Михаил Троян "Танцы на стёклах"

Модератор: Модераторы

Банзой
Читатель.
Posts in topic: 1
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 06 фев 2017, 01:33
Пол: Муж.
Откуда: Облако
Контактная информация:

Михаил Троян "Танцы на стёклах"

Непрочитанное сообщение Банзой » 06 фев 2017, 14:57

Название: Танцы на стёклах
Автор: Михаил Троян
Серия: фантастический боевик.
Объем произведения:12 а.л.
Жанр: Научная фантастика/фантастический боевик

Жуткие джунгли недавно открытой планеты Шарк, хищные колесуны и плен на поверку для исследователей оказались детскими забавам - люди столкнулись с универсальной расой бирсиров, угрожающей всему человечеству.

Танцы на стёклах

Тысячи глаз жадно смотрят вперёд,
там по стеклу босая девчонка идёт.
Как не стирает она улыбку с лица,
Нужно не сдаться, и станцевать до конца.

Руки, руки, не дрожите.
Ноги, ноги, по осколкам.
Вы к ней в душу загляните,
хочется завыть ей волком.

Точёные ноги мягко и ровно ступают,
Порезаны ступни, и все это знают.
Сытые, рыхлые смотрят вельможи,
уселись они на почётной ложе.

Греют сердца им страданья других,
А больше убогих, глухих и слепых.
Они наслаждаются болью чужой,
их души питаются солёной слезой.

