Александр Нагорный. "Отмеченный тьмой"

Городское фэнтези, фантастический боевик

Модератор: Модераторы

Аватара пользователя
Александр Нагорный
Читатель.
Posts in topic: 3
Сообщения: 46
Зарегистрирован: 15 сен 2015, 15:26
Пол: Муж.

Александр Нагорный. "Отмеченный тьмой"

Непрочитанное сообщение Александр Нагорный » 23 мар 2016, 15:35

[align=center]Отмеченный тьмой
Пролог[/align]

Парень умирал.
Неестественно вывернутые ноги, торчащие из ран кости и лужа крови на земле ясно давали понять, что протянет он недолго. Однако чудом уцелевшая грудная клетка продолжала вздыматься, пусть и в рваном ритме. Сиплый вдох, свистящий выдох. Похоже, удар с использованием Тамаири повредил легкое.
Дариус Грей качнул головой и повернулся к своему ученику. Марон выглядел рассерженным, но никак не виноватым.
- Чего мы ждем, Наставник? Дайте мне уже прикончить этого слизняка!
- Ты этого не сделаешь.
В голосе Дариуса слышались ледяные нотки. Марон внезапно ощутил, как его внутренности сковывает льдом. Наваждение схлынуло так же быстро, как и возникло.
- Но почему? – более робко поинтересовался он. – Этот ублюдок…оскорбил меня! Назвал нашу школу помойкой и вызвал меня на бой! И теперь вы говорите что мы не должны вмешаться? Разве не была задета честь Школы Ледяного Кулака?
Дариус на мгновение прикрыл глаза, затем снова взглянул на умирающего. Да, он и впрямь протянет недолго. Может, стоит облегчить страдания?
Нет. Наставник прогнал эту мысль. По законам Элах-со-йан они не имеют права убивать непричастного к миру боевых искусств. И все же…
Откуда мальчик узнал об Эсо? Лишь избранные бойцы могут прикоснуться к тайнам сокрытого от глаз обывателей мира высших боевых искусств. Простой смертный не мог бы понять и принять существование Эсо. Значит, кто-то из посвященных был раскрыт.
Похоже, нет иного выхода, кроме как доложить о случившемся Совету Кланов.
- Ты еще слишком юн, чтобы понять всю суть совершенного тобой, Марон, - негромко произнес Грей. Ученик вздрогнул. Он знал, что Наставник называл его по имени только когда был очень зол. И в такие минуты не стоило беспокоить одного из сильнейших бойцов в Эсо.
- Простите, Мастер. Я совершил непозволительную ошибку.
Марон опустился на колени и склонил голову. Дариус одобрительно хмыкнул.
- Рад, что ты смог осознать. Однако его это к жизни не вернет. Непосвященные не обладают той силой, что есть у нас. Если бы этот мальчик был отмечен Даром, его раны уже затянулись бы. Кажется, у нас будут неприятности. Идем.
- Мы…оставим его вот так? – на секунду Дариусу показалось, что в голосе ученика мелькнуло сожаление. Что ж, значит не зря он потратил десяток лет на воспитание этого оболтуса.
- Нет. Вскоре прибудет господин Парс. Он знает, как поступать в таких случаях лучше нас. Но тебе не понравится это зрелище. Идем.
Дариус Грей развернулся и зашагал по заросшей тропинке вниз. Ветви деревьев укоризненно качались над его головой, а ледяной ветер трепал волосы, словно ругая за преступление.
Марон еще немного постоял, глядя на умирающего, а затем поспешил за учителем. Пройдет еще несколько дней, и юноша забудет это происшествие, вернувшись к прежней жизни.
Вот только кто-то наверху решил, что душа пострадавшего паренька им абсолютно бесполезна. Свет отринул ее без сожалений, а Тьма…что ж, Тьма никогда не разбрасывается столь лакомыми кусочками в бесконечной битве.
Гаррос наз-Халим задумчиво покусывал кончик ручки, глядя на изображение жестоко искалеченного юноши. Его тело серьезно пострадало и обычными средствами вряд ли возможно вернуть его к жизни. Но душа…она просто пылала жаждой мести.
- Из тебя выйдет отличное орудие в грядущем сражении, - пробормотал Гаррос. – Впрочем, люди – такие непостоянные существа. Придется создать рычаг давления, иначе ты не станешь работать с нами. Что же придумать…о! Кажется, это неплохо подходит. Ты будешь проклинать тех, кто сотворил это с тобой. Ну а я…мне останется лишь наблюдать.
Жесткие бледные губы растянулись в мерзкой усмешке. А затем под сводами зала раздался противный скрежещущий хохот.
Еще до того, как самый умелый лекарь Эсо господин Парс прибыл, кандидат в мертвецы бесследно исчез. Лишь кровавые следы на земле, тянувшиеся к реке, говорили о том, что парень ушел сам.
Вот только мало кто может ходить на сломанных ногах. Скорее, совсем никто.

***
Боль прекратилась внезапно. Только что он плескался в ее водах, пытаясь не рухнуть в бездну смерти, а теперь стоит на небольшом островке посреди бескрайнего океана.
Ощупав все тело, он понял, что абсолютно невредим. Как так? Он ведь точно помнил, как то парнишка медленно убивал его, ломая кости. Боль от ударов была запредельной, будто не кулаками бил, а по меньшей мере тяжелыми гирями. Весом этак в тонну.
Над головой царила беззвездная ночь, а вода казалась абсолютно черной. В какой-то момент он понял, что так оно и есть. Тьма кругом. Повсюду.
Что это за место?
- Это Грань. Место, где кончается жизнь и начинается смерть, - раздался чей-то голос. Он резко обернулся, но никого не увидел.
- И не увидишь. Меня здесь нет, я лишь наблюдатель.
- Чего ты хочешь? – наконец, произнес он. Голос задумался.
- Наверное, чтобы ты выжил и убил своего противника.
- Убил? Зачем? – опешил он. Собеседник рассмеялся, мерзким, скрежещущим смехом.
- Чтобы отомстить за свою смерть.
Так значит он…умер?
- Теоретически да, но вот на деле…все гораздо сложнее. Твое тело в таком плохом состоянии, к тому же ты абсолютно безнадежен в плане Дара. Жалкая искорка, которой не суждено было вспыхнуть. Именно поэтому мне пришлось влить в тебя просто бездну Тамаири. На какое-то время это поможет, но потом энергия начнет слоиться сквозь твои раны, если они не зарастут. Так что в твоих же интересах обрести Дар.
- Какой Дар? Как? – воскликнул он, не понимая, что происходит. Он помнил лишь последний удар, прилетевший в голову, а затем все вокруг погасло. И вот он на этом странном острове, который Голос назвал Гранью.
- Это тебе предстоит понять самому. Но не удивляйся, если цвет у него будет…не самый светлый, - хихикнул Голос. Он до крови сжал кулаки.
- Чего вы хотите от меня?
Он понимал, что ему помогают не просто так. Голосу что-то надо. И, судя по его словам, просьба будет несоразмерной помощи.
- Выживи, для начала. Затем обучись боевым искусствам. И убей всех членов Совета Кланов. Стань тем, кто раз и навсегда сокрушит Эсо.
- Эсо…, - прошептал он. Слово ярким воспоминанием возникло в памяти. Точно, все из-за того подслушанного разговора в кафе. Те двое старались говорить тише, но он сумел различить.
Мир высших боевых искусств, где каждый обладает удивительным талантом. Эта информация вскружила ему голову, он посчитал, что сможет стать частью этой вселенной. Потому что всегда был хорош в спорте. Отлично учился. Был популярен в школе.
Но он ошибся. Все это оказалось ненужным в Эсо, а после увиденного в подворотне жестокого боя странного парня с пятеркой здоровяков, он понял, кем хочет стать. И направился в парк, где, судя из того же самого разговора, собирались Эсо.
Не стоило ему оскорблять того смазливого паренька. Расплата, кажется, вышла жестокой.
- Не стой столбом. Если ты не поторопишься, то через пару минут умрешь.
Смерть…разве это важно? Без способностей, ему никогда не стать одним из этих людей. Перед тем, как пасть, разве не узрел он поистине чудесную силу? Может ли кто-то вроде него претендовать на обладание ею?
Острая боль кольнула в груди.
- Быстрее! Чего ты ждешь? ПРОБУДИ ЕЕ!
- Зачем? – усмехнувшись, спросил он. – Разве это стоит тех лет, потраченных впустую?
- Не попробуешь – не узнаешь. Если ты сдохнешь здесь, твоя душа никогда не переродится заново. Так что лучше тебе последовать моему совету.
Он исчезнет? Совсем? Без права оказаться в лучшем мире? Это обидно. Больно. Раздражает.
Бесит.
Почему он должен страдать из-за какого-то мальчишки? Разве не достоин он стать сильным, чтобы сломить его?
Даже не так.
- Я ХОЧУ СТАТЬ СИЛЬНЫМ! – крикнул он, корчась от боли. Она разрядами проходила сквозь тело от кончиков пальцев до кончиков волос. Казалось, некто дико голодный пожирал его изнутри. Заживо.
Но за миг до того, как окончательно исчезнуть, он ощутил небывалый прилив сил. И услышал, как кто-то могущественный прошептал на ухо: «Взойди».
Он даже не успел подумать, что это значит, как воронка, разверзшаяся под ногами, утянула его вниз.
Во тьму.
***
Теплое весеннее солнце ярко сияло на небосклоне. Деревья, обзаведшиеся густой листвой, шелестели под порывами ветра. Вот белка вынырнула из дупла и взглянула вниз, на бегущего по узкой лесной тропинке человека. Задумчиво склонив голову, она следила за ним до тех пор, пока он не скрылся из виду.
Но человеку было плевать. Он бежал, стараясь глядеть под ноги, чтобы не споткнуться и не сломать конечности. Дыхание время от времени сбивалось, но ему удавалось выравнивать его с помощью Тамаири.
Выбравшись, наконец, на поляну, Йан остановился. Подошел к краю обрыва, взглянул вниз. Вдалеке, почти скрытая туманом, виднелась узкая лента реки. Он начал свой путь оттуда, как и каждый день до этого. Понадобилось полчаса, чтобы забраться наверх. В первый раз это расстояние далось Йану только с пятой попытки.
- Кажется, ты стал гораздо сильнее, не так ли?
Старик, как всегда, подошел неслышно. Йан всегда удивлялся, как человеку его возраста удается быть столь сильным, крепким физически и абсолютно незаметным. Видимо, у Наставника были свои способы борьбы со старостью.
- Возможно, - не стал отрицать Йан. Наставник неожиданно тихонько рассмеялся. Ученик удивленно взглянул на старика.
- Не обращай внимания, Сомацу. Просто ты сам не осознаешь насколько вырос за полгода. Я помню тот день, когда ты впервые появился на пороге моего дома. Ты был слабым, тощим и продрогшим. Но твои глаза заставили меня вспомнить о былых временах. Ты действительно жаждал знаний. Я не спрашивал, зачем. Ты не рассказывал. Нас устраивало все и так, верно?
Йан кивнул.
- Но теперь я хочу знать. Какова твоя цель? Для чего ты овладел боевыми искусствами, Йан Сомацу?
- Чтобы уничтожить Эсо, - негромко произнес парень. Старик вздрогнул. Покачал головой.
- Я догадывался. Отмеченный тьмой никогда не ставит легких задач. Что ж, мне больше нечему тебя учить. Ты свободен.
- Разве? – Йан насмешливо изогнул бровь. – Ты задолжал мне свою лучшую технику, старик. Научи меня ей и я уйду.
Наставник сжал губы.
- Нет. Ты недостоин.
Сомацу криво усмехнулся. Миг – и вот он уже за спиной Наставника. Сжатые в кулак пальцы несутся к незащищенной шее.
Старик исчез внезапно. Только что он стоял перед ним, и вдруг пропал.
Возник на камне рядом.
- Ты посмел поднять руку на своего учителя, мальчишка! Ты пожалеешь об этом!
- Заставь меня пожалеть, - ухмыльнулся Йан. Старик разозлился. Воздух вокруг него медленно задрожал багровым маревом, а затем темно-фиолетовые молнии сорвались с пальцев Наставника.
Йан рванулся вперед, петляя из стороны в сторону. Он использовал Тамаири, чтобы усилить ноги и теперь свободно скользил по земле, уклоняясь от атак мастера.
Старик шагнул вперед, растворяясь в воздухе. Вынырнул из Потока рядом с Йаном, ударил раскрытой ладонью.
Сомацу крутанулся на месте, создавая вокруг себя воздушное поле, затем выставил перед собой два пальца и провел дугу между головой и нижними конечностями. Воздух заискрился, волосы дыбом взвились вверх.
Старик что-то закричал, но Йан не слышал. Он сжал пальцы левой свободной руки в кулак и, собрав Тамаири, ударил перед собой.
Наставника снесло назад на десяток метров, впечатало в скалу. Лежа на земле и харкая кровью, старик казался жалким и бесполезным.
- Ты не так уж и силен, - заметил Йан. – Жаль. Я надеялся, что ты сможешь научить меня чему-то действительно стоящему. Но телепортация? Это лишь фокусы.
- Почему…ты? – прохрипел старик, поднимая голову. Йан улыбался.
- Ты скрыл от меня тот факт, что в прошлом был главой клана Наги. Я не прощаю подобной лжи. Прощай, старик.
Наставник осознал. Понял, кто на самом деле стоит перед ним и кого он полгода учил искусству сражений. Но было поздно.
Мощный удар ногой в лицо. Хруст позвонков. Безжизненное тело кулем валится на землю.
Йан постоял минуту, глядя на труп, а затем, сунув руки в карманы куртки, зашагал к тропинке. Здесь его больше ничто не держало.
Настала пора явить себя миру.

