглухо замуровали, предварительно выведя из подземелья стариков и женщин с детьми.
Ник какое-то время пытался бороться со сном. Чтобы как-то отвлечься, снял с перевязи меч Гора. Покрутил его, оглядывая с разных сторон. Осторожно провел большим пальцем по лезвию. Удовлетворенно хмыкнул. Если не считать нескольких микроскопических выщербинок, меч словно только сегодня сошел со шлифовального станка оружейника. Выковавший его неизвестный кузнец, без сомнения, был мастером своего дела.
Меч оказался прекрасно сбалансирован и удобно ложился в ладонь своей шероховатой рукояткой. Ник знал толк в этом виде холодного оружия. Навыки владения мечом он приобрел еще в детстве, до седьмого пота упражняясь на исторических игровых симуляторах. А в виртуальной игре «Сражение при Фермопилах» он долго висел в топ-100 лучших бойцов всей нуль-сети. Его дружище Поль блестяще стрелял из лука, прекрасно бросал дротики и боевые топоры, но как ни тренировался, а победить Ника в рукопашной ему ни разу не удалось. Друзья даже сорились из-за этого и могли не разговаривать по несколько дней кряду.
Ник грустно улыбнулся. Накопленная за этот бесконечный день усталость брала свое. Он поудобнее пристроил под голову заплечный мешок и с наслаждением вытянулся на сыроватой земле во весь рост, чувствуя, как гудят уставшие мышцы. Последнее, что он слышал, уже засыпая, это перекликающихся на крепостных стенах дозорных.

***************

Ник вышел из нуль-кабины и с удовольствием несколько раз глубоко втянул воздух в легкие. Пахло весной. Когда ему доводилось где-нибудь слышать это расхожее выражение, то он ассоциировал его именно с этим, наполненным тысячами различных оттенков запахом Алтайского заповедника, просыпающегося после долгой зимней спячки. Стояла ранняя весна. Воздух уже не был морозным, и чувствовалось скорое пробуждение природы. Через месяц трава станет по пояс, начнут цвести могучие вечнозеленые алтайские кедры.
Ник осмотрелся в поисках посадочной площадки пассажирских флайеров. Он давно не был в Белухе, город сильно изменился. Нуль-кабина в поселке Яйлю, откуда было рукой подать до их дома, временно не работала. Ждать, когда связь восстановят, ему не хотелось. Да и, честно признаться, его и так уже изрядно мутило. Эта досадная особенность организма – так реагировать на нуль-переходы – его нервировала.
Ник пару лет назад специально прошел детальное обследование в Массачусетской клинике экзоневрозов. Тогда старенький доктор, внимательно изучив все его диагностические показания и анализы, объяснил, что наблюдаемый случай редкий, но не единственный в своем роде. Эта особенность присуща одной сотой процента землян. Возможно, чтобы как-то его успокоить, доктор добавил, что, в основном, такой фобии подвержены люди с тонкой нервной организацией. К примеру, люди искусства.
Ник, весьма скромно оценивающий свои творческие таланты, такому объяснению был не совсем рад. А если учесть, что он серьезно готовился к поступлению в Военную космическую академию и в дальнейшем собирался связать свою жизнь с Глубоким Космосом, то, прямо сказать, был очень расстроен. Врач заверил его, что противопоказаний для работы в качестве пилота нет. Выписал таблетки, порекомендовал принимать их за час до предстоящего нуль-перехода и, пожелав удачи, выставил за дверь.
Ник заметил идущий на посадку флайер. Восьмиместная «Молния» бесшумно коснулась земли, и из нее кубарем высыпала веселая компания молодых ребят. Их было человек двенадцать. Как они там все разместились, было уму непостижимо. Последний, долговязый, парень принялся выкидывать из открытой дверцы снаряжение для гравибордов, и все, смеясь и дурачась, старались поймать свои доски на лету. Одна раскрасневшаяся девчонка, завидев Ника, радостно замахала руками:
– Лети на Катунский хребет, не пожалеешь! Самый лучший спуск сейчас на северном склоне горы Колбан!
– Не слушай ее, – подхватив девушку на руки, засмеялся здоровый рыжеволосый парень. – Там без специальной подготовки делать нечего! Черная трасса, расшибешься, в два счета!
– Да для тебя и детская горка уже черная трасса! – Девушка притворно заколотила кулачками ему в грудь. – Поставь меня на место, снежный человек!
Ник с улыбкой посторонился, пропуская веселую компанию. Каждый, проходя мимо, хлопал его по плечу, желал попутного ветра и мягкого снега. Они явно приняли его за начинающего экстремала. Не объяснять же им, что все его детство прошло в этих горах.
До места лететь было не больше получаса. Флайер обогнул хребет Корбу, прошел вдоль береговой линии Телецкого озера и с тихим шелестом опустился на площадке административного здания Алтайского заповедника.
– О, Ник, сколько лет сколько зим! – В просторном холле на первом этаже он сразу натолкнулся на Веронику, помощницу его бабушки. – А Ольга Николаевна в отъезде сейчас, вы что, с ней не договаривались?
– Да нет, – развел руками Ник, – я на денек. Решил заскочить, думал сюрприз сделать.
– Она сейчас на Нижней базе. Там наш лесничий, Олег Григорьев, да ты же его
знаешь, этой зимой медведя-шатуна отловил. Удивительно, откуда он такой взялся? К тому же, представляешь? – Вероника смешно округлила глаза. – Без биочипа! Вот Ольга Николаевна и полетела выяснять у соседей. Сам понимаешь, медведь на туристическом маршруте, да и еще и неучтенный!
Ник так и не понял, что Веронику больше волновало: сам медведь-шатун или то, что он был без биочипа. Хотя, конечно, странно, сенсорные датчики медведям, как впрочем, и любым другим хищникам, вживляют при рождении. Нижняя база находилась недалеко, километрах в пятнадцати, если напрямик по тропе. Ник только обрадовался, что подвернулась возможность, как раньше, пробежаться по хвойному лесу.
– Ладно, Вероника, спасибо. Пойду я, – он заговорщицки подмигнул девушке и, чуть понизив голос, попросил: – Только бабуле не сообщай, что я здесь, окей?
– Да, конечно, Ник, сюрприз, я понимаю. – Она хитро улыбнулась в ответ и крикнула ему уже вслед: – Флайер-то возьми, быстрее будет!
– Еще налетаюсь! – Ник помахал ей рукой и не спеша побежал по склону в сторону леса.