Руки, руки…

Глава первая

Тамратэм

До топей нужно пройти шагов триста, но и здесь, на окраине болот, между кочек часто поблёскивала вода, покрытая мутной плёнкой. Вокруг стояла гнетущая тишина и, казалось, что остановилось время под этим чужим небом.
Нет… Назойливый писк приближающегося комара доказал реальность происходящего. Вэн ступал осторожно – один шорох и тебя могут обнаружить.
Услышав хлопанье кожистых крыльев, он замер. Невдалеке летел зеленоватый ящер, раза в три меньше пресловутого птеродактиля. Даже издалека видны его острые длинные зубы, белеющие в приоткрытой узкой пасти. Вэн присел, замер. Не хватало, чтобы эта летающая тварь заметила его и напала. Конечно, пули её быстро успокоят, но сейчас раскрывать себя нельзя – недалеко враг.
Сильно хотелось пить, но в лужицах, которые иногда хлюпали под ногами, водилось множество серых, жутких на вид личинок. Да ещё эта мутная плёнка на поверхности. Часто под ногами мелькают ярко-красные тритоны, которые поедают эту плавающую мелочь. Трава, похожая на зелёный сочный тростник, здесь вымахала выше человеческого роста и возвышалась везде, даже у самых топей.
Запахи… на этой планете везде пахло грибами и прелой древесиной.
Где бы ни побывала в этом мире группа Вэна, кругом открывалась унылая картина − царство болот и густых туманов. А сейчас почти над головой низко зависли тёмно-пепельные тучи, делая окружающий пейзаж до боли мрачным.
Жарко… Душно.
Вэн осторожно раздвинул стебли тростника. Боясь издать малейший звук, наблюдал за людьми на прогалине. Там, на ящиках, сидели двое мужчин и женщина, одетые в походные комбинезоны-хамелеоны. Судя по их внешнему виду и ящикам, можно предположить, что это трое исследователей. Тем более их охраняют солдаты. Да не простые солдаты, совсем не простые.
Лица мужчин, осунувшиеся от усталости, заросли щетиной по самые скулы. Их спутница – светловолосая женщина со строгими чертами лица, выглядела менее измученной скитаниями. Чуть в стороне сложены зелёные экспедиционные ящики и баулы.
− Надо продолжать искать Атэя, − донеслись слова женщины.
− Если мы его за две недели не нашли, то искать уже бесполезно! – сердито воскликнул учёный, который сидел ближе к женщине, и был гораздо выше и мускулистей, чем их спутник. – Тем более, у него нет навигатора!
− Да, Грет прав! – добавил худощавый, который выглядел, как сбежавший из каменоломни. − Пора поворачивать стопы к дому, иначе эта планета погубит нас всех! Эта планета проклятая! Как её называют? Эээ… Тамратэм!
− Но Атэй… − в голосе женщины было столько мольбы, что было ясно – пропавший ей не просто коллега.
− У меня уже между пальцев перепонки скоро вырастут! В общем, я голосую за возвращение на Горану!
Раздвинув стебли тростника чуть шире, Вэн увидел в стороне двух хмурых солдат-элитаровцев в полевой форме – стипловых комбинезонах. Они из «ткани», которая крепка с одной стороны, но эластична с другой. Конечно, пулю она не удержит, а вот от ножа или стрелы хозяина защитит. Эти вояки и были занозой в заднице для Вэна и его группы. Они − камень преткновения и неудача, постигшая путешественников в этом мире. Стоят, посматривая на датчики, закреплённые на предплечье, да изредка скользят взглядами по тростнику. В руках магнитно-импульсные винтовки, которые покруче простеньких автоматов. Да и элитар – не простые солдаты, а звёздный спецназ. А попросту – биологические машины для уничтожения противника, будь то живая сила или техника.
Где-то наблюдают за врагами Хайт с Терсом. И они, и Вэн жутко злы на элитаровцев, ведь спецназовцы отобрали у них два грави-скутера, которые в народе называются левикатами. И их нужно забрать! Иначе придётся сгинуть в этих мирах без транспорта. Стеймор не поддержал эту идею – схлестнуться с элитаром. Он и девушки ушли к пирамиде, а там, через портал в другой мир – не захотели помочь. Струсили, конечно. Да и Вэн не одобрял идею нападения на матёрых солдат. Подсознательный страх перед более сильным противником давал о себе знать. Но поколебавшись, пошёл за Хайтом и Терсом, решив, что у троих больше шансов на удачный исход. И ещё ему Терс пообещал долю от артефакта, который лежал в багажнике его левиката. Там валялась ценная вещица: миниатюрная статуя существа, похожего на тело человека, только с четырьмя руками и драконьей головой. Но не это давало ей ценность, а полупрозрачный зелёный металл, из которого изготовлена вещица. Он не ржавел, не окислялся и фосфоресцировал во тьме. За тайну технологии этого артефакта, если её разгадают учёные, можно отхватить столько денег, что удастся купить парочку тропических островов, туристический бизнес которых обеспечит любому нескучную старость.
Но надо сначала забрать левикаты. А пока, как любил говаривать дедушка Вэна: сегодня всё случайно плохо.
А ведь так всё хорошо начиналось…
Четыре парня и две девушки на левикатах въехали через портал в первый мир. Левикаты – это воздушные скутеры, держащиеся над почвой антигравом. По бокам две подвижные воздушные турбины, которые позволяют набирать такую скорость, что если бы не защитное стекло, то человека бы просто вынесло потоком воздуха из седла. Путешествие с комфортом… Жажда приключений так и бурлила в молодых душах. Впереди планеты, на которых можно найти самые необычные артефакты. Любопытство гнало вперёд, потому что во вселенной встречались такие виды растений и животных, что не придумает самая изощрённая фантазия. И на всём этом можно неплохо заработать.
А проблемы начались именно здесь, на Тамратэме – планете, на которой преобладают озёра и болота. Когда забрались в лес, больше похожий на джунгли (за которым по навигатору располагался разрушенный город, приютившийся на каменистом плато недалеко у болот), на путешественников напали обезьяноподобные аборигены. Опасные сволочи! Скакать по деревьям с луками, да к тому же стрелять, держа оружие пальцами ноги – это надо видеть. Пули быстро охладили пыл аборигенов, но они продолжали жалить стрелами, скрываясь в зелени. Получить стрелу между рёбер никто не хотел, и пока группа в спешке выбиралась из леса, побили все левикаты о деревья, кроме двух – которые потом и забрали элитаровцы. Да как забрали! У Хайта остался фингал под глазом, который через двое суток станет чёрным, а у Стеймора опухла щека и скула.
Это было всего день назад. Сейчас Вэн смотрел на прогалину, а левикатов там не было. Скорее всего, на них элитаровцы выискивают среди болот пропавших учёных. А может, пытаются освободить из плена или выкупить у аборигенов.
Проходят минуты, а вокруг та же тишина. Лишь донимают крупные назойливые комары. Они незаметно садятся на лицо, шею и руки – беспощадно грызут. Приходится давить их тихо, чтобы не засветиться перед врагом. Спасибо комбинезонам-хамелеонам, они делают людей невидимыми для сканеров и масс детекторов элитаровцев.
Время идёт, а ничего не происходит. Учёные сбавили тон и нельзя разобрать, о чём они говорят. Лишь доносятся обрывки фраз: ты сам сказал, не спорь, мы не найдём.
Вэн даже не заметил, как комары незаметно исчезли – заморосил дождик. Хорошие на этой планете комары. На Горане, когда моросит дождик, их не убывает. Жара понемногу спадала, и дышать становилось легче.
Вэн понял, что его ударили в спину, когда уже падал. Правое колено обожгло жгучей болью, ноги сами согнулись, встряв коленями в мокрую кочку. Неведомая, но неудержимая сила откинула голову назад так, будто её хотели оторвать или переломить шею, сделав на спине «капюшон». Чья-то крепкая ладонь давила на лоб, а в кадык укололо остриё.