Джин Вук чувствовал беспокойство всякий раз, когда оказывался в большом городе. Он привык быть Посланником, однако все также ненавидел города. Неудивительно, ведь Джин вырос в небольшой рыбацкой деревушке на берегу моря. Судьба улыбнулась ему, и обычный паренек стал Посланником Совета Кланов Эсо. Многие готовы убить за эту должность. Однако они не представляют, сколько усилий пришлось приложить Джину, чтобы достичь нынешнего положения.
Шагая по улице, Вук размышлял о недавнем происшествии. Впрочем, недавнее – это не совсем верное определение. Случай был полгода назад. Тогда, кажется, один из учеников Грея прикончил обычного человека. Явившиеся на место люди доктора Парса во главе с самим лекарем не обнаружили труп. Только кровавый след вел к реке.
Это было странно. Сам парнишка вряд ли мог покинуть тот холм, так как его конечности были сломаны. Значит, кто-то помог ему? Но кому выгодно спасать обычного человека?
Джин покачал головой. Ладно, что случилось, того не изменить. Лучше подумать о том, как сообщить волю Совета владельцу лучшего казино в городе – господину Ноксу. Старик славился дурным нравом и не зря звался одним из сильнейших в Эсо. Непросто будет разговаривать с таким.
Вук ощутил неладное еще на улице. У парадного входа не было слуг. Обычно там находятся двое охранников, но сейчас их места пустовали.
Джин толкнул дверь и шагнул в казино. И замер.
Весь пол был залит кровью, неестественно изогнутые тела валялись повсюду. Двадцать защитников Нокса пали. Те, кто был известен своей свирепостью и силой. Как?
Джин возвел вокруг себя защитную стену и направился вверх по лестнице.
Второй этаж не слишком отличался от первого. Все, даже жалкие бесполезные слуги были убиты. Дверь в кабинет господина Нокса была слегка приоткрыта. Вук тихонько скользнул к ней, осторожно заглянул в помещение.
Двое охранников валялись на полу со сломанными шеями, а сам господин Нокс висел под потолком вниз головой. Перед ним прохаживался стройный парнишка, чья комплекция явно не позволяла совершать подобные убийства. И, тем не менее, это был он.
- Что ж, господин Нокс, - говорил парень. – Если вы так страстно желаете хранить все в тайне, пожалуйста. Но я заставлю вас об этом пожалеть. Вы верите?
Джин впервые видел вечно надменного старика таким напуганным. Нокс проблеял что-то совсем уж непонятное, на что убийца рассмеялся.
- Не думаю. Скоро весь Совет Кланов будет уничтожен, так что некому за вас отомстить.
Совет? Уничтожен?
Джин тихонько утер пот со лба. Что за безумец? Как можно уничтожить Совет? Старейшины – сильнейшие люди в мире, их нельзя убить. Но этот парень заявляет о своих намерениях в открытую.
- Ты сошел с ума. Совет бессмертен. Ты падешь, - прохрипел старик. Убийца покачал головой.
- Сомневаюсь. Ибо Тьма избрала меня и велела разрушить ваш мир, прогнивший насквозь. Где был ваш хваленый Совет, когда меня убивали? Ты говоришь, что ваши законы справедливы, но они не остановили того сопляка! Поэтому я убью каждого, кто причастен к Эсо.
Старик закашлялся.
- Так это ты? Тот мальчик…теперь я понимаю. Что ж, твои намерения законны. Мне нечего сказать в свое оправдание. НО ты и впрямь падешь. Адепты Эсо куда сильнее, чем ты думаешь. Ты научился кое-чему, но Тьма может лишить тебя Дара столь же просто, как и наградила. Подумай об этом.
- Обязательно, - пообещал парень, одним ударом лишая старика жизни. Безжизненное тело рухнуло вниз. Убийца, тяжело дыша, прислонился к столу.
- Лишить Дара? Ты глуп, старик, - пробормотал он. – Я нужен ей. И до тех пор пока это так, мой Дар будет сиять.
Джин медленно шагнул назад, а затем помчался вниз. Нужно сообщить Совету об опасности! Безумец объявился в городе, а значит, Эсо в опасности.
Вук выбежал на улицу и рванул через переулки в сторону центра. В голове Посланника билась лишь одна мысль: «Только бы успеть!».
Он не зря считался одним из быстрейших в Клане. Укрепляя ноги с помощью Тамаири, Джин развивал скорость порядка пятидесяти километров в час. Это неплохой результат, но не идеальный.
Он миновал оживленные улицы, чтобы не светиться перед обывателями. Совет не одобрял нарушение правил.
Вук скользнул в очередную подворотню и громко выругался: тупик. Он не заметил, как позади мелькнула чья-то тень, ощутил лишь ледяное прикосновение, а потом мир вокруг окончательно погас. Сломанной куклой Джин Вук упал на землю.
Йан усмехнулся и склонился над трупом. Коснулся тела, вбирая в себя остатки Тамаири. Затем выпрямился, мощным прыжком забрался на крышу дома.
День клонился к вечеру, солнце уже садилось за горизонт. Предстояло многое сделать. Он слышал, что через два дня начинается турнир. Стоит принять участие и дойти до финала, чтобы там бросить вызов старейшинам.
Сомацу прикрыл глаза и мечтательно улыбнулся. Это будет славным началом его пути.
Пути, отмеченном Тьмой.
[align=center]20 лет спустя[/align]
Лучи закатного солнца пробивались сквозь широкие окна, освещая большое пространство. Две фигуры стремительно двигались друг против друга, и стороннему наблюдателю вряд ли удалось бы различить их силуэты.
Но вот, один из сражавшихся отпрыгнул назад, с пальцев его капал пот, а в глазах бегали синие искры. Шумно выдохнув, он откинул со лба слипшиеся волосы и глубоко поклонился. Выпрямившись, сражавшийся оказался юношей лет семнадцати, крепко сложенным, но стройным. Густые иссиня-черные волосы, медового цвета глаза и слегка заостренные черты лица делали его весьма привлекательным. К тому же, в мальчике ощущалась сила.
Его противник улыбнулся и слегка кивнул.
- Неплохо, Лео! Ты стал гораздо быстрее за эти полгода. Думаю, твой отец будет рад услышать об успехах сына.
- Благодарю, Наставник, - произнес юноша. Он не показал внешне, что похвала весьма понравилась. Сыну Верховного Владыки Эсо не пристало выказывать все эмоции.
Мастер понимающе усмехнулся и покачал головой. Он знал об истинных чувствах парня, но Дан Мао был хорошим Наставником и умел молчать. К тому же, Владыка сам поощрял суровое воспитание сына. И не только его. Все мальчики, достигшие возраста восьми лет, отправлялись на обучение в горы, где стоял тренировочный полигон. Там детей бросали из испытания в испытание, пока их истинные способности не проявляли себя. Те, кто выжил, становились действительно сильными воинами и могли сражаться на равных с адептами третьего ранга.
Юноша же перед Наставником завершил свое обучение пару дней назад и теперь считался полноценным Эсо. Правда, бой за первый ранг ему только предстоит, но все же…
- Можешь быть свободен. Но помни, что через неделю у тебя бой, Лео. Я буду ждать на полигоне. Подготовься хорошо, дабы не ударить в грязь лицом перед своим отцом.
- Конечно, Наставник, - кивнул парень. Мастер Дан хмыкнул и направился прочь из тренировочного зала.
Лео Джанкс Сомацу постоял еще немного, слушая пение птиц за окном и легкий шелест ветра в кронах деревьев, а затем покинул зал.
Возвращаться пришлось пешком. Лео хотел посмотреть город, поэтому отослал водителя еще до начала тренировки. Теперь же, усталый, но довольный собой, Джанкс шагал по парку, с наслаждением вдыхая свежий воздух. Он подумал о том, что отец наверняка будет рад его видеть. Все-таки, тренировки на полигоне опасны и мало кто достигает того уровня, к которому пришел он. И все же, глубоко внутри, Лео ощущал беспокойство. Он боялся того, что кроется на дне его души. Неудовлетворение. Ему было мало достигнутого, Джанкс хотел больше силы. Вот только выше него – отец. Правда, есть еще главы кланов, которые по мастерству уступают лишь Владыке. Ему придется много работать, чтобы однажды стать столь же могущественным, как Йан Сомацу.
Отец…
Благословенный Богом, так про него говорят люди. Тот, чья сила лучится светом и теплом. Тот, кто изменил Эсо во благо окружающих, приложил много усилий на создание полигона и оружия для адептов, а также организовал новую систему обучения. Мир людей, который лежит за гранью Эсо, до сих пор не подозревает о своих соседях.
Все благодаря отцу.
Лео с детства внушали, что Йан Сомацу – сильнейший и мудрейший во всем мире. Поначалу Джанкс восхищался отцом, но после старался лишь достичь его уровня, чтобы однажды увидеть одобряющую улыбку Владыки.
Но даже после того, как его желание исполнилось, Лео ощутил лишь пустоту. Он хотел большего, и за это ненавидел себя.
Ворота как всегда распахнулись совершенно бесшумно. Джанкс прошел по дорожке к дому и, толкнув парадную дверь, оказался в холле. Дворецкий Каз уже ждал его, тенью застыв у стены.
- Добро пожаловать домой, юный господин, - произнес он, слегка улыбнувшись. Каз всегда отлично понимал Лео. Можно даже сказать, что они были друзьями. Правда, дворецкий редко говорил больше двух предложений зараз. Молчаливый, добродушный…и весьма опасный. Джанкс видел, как Каз сражался на полигоне, оттачивая навыки. Он бился тогда против пятерых, ничуть не запыхавшись, спокойно наблюдая за противниками и методично калеча одного за другим. Возможно, его уровень владения Тамаири был близок к отцу.
- И тебе привет, Каз, - улыбнулся Лео. – Как поживаешь?
- Спасибо, не жалуюсь. Как прошла тренировка?
- Наставник остался доволен.
- Вот как, - скупая реакция Каза говорила о многом. В частности о том, что дворецкий был жутко горд юным господином. – Идемте, ваш отец ждет.
Они поднялись на третий этаж по широкой лестнице и остановились лишь перед крепкой дверью отцовского кабинета. Каз постучался дважды, прежде чем им ответили:
- Войдите.
Дворецкий распахнул дверь и пропустил внутрь Лео.
- Мой господин, юный господин Лео прибыл, - доложил он, едва войдя в комнату.
- Спасибо, Каз. Можешь идти.
Дворецкий поклонился и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Лео взглянул на отца. Йан Сомацу Первый выглядел точно так же, как и полгода назад. Да чего там, он и двадцать лет назад выглядел точно также. Нестареющий, крепкий, излучающий силу. Таким Джанкс привык его видеть. И почитать.
- Ну здравствуй, сын! – Йан улыбнулся, поднялся и подошел к Лео. Крепко обнял, затем внимательно поглядел в глаза.
- Ты вырос, - заметил отец. – И стал сильнее. Полагаю, учитель Дан остался доволен?
- Все-то ты знаешь, - вздохнул Лео. Отец рассмеялся.
- Мне приятно это слышать. Наконец-то твое обучение завершено. Точнее, первая его стадия.
- Первая? – удивился Лео. Отец вернулся в кресло и, устроившись поудобнее, кивнул.
- Да. Я приготовил для тебя еще кое-что. Это позволит тебе совершенствоваться дальше и расти очень быстрыми темпами. Но, все будет зависеть от скрытого потенциала. Если в тебе действительно есть еще много спящей силы, то за следующие три годы ты преодолеешь этот барьер и раскроешься на полную.
Лео хмыкнул. Он был ошеломлен. Раскрыть потенциал на всю? Разве такое возможно сделать за какие-то три года?
- Можно, - отец, как всегда, понял все по лицу. – Спираль была завершена вчера вечером.
- Спираль? Ты правда ее построил?
- Не совсем так. Я создал ее, но мне помогали другие. Это место идеально подходит для улучшения навыков. Правда, в одиночку там не выстоять, поэтому тебе придется набрать команду. По счастью, завтра утром будет первый отбор новичков, так что ты тоже можешь поучаствовать.
- Обязательно, - кивнул Лео. – Не могу пропустить такое событие!
- Уверен, ты будешь удивлен теми, кто обитает в измерениях Спирали, - усмехнулся отец. На мгновение, Джанксу показалось, будто изнутри Йана выглянула страшная тварь, мерзко оскалившаяся, предвкушающая бойню. Затем наваждение исчезло, но неприятный осадок остался.
Поговорив с отцом, Лео спустился вниз, в свою комнату. Приняв душ и постояв немного на балконе, он лег спать.
Утро началось с показательной казни. Они как раз завтракали, когда в гостиную вошел Каз и доложил о поимке темных. Семеро преступников ожидали решения Владыки на заднем дворе.
Отец как-то сразу нахмурился, подобрался и ожесточился.
- Идем, - бросил сыну и зашагал к выходу. Лео последовал за ним.
Темные выглядели сильными. Трое как минимум второго ранга и четверо приблизительно третьего. Увидев Йана Сомацу Первого, они напряглись.
Отец разглядывал их вожака, коренастого смуглого парня лет двадцати пяти. Он не выглядел испуганным, даже скалился, что-то бормотал себе под нос.
Владыка, наконец, оторвался от глаз врага и, невесело усмехнувшись, махнул рукой. Все вокруг залил нестерпимо яркий свет, заставивший Лео болезненно сощуриться. Даже когда свет пропал, он еще долго приходил в себя. А когда зрение восстановилось, изумился: все семеро пропали. Развеялись по ветру.
Отец направился обратно в дом, спокойный, расслабленный и довольный собой. Джанкс же остался стоять, чувствуя странную боль в груди.
А в голове вертелся сегодняшний сон.
Мертвенно-бледный высокий мужчина с ярко-голубыми глазами и бледно-серебристыми волосами сидел на камне перед ним, улыбаясь. Его губы казались бескровными и жесткими, а сам он излучал настолько мощную Тамаири, что Лео съежился от страха.
- Не бойся, дитя. Я не трону тебя. Просто хочу, чтобы ты кое-что узнал. Твой отец проклят, мальчишка. Он обрек на смерть тысячи людей, и трон его покоится на крови павших. Йан Сомацу был и останется избранником тьмы, как бы ни пытался он шагнуть к свету. Тьма прочно укоренилась в сердце его и поступках. Его называют Благословенным Богом, но начало его пути к власти ознаменовалось кровью. Он забыл, кому обязан собственной жизнью, и мы должны напомнить ему.
- Мы? – голос Лео дрожал. Бледный незнакомец кивнул.
- Ты еще узнаешь всю правду, Лео Джанкс Сомацу. Однажды твой отец падет. И я хочу, чтобы именно ты скинул его с трона. Ты займешь его место и примешь его власть, Лео! Ты – мой избранник в этой игре.
- Какой игре?
- Еще не настало время для ответов. Выбор не сделан. Сила не принята. Вечность не отброшена.
На этом он тогда проснулся, и долго лежал в темноте, тяжело дыша и ощущая, как пот струится по спине. Смятые простыни облепили мокрое тело, спеленали, будто удушающие петли.
И сейчас Лео вдруг вспомнил те слова. Не похоже на обычный сон. Неужели отец и правда мог совершить подобное? Трон покоится на крови? Чьей? Как столь светлый человек, как Йан Сомацу мог убить кого-то ради власти?
Виски заныли от боли. Лео поморщился и присел на траву, подставив лицо порывам ветра. Даже если это и так, что с того? Отец ни разу не совершил плохих поступков, сколько он себя помнил. Все его решения были разумны и шли во благо Эсо. Совет кланов во всем поддерживает его и ни разу Лео не слышал плохого слова в адрес Владыки.
И все же…
Глубоко внутри сомнения подтачивали уверенность Джанкса. Быть может, его собеседник прав? Но кто знает истину? У кого можно спросить? Да и нужно ли?
Больше вопросов, чем ответов. Впрочем, пока что они не так важны. Скоро ему предстоят испытания, которые нужно пройти, во что бы то ни стало. А потом можно и подумать об услышанном. В конце концов, впереди целая вечность.
[align=center]Кровь младенца[/align]
Настроение у Лео было отвратительное. Ночью он спал плохо, к тому же пришлось вставать за час до рассвета. Отец не любил долго ждать, поэтому, наскоро перекусив, Джанкс поспешил к телепорту.
Они оказались в громадном зале, больше похожем на крытую площадь. Здесь было очень много людей самого разного возраста. Даже навскидку, Лео затруднялся определить количество желающих пройти испытание.
- Готов? – улыбнулся отец. Лео пожал плечами.
- Не думаю, что это будет настолько сложным.
- Увидишь. Кстати, прямо сейчас тебя ожидает бой за ранг. Мастер Дан уже прибыл.
- Сейчас? Но ведь бой был назначен только через неделю! – удивился Лео. Владыка подмигнул.
- Чего тянуть? Вдруг Спираль окажется для тебя непроходимой, и погибнешь, так и не заполучив заветный ранг?
- Не дождешься, - буркнул Лео. Отец рассмеялся. Затем похлопав сына по плечу, направился к дальней стене, где виднелся символ Владыки: раскинувший крылья филин держит в когтях клинок.
- Добро пожаловать! – громкий голос Йана Сомацу Первого свободно доносился отовсюду. – Сегодня знаменательный день. Мы, наконец-то, завершили Спираль и теперь те из вас, кто пройдет отбор, смогут начать восхождение на вершину! Скажу лишь одно: это будет совсем не так, как вы себе представляете. Верить или нет, дело ваше, но обещаю: каждый из вас испытает боль. Удачи!
С этими словами Владыка сел в кресло. Или, скорее, на трон. Рядом с ним возник мастер Дан, который провозгласил:
- А сейчас прошу всех освободить центр зала. Прежде чем начать, нам необходимо провести важный бой.
Претенденты послушно расступились, но не все. Некоторые особо резвые, остались стоять на местах, но ударная волна воздуха смела их назад. Наставник не любил повторять дважды.
- Леонард Джанкс Сомацу, прошу, выйди ко мне.
Лео неторопливо зашагал к учителю, ощущая на себе множество заинтересованных взглядов. Некоторые из них были откровенно враждебными, кто-то даже пытался толкнуть юношу, но слегка высвобожденная Тамаири заставила задир в ужасе отпрянуть.
Лео остановился перед мастером и поклонился. Дан сделал то же самое.
- Здесь и сейчас состоится бой за первый ранг владения боевыми искусствами. Экзаменуемый – Леонард Джанкс Сомацу. Экзаменатор – Дан Мао. Условие зачета: продержаться против экзаменатора в течение десяти минут. Начали!
Лео атаковал одновременно с тем, как Наставник произнес последнее слово. Однако Дан был уже начеку. Легкое скольжение, сопровождаемое выбросом Тамаири – и он уже в нескольких метрах впереди.
Джанкс усмехнулся. Он и не думал, что это будет просто.
Прыжок, ускорение в воздухе, приземление с задействованием энергии – пол под ним прогнулся, трещинами разошелся в стороны. Мастер же стоял буквально в паре сантиметров, довольно улыбаясь.
- Слабовато, Лео. Действуй жестче!
Джанкс хрустнул шеей и оскалился. В его глазах засверкали синие молнии, между пальцев пробежали искры. С силой оттолкнувшись от пола, Лео завис в воздухе прямо над мастером. Дан щелкнул пальцами и Сомацу отбросило назад, придавив к земле.
Вскочив на ноги, Лео сложил вместе указательный и безымянный пальцы левой руки и выставил ладонь перед собой. Тело парня охватило синее свечение, его глаза утратили свой природный цвет, превратившись в бездонные озера без зрачков. Верхняя губа приподнялась, обнажая удлинившиеся клыки. Джанкс был в ярости.
Мастер Дан Мао лишь одобрительно кивнул. Он добивался полного высвобождения силы своего ученика. Ему удалось. Вот только…Лео все же сдерживался. Подсознательно боялся навредить учителю. От этого надо было избавиться. Ученик должен стараться превзойти Наставника и победить его.
- Давай же. Или ты собираешься прятаться за отца? – подначил Дан. Джанкс зарычал, стрелой рванулся вперед, вихрь ударов обрушился на защиту учителя.
Дан Мао с удовлетворением осознал, что его ученик силен. Удары били безжалостно и точно в болевые места. Наставник уже с трудом сдерживал напор, а сила Лео продолжала нарастать.
- Остановись! – крикнул Йан Сомацу Первый, но его сын не слышал. Дан Мао ощущал, как пот градом катится по лицу, мышцы одеревенели, защита стонала и прогибалась, вот-вот – и обрушится.
Лео неожиданно замер. Юноша прикрыл глаза и тяжело дышал. Потерял сознание? Однако его защита была по-прежнему активна, а молнии продолжали сновать между пальцев.
Дан Мао напряженно наблюдал. Что выкинет этот мальчишка? Он уже сдал экзамен, времени осталось всего десять секунд. Экзаменатор вымотан до предела, дальше нет смысла сражаться, если только…
Наставник осознал. И в этот миг Джанкс открыл глаза. Молнии били в них через край, сетью сосудов уходили к вискам. Волосы юноши встали дыбом, одежда дымилась.
- Прекрати! – закричал отец, но Лео не слышал. Все его существо обуяла жажда крови. Он желал лишь унять ее. А для этого требовалось всего лишь убить.
И он рванул вперед. Дан Мао даже не защищался. Лишь дернулся, когда ладонь ученика оставила обжигающий след на его груди, расплавляя внутренности и спекая кожу. Наставник лишь прикрыл глаза, прежде чем горстью праха упасть на землю.
Зрители, до этого громко галдевшие и подбадривавшие сражающихся, застыли. В их головах бился один лишь вопрос: «Зачем?».
Для чего сын Владыки прикончил своего Наставника? Из-за ненависти? Но разве можно ненавидеть того, кто тебе ближе отца?
Лео толчком загнал жаждущего крови зверя поглубже внутрь и взглянул на отца. Йан Сомацу Первый с силой стиснул подлокотники трона, раскрошив металл. Его глаза казались ледяными глыбами, не сулившими Джанксу ничего хорошего.
- Теперь ты видишь? – прошептал Лео, с надеждой глядя на отца. – Видишь, как я силен? Гордишься ли ты мной?
Йан Сомацу тяжело поднялся и шагнул вперед, внезапно оказавшись рядом с сыном. Его рука легла на плечо Лео, взгляд потеплел.
- Ты – мой сын. Плоть моей плоти. Разве я позволил тебе когда-либо усомниться в моей любви? Разве не растил я тебя как свою единственную надежду? Разве не гордился тобой, когда видел успехи моего замечательного сына?
Лео ощутил ярость. Раздражение, злость и обида затопили его с головой. Кто-то невыносимо мерзкий, темный и гнусный шептал изнутри: «Убей, убей! Сожри! Выпей досуха! Займи его место!».
- Этого мало, - произнес он. – Я хочу больше.
- Чего ты хочешь?
- Твою силу! – прошипел Джанкс, быстрым ударом метя в горло. Собравшиеся разом застыли. Казалось, даже воздух загустел, не желая того, что произойдет далее.
Йан Сомацу Первый перехватил кисть сына, дернул вниз, ломая руку, а затем, не давая опомниться, резким жестом свернул мальчику шею.
Безжизненное тело кулем рухнуло на пол. Владыка рухнул на колени, опустив голову. Горькие слезы текли по его щекам, а потоки Тамаири, вырывавшиеся из его тела, хлестали вокруг, уничтожая все живое.
Спираль содрогнулась. Нить времени натянулась, грозя лопнуть. Измерения мелькали вокруг, сливаясь в единое полотно мира. Буйство красок, чувств и боли разом нахлынуло на Йана, опрокинув Владыку навзничь. Он осознал, что только что потерял нечто безмерно большое. Нечто, что являлось важной частью его существования.
Энергия продолжала буйствовать вокруг, разрушая мир.
- Боже, неужели все это было предначертано изначально? – прошептал Сомацу. – Неужто ничего нельзя изменить?
- Ты ведь знал, что рано или поздно придется платить, - насмешливо произнес Гаррос наз-Халим, выступая из тени. Демон сложил руки на груди и наблюдал за Владыкой.
Йан хрипло рассмеялся.
- Ты прав, старый ублюдок. Но если бы я тогда знал, что моя жизнь будет такой…ни за что бы не согласился принять твой проклятый Дар.
- Но ты ведь неплохо повеселился, когда прикончил глав кланов и возглавил опустевший Совет, верно? – напомнил Гаррос. Йан покачал головой.
- Я был одержим. Слеп. Раздавлен местью. Тогда все это казалось важным: убийства, тьма, сила. Но теперь…я готов умереть. Да и тогда был готов. Признаться вот только сил не хватило.
Гаррос рассмеялся.
- Что ж. Тогда, пожалуй, оставлю тебя в живых. Интересно ведь, как ты справишься с этим. Убить собственного сына, мда. Даже я на такое не способен.
- Заткнись! – рявкнул Йан. – Это твоих рук дело, ублюдок! Ты затмил его разум злобой. Ты уничтожил моего мальчика изнутри!
- О, нет, друг мой. Это все твоя вина. Ты сам прикончил Леонарда. И сам за это поплатишься. Совесть не даст забыть.
Кривая ухмылка Гарроса вывела Йана из себя. Рывок, красный шлейф Тамаири, сокрушающий удар в корпус – и демон отлетает назад, врезается в стену. Сползает вниз, на заваленный обломками пол и тихонько смеется.
Йан Сомацу зашагал к нему, на ходу окружая себя плотной аурой энергии, но мир вокруг вдруг содрогнулся. Спираль пришла в движение. Пласты времени сдвинулись. Измерения сошлись.
И все это исказилось, словно в кривом зеркале. Йан ощутил, как проваливается куда-то вниз, теряя себя, силу и воспоминания. Последнее, что он успел увидеть: испуганный взгляд Гарроса.
«Оно того стоило», - удовлетворенно подумал Сомацу, прежде чем вновь, как и двадцать лет назад, погрузиться во тьму.