***************
Тропинка, как и всегда, неожиданно оборвалась, и Ник выскочил на поляну. Прямо посередине стоял черный матовый ангар. За ним, чуть поодаль, виднелась избушка, сложенная из неотесанных бревен. Ник помнил, что эту избушку собственноручно сложил Олег Григорьев, человек огромной физической силы. Тот был лесничим уже много лет, редко выбирался в цивилизацию, предпочитая проводить время в обществе таежных зверей. Работники заповедника считали его чудаковатым, но относились к нему с уважением и даже со скрытым почтением. Ник в детстве любил навещать лесника. Они порой подолгу бродили по незаметным лесным тропам, и Григорьев с охотой учил его читать звериные следы, ставить силки на мелкую дичь и ориентироваться без приборов в бескрайней тайге.
Ник направился было прямиком к избе, но, заметив на ангаре предупреждающую надпись: «Осторожно! Хищник!», остановился. Скорее всего, это именно здесь содержали пойманного медведя-шатуна. Любопытство победило осторожность, Ник коснулся ладонью панели, и дверь с шипением отошла в сторону.
В ангаре царил полумрак. Ник постоял немного, давая глазам привыкнуть к тусклому освещению. Пахло, как и должно было пахнуть в клетке крупного хищника. А вот и она. В глубине ангара справа стояла высокая металлическая клеть. В ней бурой горой громоздился медведь. Ник осторожно приблизился к клетке, непроизвольно оценив толщину ее прутьев.
Зверь лежал в дальней стороне и, казалось, спал. Ник вдруг почувствовал, как по спине у него пробежали мурашки. Медведь не спеша повернулся с бока на спину, потянулся, зевнул, лизнул лапу. От вида этой мощи, желтоватых клыков и тускло поблескивающих лезвий когтей у Ника вспотели ладони, а ноги вдруг ослабли. Он отскочил в сторону и услышал за собой голос:
– Так-так-так. Любимая бабушка с минуты на минуту ожидает прибытия своего горячо любимого внука. Самовар уже давно вскипел, а он тут со зверем якшается.
В дверях, мощным торсом загораживая весь дверной проем, стоял Григорьев и улыбался.
Ник украдкой стряхнул выступивший на лбу пот и, гадая, заметил ли его слабость Олег, протянул руку.
– Да вот, Вероника сказала, что ты заблудшего мишку на днях отловил, дай, думаю, зайду одним глазком посмотрю.
– Ага.
Григорьев пожал протянутую руку, внимательно оглядел Ника, будто видел в первый раз, ощупал плечи, бицепсы. Ник сначала расслабился, потом напрягся, как говорят профессионалы, «дал мышцу». Григорьев довольно хмыкнул:
– Растешь. – Он ногой отодвинул здоровое ведро, подтолкнул Ника к деревянному столу. – Садись, коль пришел. – Он подвинул ему грубо сколоченный табурет и сам опустился напротив. – Вероника с Ольгой Николаевной стол накрывают, так что у нас есть минутка пообщаться.
– Ах, Вероника, Вероника, – пробормотал Ник, усаживаясь. – Сказал же ей, пусть будет сюрприз.
– Ага, – с удовольствием согласился Григорьев. – Я тут слышал, ты в ВКА податься решил? По стопам батьки пойдешь?
– Ну, это еще не точно. – Ник неожиданно смутился. Он-то считал, что о его секрете знает очень ограниченный круг лиц. А тут, выясняется, об этом известно даже в такой таежной глуши. – Там очень строгий отбор.
Григорьев, словно прочел его мысли, улыбнулся и, потрепав по голове, с уверенностью произнес:
– Поступишь, не боись! Вы, Соболевы, народ твердый. С дедом твоим лично так и не удалось познакомиться, – тут он замолчал, видно, задумавшись о своем, – нуль-связь не в счет. – Григорьев скривился. По всему было видно, что не приветствует он, казалось бы, такие обыденные блага цивилизации. – А жаль. По всему видать, стоящий мужик был. – Он опять замолчал. – А отца твоего знаю. Редкая у вас порода. Раньше думал, что уже и перевелись такие. Медведя ты не понимаешь, а от клетки мигом убрался, значит, чувствуешь. Люди полагают, что медведь коротколап и неуклюж, а ошибаются. Он тебя бы достал, как кот мышку. Но ты ему понравился, вижу. Я-то понимаю, но как понимаю, этого не объяснишь.
Григорьев провел ладонью по мускулистой шее, поднялся, кастрюлей из бачка зачерпнул , подошел к клетке. Медведь в рост в ней подняться не мог, сел, подпер огромной башкой верхнюю стенку и просунул лапу между прутьев. И тут Ник понял, что ему пытался втолковать лесник. Лапа вытягивалась и вытягивалась, словно телескопическая антенна. Ник взглянул на лезвия когтей, прикинул, где минуту назад стоял, и расстегнул на груди рубашку.