− Что? − раздался злобный шёпот, − мальчики из песочницы пришли вернуть левикатики? Решили повоевать? Смешно!
Сверху нависло красное, насмешливое лицо элитаровца. Почти квадратное. А в глазах… наверное, их можно сравнить с глазами кошки, которая сжалась в пружину и через мгновение распрямится над ничего не подозревающей, любопытной мышкой.
− Отпусти, − превозмогая боль, прохрипел Вэн.
И тут лицо спецназовца словно взорвалось изнутри: мелкие кусочки плоти и брызги крови упали Вэну на кожу и окропили глаза, которые он даже не успел сразу закрыть. В тот же миг ослабла и хватка, державшая голову, словно клещами. Но головами они всё же стукнулись, когда элитаровец повалился, уткнувшись лицом в кочку. В его затылке зияло входное пулевое отверстие. Возле руки лежал спецназовский нож с обоюдоострым лезвием, а из-под живота выглядывали ствол и приклад винтовки-магиса.
Дрогнул тростник и показался перепуганный Терс. Его узкое лицо всегда казалось хищным, но сейчас на нём читался страх. Взглядом светлых глаз он шарил по сторонам, ища опасность.
− Ты в порядке? – спросил он шёпотом, держа наготове автомат.
− Да… кажется, − Вэн провёл рукой по горлу, с гадливостью начал счищать с лица красную жижу – мешанину из крови и мозгов спецназовца.
− Уходим, − буркнул Терс и почти бесшумно исчез в траве.
С прогалины доносились крики, затем послышались автоматные щелчки.
Он осторожно приподнялся, выглянул на прогалину. Из травы торчала нога лежащего элитаровца, а учёных не видать, их словно ветром сдуло.
«Атака!» − раздался в стороне мужской крик.
− Защита! – донёсся издалека громкий ответ. Так перекликается только спецназ. Значит поблизости ещё двое опасных бойцов. Отбирали левикаты двое элитаровцев. А здесь их оказалось, как минимум, четверо.
«Чёрт! − пробормотал в сердцах Вэн. – Нужно сматываться! Сейчас тут начнётся отстрел». Мелькнула мысль, что неплохо бы поменять магис на свой автомат, но бегать с винтовкой тяжеловато. Зато кинжал прихватил – пригодится.
Вэн двинулся к порталу, в который уже ушли Стеймор и Лая с Инисидой. Трава высокая, но нужно пригибаться, чтобы макушка не попала в прицелы элитаровских винтовок. Не так-то просто по тростнику двигаться быстро. Приходилось разгребать стебли руками на ходу, а где трава не такая густая, можно бежать, держа руки перед собой клином, на уровне лица.
Раздалось два громких хлопка, и через несколько секунд в небе повисла пара белых шаров, называемых в простонародье «глаза смерти». Теперь элитаровцы видят, где противник. И могут накрыть беглецов гранатами.
Вэн остановился, прицелился в зависший «глаз». Три пули ушло мимо, шар остался на месте. Ещё четыре выстрела – «глаз» дрогнул и стал падать. А за ним и второй – Хайт с Терсом не дремлют, тоже стреляют.
Теперь вперёд! Бежать, бежать к порталу – там лишь спасение. Но бежать не получается, лишь быстро идти. Преодолевать такую стену травы непросто, ноги уже ватные. Спина ноет от тяжести ранца, лямки оттягивают плечи. Ремень автомата натирает потную шею, а приклад больно бьёт по животу. После нападения спецназовца побаливало колено, но ранец бросить нельзя – в нём всё необходимое для путешествия по мирам. Оружие тоже не бросишь…
Благо, моросит дождик.
Всё скрыто высокой травой. Не видно ни друзей, ни врагов. Лишь мелькают перед глазами тёмно-зелёные мокрые стебли. И тяжёлое дыхание – воздух влажный, как в парилке. Приходится жадно хватать его ртом, чтобы дать рвущемуся вперёд телу кислород. Какой-то дикий страх гонит, не давая задержаться ни на секунду.
Мелькают стебли… Вэн уже не таился: иногда нога с чавканьем попадала в воду между кочек, но страх гнал дальше. Старая пирамида, почерченная тёмными швами между гранитных блоков, уже недалеко. Одинаковые, эти строения красуются во всех мирах и являются загадкой для учёных.
Почувствовав на затылке ветерок от пули и одновременно лёгкий свист, Вэн сильнее пригнулся. Чуть не попали! Но это пока не считается, раз голова цела.
Страшно! Адреналин так и гулял по крови, будоражил сознание. Одно радовало – громада пирамиды уже рядом, почти заслоняла небо.
Сейчас придётся проскочить самый опасный участок: до портала нужно пробежать метров десять по открытому пространству, которое простреливается. Вот тут то и страшно, ведь магисы – это винтовки «разумные». Когда она ловит цель, то стреляет сама. А урано-углеродной пуле преград нет – это лучший бронебой.
Кто бегал под снайперскими пулями, тот знает, что такое страх. Когда понимаешь, что в тебя сейчас целятся, а тело кажется мягким и беззащитным. И знаешь: если пуля попадёт – удар, встряхивание и боль… Если не темнота.
Пока в голове проносятся шальные и путаные мысли, подошвы берцев уже стучат по каменистым ступеням, а перед глазами вход, заросший по бокам чем-то вроде плюща. Его «охраняют» две статуи человекоподобных существ, одетых в подобие рубахи, да в набедренную повязку из широкой полосы ткани. В руках необычное оружие − жезл с рифлёным шаром на конце. Сейчас Вэн не смотрел на эти изваяния. Он разглядел их у других порталов, раньше. Удивляли их эльфийские уши и огромные выпученные глаза.
Матовая гладь портала как бы живая, наэлектризованная. В ней спасение – надо быстрей исчезнуть из этого мира, где под ногами «горит земля».
Вэн не оглядывался. Вперёд, только вперёд. Не задерживаясь, прыгнул в эту гладь.
− Ух! Успел! – крикнул во всю силу лёгких. Всё осталось позади: летящие пули, элитаровцы и страх, когда кажется, что тебя уже обнаружили и целятся, целятся.
Падение… Так всегда при переходе. Падаешь в пустоту, но потоков воздуха, хотя по логике, при такой скорости, ветер должен трепать волосы.
Войдя в первый портал, Вэн жутко испугался, ухнув в чёрную бездну. Дух захватывает. Кажется, что душа не успевает за телом, что-то её удерживает, как в скоростном лифте. Всё вокруг вспыхивает яркими точками, которые начинают вытягиваться в линии. И уже перестаёшь понимать, то ли падаешь, то ли летишь вперёд. Вдалеке виднеется бежевый круг, который растёт, постепенно заполняя всё видимое пространство – это конец пути.
Этот мир встретил плохо. Темнота… и ты летишь вперёд, балансируя руками. Портал выталкивает человека с таким усилием, с каким в него войдёшь. А Вэн вбежал. Не удержавшись на ногах, бухнулся на колени и уткнулся руками в траву, выпустив автомат. Колкая растительность оцарапала ладони, вцепилась в ткань комбинезона. Такому жёсткому приземлению помог ещё и увесистый ранец.
После яркого света прошлого мира тут ничего не удавалось рассмотреть.
− Что там? – раздался голос Стеймора.
Вэн никого не видел, но не сомневался, что друзья ждали тут. После долгого бега кислородное голодание заставляло дышать, как вынутая из воды рыба, а тело пылало жаром.
− С левикатами пролёт. А двоих элитаровцев наши прихлопнули!
− А где остальные? Они живы?
− Хайт с Терсом сейчас будут, если добегут до портала, − Вэн поднялся с травы.
− Вот уроды, теперь проблем не оберёшься, − процедил Стеймор. – Я вам говорил: не лезьте! Теперь сами убедились, что идея ваша бредовая! И вообще выходка эта неадекватна!
− А если бы получилось? − Вэн горько усмехнулся.
− Уже не получилось! − уверенно сказал Стеймор и добавил. – Ладно, прорвёмся.
− Мы-то думали, что их всего двое!
− Думали? Ха! У вас мозги вообще есть?