Аватара пользователя
Александр Нагорный
Читатель.
Posts in topic: 3
Сообщения: 46
Зарегистрирован: 15 сен 2015, 15:26
Пол: Муж.

Re: Александр Нагорный. "Отмеченный тьмой"

Непрочитанное сообщение Александр Нагорный » 23 мар 2016, 15:37

[align=center]Виток первый[/align]
Йан рывком поднялся и лишь потом открыл глаза. Все спокойно. Вокруг была самая обычная комната, а сам он лежал на кровати. За окном только-только начало светать, солнце еще даже не показалось из-за туч. Окно было открыто, и свежий утренний ветер задувал в комнату, щекотал пятки.
Сомацу поежился и только сейчас ощутил, что вокруг реальность. И понял, что чего-то не хватает. Оглядев себя, он присвистнул: стройное телосложение, почти ни капли жира. Кажется, таким он был двадцать лет назад. Выходит, Спираль забросила его в прошлое? Он прислушался к собственным ощущениям. Впервые за много лет не почувствовал течение Тамаири по венам. Силы не было. Как и Дара.
- Неужели опять все сначала…
Он с силой сжал кулаки. Затем расслабил и откинулся на подушки. Плевать. Главное, что это прошлое, и у него есть шанс не повторить тех ошибок. Теперь он может зажить обычной жизнью молодого парня. Забыть об Эсо, тренировках и боевых искусствах. Создать семью. Получить высшее образование. Жить как все.
Йан усмехнулся, ощущая, как слезы текут по лицу. Нет, это не для него. Бывший Владыка всю свою жизнь стремился к заветной цели – стать сильнейшим. Неужели неудачи заставят его отступить?
Ха!
Сомацу сполз с кровати и упал на пол. Сделал порядка пятидесяти отжиманий, сдавшись лишь ощутив сбившееся дыхание. Что ж, это тело весьма неплохо. Но работать над ним придется долго.
В комнату закрался аромат жаренного бекона и зелени. Точно, родители. Судя по всему, они еще живы. Выходит, он в родном городе?
Помнится, в прошлой жизни Сомацу вдрызг разругался с родными и уехал учиться в столицу. Там же и случилось то происшествие с учеником Дариуса. Затем он, конечно же, нашел обоих и прикончил, но удовлетворения не ощутил.
В этот раз все будет иначе.
Пискнул телефон. Йан лениво протянул руку и разблокировал экран. Сообщение. От оператора сети?
Нет.
«Внимание всем кандидатам в адепты! Сегодня вечером, около семи часов, в парке Шамоу состоится испытание. Прошедшие будут приняты в ряды Эсо и обретут Наставников».
Сомацу чуть было не раздавил трубку – с такой силой сжал пальцы. Испытание! Раньше такого не было, а значит, это альтернативное прошлое. Он может прожить жизнь абсолютно иначе! И раз уж ему прислали это сообщение – Эсо следит за ним.
Теперь у Йана Сомацу есть шанс.
Натянув спортивные штаны, он направился в ванную. Взглянув в зеркало, отметил темные мешки под глазами и лопнувшие сосуды. Похоже, вчера засиделся допоздна. В школе было трудно. Он хорошо это помнил.
Хмыкнув, Сомацу пригладил длинные непослушные волосы и пошел на кухню. Мама стояла у плиты, что-то напевая себе под нос.
Йан ощутил, как мерзкий комок прилип к горлу, а глаза предательски защипало. Он любил своих родителей, и все же поступил с ними, как последняя тварь. Насколько слеп он был тогда!
- Доброе утро, мам, - негромко сказал он, садясь за стол. Мама обернулась. Теплые зеленые глаза ласково взглянули на него, а губы тронула нежная улыбка.
- Уже проснулся? Рановато сегодня. Как спалось?
- Так себе. Провозился с домашкой допоздна, - наигранно зевнул Сомацу. Он ощущал, как крепок молодой организм и насколько быстро он восстанавливается. Хотя спать все равно немного хотелось.
- Тебе нужно больше отдыхать. Экзамены экзаменами, но подрывать здоровье ради бесполезной корочки…оно того не стоит, - нахмурилась мама. Йан вздохнул.
- Что поделать. В университет без этой корочки не берут, к сожалению. Ничего. Все в порядке. Я выдержу, правда.
- Береги себя, - мамин взгляд ободряюще подмигнул. – Держи.
Она поставила перед ним тарелку, наполненную яичницей с беконом и зеленью. Сомацу сглотнул вязкую слюну и, поблагодарив, набросился на еду. Он понимал, что слишком тощий для своего возраста. Нужно набрать больше мышечной массы, чтобы справиться на испытании. Вот только нет времени. Будь у него хотя бы Дар, он бы смог развить потенциал до вечера. А в таком состоянии…остается уповать лишь на везение.
Подкрепившись, Сомацу вымыл за собой посуду и, нацепив школьный костюм, забросил рюкзак на плечо и отправился в школу.
Он прекрасно помнил, где она находится. Забыл только имена учителей, приятелей и многое из того, что происходило тогда. Ничего. Придется вспомнить. Чудо, что память из будущего осталась с ним. Хотя, если это альтернативная реальность, созданная лишь благодаря Спирали, то нет ничего удивительного. Он просто «попал» сам в себя.
У ворот школы Сомацу случайно столкнулся с какой-то девушкой. Он завернул за угол и сбил ее с ног.
Громко ойкнув, девушка упала на землю, выронив тетрадки из рук.
- Простите, - воскликнул Йан, помогая ей подняться, и поднимая упавшие тетради. – Не заметил вас, извините.
- Ничего, - девушка откинула челку со лба и взглянула на него. Сомацу ощутил, как замерло сердце. Она была красива: большие карие глаза, густые темные волосы и крепкая подтянутая фигурка, различимая даже под школьной формой. Черты лица тонкие, весьма привлекательные.
Сомацу против воли покраснел. Девушка все поняла и Йан увидел, как ее щеки стали пунцовыми.
- Мне надо идти! – пробормотала она и быстрым шагом направилась по улице. Сомацу глядел ей вслед, недоумевая.
- Ого, да ты, никак, заставил покраснеть саму Аямо! – раздался рядом насмешливый голос. Имя само всплыло в памяти.
- Ичи, - простонал Йан, обернувшись. Высокий светловолосый парень семнадцати лет, с блестящими серо-зелеными глазами и задорной улыбкой, подмигнул ему.
- Когда на свиданку позовешь ее?
- Отвали! – рявкнул Йан, чем только насмешил приятеля. Ичихиро был одним из лучших друзей Сомацу. Они вместе учились еще с первого класса младшей школы. Ичи понимал Йана лучше всех. У него был острый живой язык, привлекательная внешность и вечная улыбка, не сходящая с лица. Неудивительно, что Ичи не знал отбоя от девушек.
- Как сам? – полюбопытствовал приятель, пока они шли через школьный двор. Йан пожал плечами.
- Спал плохо.
- Не надо допоздна торчать за учебниками. Ты ведь и так все знаешь, - рассмеялся Ичи. Сомацу улыбнулся.
- Никогда не помешает перестраховаться. А ты чего сегодня так рано пришел?
- Отец подвез. Уезжает вечером в другой город. Так что на целый месяц я совершенно один. Устроим вечеринку? – подмигнул Ичи. Сомацу кивнул.
- Можно. Только предупредить не забудь, а то знаю я тебя.
- Само собой, - Ичи похлопал товарища по плечу.
Его родители развелись, когда мальчику было пять лет. Ичи остался с отцом, а мать уехала с другим мужчиной заграницу. Отец растил сына с любовью, но в строгости. Поэтому Ичихиро стал решительным парнем, способным на трудные решения. Но, вместе с тем, не растерял чувства юмора.
Уроки пролетели незаметно. Йан осознал, что соскучился по школьным годам и по беззаботному времени, когда, несмотря на предстоящие экзамены, он наслаждался жизнью.
Забросив домой сумку и переодевшись в джинсы с футболкой, Йан отправился в парк Шамоу.
Это было заброшенное место, облюбованное лишь парочками, да владельцами собак. Заросшие кустами тропинки, разбитые дорожки, да густые кроны деревьев, не пропускающие солнечный свет – вот каким был парк. Старые скамейки, с облезшей краской и покосившимися ножками навевали уныние.
Сомацу бывал здесь всего пару раз в прошлой жизни. Просто потому, что не любил темные места.
«Забавно», - подумал он. – «Не любил мрак, но погряз во тьме. Ирония жизни».
Однако в этот раз заваленная листьями площадка посреди парка была забита людьми. Он насчитал порядка сотни, а ведь многие подходили прямо сейчас. Пристроившись на скамейке возле старого дерева, Йан наблюдал.
В основном, подростки. Горстка людей зрелого возраста, и всего лишь пара стариков. Избранные? Вероятно. По какому же критерию определяют кандидатов? И кто отвечает за власть в Эсо сейчас?
Если Спираль не разрушилась после запуска, то тогда…
Он не успел додумать. Народ внезапно расступился, пропуская девушку в обтягивающем красном платье, выгодно подчеркивающем все ее достоинства. Сомацу ощутил, как кровь побежала по венам.
Девушка была на каблуках, поэтому казалась довольно высокой. Длинные белоснежные волосы струились за спиной, словно крылья.
Ангел во плоти.
Она подошла к небольшому пьедесталу и одним прыжком забралась на него.
«Ловко», - оценил Йан. Мало кто из адептов мог проделать такой трюк, имея на ногах столь неудобные туфли. Похоже, девочка не из простых.
Лишь присмотревшись, он узнал в ней ту милашку, с которой столкнулся утром в воротах школы. Даже ее глаза изменились, из темно-карих превратившись в бледно-голубые.
«Высший уровень владения Тамаири», - подумал Йан. Он сам, находясь на пике формы, мог проделывать изменения собственной внешности, оставаясь вечно молодым. Однако мало кто из Совета Кланов обладал схожими навыками.
- Слушайте сюда, - произнесла девушка, и ее голос легко разнесся над площадкой. Усиление связок. Умение второго ранга. Изменение внешности доступно немногим адептам первого ранга. И только обладатели высшего могли парить в воздухе. Что она сейчас и проделала, плавно поднявшись над собравшимися.
- Здесь и сейчас, пройдет испытание вашей воли и силы духа. Те, кто выдержит, смогут подняться дальше, перейдут на следующее измерение. Проигравшие – умрут. Если вас страшит подобная перспектива, то можете покинуть нас.
Йан покачал головой. Смерть стольких людей вызовет ажиотаж. Как неумно. Неужели в Эсо правит кучка подростков вроде этой девчонки? Обидно, если так.
Сомацу вспомнил о матери. Что, если он не сможет пробудить Дар во второй раз? Умрет, оставив родителей одних. Снова. Это будет худшим поступком из всех. Имеет ли он право так распоряжаться своей судьбой?
Йан сжал пальцы в кулак. Нет, он должен! Он создал Спираль и просто обязан узнать, что произошло. И если Гаррос еще жив, то демона необходимо прихлопнуть!
Однако не все были согласны рискнуть жизнями. Многие тихо уходили, кто-то громко ругался сквозь зубы. Девушка парила над ними, скрестив руки на груди и прикрыв глаза. Йан вдруг подумал, что тем, кто находится близко к пьедесталу, видно ее трусики. Ему стало смешно и Сомацу закашлялся.
Девушка вдруг открыла глаза и взглянула прямо на него. Он ощутил ее взгляд, тяжелый, мрачный и полный ненависти и замер, напряженно дыша. Обладай он прежней силой, то даже не заметил бы этого. Просто посмотрел бы в ответ, размазав девчонку по стенке. Но сейчас…
Он слаб. Обычный человек. Без капли Дара.
Девица усмехнулась.
- Все трусы отсеялись? Отлично. Тогда начнем!
Она хлопнула в ладоши, и мир вокруг разительно изменился. Теперь они находились не в парке, а в прямоугольной комнате, чьи стены, пол и потолок были светло-серыми. Всего лишь пустая комната, если не считать гомонящей и ошеломленной толпы.
Девушка пропала. Однако ее голос доносился отовсюду.
- Итак, испытание первое! Ваша задача: выжить. И убить своих соперников. Те, кто останутся в живых по истечении десяти минут, буду считаться прошедшими испытание. Удачи!
Йан поморщился. Слишком топорно. Десять минут, видимо, взяты из традиционного испытания на получение ранга. Однако каждый сам за себя…такие правила его всегда бесили.
Собравшиеся потихоньку отходили от шока, начинались потасовки. Пол заливала чья-то кровь. Сомацу подумал, что все это бесконечно глупо, просто и безвкусно.
Жестокое и бессмысленное испытание.
Он прикрыл глаза и сел на пол, коснувшись его кончиками пальцев. Похоже, эта комната является первым витком Спирали. Или одним из них. Чем же стала Спираль здесь?
Он задумывал ее в качестве замены полигону – гигантская башня, в которой измерения сменяются друг другом, подсовывая участникам все новые и новые испытания. Однако, когда Спираль пришла в движение, похоже, на краткий миг все измерения сошлись в одно, и именно это забросило его в прошлое. Пласты реальности раздвинулись, дав Йану шанс.
Это значит, что местная Спираль является своего рода пирамидой, в которой роль ступеней отводится измерениям. Они наслаиваются друг на друга, перемещая участников из мира в мир, а на деле, все это находится все на том же первом уровне. Черная дыра с горсткой сюрпризов.
Занятно.
Йан глубоко вдохнул и ощутил биение Дара прямо под сердцем. Пока еще слабое, едва различимое, но все же. Выходит, ему не надо было тогда принимать помощь демона, чтобы стать сильным? Он действительно мог всего добиться сам?
Вот и проверим.
Йан открыл глаза, чтобы увидеть, как на него с перекошенной рожей несется какой-то участник. Не вставая, Сомацу взмахнул рукой и парня снесло в сторону, размазав по стене.
Йан сжал и разжал кулак. Сила наполняла его, словно вода пустой сосуд. И она не была похожа на прежнее течение Тамаири в нем. Это было нечто совершенно новое, иное. Что-то, что еще предстояло изучить.
Но он осознал, что этот Дар в разы сильнее прошлого. Похоже, Гаррос тогда поскупился, и очень сильно. Ничего, он еще разыщет этого ублюдка. А пока…
Сомацу усмехнулся. Взглянул на руки. Между пальцев сновали черные, с редкими проблесками белого, молнии.
- Интересно, - пробормотал он.
Йан старался не убивать без нужды, лишая противников сознания. Только тех, кто выказывал жажду крови, он лишал жизней.
В конце концов, когда прозвучал сигнал гонга, на ногах осталось только десять человек.
«Смешно», - подумал Сомацу. – «Десять минут, десять человек, десять членов Совета. Похоже, у кого-то фетиш на эту цифру».