**************************

– Вставай, Ник, беда! – Кто-то теребил его за рубаху . Открывать глаза не хотелось. – Паром, Ник! Паром уходит!
– Паром? Какой еще, к дьяволу, паром? – Ник сел, непонимающе взглянул на Сита.
– Головой, что ли, опять стукнулся? – Сит опасливо смотрел на него. – Опять на тарабарском языке бормочешь, ничего не понять!
– Что-то приснилось, Сит. – Ник поморщился. – Что там с паромом?
– Бежим скорее на восточную башню, там уже все собрались!
Все стало понятно без слов. Старейшины стояли на восточной крепостной стене, которая выходила на Быструю Воду. Сверху хорошо было видно, что их единственная надежда на спасение медленно, но верно исчезала в утренней дымке тумана.
– Идем на пристань. – Шептун казался спокойным, но глаза его горели недобрым огнем.
Уже через полчаса они были на месте. Открывшаяся им картина до боли напомнила увиденную Ником на крепостных стенах. Изувеченные тела людей, груды обгорелых трупов тварей. Проходя мимо защитной насыпи, где безмолвно торчал черный от копоти огнемет, они услышали слабый стон. Из-под груды тел охотники извлекли истекающего кровью стража. Они не сразу признали в нем Река. Цвет его лица не намного отличался от землистого цвета лиц окружающих его покойников.
Шептун, с трудом разжав раненому ножом зубы, влил ему в рот густую настойку. Рек долго кашлял, но вскоре лицо его порозовело, смертельная бледность отступила. Как стало понятно из его слов, ночью случился мятеж. Восстали вольнонаемные, заявив, что не намерены гибнуть, защищая проклятых лесовиков. Рек попытался их остановить, но его оглушили и, видимо, посчитав за мертвого, бросили под насыпь к покойникам. Он боялся, что его участь разделили и воины, оставшиеся верными присяге, данной Хранителям.
Охотники облазили все защитные насыпи и обнаружили еще с два десятка раненых. Им оказали первую помощь, положили на мягкие подстилки, поближе к специально разведенным кострам. Нести искалеченных людей в крепость посчитали бессмысленным. К сегодняшнему вечеру всех и так ждал один конец.
Ник посмотрел на Шептуна. Старик сгорбился, морщины углубились, состарив его еще больше. Сит стоял рядом и потерянно молчал.
– Можно попробовать укрыть детей на маяке, – произнес Шептун, но по его голосу было понятно, что он и сам в это не верит.
– Я верну обратно паром! – вырвалось у Ника.
– Как это вернешь, Ник? – Шептун взглянул на него с тем же выражением на лице, с каким утром смотрел на него Сит.
– Верну, и всё! – Ник упрямо сжал губы. У него в голове еще не окончательно сформировался план, но, как говорил отец, решать проблемы надо в порядке их поступления! Ник мысленно произвел кое-какие подсчеты и закончил: – Когда Орфиус будет в зените, приготовьтесь, я дам с того берега три гудка. А пока впрягайте ленивцев. Собирайте женщин и детей. Они уплывут первыми.
Не дав никому сказать ни слова, он разбежался и прыгнул с причала в воду.

Аватара пользователя
Котыч
Амнистирован Тираном до очередного расстрела.
Posts in topic: 1
Сообщения: 45135
Зарегистрирован: 23 авг 2013, 22:08
Пол: Муж.
Откуда: Украина Днепропетровск.

Re: Власов Игорь_Исход

Непрочитанное сообщение Котыч » 10 мар 2016, 01:13

А тут выкладывается первый вариант, или сейчас идет текст с изменением?

Ответить

Вернуться в «Фантастический боевик»