По сути Стеймор прав, поэтому Вэн молча отошёл чуть в сторону, достал из нагрудного кармана очки-визор, надел. Стало светло как днём, лишь овал портала мерцал тёмно-фиолетовым светом. А вокруг пирамиды простиралась долина с однообразной низкорослой чёрной травой.
В этом мире было свежо. Да ещё подул лёгкий ветерок – как бальзам для разгорячённого тела. Ныло колено, и Вэн, достав из аптечки инъектор, выбрал ампулу под номером семь и сделал себе в бедро укол. Обезболивающий и противовоспалительный, он быстро приведёт ногу в порядок. Ведь сейчас нет левикатов, а значит, придётся всё время топать на своих двоих.
Лая и Инисида стояли по сторонам, держа портал под прицелом, приготовились стрелять в любой момент. Полевые комбинезоны-хамелеоны делали их фигуры похожими, и отличались дамочки лишь цветом волос да глаз. Они казались почти одинаковыми, словно из инкубатора. Вэну больше нравилась светловолосая Лая, от её голубых глаз невозможно было оторваться. Но она с первых дней симпатизировала Хайту, не один раз Вэн замечал, что они уединялись по вечерам.
Поверхность портала заволновалась, выгнулась, и оттуда выскочил Хайт, балансируя руками, чтобы не упасть под тяжестью ранца.
− Где Терс? – спросил Стеймор, не опуская автомата.
− Готов, − Хайт сплюнул. – Полголовы снесла пуля.
− Как? – вырвалось у Лаи.
− Да просто всё, просто… − Хайт надел визор и огляделся. – Мы вместе бежали, и тут... бах! И нету Терса… Надо сматываться – сейчас сюда элитаровцы нагрянут.
− Хайт! – в голосе Лаи послышались дрогнувшие нотки. – Ты-то в порядке? – она говорила, всё ещё целясь в портал.
− Нужно их здесь встречать, а когда нос будут высовывать, сразу и валить, − рассудительно сказал Вэн. Ему стало стыдно. Друзья что-то делали, стреляли, боролись, а он сдался. Просто бежал, как трусливый заяц.
Стеймор накинул ремень автомата на шею, положил на него руки.
− Они сейчас сюда не сунутся. Вы − идиоты, не надо было лезть к ним.
− Так хотели левикаты вернуть! – громко возразил Хайт. – И это… Как его? Артефакт! Знаешь, сколько он стоит?
− А теперь эти элитаровцы вас найдут, если не в мирах, то на Горане! − укоризненно сказал Стеймор. – И не только вас! Всю группу! И знаешь, что тогда будет?
− Да ладно тебе! Ты сначала доберись до Гораны!
Пока шёл спор, Лая сняла с предплечья навигатор. Экран высветил ближайшее расположение порталов, опутавших сетью всю планету. Рельеф местности поблизости в основном ровный, лишь на севере виднелись горы.
− Ну, как всегда, до следующего портала восемьдесят километров. Там будет уровень мира − двенадцать и два, подкласс С, − сказала она. – На север не пойдём. Лучше на юг.
− А этот? – спросил Хайт.
− А ты что, на Тамратэме не смотрел, куда убегаешь? Десять и четыре, подкласс В, планета Касила, − взглянув на экран сбоку, ответил Стеймор и развернулся. – Пошли.
− Кто им давал названия, этим планетам? – рассерженно сказал Хайт.
− Такие болваны, как ты, − буркнул Стеймор.
− Что?
− Да так, ничего! Вперёд!
Группа двинулась в путь. Цепкая трава мешала идти, словно удерживала.
− Какой-то бедный мир, − Вэн на ходу сорвал пучок травы, направил на неё продолговатый определитель.
− Ещё неизвестно, может, найдём что интересное, − произнесла Инисида. – А если устанем – можно устроить привал.
− Нам сейчас не искать надо! А прятаться или бежать, − Стеймор быстро шагал, а ноги у него длинные.
− Смотрите! – остановившись, Лая указала рукой в небо: там быстро проносилась огромная вытянутая луна. Вернее, луной этот спутник назвать сложно: он больше был похож на огромную вытянутую картофелину, но сквозь визоры этот необычный спутник был похож на багровое светило.
− Значит, солнце тут красное, − подытожил Стеймор. – Не отвлекаемся! Продолжаем движение!
− С чего ты взял, что солнце тут красное? – удивлённо спросил Хайт.
− По отражению на спутнике и чёрной траве. А ты в академии учил, что всё должно быть зелёным, верно? А луна на Горане желтая, да? А тут красная! Во, задача!
− Ну да! А ты умнее всех?
− Не знаю, уж не дурней вас троих, с элитаровцами в перестрелку добровольно не лезу!
− Этот спутник в длину километров тридцать будет, − Вэн не мог оторвать взгляда от стремительно несущегося по орбите астероида-луны, который, видимо, облетал планету часа за полтора. И судьба у него печальна: из-за вытянутой формы орбита нестабильна. А значит, в скором времени этот спутник либо улетит путешествовать по солнечной системе, либо врежется в планету, и тогда здесь придёт конец всему живому.
И тут Вэн понял… Что-то не так. Они пятнадцать минут назад потеряли Терса. А все идут, как ни в чём не бывало. Хайт с Лаей шагают впереди, о чём-то тихо болтают, Инисида вертит головой, разглядывает долину. А сам он только что засмотрелся на маленький странный спутник планеты, хотя в берцах чавкает болотная вода, а на лице засохла жижа из мозгов спецназовца.
− Эй вы! – громко сказал он.
Все повернулись.
− Умер один из нас!
− Конечно, мы сожалеем. И что? − голос Стеймор казался безразличным. − Сядем поплачем?
− Как? что… − Вэн был ошарашен.
− Он знал, на что идёт, подписывая с Корпорацией контракт, − сказал Стеймор. – Любой из нас отсюда может отчалить к ангелам или чертям.
− Ты, вместо того чтобы за него думать, за тылами следи, − бросил Хайт, и все двинулись дальше, показав Вэну ранцы.
Он понуро шёл следом, не забывая оглядываться. Ведь всё было так хорошо до прошлого мира, а теперь… Теперь, ко всем бедам, он ещё чувствует себя трусом.
Много, много было загадок с этими мирами. Когда открыли первый портал на соседней с Гораной планете, люди были в недоумении. Кто мог соединить тысячи миров порталами? Тем более, все подходили по температуре и составу воздуха для людей. На некоторых планетах встречались аборигены, дошедшие до уровня бронзового века, но большего прогресса ни на одной планете люди не встретили.
Въехавшие в первый портал на левикатах, шестеро сорвиголов не сомневались, что всё будет хорошо. Пуль в избытке, энергии в накопителях транспортов хватало на полгода. Собирай себе интересные экземпляры растительности да артефакты. Если отыщут что-то ценное, то корпорация щедро заплатит.
В принципе, если не лезть на уровни выше десятого, то можно путешествовать в относительной безопасности. Не нравится мир – ныряй обратно: так инструктировали в корпорации. Команда Вэна это и делала, до прошлого мира.
Кого только харви – (так звались путешественники по мирам) ни встречали в разных мирах, однажды нарвались даже на враждебных метаморфов, но тогда обошлось. А природа: величественные горы, водопады и бездонные каньоны. Всё это вызывало азарт, интерес идти дальше и дальше. Да ещё находки, за которые корпорация заплатит и немало. Каждый, кроме Инисиды, чувствовал себя миллионером, прикидывая, сколько в ранце лежит богатства в пересчёте на сейро. Но прошлый мир, двадцать второй – оказался роковым. Болотный Тамратэм разрушил все иллюзии.
Стеймор, шедший впереди, рассмеялся, указывая рукой в низину. Вэн поднимался на холм и не видел, что же так развеселило Стеймора.
− Нашёл время для смеха! – буркнула Инисида. Она частенько на него бурчала – у них, как и у Хайта с Лаей, завязалась любовная связь с первого мира.
− А ты глянь! – продолжая смеяться, воскликнул Стеймор.
Там замерли четыре существа, похожие на людей. Одежды на них не было, только свисающие от живота куски ткани, прикрывающие промежность. У каждого сбоку висели небольшие бочки, зауженные с одного конца.