- Поздравляю! – девица возникла в дальнем конце зала. Направилась к ним, шагая по трупам и не обращая на это никакого внимания. – Вы десятеро прошли испытание и получаете третий ранг мастерства! Однако вам еще предстоит обучиться боевым искусствам под началом собственных Наставников. Оповещение о месте тренировок придет вам на телефоны. До встречи, Кандидаты.
Она щелкнула пальцами и мир вокруг изменился. Они снова стояли в парке. Десять человек. Остальных не было: ни трупов, ни бессознательных.
Либо всех утилизируют, либо что-то иное. В любом случае, это грязная работа. Девица и ее начальство уже не нравились Йану.
Кандидаты переглядывались между собой, кто-то пытался знакомиться. К Сомацу подошел крепкий лысый парень, выглядевший лет на тридцать. Его сурово сдвинутые брови и мрачный взгляд, казалось, не сулили ничего хорошего.
Йан приготовился к бою. Однако парень его удивил.
Он внезапно опустился на одно колено и произнес:
- Прошу, возьмите меня в ученики, Мастер!
Остальные замерли, напряженно глядя на них.
Сомацу плотно сжал губы, взглянул на парня. Крепкий, потенциал очень даже неплох. Есть к чему стремиться, сила духа тоже на уровне. Присутствует нечто мрачное в его прошлом, но тут уже не без этого. Если разобраться, Йан и сам не белая овечка.
- С чего ты взял, что я Мастер? – спросил он. Парень поднял голову и понимающе усмехнулся.
- Я видел, как вы справлялись с тем стадом. Ваше лицо, движения, дыхание – все это было точным. Вы действовали так, как привыкли. Мы все старались выжить, вы же – словно оттачивали навыки. Обычный человек не может так драться. Поэтому прошу, научите меня!
Йан вздохнул. Вот и раскрыли его, почти сразу же. Дурак, не надо было так сразу пробовать весь арсенал. Но он не смог удержаться, едва ощутив течение Тамаири – полез в бой.
- Я не Мастер. И даже не боец. Всего лишь любитель. Мне еще предстоит многому научиться, как и вам. Поэтому я не могу принять твою просьбу. Прости.
Йан Сомацу развернулся и зашагал по дорожке прочь. Парень какое-то время недоуменно смотрел ему вслед, а затем ухмыльнулся.
- Неплохо, мальчик. Ты и впрямь умен. Что ж, думаю, мы еще встретимся, Йан Сомацу…
С этими словами лысый боец исчез, оставив остальных в изумлении. Однако и они вскоре разошлись, каждый своей дорогой.
Но им еще предстояло встретиться, ведь Спираль закручивалась все сильнее.
Йан лежал на кровати, катая в ладони шарик энергии. Дыхание его было легким и плавным, Тамаири свободно струилась по венам. Как же приятно было снова ощущать силу!
Сомацу улыбнулся и сжал кулак, впитывая шарик. Затем поднялся и вышел на балкон. Темнело. Прохладный ветер покусывал ноги, заставляя кожу покрыться мурашками. Похоже, осень понемногу движется к зиме.
Зажглись фонари. Небо затянуло тучами, сквозь которые изредка мелькали звезды.
Йан вздохнул и вернулся в комнату, прикрыв дверь. Прислушался к звукам в соседней комнате. Бормотал телевизор, родители тихонько переговаривались, стараясь не мешать сыну готовиться к урокам.
Сомацу тихонько всхлипнул, с силой сжал кулаки. Брызнула кровь, закапала на пол. Слишком сильно впился ногтями в ладонь.
Но он не обращал на это внимания. Сердце колотилось как бешеное и стонало от чувств. Неужели он и впрямь вернулся в прошлое, к родным? И есть ли шанс изменить все? Остаться светлым, разрушить оковы тьмы?
Он до безумия боялся снова остаться один. Лишиться всего, оказаться лицом к лицу с темной бездной. Уже дважды он падал в глубину, и всякий раз психика менялась. Вот и сейчас, вместо того, чтобы принять изменившийся мир, он думает о плохом. Боится смерти.
Нужно стать еще сильнее, чтобы никто и никогда не мог его сразить. Только сила поможет Йану Сомацу забраться на вершину Эсо.
Чтобы помочь Совету с контролем адептов.
Чтобы изучить Спираль.
Чтобы поделиться накопленным за двадцать лет правления опытом.
Он улыбнулся и поднял ладонь к лицу. Задумчиво лизнул потеки крови, провел языком по губам.
Да, ему и впрямь стоит подумать обо всем. Еще эта девчонка…кажется, Ичи называл ее Аямо?
Йан рассмеялся, тихонько, чтобы не услышали родители. Затем поднял глаза, посмотрел на себя в висевшее на стене зеркало.
Лицо изменилось, стало жестче. Оживилось. Он вернулся.
Это и впрямь будет интересно.
[align=center]Виток второй[/align]
Йан стоял у окна, ожидая конца перемены, когда чьи-то ладони легли сзади, закрывая ему глаза.
- Угадай, кто? – промурлыкал чей-то голос. Сомацу усмехнулся.
- Тебя зовут Аямо, да?
- Какой ты скучный! – надулась девушка, стоило ему повернуться. Однако в глубине ее глаз блестели смешинки. Она снова выглядела как при их первой встрече. Сомацу подумал, что такой девушка нравится ему больше. Впрочем, в ее боевой ипостаси, она выглядела куда сексуальнее.
Йан легонько коснулся ее ладони. Аямо не стала отдергивать руку, лишь смущенно потупила взгляд.
- Меня зовут Йан Сомацу, - представился он, чуть наклонив лицо. Она подняла взгляд и их глаза оказались на одном уровне. Он видел, как шокирована девушка его поведением и внутренне был этим доволен. Однако, кажется, слегка перегнул палку: в глазах Аямо возник страх.
- Прости.
Он выпустил ее ладонь и выпрямился. Отвернулся в сторону, натягивая прежнюю равнодушную маску. Однако девушка его удивила: вместо того, чтобы уйти, она коснулась его руки, также, как он сделал до этого. Йан ощутил, как жар коснулся его тела, прошелся от кончиков волос, до кончиков пальцев.
- Проводи меня сегодня, ладно? – смущенно попросила она, глядя вниз. Он кивнул. Аямо неохотно разжала пальцы и зашагала дальше по коридору.
- Вот это да! – присвистнул возникший рядом Ичи. – Неужели вы и впрямь вместе? И ты молчал!
- Забей, - бросил Сомацу, все еще смущенный выходкой девушки. – Просто поговорили.
- Ага, а за руки держались так, мимоходом? – поддел друг. Йан вздохнул. Если бы он только мог рассказать Ичи обо всем. Но нет, в Эсо нет хода тем, у кого отсутствует Дар. Друга попросту убьют, если догадаются.
- Это не моя тайна, - произнес он, почти не солгав. – Тебе просто нельзя этого знать. Прости.
С минуту Ичи внимательно смотрел на внезапно изменившегося друга, а потом кивнул.
- Как скажешь, Йан. Мне достаточно того, что ты честен со мной.
- Спасибо.
Сомацу был впечатлен преданностью Ичи. Он уже позабыл, что такое настоящая дружба и теперь, всколыхнувшиеся чувства прочно угнездились в сердце. Он понял, что больше не сможет быть один.
Когда закончились занятия, он ждал Аямо возле ворот школы, за углом. Девушка выпорхнула со двора, прекрасная и милая. Волосы развевались на ветру, на губах играла улыбка. Он ощутил, как Тамаири дремлет в ней, а на сердце ее легко. Неужели она не притворялась там, в школе? Как же так? Разве могут в одном человеке одновременно умещаться столь разные личности?
Девушка остановилась перед ним, улыбнулась.
- Давно ждешь?
- Не особо. Как прошли занятия?
- Быстро. Узнала сегодня, что Мако-сенсей любит зеленый чай. Представляешь? Я тоже его люблю, разве не здорово?
- Ага.
Он поддакивал ей, изредка вставлял свое слово в беседу. Однако, по большей части, говорила Аямо. И Йан понял, что ему это нравится. Нравится шагать рядом с этой девушкой, наслаждаясь беседой, нравится слушать ее голос, видеть ее красивые волосы, блестящие глаза и нежные губы.
Стоило им шагнуть за угол, как пространство смялось, словно комок бумаги, прогнулось, будто глина в руках гончара, а затем их выбросило в другое измерение.
Это было поле, усеянное истлевшими трупами в доспехах. Тысячи копий и мечей были воткнуты в землю, а на их рукоятях болтались черепа павших. Вороны пировали мертвечиной, злорадно каркая и пробуждая страх в глубине души.
- Я уж думал, что придется вас ждать до скончания веков! – ехидно заметил щуплый белобрысый парнишка, восседавший на куче трупов. На нем были лишь черные штаны да плотные кожаные сапоги. В правой руке мальчик держал катану. Он был бы вполне симпатичным, если б не мерзкая ухмылка, будто взрезавшая нижнюю половину лица.
Йан подобрался и покосился на Аямо. Девушка уже изменилась, приняв боевую форму. Сегодня на ней было не красное обтягивающее платье а облегченный доспех, состоявший из нагрудника, стальных пластин на бедрах и руках. Под броней надет комбинезон.
Аямо бросила на него предупреждающий взгляд из-под ресниц. Сомацу кивнул. Да, этот парнишка опасен. И он вызвал их на поединок, а значит, уверен в своих силах.
Проклятое правило Эсо действует столь же точно, как и прежде.
Любой желающий может вызвать любого адепта Эсо на смертельный поединок. Йан всегда ненавидел это правило. Особенно, когда подрос Лео.
Аямо зашагала вперед, стараясь не наступать на мертвецов. Мальчишка улыбался. Сомацу наблюдал.
Девушка остановилась перед «троном», подняла взгляд на парнишку. Он слегка склонил голову набок, глядя на нее. Потом вдруг посмотрел на Йана.
- Знаешь, мне кажется, она не достойна тебя. Слишком слаба.
Размытый силуэт – и он исчез. Сомацу вдруг все понял, рванул вперед, на ходу накачивая воздух вокруг силой.
- Стой, тварь! – рявкнул он. – Убью!
Аямо так и стояла, глядя наверх. Время будто замерло на месте. Сомацу ощутил, как загустел воздух вокруг, постарался ускориться – и не смог.
Внезапно все пришло в движение. Йан оказался рядом с Аямо и еще успел поймать ее удивленный и жалобный взгляд. Она не хотела умирать.
А потом разлетелась кровавыми брызгами. На земле осталось лежать только серебряное кольцо: простенький ободок с маленьким зеленым камушком.
Йан рухнул на колени, задыхаясь от боли в груди. Никогда еще она не была столь сильной. Даже когда он убил сына, не ощущал такой неправильности, искаженности мира.
Эта девушка…она могла бы еще жить и жить. Она была наивной, красивой, но умной. И сильным бойцом. Но нашелся кто-то сильнее. Кто-то, уничтоживший ее за одно мгновение, один вдох.
- Надо же. Она и впрямь пришлась тебе по вкусу, да? Какая жалость, - протянул мальчишка, вновь появившийся на куче трупов.
Йан медленно поднял на него тяжелый взгляд. Ощутил, как темные искры возникли в глубине зрачков, расползлись по всей радужке, вышли за пределы глаз, коснулись висков.
- Ты заплатишь, - пообещал он. Мальчик рассмеялся.
Но смех оборвался, стоило ему увидеть саван тьмы, окутавший Йана. Сомацу не понимал, что делает. Он лишь желал стереть с лица земли мерзкого выродка, лишившего жизни его любимую.
И уж точно мальчишка не думал, что тьма сможет заполнить собой все окружающее пространство за секунду. Даже быстрее.
Он схватился за горло, которое сжали тысячи невидимых рук, выпучил глаза, которые клевали сотни воронов. Бросил последний взгляд на Сомацу, чей вид уже не вызывал сомнений в принадлежности к тьме.
И прахом рассыпался по ветру.
А мир тысячи сражений содрогнулся под гнетом темной бури, смялся, застонал под ее ударами. И разлетелся осколками.
Йан очнулся лежащим на земле, рядом с каменной стеной здания. Медленно подполз, привалился, задышал. Поднял лицо к небу, наливавшемуся свинцом. Раскаты грома возникли вдалеке, кажется, сверкнула молния.
Разразившийся ливень принес облегчение, охладил разорванную раной душу. Йан прикрыл глаза, стиснул руками голову. Мысли ворочались тяжело, словно булыжники. Все тело ломило, будто в лихорадке, глаза горели огнем. Волосы слиплись от дождя, холодная мокрая одежда вызывала отвращение.
Сомацу услышал чьи-то шаги, убрал ладони от лица. Кто-то остановился прямо перед ним. Йан поднял глаза.
Ичи.
- Идем, - приказал друг, подавая руку. Сомацу с трудом оперся на нее, поднялся. Его зашатало, словно пьяного. Ичи поддержал, не дал упасть.
Уже после, когда они сидели на кухне Ичихиро, пили горячий чай с печеньем и закутавшийся в плед Йан молча глядел перед собой, друг заговорил.
- Это было предопределено. Ты бы не смог ее спасти. Увы, Аямо была словно фиалка: быстро распустилась, и столь же быстро умерла. Старейшины возлагали на нее большие надежды. Теперь-то уже все…
Ичи вздохнул и покачал головой.
- Нас обучал один мастер. Мы с детства росли вместе, отпрыски знатных родов. Нам порочили великое будущее, говорили, что мы станем отличной парой. Но мы видели друг в друге лишь поддержку, не более. Я всегда мог положиться на нее, как и она на меня. И так глупо умереть…
- Она умерла быстро, - тихо сказал Йан. – Этот ублюдок не стал ее мучить. Если бы я мог…я убил бы его еще. И еще раз!
Он стиснул кулак, на пол брызнули керамические осколки, чай и кровь. Ичи выругался, бросился за аптечкой.
Еще через пару часов они стояли на балконе. Йан неспешно потягивал сигарету, дрожащими пальцами стряхивал пепел. Солнце катилось за горизонт. Похолодало. Над городом висел туман, сырость ощущалась в воздухе. Ливень не принес облегчения, лишь на время притушил пожар в груди.
Они оба это знали.
- Я найду того, кто послал его, клянусь, - пообещал Ичи. Йан кивнул.
- Мы найдем.
Помолчали.
- Если для этого потребуется убить тысячи, я сделаю. Ты мне веришь? – Ичи как-то беспомощно взглянул ему в глаза. Сомацу вздохнул. Он ощущал себя совершенно разбитым, старым и безнадежно слабым. Теперь прожитые в альтернативном будущем годы тяготили его. Груз тех лет, убийств, знакомств и ответственности давил к земле.
- Этого не потребуется, - сказал он. – Скоро нам назначат испытание. Я поднимусь на самый верх Спирали, и потребую выдать мне виновного. А если нет…тогда мы прикончим их всех.
Ичи согласно кивнул. Он уже давно получил второй ранг. Не такой сильный, как Аямо, но и не середнячок. Один из лучших молодых бойцов Эсо.
- Идем, - Йан затушил сигарету и бросил вниз. Затем взглянул другу в глаза. – Я знаю, кто нам поможет.

Дариус Грей смаковал приятный букет одного из лучших вин Азии, привезенного не так давно его приятелем Парсом. Сам доктор, сославшись на занятость, уехал буквально полчаса назад.
Дариус глядел на язычки пламени, пляшущие в камине, и предавался размышлениям. Парс привез нерадостные вести. Аямо, одна из Великих учениц Эсо, пала от руки наемного убийцы. Кто он и как сумел вытянуть ее в другое измерение, остается загадкой. Но сам факт покушения на столь сильную фигуру в Эсо заставлял задуматься.
Грей вздохнул и отставил бокал в сторону. Не время напиваться. Следует взяться за это дело плотнее. Кто бы ни послал того мальчика, нужно его найти.
В гостиную вошел слуга, учтиво поклонился.
- Господин, к вам посетители. Господин Ичихиро Ниимо и его друг.
Ичихиро? Что нужно этому мальчику?
Дариус нахмурился.
- Пусть войдут.
Слуга послушно поклонился и удалился.
«Ичихиро Ниимо – один из пяти гениев нашего времени. Парень, получивший второй ранг и находящийся в шаге от первого, всего за полтора года. Интересно. Помнится, их с Аямо обучал один Наставник. Значит ли это…», - подумал Грей, но его мысли были прерваны показавшимися гостями.
Он уже встречался пару раз с Ичихиро, поэтому лишь кивнул в знак приветствия. Ичи и его друг поклонились, а затем сели в предложенные кресла.
- Итак, юноши. Что привело вас в столь поздний час в мой дом? – полюбопытствовал Дариус, сцепив пальцы в замок и глядя на посетителей.
Он узнал второго парня. Это был тот самый адепт, который находился с Аямо в момент ее смерти. Именно он стер в порошок мир тысячи сражений. Опасный малый, с таким нужно быть настороже. К тому же, его сила так и тянет тьмой. Притом, что помыслы мальчика чисты.
- Вы наверняка уже слышали о гибели Аямо, - произнес Ичихиро, во взгляде его плескалась боль. Грей вздохнул. Он отлично понимал чувства молодого адепта.
- Да, только что услышал от господина Парса. Полагаю, вы оба хотите отомстить? Уверяю вас, я займусь этим делом в кратчайшие сроки и найду виновного.
- Мы бы хотели вам помогать, - откликнулся второй юноша. Грей бросил на него быстрый взгляд. Парень выглядел спокойным, ничем не выдавая своей боли. Хотя на душе у него сейчас царила безжизненная пустыня. Сильный мальчик. Очень.
- Это невозможно. Вы оба еще слишком неопытны, чтобы заниматься такими серьезными делами. Даже если Совет поручится за вас, я не смогу взять на себя смелость.
Дариус сдвинул брови и поглядел на Ичи. Тот заерзал под взглядом Карающей Длани Совета, покосился на друга.
- Мне плевать, - резко сказал Йан. – Даже если весь Эсо будет против этого, я найду и уничтожу виновного. Это вопрос принципа.
- Я понимаю твои чувства, Йан Сомацу, - парень вздрогнул, когда Дариус назвал его имя. – Однако ты пока еще слаб, и не можешь контролировать свою силу. Ты опасен. В первую очередь – для себя самого. Успокойся, займись тренировками, стань сильнее. И приходи, когда получишь первый ранг. Уверен, ты быстро этого добьешься.
Сомацу заскрипел зубами и с силой стиснул подлокотники кресла. Дерево треснуло, во все стороны полетели щепки. Грей взглянул в глаза мальчика и замер: там плескалась тьма.
- Вы не сможете остановить меня сейчас, Дариус. Поверьте, я могу стереть в порошок весь Совет, если потребуется.
Грей сглотнул. На него внезапно нахлынули совершенно чужие воспоминания: яркий бой, безжизненное изломанное тело, лежащее на холме. Лицо трупа было обезображено, но он все же узнал. Узнал Йана Сомацу.
Разболелась голова. Дариус потянулся за бокалом, схватил, жадно осушил до дна. Потом вновь взглянул на Сомацу.
- Делай, как считаешь нужным. Ты прав, я не в силах остановить ЭТО в тебе. Но ты – можешь. Если захочешь. Постарайся побороть искушение. Оковы просто так не сорвать, парень. Избавиться от влияния тьмы невозможно. Если только ты не святой. Будь умнее, мой тебе совет. И не трать силу по пустякам.
Йан загнал зверя внутрь, через силу кивнул. Мышцы схватило судорогой и он с трудом поднялся на ноги. Уже у самого порога обернулся.
- Будьте осторожнее. Не знаю, кто наш враг, но уверен: за вами придут.
Шаги посетителей давно стихли, а Грей все еще сидел, глядя в одну точку перед собой. Он размышлял над поведением и словами Йана. Это невозможно, но он был уверен, что мальчику гораздо больше лет, чем он показывает. Ни один семнадцатилетний подросток после такого взрыва эмоций не смог бы заставить себя быть спокойным.
Йан Сомацу сумел. Более того, он не утратил способности четко мыслить, что говорит о большом личном опыте, которого у школьника быть просто не могло.
- Кто же ты такой, малыш? – пробормотал Дариус, поглаживая бокал. Его губы тронула улыбка.
Он увидел внутреннюю силу Сомацу. И его потенциал.
- Если ты однажды достигнешь своего потолка, я бы хотел увидеть этот день.
Порыв ветра взметнул занавески на окнах. Ночь медленно опустилась на город, плотный туман окутал улицы. Ледяной ветер прошелся по полу, коснулся ног.
Чья-то тень мелькнула у стены.
Дариус Грей улыбнулся.
И ощутил на шее острое лезвие клинка. Ледяное, почти нежное прикосновение – и темнота окутала его.
Убийца вытер оружие об одежду убитого, затем выпрямился. Огонь в камине догорал, тлеющие угольки ярко светились в темноте.
- Зря ты сюда заявился сегодня.
Убийца вздрогнул, когда Йан выступил из тени. Развернулся, намереваясь бежать, но тени ожили, схватили его, заставили задохнуться от ужаса и рухнуть на пол, корчась в конвульсиях.
- Знаешь, я полагал, что успею спасти старика. Но ты был быстрее. Это плохо. Для тебя.
Сомацу улыбнулся в предвкушении, хрустнул суставами. Неизвестный лежал на полу, с трудом переводя дыхание, в ужасе глядел на Йана.
И уж точно не ожидал, что в следующее мгновение тьма скользнет в его тело, поедая внутренности.
- Тебе придется все рассказать, дружок. Видишь ли, несмотря на голод, мои питомцы любят растягивать удовольствие. Так что в твоих интересах говорить быстро и четко. Тогда и умрешь как можно скорее.
Убийца заговорил. Он кричал, потом умолял о пощаде, снова кричал, размазывая слезы по лицу.
Когда мертвец дернулся и затих, Йан склонился над ним и ласково погладил по голове.
- Умница. Я рад, что мы поняли друг друга. Теперь можешь отдохнуть.
Сомацу бросил последний взгляд на голову Дариуса, лежавшую под столиком, стиснул зубы и вышел из комнаты.
Шагая по ночному городу, Йан пытался привести мысли в порядок. Он не понимал, что с ним происходит. Тьма поедала его изнутри, будоражила мысли, заставляла прибегать к ее силе. Если так пойдет дальше, то совсем скоро он станет безумцем. Если уже не стал.
Сомацу остановился, глубоко вдохнул свежий ночной воздух. Ощутил, как расслабляется напряженное сердце, начинает биться в прежнем ритме.
- Ничего, - прошептал он. – Мы еще можем сражаться.
И только звезды ответили ему, загадочно блеснув, прежде чем скрыться за тучами.