Вэн включил на визоре приближение. Когда их уже можно было разглядеть, то удивили непомерно большие жёлтые глаза. На вислоухой голове не было волос. А так, почти как люди, только с тёмно-серой кожей. Аборигены тоже с интересом разглядывали путешественников, один что-то говорил, показывая в сторону людей рукой и мотая головой так, что уши болтались.
− Ну и зрение у них, − вырвалось у Лаи. – В темноте видят.
− Ага, грудь твою рассматривают, − съязвил Стеймор.
− Инисиде такое скажешь!
Аборигены переговорили между собой, указывая руками на людей. Затем все четверо энергично мотнули головами. Двое ловко подхватили с земли палку, с привязанным за ноги убитым животным, похожим на пантеру, только с большими клыками, взвалили добычу на плечи. Смело зашагали в сторону людей.
− Не боятся нас. Или слишком любопытные, − сказал Вэн. − Интересно, что это за бочки они с собой носят? Барабаны, что ли?
− Они мне чем-то напоминают вислоухих собак, − Хайт засмеялся. − Я, пожалуй, назову их чудиками.
Харви, не сговариваясь, пошли навстречу. Хайт достал видеокамеру и начал снимать. Когда до аборигенов осталось метров двадцать, те вдруг остановились. Пришлось замереть, чтобы не спугнуть вислоухих существ. Неожиданно они бросили бочонки и добычу.
− Не двигайтесь! – скомандовал Стеймор.
− Аникай! – вдруг закричал один из них визгливым голосом, показал рукой в сторону путешественников.
Люди стояли молча, боясь сделать лишнее движение, которое аборигены смогли бы принять за агрессию − ведь войти в контакт не так-то просто: многие встреченные в мирах аборигены оказались пугливы, а иногда и враждебны.
− Аникай! – заверещал другой чудик, они дружно бросились на траву и стали забираться в серые бочки. Через несколько секунд аборигенов уже не было видно.
− Ха! Вот клоуны! – воскликнул Стеймор и рассмеялся. − Они спрятались!
− Пойдём постучим в их домики? – Инисида двинулась вперёд.
− Я сейчас засуну в бочку ствол автомата и скажу – вылезай!
− Что-то тут не то, − Вэн остановился.
Какое-то странное, нелогичное поведение аборигенов всех удивило. Лопоухие шли без страха, а потом занырнули в бочки, которые стали ярче и отливали красноватым светом на фоне чёрной травы.
Вэн обернулся. Над горизонтом всходил слепящий красный диск, весь в рытвинах от бомбёжек метеоритов. Визор сразу перестроил силу свечения, оберегая глаза. Это оказалась луна планеты, и на её фоне летели две огромные птицы, больше напоминающие гигантских летучих мышей.
Вэн всё понял в один миг: спрятавшиеся аборигены… Ведь не от путешественников они забрались в бочки. От птиц! Значит, эти летающие твари – хищники!
− Птицы! сзади! – заорал он во всю силу лёгких.
− Вот оно что… – процедил сквозь зубы Стеймор, потом крикнул: − К бою!
Птицы надвигались – огромные, зловещие… на красном фоне луны. Но разглядеть их толком не удалось: просто тёмные силуэты.
− Думаешь, они опасны? – воскликнула Инисида, непонятно к кому обращаясь.
− А чего тогда чудики спрятались? – Вэн уже цепко держал автомат.
Когда эти чудовища приблизились на расстояние выстрела, Вэн взглянул на экран оружия. Он высвечивал семьдесят пуль. Все готовы стрелять: сейчас эти летящие монстры получат из пяти автоматов от души.
Массивные птицы плавно снижались, и стало видно, что каждая из них не менее семи метров в длину. Послышался звук, похожий на хлопанье кожистых крыльев.
− Бьём по ближней! Все вместе! Огонь! − дал команду Стеймор.
Автоматы стреляют тихо, раздаются только щелчки: пулю разгоняет электро импульс. Птица замедлялась от встречной ударной мощи − в её широкую грудь зло стучал град пуль. Ожесточаясь, птица всё равно приближалась, ещё яростнее и чаще взмахивая крыльями! На ней не было оперения – сплошная шкура, как у сказочного дракона.
Непрерывный шквал огня заставил хищницу остановиться, зависнуть в воздухе, затем она медленно стала падать. Вторая обогнала первую и стремительно приближалась.
− Все ложитесь на землю! стреляйте! – верещал Стеймор.
Вэн не разжимал пальца на скобе, пока автомат не замолчал. Упал на траву, доставая новую обойму. В голове засела мысль, что птица на лету может схватить когтями за ранец и понести прочь. Инисида и Стеймор ещё стреляли, но небесная тварь, не обращая внимания на пули, нацелилась на лежащего Хайта. Угрожающе щёлкал узкий длинный клюв, чуть загнутый кверху. Хайт сначала испуганно вжался в траву, а затем вскочил и побежал в сторону, заорав от страха.
Взмах крыла. Вэна даже обдало воздушной волной. Толстая шея хищницы чуть повернулась и… Хайт уже нанизан на клюв на лету, висит вниз головой. Его дикий крик заглушил автоматные щелчки и хлопанье огромных крыльев. Птица только покачнулась, затем полетела ровно, набирая высоту. Дрожащими пальцами Вэн всё же вставил обойму и выпустил с десяток пуль вслед, но это было бесполезно. Непрекращающийся вопль Хайта удалялся, постепенно растворяясь в ночи.
− Хайт! – закричала Лая. В этом крике была боль, слёзы, жалость. – Хайт!
«Тварь!» − крикнул Стеймор, смотря вслед удаляющейся птице. Он сплюнул, сбросил ранец и, порывшись в нём, выудил поисковик.
Включив, дрожащими пальцами ввёл код Хайта. Но точки, показывающей, где сейчас несчастный, на экране так и не появилось.
− Да, − с нотой горечи в голосе сказала Инисида, − далеко унесли нашего харви. Даже поисковик не ловит.
− Надо идти за ним! – воскликнула Лая. – В ту сторону, куда полетела эта…
− Бесполезно, − сказал Вэн.
−Хайт! – Лая рыдала, размазывая ладонями слёзы на щеках.
− Пойду погляжу, что за птичка такая, непробиваемая, − Вэн не хотел слушать причитания, на ходу рассматривал серую тушу. Он скосил глаза на дальномер визора. − Двадцать метров до нас не долетела.
− Я с тобой, − Инисида поспешила следом. – Не люблю трагедий. А Лая, похоже, успокоится нескоро.
Птица ещё шевелилась. Удивительно, но шкура её осталась неповреждённой: лишь выбиты оба крупных глаза, из которых медленно вытекала бурая жидкость. Вэн на ходу вынул нож из крепления на предплечье. Подойдя, с силой ударил в бок чудища, но острие ножа словно встретило сталь, разве что не зазвенело.
− Такой крепкой шкуры не бывает, − раздался сзади голос Инисиды.
− А это что тогда? − Вэн развёл руками. − Мне самому это странно, хотя… При всём опыте ксенолога, я не знаю, что может встретиться во Вселенной. Не хватит ни логики, ни фантазии.
− А ну, выползай! − раздался вдалеке голос Стеймора, затем он стал стучать прикладом по одной из бочек.
− Брось её, − сказала Инисида, − пойдём к нашим.
Аборигены уже выбрались из бочонков, испуганно озираясь на небо. Дружно схватили свои деревянные «домики» и, бормоча своё «аникай», со всех ног дали дёру. Добыча их, привязанная на палке, так и осталась лежать − чёрное на чёрной траве.
− Что, сбежали хозяева планеты? – спросил Вэн подойдя.
Лая посмотрела на него хмуро, лицо заплакано.
− Сбежали… Вэн, берём эту тушку, будет нам сегодня на ужин, − сказал Стеймор, взявшись за один конец шеста. − А вы, девчонки, следите за небом.
− А ты уверен, что можно есть это? – спросила Инисида, указав пальцем на «пантеру».
− Не хочешь – не ешь… − Стеймор нагнулся и ухватил шест с одной стороны. Вэн не отстал, и скоро они шагали в сторону улетавшего астероида-луны.
− Если эти птицы снова нападут, надо стрелять только им в голову, − сказала Инисида.
− Уже все и сами догадались, − в голосе Стеймора слышались ехидные нотки.
− Дай, доскажу! − добавила Инисида. – Чтобы пули попали через глаза в мозг!
− Ты сплошной интеллект! – Стеймор бы захихикал, если бы не недавняя трагедия с Хайтом.

Шли люди долго, все уже подустали, особенно мужчины, нёсшие добычу. Женщины шагали по бокам, поглядывая на небо. За весь путь никто не проронил ни слова.
Вэна одолевали мрачные мысли. Не хотелось ни с кем разговаривать. Ведь потеряны двое из шести. Теперь их четверо, и идёт группа в лапы неизвестности.
− А вот и место для ночлега, − воскликнула Лая, указывая рукой вперёд.
Сквозь визоры вдалеке стали различимы каменные развалины, а в центре возвышалось старинное обветшалое здание, похожее на храм. По крайней мере, это уцелевшее сооружение ассоциировалось с храмом в представлении людей. Вдали, за руинами поблёскивала гладь большого озера.
− Развалины – это хорошо. Есть, где спрятаться, − сказал Вэн.− У меня уже болит плечо от этой дичи.
− Зато будет что поесть, − парировал Стеймор.
− Я боюсь идти в эти развалины, − тихо сказала Инисида. – Этот мир какой-то чёрный и страшный!
− Да не дрейфь, − оборвал её Стеймор. – В храме укроемся и переночуем. По крайней мере, птицы там не достанут.
Пока харви добрались до здания, воздух пропах дождём и озоном. Вдали изредка сверкали молнии, и в вышине, словно боги били в барабаны – так иногда грохотал гром.
Команда осторожно приблизилась к входу, который девушки держали под прицелом.
Стены храма выложены из шершавых каменных блоков. Вход украшали две витые базальтовые колонны, покрытые трещинами и явно очень древние, их капители напоминали гигантские цветы, увитые лозой. Выше, на чем-то, похожем на портик, красовались статуи человекоподобных существ. Опустившиеся на колено изваяния словно помахивали каменными крыльями за спиной.
Если на входе в «храм» и были когда-то двери, то от них не осталось и следа.
− Зверя оставим тут, − шёпотом скомандовал Стеймор.
Мужчины сбросили пантеру на траву. Лая достала из ранца масс детектор, направила на здание. Он тихо пискнул, экран ярко засветился. Лая вгляделась в него. Её лицо, подсвеченное тёмно-оранжевым светом, выглядело неестественным, каким-то нечеловеческим.
− Там два живых существа, большие…− прошептала она.
− Где они? – Стеймор скинул ранец и разминал руки, разводя их в стороны и сжимая кулаки.
− Справа на стене.
− На стене? – с удивлением переспросила Инисида.
−Лая, Инисида, прикрывайте, − тихо распорядился Стеймор и усилил на визоре чувствительность к свету.
Вэн вскинул автомат, прижал приклад к плечу. Не в первый раз команде приходится входить в здание и отстреливаться от всяких странных и опасных существ. Он подал знак, чуть заметно кивнув. Двое харви осторожно двинулись к входу.
Вэн подкрался к порогу. Нужно сделать ещё шаг, направить автомат в сторону правой стены. А там уже по обстоятельствам: если существа не враждебны – не трогать. А если агрессивны – пули их остановят.
Остановят?
А если они непробиваемы, как птички? Что тогда? А ничего! Эти твари расправятся с людьми.
Вэн повернулся. Стеймор невозмутим, нетерпеливо показал рукой вперёд.
Ладно, была – не была.
Внутри здания стены оказались сплошь покрыты рыжей паутиной, на которой застыли два крупных паука. Их продолговатые ярко-жёлтые туловища и массивные лапы слегка подрагивали. А ещё им, наверно, очень хотелось кушать. Но это были не совсем пауки! У них чётко видны головы.
Вэн сразу сместился влево, давая Стеймору дорогу, на ходу выпустив несколько пуль в ближайшую тварь. Два щелчка прозвучало почти вместе, и голова паука словно взорвалась: ошмётки плоти полетели в разные стороны. Второй враг плюнул в Вэна комком зелёной слизи, но он увернулся от ядовитого снаряда движением маятника и развернув плечи. Паук прыгнул в сторону людей, проигнорировав силу притяжения, но пули прошили его прямо в воздухе, дважды срикошетив от стен.
− Так и себя можно подстрелить! − воскликнул Стеймор. – Рикошетом!
Удостоверившись, что пауки мертвы, Вэн подошёл к противоположной стене, разглядывая на ней слизь, которая слегка шипела и дымилась.
− Она не стекает по стене, а расползается в разные стороны!
− Хороший яд, − Стеймор, присев над пауком, рассматривал его. – Повезло тебе, что ты шустрый, а то бы уже… мы бы тебя пытались отмыть.
− Тебя ничего не смущает?
− Нет. – Встав, Стеймор насторожился, вертя головой. – Что тебе не нравится?
− А то, что эти паучары сидят на стене, как будто ничего не весят. И когда этот прыгнул со стены, то мне показалось, что когда он летел, казался лёгким, как пушинка, а подстрелили – грохнулся тяжёлым мешком.
Стеймор осторожно, брезгливо взял паука за лапу, приподнял.
− Килограмм сорок-пятьдесят будет, он бросил лапу, тяжело упавшую. – Может, они левитировать умеют?
− Сегодня мы этого не узнаем. Надо их выбросить наружу.
В углу что-то темнело − Вэн подошёл ближе, присмотрелся. Это оказался большой кокон, по форме напоминавший мумию фараона.
Вэн повернулся. Девушки уже вошли в здание: с удивлением разглядывали рыжую паутину и убитых тварей.
− И что же это? – раздался позади голос Стеймора. Он подошёл и присел у «мумии».
− Это, наверное, кокон, − сказал Вэн, внимательно разглядывая тёмно-серую «мумию».
− Думаешь, там человек? – Стеймор провёл ладонью по матовой поверхности кокона.
− Возможно. А если он ещё живой? Может, мучается там?
− По-моему, ты пересмотрел фильмов, − Стеймор тихо хихикнул.
Он достал нож и осторожно надрезал кокон у ног фигуры. Изнутри выглянула маленькая паучья голова. Рыжая. Маленькие глазки смотрели на людей. Но это длилось недолго. Паучок выскочил и резво побежал – сначала по полу, а потом по стенке.
Стеймор, прямым ударом ноги, стопой раздавил мелкого арахнида прямо на стене. А из кокона, как из рога изобилия, уже выбегала гурьбой рыжая мелочь.
− Чёрт! – только и воскликнул Стеймор.
− Я боюсь пауков! – запричитала Инисида.
− Все из здания! – крикнул Вэн, рванув к выходу. Выхватил из нагрудного кармана тепловую гранату, на ходу поворачивая чеку.
«Четверо, нас четверо», − думал он. Выскочив наружу и посчитав всех, сразу кинул гранату внутрь здания − этим паукам нельзя позволить разбежаться.
Хлопок. Внутри здания всё озарила вспышка, затем вход, словно рот каменного чудовища, оглушительно кашлянул огнём.
− Объект простерилизован, − самодовольно сказал Вэн.
− Бррр! – Инисида передёрнула плечами. – Жуть! С детства ненавижу пауков!