Аватара пользователя
Александр Нагорный
Читатель.
Posts in topic: 3
Сообщения: 46
Зарегистрирован: 15 сен 2015, 15:26
Пол: Муж.

Re: Александр Нагорный. "Отмеченный тьмой"

Непрочитанное сообщение Александр Нагорный » 23 мар 2016, 15:39

[align=center]Виток третий[/align]
Дни тянулись на удивление медленно, словно разжиревший за зиму кот. Йан старался сосредоточиться на учебе, но выходило не слишком удачно. Скажем так, совсем не выходило.
Ичи также казался потерянным, все время был задумчив и редко отвечал на вопросы. В конце концов, Сомацу прекратил с ним общаться.
Сидя на истории, Йан подпер подбородок ладонью и глядел в окно, на моросящий дождь. Учитель бормотал что-то неразборчивое, да и не было желания прислушиваться. Мысли в голове бились одна о другую, никак не желая выстраиваться в ряд или, на худой конец, разложиться по полочкам.
Если бы не завибрировавший в кармане телефон, Йан бы помер со скуки. Разблокировав экран, он увидел сообщение: «Сегодня, в 4 дня, додзё Черного Крыла». Далее следовал адрес, который Сомацу сразу же постарался запомнить.
С трудом дождавшись конца занятий, он помчался в додзё. Это оказалось старое, но на удивление крепкое здание, даже, скорее, дом. С небольшим садом и пристройкой. На стук калитки из дома вышел парень немногим старше самого Йана. Если, конечно, считать нынешний возраст.
- Так ты Йан Сомацу? – он с сомнение окинул его взглядом. Затем кивнул. – Заходи в дом.
Йан послушно шагнул вперед, оказавшись в светлой прихожей. Разувшись, он прошел в комнату вслед за незнакомцем.
Тот устроился на полу за маленьким столиком и взял кружку. Не сводя спокойного взгляда с Йана, принялся потягивать напиток.
Сомацу ничего не оставалось, кроме как устроиться напротив и тоже приступить к чаепитию. Так они и сидели молча, пили чай и оценивали оппонента.
- Что ж, - парень отставил кружку в сторону и улыбнулся. – Меня зовут Хан Гу. Я буду твоим Наставником.
Йан удивленно изогнул бровь. Хан рассмеялся.
- Не думай, что раз я выгляжу молодо, то так оно и есть. Ты ведь и сам не прочь подурачить окружающих, не так ли?
Он подмигнул. Сомацу стиснул зубы. Это уже второй человек, который догадался о том, каков его возраст на самом деле. Нужно быть более осторожным.
- Расслабься, - протянул Наставник. – Мне плевать на твои тайны. Я всего лишь Наставник, который должен научить тебя боевым искусствам.
- Хорошо, Наставник, - кивнул Йан. Парень улыбнулся.
- Вот и славно. Идем, я покажу тебе базовые техники стиля Черного Крыла.
Они прошли в пристройку, оказавшуюся небольшим залом, пол которого был устелен матами. Впрочем, когда Хан хлопнул в ладоши, зал раздался сразу во все стороны, став как минимум в три раза больше.
«Похоже, Спираль повсюду», - подумал Йан. – «Что же за вещь я сотворил?»
- Нападай, - приказал Хан, встав напротив. Сомацу пожал плечами и рванул вперед, на ходу окружая себя Тамаири и ускоряясь.
Ни один адепт Эсо не смог бы заблокировать его удар. Но Хану удалось.
Он мягко, но сильно отвел кулак опешившего Йана в сторону, а затем хлестким ударом отбросил ученика к дальней стене.
- Эта техника называется Удар Черного Крыла. Используется только для контратаки, - любезно пояснил Наставник.
Йан тряхнул головой и, зарычав, бросился вперед. На этот раз не стал бить в открытую, провел связку из трех ударов: два в корпус, один в голову. Но третий удар не достиг цели.
Потому что Хана на месте уже не было.
«Как?!», - не понял Сомацу. С его скоростью раньше никто не мог сравниться. Что за монстр этот парень?
- Парение Ворона, - раздалось над самым ухом. Сомацу резко обернулся, но сокрушительный удар придавил его к земле. – Используется и для уклонения, и для атаки.
Стиснув зубы, Йан вскочил и, напитав ноги Тамаири, подпрыгнул вверх. На лице Хана сверкнула довольная улыбка.
Сомацу усмехнулся и, до предела запитав пространство вокруг энергией, рухнул вниз. Чтобы тут же оказаться отправленным в полет. Наставник взлетел следом, Сомацу различил за его спиной длинный шлейф тьмы – Крыло. Глаза Хана сверкали темно-синими искрами.
Он оказался рядом быстро, невероятно быстро. Провел мощную двойку в корпус, а затем, не дав защититься, бросил ученика вниз.
Врезавшись в пол, Йан порвал маты и проломил каменные плиты, завязнув в обломках.
Наставник плавно спустился на землю, подал руку.
- Вставай, Йан Сомацу. Нам еще многое предстоит изучить за короткий срок. Ты ведь хочешь отомстить за Аямо?
Йан взглянул в добродушные глаза Хана и подумал о том, как может человек, использующий тьму в качестве своей силы, быть таким хорошим?
Уже вечером, после пяти часов изнуряющих тренировок, они сидели на крыльце и отдыхали, подставив ветру разгоряченные лица.
- Ты используешь тьму, причем полностью контролируешь ее. Как? – задал Йан волновавший его вопрос. Наставник пожал плечами.
- Тьма – понятие относительное, Йан. Она лишь в твоей душе, окружающим недоступная. Тебе решать, какого цвета твоя сущность. Все исходит от наших тайных желаний, все подчиняется им. Нужно просто собраться и решить для себя: кем ты хочешь быть? Адептом света или тьмы? Или, быть может, кем-то иным? Ты решаешь. Так будет всегда.
- Но что, если она захватит меня целиком? Даже ночью, во сне, я чувствую ее дыхание, - негромко произнес Йан. – Что тогда? Разве смогу я на пороге одержимости избавиться от нее?
- Сможешь. Если только хватит силы духа. Если не испугаешься. Не побежишь от себя. Просто взгляни в лицо своим страхам. И тогда поймешь, кто твой настоящий враг.
Хан глядел на небо, и Сомацу подумал, что этот парень действительно невероятен. Он умен, талантлив и очень силен. Почему же тогда живет в таком маленьком доме, не пытаясь даже взять себе большее?
- Потому что для жизни достаточно и этого, - будто прочитав его мысли, сказал Хан. – Зачем стремиться к власти? Чтобы однажды быть сброшенным вниз тем, кто удачливее, моложе и сильнее? Это глупо.
- Возможно, - пробормотал Йан, совершенно сбитый с толку. Все принципы, приобретенные в прошлой жизни, здесь не работали. Те, кого он встретил, оказались совершенно разными, непохожими ни на кого. И у каждого своя правда. Вот только все они погибают, один за другим. Аямо, потом Дариус. Неужели и Наставник канет в бездну, так и не успев обучить его всему?
- Это случится не сегодня, Йан. Я не могу оставить тебя одного наедине с миром, верно? – чуть улыбнулся Хан, подмигнув ученику. Сомацу кивнул.