− Все наши страхи родом из детства, − сказал Вэн и присел на камень, бывший когда-то частицей постройки.
− Может, когда-то меня и напугал паук – у нас водятся большие и чёрные, жуткого вида, − с отвращением сказала Инисида.
− А я вот змей боюсь, − Лая вздохнула. Она так и стояла, напряжённо держа автомат. – Осо…
− А я думал, − перебил её Стеймор, − ты боишься больше всего скорпионолюдей! Ты так верещала, когда они к нам бежали! На этой планете… Как её?
− Тариса! Я никогда не забуду тот жуткий мир! – горячо сказала Лая.
Минут через десять путники вошли в здание. Внутри было ещё жарковато, но свежий воздух, врываясь в щели, быстро выгонял горячий. Пахло палёным мясом – мелкие паучки сгорели дотла, а большие покрылись чёрной дымящейся коркой.
Вэн подошёл к кокону, разрезал его вдоль. При этом раздался хрустящий звук, будто режут картон. Изнутри пахнуло терпким запахом мускуса, горьковатым и противным. Внутри оказалась груда костей − человеческих, судя по черепу. И между ними валялась элитаровская винтовка – магис. Среди прочего лежали и когда-то очень важные для их обладателя, странника по мирам, предметы: сканер, масс детектор, и много небольших вещей, нужных для выживания на чужих планетах.
− Ты гляди, − сказал подошедший Стеймор, – даже ранец сожрали!
− А это что? – Вэн разворошил пальцами труху, извлёк из неё эбеновую статуэтку, напоминающую то ли слона без хобота, то ли носорога – что-то среднее. Она казалась чёрная до жути, до страха. Нетерпеливо достал определитель, направил и… не поверил своим глазам. Материал не идентифицировался. Это значило, что статуэтка сделана из вещества, которое человечеству неизвестно.
− Вот это да! – воскликнул Вэн. – Определитель не знает состава этого артефакта!
− Считай, тебе повезло, − сказала Инисида. – Корпорация деньжат за неё отвалит немало.
− Как они там без воды жили, эти паучки? – удивлённо спросила Лая.
− Да как… − ответил Вэн. – А как живут жучки в зёрнах? Им хватает влажности воздуха. Ещё есть вариант, что внутренняя часть кокона по утрам, когда прохладно, становилась влажной.
Стеймор в это время, брезгливо скривившись, достал из-под костей винтовку, собрал валяющиеся среди высохшей трухи испражнений обоймы и две упаковки пуль.
− Вот это для птичек в самый раз, − он погладил приклад магиса и самодовольно улыбнулся. – Такая пуля им подпортит шкуру изрядно.
Отсоединив от автомата обойму, он положил его на кости.
− На, возьми! − с улыбкой сказал Стеймор, глядя на череп. Не умеешь воевать с винтовкой, попробуй с автоматом.
− Не кощунствуй, − укорил его Вэн.
− Разбирайте мои пули, − не обращая внимания, продолжил Стеймор.
− Может… это глупо? Бросать автомат? – спросила Лая.
− И зачем мне третья нога?
− Ну, винтарь стреляет лишь одиночными…
− У меня три автоматчика. Вы же от меня не убежите, правда?
− Ещё чего! – Лая осмотрелась. – Ну, вроде, как устроились. Пора подумать и об ужине.
− Ужин в храме со скелетом, − Вэн огляделся. – Романтичненько.
− Давайте выбросим пауков, − предложила Инисида. − Хотя… я к ним не прикоснусь!
− Ладно, − Стеймор всю дорогу брал на себя роль лидера. – Я с Инисидой поищу пресной воды. Вэн, а ты с Лаей вытащи пауков и разделай пантеру.
Долго уговаривать не пришлось. Вэн сам вытащил пауков, сложив их за углом. Вместе с Лаей, вбив штыри в трещины стены, они подвесили пантеру за ноги, и Вэн элитаровским ножом снял шкуру. И тут его осенила мысль. Он достал из ранца вибронож, им вырезал здоровенные клыки хищника.
− Зачем ты это делаешь? – Лая с любопытством наблюдала.
− На, возьми, − сказал Вэн, протягивая клыки. − Сделаешь себе украшение. Такого ни у одной женщины на Горане нет.
− Спасибо, − Лая была растрогана таким отношением. Она благодарно взглянула в глаза Вэну.
Как готовить мясо − вопросов не возникало, несмотря на то, что вокруг не наблюдалось ни одного, хоть даже и чахленького, деревца. На такие случаи у харви есть термо-пруты, и очень скоро куски мяса, разложенные в тепло-пакеты, тушились в собственном соку.
Ах, как вкусно сочное мясо, когда ты усталый, голодный и уже давно думал о еде, пускал слюни, смотря, как в пакете скворчит сок, пуская такие аппетитные пузыри.
За день все вымотались и неохотно тянули жребий, кому первому стоять стражу. Вэн отказался, сказав, что и так готов сторожить первым и, обхватив автомат, присел на ранец. Только усталость давила, отяжелевшие веки всё слипались, несмотря на отчаянные усилия их открывать.
Дежурить выпало с Инисидой. Она сидела на ранце и тихо сопела, опустив голову. Стеймор с Лаей развалились на тёплых подстилках, и сразу задрыхли, как говорится, без задних ног.
Вэн боялся уснуть, подвести друзей, поэтому вышел из храма и бродил среди развалин. Разглядывал всё вокруг сквозь визор и не мог понять одного: ему казалось, что кто-то его зовёт, откуда-то издалека. Слов не было, но Вэн знал, что ему нужно идти вперёд, ближе к озеру. Что-то манит туда, к этой тёмной зеркальной глади.
Тихо шуршали под обувью камешки, вспарывая невероятную тишину. Что за мир? Ни кузнечиков, ни сверчков.
− Стой, − раздался в голове отчётливый голос.
Вэн замер, увидев в стороне голову огромной змеи, наблюдавшую за ним из-за камней. У громадной рептилии по бокам головы красовались два рога, наклонённые вперёд. Жёлтые, крупные, продолговатые глаза с вертикальными зрачками не отрывали взгляда, казалось, буравя человека. Длину тела рептилии определить сложно, оно скрыто за камнями. А может, это и не змея… какой-нибудь ящер.
− Не бойся, − раздался тот же голос.
А Вэн не то, что боялся! Тело сковал паралич. Мысли, казалось, исчезли вовсе − в сознании только эти жуткие глаза, да странные, вертикальные ноздри.
Нет! были мысли, были. «Сейчас этот монстр собирает длинное тело кольцами за камнями, готовится к броску».
Надо что-то делать! Спасаться! Защищаться! Нож… он поможет. Если удастся повредить её тело, то эта гадина отступит. Она может вцепиться зубами в голову или плечо. А затем обовьётся вокруг тела, начнёт сдавливать и при каждом выдохе сжимать, сжимать. Воздуха будет становиться всё меньше. Если это змея… Но почему рука не тянется к ножу?»