Обучение завершилось внезапно. Прошла всего неделя с тех пор, как Йан пришел в додзё Черного Крыла. И вот, после всех спаррингов и пояснений, Наставник объявил, что он готов.
- Я научил тебя всему, что знаю сам. Как использовать эти знания – решать тебе. Ты можешь просто применять техники на практике, а можешь создать новые. В любом случае, дело твое. И приходи, когда захочешь. Буду рад выпить с тобой чаю.
На последней фразе Йан улыбнулся. Наставник все же был еще молод. Несмотря на внешность подростка, Хану было около сорока. Немало, но далеко до сборного возраста прошлого Сомацу и нынешнего.
- Спасибо, Мастер, - поклонившись, поблагодарил Йан. И вдруг вспомнил, как убил своего первого учителя в прошлой жизни. Это был жестокий и бессмысленный поступок. Неужели совсем скоро он вновь превратится в того безжалостного маньяка? Как же ему удалось тогда обуздать жажду крови?
Он забыл.
Йан снова напряг память, но не мог вспомнить, будто кто-то извлек из головы важные моменты его прошлой жизни.
Попрощавшись с Ханом, Сомацу зашагал по улице, все еще копаясь в своей голове. И не заметил, как окружающий пейзаж сменился другим.
Улицы оплавились, словно воск растеклись в стороны, обнажая скалистую равнину. Земля, усеянная камнями, каменные же холмы кругом – крайне скудная местность.
Йан тряхнул головой, возвращаясь в обычное состояние. Похоже, кто-то явился по его душу.
- Так, так, так. Кажется, это ученик самого Хана Гу! – раздался издевательский голос позади. Йан резко обернулся. На обломке скалы сидела симпатичная молодая девушка, одетая в плотный комбинезон из серой ткани. Каштановые волосы были коротко острижены, обнажая худенькую шею. Ярко-голубые глаза внимательно наблюдали за Сомацу.
- Чего тебе надо? – обронил он, растопырив пальцы и создавая темный шарик энергии. Девушка наигранно ахнула.
- Ого, какой сильный мужчина! Возьми меня прямо здесь, я вся теку!
Она издевательски засмеялась, заставив Йана заскрипеть зубами.
Сомацу мгновенно скользнул вперед, оказавшись в сантиметре от нее. Приблизил свое лицо и прошипел:
- Говори что тебе надо, или сдохнешь.
Девушка испугалась всерьез. Отшатнулась, чуть было не упала, но Йан успел схватить ее за руку, удержав на месте.
- Хорошо, скажу, только отпусти! – попросила она, морщась от боли – Сомацу был зол и не рассчитывал силы.
Он разжал пальцы и девушка тихонько всхлипнула, потирая запястье, с лиловыми следами синяков.
- Хотел бы сказать, что мне жаль, но это не так, - процедил Йан. Она бросила на него злобный взгляд, но смолчала.
- Ладно. Я слышала, у тебя есть зуб на Старейшин? Говорят, будто хочешь их нагнуть и заставить на себя работать?
- Не верь всему, что говорят, малышка, - поморщился Сомацу. – Не было у меня такого желания.
- Вот как? Значит, врут. Ладно. Тогда скажи мне, что тебя связывает с Аямо Аири?
Йан снова схватил ее за руку, заставив вскрикнуть от боли.
- Что ты знаешь о ней? Говори!
- Да пусти же ты, сволочь! – заорала девушка, заставив Йана опешить. Он разжал пальцы, снова выпуская ее руку. – Тварь, точно сломал!
Он бросил взгляд вниз, увидел повисшую плетью руку. Моргнул, легонько коснулся кончиками пальцев. Кости резко встали на место, громко хрустнуло. Девица заорала от боли, из глаз брызнули слезы.
Он смотрел, как она, тяжело дыша, приходит в себя. Затем, вздохнув, помассировал виски. Голова болела. Он редко пользовался лечением. Только в крайних случаях.
- Она…была моей сестрой, - прошептала вдруг девушка. Йан взглянул на нее. Лицо усталое, мокрое от пота. Но по-прежнему привлекательное.
- Почему сразу не сказала?
- Не успела. Ты слишком резко отреагировал на ее имя. Любил?
- Да.
- Понятно, - протянула она, усаживаясь поудобнее и баюкая руку. – Я только на днях вернулась в город и узнала о ее смерти. Пыталась выйти на убийцу, но безрезультатно. Ичи сказал, что ты был с ней рядом, когда это случилось. Ты отомстил?
Йан помедлил, прежде чем ответить. Но все же кивнул.
- Я уничтожил того, кто убил ее и разрушил тот мир. Но пославший его ублюдок все еще жив. И когда я его найду…
На миг в его глазах мелькнула тьма, и девушка затаила дыхание. Тьма отступила. Она ощутила, как бешено колотится сердце.
- Понимаю. Я тоже хочу отомстить. Аямо была моей любимой сестренкой, а теперь ее не стало. Ты поможешь мне?
- С чего бы я это делал?
Она вздохнула.
- Мне больше не к кому обратиться. У нас не осталось родственников здесь. Некому отомстить за нее. Если даже я отступлюсь…разве так можно?
Он промолчал.
- Ладно, - она спрыгнула вниз. – Как хочешь. Буду искать сама. Может, удастся раскопать что-нибудь.
Она зашагала прочь, мысленно приказывая себе не оборачиваться. Ей очень хотелось увидеть его взгляд.
- Стой.
Приказ заставил ее замереть на месте. Он подошел сзади, мягко положил руки на плечи и развернул ее лицом к себе.
- Я помогу тебе. Но придется заплатить.
- У меня есть кое-какие сбережения, - пробормотала она. Йан оскалился.
- А кто сказал, что платить надо деньгами? У тебя очень хорошее тело…
Он коснулся кончиками пальцев ее губ, затем нежно провел по шее, тронул волосы. Спустился ниже, невзначай пощекотал сосок. Она прикрыла глаза, пытаясь справиться со сладкой истомой, разлившейся по телу. Но ласка кончилась внезапно.
- Я пошутил.
Она не думала, что эти слова прозвучат так…разочаровывающе. Открыла глаза, наткнулась на его насмешливую улыбку. Он все понял. Игрался с ней, как с маленькой девочкой, потешался. Тварь.
Сомацу пожал плечами.
- Ты была такой милой в тот момент. Прости, не смог удержаться.
Она разозлилась, отвернулась, пытаясь скрыть предательски покрасневшие щеки. Нельзя же, в самом деле, признаться, что ей понравилось?
- С чего начнем? – совершенно спокойно поинтересовался Сомацу. Она глубоко вдохнула. Выдохнула. И снова повернулась к нему.
- Со знакомства, - улыбнувшись, сказала, удивив Йана. – Меня зовут Эя Аири. Рада знакомству.
- Йан Сомацу, - пробормотал парень. – Вза…взаимно.
Эя возликовала про себя. Ей все же удалось смутить его! Может быть, не все потеряно? Может, у нее есть шанс не только отомстить за смерть сестры, но и заставить этого парня влюбиться в себя?
- Не мечтай, - он, насупившись, похлопал ее по голове. – Верни нас в реальный мир. Мне еще домашку делать.
- Так ты школьник? – изумилась Эя. Затем весело засмеялась, видя раздражение на лице Сомацу. – Вот так дела! Великий ученик Хана Гу – школьник!
- Заткнись, - пробормотал Йан. Эя щелкнула пальцами, и вокруг снова возникла знакомая улица.
Сомацу натянул на голову капюшон и зашагал прочь.
- Эй! – крикнула девушка. – Я позвоню тебе!
Он не ответил, все так же молча шагая вперед.
Девушка фыркнула, скрестив руки на груди.
«Вот гад», - подумала она. – «И что в нем такого…привлекательного? Обычный кретин!»
Покачав головой, Аири направилась в сторону, противоположную той, куда ушел Йан. У нее тоже были свои неотложные дела. Не только Сомацу приходилось учиться.
[align=center]Виток четвертый[/align]
Йан еще не закончил завтракать, когда получил сообщение от оператора Эсо.
«Через полчаса в зале Анагава состоится бой за второй ранг».
И все.
Сомацу выругался, поспешно проглотил завтрак и побежал по указанному адресу. Это был самый настоящий спортзал для занятий боевыми искусствами: повсюду лежат маты, ученики в свободной форме снуют туда-сюда.
Прозвучал гонг и двое сошлись на ринге. Кто-то с любопытством наблюдал за боем, кому-то было все равно. Йан расстегнул кофту и осмотрелся. В дальнем углу он заметил сурового мужчину в деловом костюме. Тот пристально следил за сражающимися.
Сомацу подошел к нему.
- Я на бой за второй ранг, - без предисловий сказал он. Судья, а это определенно был он, окинул Йана презрительным взглядом. Потом, словно узнав, побледнел и кивнул.
- Можешь пока размяться. Бой через десять минут. Тебя и твоего противника закинут в другое измерение, где и состоится поединок.
Сомацу хмыкнул и отошел в сторону. Сбросил мешающую кофту, положил на спортивную сумку у стены.
Бойцы на ринге, тяжело дыша, разошлись по сигналу гонга. Затем на середину зала вышел судья.
- Итак, сейчас состоится первый поединок за второй ранг между Йаном Сомацу из школы Черного Крыла и Каимом из школы Каменного Потока.
Йан подобрался. Затем, получив сигнал, подошел к судье. Напротив него оказался высокий, под два метра парень, весом далеко за сотню. Мышцы так и выпирали под обтягивающей футболкой. Сомацу фыркнул, заставив противника побагроветь. Сам он никогда не любил качков, предпочитая держать себя в среднем весе, но с высокой скоростью и силой. При этом ухитрялся выглядеть вполне неплохо даже для культуриста. Еще бы – Тамаири могла не только лицо менять, но и укреплять мускулатуру.
Пространство вокруг смялось, раздалось вширь. Они очутились в огромной комнате, наподобие той, что была на первом испытании. Серые стены, пол и потолок.
- Ну что, готов умолять о пощаде? – оскалился Каим. Сомацу смерил его ледяным взглядом, хрустнул шеей.
Гонг. Гигант срывается с места, оказываясь рядом с Йаном за считанные секунды. Проводит бешеную атаку, мощные кулаки месят воздух в сантиметрах от лица Сомацу.
Йан остается спокойным, уклоняясь от всех атак, а затем вдруг резко шагает вперед, выбрасывая левую руку. Гиганта сносит назад, впечатывает в противоположную стену. Он харкает кровью, выплевывает выбитые зубы. С трудом встает на четвереньки, с ненавистью смотрит на Сомацу.
- Шука! Жубы мне выбил, тварь!
Йан усмехается. Каим рычит и, словно бык, несется на него, наращивая скорость. В последний момент перед столкновением, Сомацу легко подпрыгивает вверх, а затем с силой падает вниз, вгоняя противника в пол.
Гигант матерится, пытаясь вырваться из плена, но он слишком массивен. Сомацу присаживается рядом, с улыбкой смотрит на него.
- Ну что, кто из нас будет умолять о пощаде?
Каим пыхтит, маленькие темные глазки блестят из-под кустистых бровей. Затем вдруг успокаивается.
- Вытащи меня. Не буду дергаться. Я проиграл.
- Так бы сразу, - рассмеялся Йан. Протянул руку и с легкостью выдернул здоровяка, поставив на землю. Поднялся на ноги сам.
Каим внезапно замахнулся, вкладывая в удар Тамаири.
«Ублюдок! Убить хочет!», - понял Йан. Зарычал, напитывая воздух вокруг энергией. Вытянул скрюченные пальцы вперед, стремительно, Каиму не успеть.
Время замерло на месте. Сомацу вдруг увидел торжествующий взгляд гиганта и понял.
Это был смертник. Подстава. Он намеренно атаковал сейчас, зная, что Йан ударит в ответ. И он знал, что удар Сомацу будет смертельным. Результаты боя аннулируют, а самого Йана заклеймят убийцей, ведь куча народу сейчас видит, как он в открытую демонстрирует жажду крови.
С другой стороны, если он сдержит силу, то удар Каима также достигнет цели – и жестоко покалечит самого Сомацу. Убить не сможет, но надолго отправит на больничную койку. И пересдачи никто ему не позволит.
Палка о двух концах. Ублюдок все просчитал верно. Или тот, кто за ним стоит.
Йан закричал, бессильно, зло. А затем на полной скорости рванул вбок, выворачивая кисть и ломая сустав.
Время вновь скачками понеслось вперед.
Энергия от удара Каима лишь кончиком задела его, будто дуновение ветра. Сомацу, скрипя зубами от боли, резко развернулся, ударил ногой под колено здоровяка, ломая конечность. Каим рухнул на пол, а Йан встал над ним, с презрением глядя сверху вниз.
- Кто тебя послал?
Гигант рассмеялся. Сомацу надавил на сломанную ногу, заставив его орать от боли.
- Кто. Тебя. Послал?
- Его зовут Отец. И все мы Дети его, - оскалившись, выплюнул Каим. – Ты будешь молить о смерти, когда он придет за тобой. Потому что смерть милосерднее существования под пытками его. Падаль!
Он уронил голову на пол, потеряв сознание. Мир вокруг сменился все тем же залом. Испуганный судья напротив кашлянул и громко произнес:
- Победителем боя является Йан Сомацу из школы Черного Крыла. Поздравляю, адепт, второй ранг твой.
Йан кивнул, шагая к выходу. Ему было плевать на ранги. Но это необходимо, чтобы Совет Кланов услышал его. Он должен достигнуть первого ранга, чтобы просить их найти виновного.
Но, похоже, наниматель убийцы сам нашел его. Логично было предположить, что после смерти своего слуги, он заинтересуется тем, кто это сделал. Сомацу наверняка под наблюдением. Вот только сам ничего не знает о враге. Кроме прозвища.
Отец, да?
Какое-то подозрение смутно забрезжило в голове, но не сумело оформиться в полноценную мысль. Сомацу стиснул внезапно разболевшиеся виски и выругался сквозь зубы.
Сломанная рука ныла, он ощущал, как сустав встает на место, зарастает. Уже к вечеру все будет в порядке. Кроме его мыслей.
К чему было это представление? Его действительно хотели подставить или убить. Третьего выхода не предусматривалось. Чем же он так опасен для этого Отца? Да, он убил его людей, но это Эсо, здесь постоянно кто-то погибает. Убийства запрещены лишь на поединках за ранг. И все же, ублюдок оказался недоволен и послал еще одного убийцу. Или смертника, тут с какой стороны посмотреть…
Йан зарычал, напугав проходящую мимо женщину. Тряхнул головой, приводя себя в чувство. Не время сходить с ума. Нужно быть начеку: враг на достигнутом не остановится.
И если он не сможет дать отпор и выйти на Отца, то никогда не отомстит за смерть Аямо.

Школу он пропустил из-за боя, поэтому решил погулять, чтобы дома не возникли подозрения. Засунув руки в карманы, Йан неспешно шагал по улице, глядя под ноги. И весьма удивился, когда прямо перед ним возникли две аппетитные…
Он удивленно поднял взгляд и увидел Эю. Аири, улыбаясь, смотрела на него. Сегодня она была в узких джинсах и обтягивающей футболке с вырезом, выгодно подчеркивающей все достоинства. Прическа девушки претерпела изменения, из короткого ежика превратившись в каре.
- Привет, - пробормотал Сомацу, слегка смутившись. – Какими судьбами?
- Тебя искала. Что там случилось на поединке за второй ранг? Говорят, ты убил кого-то?
- Нет. Но был близок к этому, - помрачнев, процедил Йан. Затем он быстро пересказал события сегодняшнего утра Аири.
Они зашли в кафе, заказав небольшой столик в углу. Девушка подперла подбородок рукой, глядя в окно, пока Сомацу делал заказ.
Йан внезапно понял, что Эя ничуть не хуже Аямо. Возможно, даже красивее. Сейчас, в нормальной одежде и с этой прической, девушка казалась невероятно привлекательной.
- Что? – она почувствовала его взгляд и вопросительно посмотрела. Йан покачал головой.
Чуть позже, уплетая мороженое, Эя строила дальнейшие планы.
- Нужно разузнать побольше о бойце по кличке Отец. Наверняка кто-нибудь знает его. Обычному адепту даже первого ранга не под силу собрать команду наемных убийц и заставить их выполнять свои приказы. Это наверняка один из кланов. Возможно, даже глава.
- Если это и впрямь так, нам придется несладко в битве с ним. Кланы Эсо обладают мощными ресурсами и влиянием, даже слабейшие из них. Одиночкам вроде нас не под силу совладать с этим, - заметил Йан, потягивая сок из стакана. Он не любил алкоголь, хоть Эя и предлагала выпить, чтобы расслабиться. Вместо этого Сомацу достал сигарету и закурил.
- Видишь ли…- смутилась вдруг Аири. – Наш клан когда-то тоже был одним из сильнейших. Однако родители погибли, и власть перешла к дяде, который редко появляется дома, предпочитая жить в резиденции. Но он любит меня и души не чаял в Аямо. Если я попрошу его поддержать нас…
- Нет, - отрезал Сомацу. – Мы не можем впутывать в это дело посторонних. Кто знает, быть может, твой дядя и заказал убить Аямо? Родители наверняка оставили вам хорошее наследство, которое можно получить лишь по достижении восемнадцати? Вот. Так что у дяди есть мотив для убийства.
Эя нахмурилась, хотела было возразить, но вздохнула и покачала головой.
- Наверное, в твоих словах есть доля правды. Но мне хочется верить, что дядя хороший человек. Он всегда заботился о нас и так горевал, когда сестренки не стало…
Аири спрятала лицо в ладонях, тихонько всхлипывая. Йан поморщился, ощущая собственную беспомощность. Он не мог ничем помочь Эе. Аямо не вернуть, они могут лишь попытаться найти убийцу и отомстить. Однако нитей, за которые можно потянуть, крайне мало. Все что в их силах – это стремиться к вершине, взять первый ранг и добиться встречи с Советом Кланов. Другого выхода пока нет.
Сомацу не выдержал, пересел к девушке и мягко обнял ее за плечи. Аири уткнулась лицом в грудь Йана, задышала немного спокойнее. Он ощутил, как тепло растекается по всему телу, тает сердце и оживает душа. Неужели это все из-за нее? Резкой девушки, которая ведет себя как вздумается и врывается в его жизнь неожиданно?
И все же…Сомацу влюбился. И почувствовал, как тьма потихоньку прячется глубоко внутри. До поры до времени.
Они просидели так до самого вечера, пока Йан не понял, что Эя просто-напросто уснула. Он легонько дотронулся до ее головы, заставив девушку проснуться.
- Уже утро? – потирая красные глаза и широко зевая, поинтересовалась она. Сомацу улыбнулся.
- Нет, ты просто задремала. Я не стал будить.
Аири, наконец, подняла взгляд выше и увидела перед собой Йана. Глаза ее округлились от удивления, а потом она вдруг покраснела, быстро отодвинулась, осознав, что до этого находилась в объятиях парня.
- Прости, но уже довольно поздно, - повинился он. – Тебе, наверное, пора домой. Идем, я провожу.
Она послушно кивнула. Выбравшись из кафе, они направились вниз по улице.
Вечер выдался прохладным, а Эя забыла куртку дома, поэтому Йану пришлось предложить ей свою кофту. Запахнувшись в нее, Аири то и дело странно косилась на парня, тихонько улыбаясь.
Он же с наслаждением вдыхал свежий воздух, наблюдая, как медленно садится на горизонте оранжево-красное солнце. Ветер щекотал спину, вызывая мурашки, но Сомацу было тепло. Ведь теперь ему есть, кого защищать.
Они остановились напротив ее дома. Эя потупила взгляд, а Йан, внезапно осознавший, что впервые ходил с девушкой в кафе на свидание и провожал затем до дома, смущенно кашлянул.
- Ладно, - наконец, нарушил он молчание. – Кажется, мне уже пора. Пойду. Завтра я тебе позвоню, постараюсь напрячь Ичи, может он что знает.
- Угу, - кивнула она, не поднимая взгляда.
- Ты отдыхай, не беспокойся больше, ладно? Мне надо всего лишь сдать еще один экзамен и мы добьемся встречи с Советом.
- Ага, - пробубнила Аири, еще больше краснея. Сомацу внезапно понял, что говорит совсем не то.
- Слушай, я хочу тебе сказать…- протянул он и замолчал. Потом фыркнул. – Знаешь, я совсем не умею признаваться в любви. Никогда раньше не делал чего-то подобного.
- Я заметила, - проворчала Эя, наконец, поднимая на него свои лучистые глаза. Йан замер, почти перестав дышать.
Она привстала на цыпочки, обвила руками его шею. Затем легонько коснулась его губ своими, передавая тепло.
Сомацу ответил на поцелуй жадно, неторопливо, заставив ее засмеяться. Он походил на зверя, буйного, непокорного, но милого. Аири ощутила, как ее захлестывает с головой невероятное счастье, никогда не испытанное прежде.
Спустя какое-то время они с трудом отстранились друг от друга. Обменялись взглядами. Йан погладил ее по щеке, улыбнулся.
- Все будет хорошо. Верь мне, ладно?
Она кивнула. Затем торопливо взбежала по ступенькам на лестницу и скрылась за дверью. Он глядел ей вслед, чувствуя на губах следы поцелуя. Сердце трепетало. Да, ему сильно нравилась Аямо, но то чувство не шло ни в какое сравнение с нынешним. Быть может, это всего лишь попытка ухватиться за первую попавшуюся девушку, чтобы забыться, спрятаться под одеялом счастья, укрыться от боли, терзавшей до этого его душу.
Но Йан знал, что все не так. Впервые за обе жизни он почувствовал вкус любви. Даже с женщиной, родившей ему Лео, он не ощущал подобного, хотя она, несомненно, была прекрасна и мудра.
Тихонько рассмеявшись, Сомацу отправился домой. И только подходя к дому понял, что оставил кофту у Аири. Покачав головой, Йан постучался в дверь.
Тишина. Даже обычного звука телевизора не слышно. Хотя время уже – начало десятого.
Острые когти предчувствия оцарапали сердце. Йан понял, что задыхается от боли, стиснувшей грудь. Он толкнул дверь. Она оказалась не заперта.
Первое, что увидел Сомацу: длинная полоса крови, тянувшаяся из прихожей в комнату. Голова закружилась, подкосились ноги. Держась за стены, он медленно направился по следу, боясь увидеть то, что находилось в комнате.
Застыл в проеме, недоверчиво прикрыл глаза. Снова открыл: нет, ничего не исчезло.
Истерзанные трупы родителей лежали на полу. Разорванные тела, валявшиеся отдельно конечности и четыре глаза, подвешенные на люстре. И море, просто океан крови повсюду.
Йан закричал. Разрывая связки, он орал, падая на колени и подползая к убитым. Кажется, он молил о пощаде, просил вернуться, каялся во всех грехах, но тщетно.
Это был не сон.
В какой-то момент он потерял сознание и очнулся, лежа в луже крови, сам испачканный с ног до головы. Кровь ощущалась и на губах, ее запах ввинчивался в ноздри, вызывая тошноту.
Сомацу с трудом встал на ноги, чувствуя, как бурлит Тамаири. Он шагнул вперед, но поскользнулся и рухнул на пол, снова оказавшись в крови. Кровь. Повсюду кровь. Он и сам по уши в ней. Убийца. Темная тварь. Не стоящая любви.
Надежды нет.
Все кончено.
Их не вернуть.
Все, с кем он близко связан погибали. На очереди Ичи и Эя. Их он тоже не сможет спасти. Убийца не знает жалости, он действует так, как ему угодно, невзирая на законы и нормы морали.
Чего он добивается? Чтобы Йан нашел его? Или пытается подставить кланы? Совет?
Он хочет, чтобы Сомацу вырезал членов Совета? Чтобы он оторвал их головы и, как в прошлый раз, отослал всем кланам, дабы неповадно было?
Он не сможет сотворить подобное еще раз. Он ведь не мясник. Не убийца. Или..?
Сомацу ощутил, как губы раздвигаются в улыбке. Разум бурлил, голова раскалывалась от боли и дурных мыслей. Он чувствовал, как щупальца Тамаири вырвались на свободу и жадно пожирают окружающее пространство, разрушая стены, потолок, пол, трупы родителей, соседей и вообще весь дом.
Почувствовал, как сминается под его натиском пространство, разрушается весь мир. Тьма кипела, требовала выплеснуть ярость, словно он самолично залил в гигантскую бочку бензин и теперь должен был лишь зажечь спичку.
Сомацу рассмеялся, хрипло, мерзко. Затем ощутил, как жжет глаза, как все тело горит огнем. Тамаири была повсюду, мир готовился умереть.
Действительно, для чего искать убийцу, если можно уничтожить весь мир одним махом? Разве он этого не заслуживает? Жестокий мир, который порождает беспощадных тварей, по ошибке именуемых людьми. Неужели он не может жить как все? Счастливой, беззаботной, мирной жизнью? Разве нет иного выхода, кроме как вечно куда-то бежать, сражаться, убивать, заливая кровью все вокруг?
Неужели его душа проклята и даже тысячи перерождений не изменят его судьбы?
Сомацу ощутил, как жар выплескивается наружу.
Пади же, проклятый мир!
Он закрыл глаза. Потянулся навстречу Тамаири. Приготовился раскрыться силе целиком, без остатка…
И ощутил, как кто-то крепко обнимает его. Тепло чужого тела разогнало страхи, развеяло Тамаири. Щупальца съежились, в ужасе скрылись внутри него.
- Все будет хорошо, Йан. Ты не один, помнишь? Я всегда буду рядом, не стоит все взваливать на себя. Слышишь? Ты не один!
Он ощутил, как жгучие слезы текут по лицу, а гнойный нарыв боли и обиды в груди лопается, выходя в виде сдавленных рыданий. Ни разу в жизни Йан не плакал так сильно.
Он еще долго сидел, чувствуя тепло рядом. А затем открыл глаза и увидел перед собой Ичи. Друг мягко улыбался, внимательные и добрые глаза светились теплом.
- Ты снова меня спас, - пробормотал Сомацу. Ичи кивнул.
- Ты не можешь тащить этот груз в одиночку. Их уже не вернуть. К тому же, не думаю, что они одобрили бы такое поведение. Будь сильным. Ради Аямо. Ради родителей. Ради Эи. Ради меня. Мы все – близкие тебе люди. Защищай нас, найди убийцу Аири и покарай его. Но не нужно постоянно думать о мести. Мир не настолько мрачен, как тебе кажется, Йан. Все темные события, происходящие с тобой – дело рук одного кукловода. И он за это заплатит. Сполна.
Сомацу кивнул, наконец, осознавая. Он действительно сорвался, чуть было не уничтожив весь мир. Если бы Ичи не остановил его и разбушевавшуюся тьму, то Сомацу сгорел бы, а вырвавшаяся на свободу сила прикончила все и вся.
И теперь Йан понял, как можно сдержать ее. Не нужно все время сливаться с тьмой, достаточно лишь использовать ее. Прежде он всегда нырял в поток Тамаири, текущий в его теле. Но нужно ведь всего лишь зачерпнуть из него. Просто и одновременно невероятно сложно.
- Спасибо, Ичи. Ты действительно заставил меня все понять.
Друг улыбнулся.
- Зачем же тогда нужны друзья? Идем, наша семья позаботится о них.
- Но я ведь уничтожил тела и дом…- произнес Йан, оборачиваясь. Слегка обезображенные трупы родителей лежали на полу. Они были изуродованы, но не настолько жестоко, как ему привиделось. Да и квартира оказалась целой. Тогда почему он ощущал, что все рушится? Что-то изменилось в нем самом? Но что?
Они вышли на улицу. Йан спохватился и оглядел себя. Одежда была лишь слегка испачкавшейся, но не пропитанной кровью, как в кошмаре.
«Что со мной было? Подарок тьмы? Теперь еще и кошмары?», - подумал Сомацу, морщась от головной боли.
- Что-то не так? – участливо поинтересовался Ичи.
- Все не так. Что-то случилось. Никак не могу понять, что именно. Ты ничего не чувствуешь?
- Нет. Разве должен?
- Не знаю, - тусклым голосом пробормотал Сомацу. Мысли бились друг о друга, порождая болезненные волны в мозгу. Все тело ломило, он ощутил, как подкашиваются ноги.
Последствия шока? Возможно. Однако сейчас он пришел в себя и был на удивление спокоен. Смерть родителей оставила глубокие шрамы на сердце, но все же он должен жить дальше. Ради всех близких ему людей.
Нет, изменилось что-то другое.
Он бездумно шагал вслед за Ичи, глядя под ноги. Ночь вступила в свои права, Луна вышла из-за туч, а мелкие звезды россыпью возникли на небосклоне. Подувший ветер остудил мысли, заставил поднять голову.
Йан остановился.
- В чем дело?
Ичи обернулся. Сомацу стоял, зачарованно наблюдая за лунным сиянием. Бледный диск отражался в его глазах, двоился, троился, разбивался на более мелкие части. Ичи различил едва видимое темное марево, покинувшее тело Йана и скрывшееся в тенях.
От Луны к глазам Сомацу протянулись две тонкие нити, едва заметные. Ичи почувствовал мощную силу, вливавшуюся в тело друга взамен тьмы.
Это продолжалось недолго. В какой-то момент зрачки Йана погасли и он рухнул на колени. Ичихиро бросился на помощь, но друг отмахнулся. Он поднялся сам, с трудом разогнулся. Откинул челку со лба и рассмеялся.
- Вот это да. Я и не думал, что в этом мире есть нечто настолько удивительное, - негромко произнес он.
Тьма покинула душу Сомацу, взамен в ней поселился лунный свет. Он наполнил Йана теплом и могущественной силой, способной на равных биться с тьмой. Теперь он мог бросить вызов тому, кто его проклял.
И, возможно, победить.
Вот только ему придется заново учиться сражаться. Потому что свет – это не тьма. Пускай обе силы схожи, и где-то даже абсолютно одинаковы, но их применение различно. И для Йана Сомацу, ступившего на путь света, все только начиналось.
Тем не менее, он знал, что быстро освоится и пойдет дальше. Свет в нем искрился, дарил могущество. Еще немного – и он достигнет высшей ступени боевых искусств.
И тогда, убийца горько пожалеет о том, что связался с ним.

Ответить

Вернуться в «Фантастический боевик»