Вэн открыл в испуге глаза – он сидел в храме. Рогатый змей оказался лишь дурным сном.
Лая и Стеймор спали, а вот Инисиды не было. Вэн осторожно вышел из здания.
Занимался багровый рассвет. Прохлада обволокла, заставив поёжиться.
Поиски среди развалин ничего не дали. Никаких следов девушки.
− Инисида! – громко позвал Вэн, но ответа не было. Вместо этого из храма раздалось бурчание Стеймора.
− Чего разорался, болезный?
− Инисида пропала, − растерянно сказал Вэн.
− Оставь вас дежурить, − Стеймор появился на пороге с поисковиком в руках, ввёл код Инисиды. Поисковик запищал, показывая на экране яркую точку.
− Она у озера, − удивлённо сказал Вэн.
− Ага, и мне очень интересно, что эта краля там делает, − Стеймор направился в здание. – Собираемся и идём искать!
Лая проснулась. Видно, она слышала разговор и выглядела встревоженной.
− Что случилось? – спросила она, но взглянув на экран поисковика, всё поняла.
− Вэн, потащишь ранец Инисиды, − распорядился Стеймор. Он был зол, ужасно. Глаза метали молнии. Ведь Инисида была его девушкой.
− А чего я тащить буду, а не ты?
− А потому… Кто её проспал?
Огромное красное солнце уже взошло. Когда смотришь на этот кровавый диск, похожий на гигантскую раскалённую сковороду − чувствуешь себя букашкой. Светило словно давит, нависает.
Как и везде, где они побывали на этой планете, вокруг водоёма не было ни кустов, ни деревьев. Из растительности здесь лишь колючая трава, которая сливалась с илистым берегом.
Поисковик указывал, что датчик Инисиды под водой, метрах в пятнадцати от берега.
− И что же её туда утащило? – растерянно произнесла Лая.
− А почему ты думаешь, что под водой именно тело? Может, датчик оторвали с куртки, да выбросили, − сказал Вэн, чтобы хоть как-то успокоить спутницу.
− Ага, датчик там, а Инисида нет? Ну, давай, помечтаем о хорошем!
− Да не спорьте вы, − сказал Стеймор с горечью в голосе. – Под водой она: либо утонула, либо в желудке какого-нибудь монстра.
− Мне змей водяной приснился… с рогами, − растерянно сказал Вэн, глядя на безмятежную гладь озера. – Наверное, он и забрал.
− Надо же! – Лая плакала, размазывая по лицу слёзы. − Я не могу больше! Мы все в этом чёрном мире сдохнем! Лучше возвратиться на ту болотную планету!
− Кому-то змеи снятся, а я видел сон, в котором элитаровцы сложили каменную стену, впритык к порталу, − зло сказал Стеймор. – А всё вы! Заберём левикаты! Забрали? Уже трёх человек нету!
− Сложили стену впритык к порталу? И теперь, если попытаемся пройти, портал выдавит в стену, и получится фарш, − подытожил Вэн. Спорить ему не хотелось, да и прав Стеймор, прав.
−А дальше, во сне, − Стеймор окинул беглым взглядом друзей, − мы остались с Лаей вдвоём, и через мир двенадцатого уровня попали домой.
− А я? – удивлённо спросил Вэн.
− О тебе не знаю, не снилось ничего. Но то, что ты уже грузнешь в землю и потихоньку к ней привыкаешь − это факт, − Стеймор сказал это зло, чтобы досадить.
Вэн глянул вниз: берцы по щиколотку утопли в вязкой грязи берега. Он вышел на траву и стал обчищать грязь с потяжелевшей обуви.
− Ну да, чёрная планета и сарказм у тебя такой же. Но я выживу, обязательно! − Вэн говорил, а сам смотрел на Лаю. Она затихла и не отрывала взгляда от воды, пытаясь что-нибудь разглядеть в тёмной глубине.
− Да кто спорит, выживешь… конечно, − с ехидцей в голосе сказал Стеймор.
Вэн вытряхнул содержимое ранца Инисиды на траву.
− Разбираем? – тихо спросил он.
Делили молча. В принципе, в вещах погибшей, вернее выбывшей из команды, особо ценного ничего и не было. Кусок голубого металла, который светил во тьме не хуже свечки, десяток серебряных крупных монет с изображением львиной головы с обеих сторон. Вот и всё богатство. Каждому ещё досталось по обойме с сотней пуль.
Вэн со злостью зашвырнул пустой ранец подальше в воду.
− Ну, что, пока силёнки свежи, в путь? – предложил Стеймор.
Никто не ответил, и путники двинулись к новому миру − вратам двенадцатого уровня. Что там может встретиться? Они даже не представляли. Знали точно одно: простому человеку там выжить почти невозможно. Ещё было известно, что на двенадцатом уровне часто попадаются порталы с выходом на первый.
Чтобы добраться до ближайшего портала, понадобилось весь день топать по степи. Хотя у людей были подозрения, что время в мирах текло по-разному. Вэн в каждом мире подбрасывал вверх камень, засекая время, когда он упадёт на землю. Время часто разнилось так, что на одной из планет камень падал в два раза дольше, чем на первой, куда попали харви. Возможно, ещё дело в силе притяжения, но приборов её измерить нет, а физически особой разницы не чувствовалось.
Форсирование мелкой речушки, да два привала – вот и все события за день. Нет, ещё определитель Вэна подал сигнал, обнаружив в почве артефакт. Но он был размером с человека, формой похожий на раструб старинного излучателя. Покрытый трёхметровым слоем почвы, неизвестно, сколько он там пролежал. Харви его тревожить не стали, поскольку, даже откопав, не смогли бы его тащить.
Пирамида уже выросла на горизонте, осталось совсем немного, чтобы дойти до портала. Над головой безмятежное синее небо с розоватыми облаками. Казалось, что вокруг всё вымерло: ни птиц, ни зверя. Но люди знали: опасность здесь может встретиться на каждом шагу. Ведь попались в этом мире лопоухие чудики и птички. Это если не считать «пантеру» и громадных пауков.
Слева возвышался большой холм. Из-за него раздался громкий рык, ему вторил другой.
− О! Кажись, сейчас мы увидим ещё местных! − с сарказмом сказал Стеймор.
− Может, обойдётся, − в голосе Лаи было больше сомнения, чем надежды. – До пирамиды рукой подать.
Стеймор говорил, что в следующий мир войдут только двое. Вэн с тоской посмотрел на друзей, затем огляделся. Может, эта чёрная равнина − последнее, что он видит в жизни. Стало как-то не по себе. Неприятное чувство, что всё может сейчас прекратиться: это небо и тяжесть ранца на спине, красное солнце и неприветливая чёрная трава.
Вэн сжал рукояти оружия до боли в пальцах. В любом случае он так просто не сдастся!
На холме появилось стадо крупных животных, похожих на бегемотов, только шкура на них была ярко-красного цвета. И эта яркая шкура, рельефная от мощных мышц, отливала серебром. На головах животных красовались по три острых рога: один смотрел вверх, а два горизонтально в стороны. Бегущие «бегемоты» поднимали пыль в стаде, которая оставалась позади и медленно уплывала в сторону.
Стадо замедлилось, сбавило темп до шага. На ходу звери внимательно разглядывали людей, затем остановились, поводя мордами. Видно, втягивали ноздрями воздух.
− Этих рогачей штук пятнадцать, − Вэн не отрывал взгляда от замершего стада.
Для того чтобы добраться до портала, надо уходить правее, избежать стычки с неизвестными, но на вид грозными животными.
− Я с магиса штук семь уложу, пока до нас добегут, а остальные ваши… − сказал Стеймор и указал рукой правее. – Обходим.
− Теперь ясно, почему лопоухие чудики бродят здесь только ночью − днём эти животные затопчут любого, − сказала Лая, с опаской поглядывая на стадо. Она старалась не отставать от мужчин, хотя было видно, что взятый группой темп для неё слишком высок.
Снова раздался грозный рык с холма, и животные пустились рысцой к путникам.
Вэн надел визор, установил десятикратное увеличение. Разглядел их страшные, все в буграх, морды. А ещё увидел ничего не выражающие, вселяющие липкий страх глаза, огромные острые зубы и выступающие клыки. Даже представилось, как они рвут мясо своими зазубренными краями.
− Стеймор, стреляй! – закричал нервно Вэн. Из автомата палить было рано, только зря тратить пули.
− Сам знаю, − процедил Стеймор свозь зубы. Он уже смотрел в экран магиса, приладив винтовку к плечу.
Щёлк… Разрывная урановая пуля своё дело знает: голова первого рогача разлетелась красными лохмотьями, тело чуть повернуло и боком завалилось под ноги бегущим сородичам. Двое зарылись мордами в землю, перекувыркнулись, поднимая ещё больше пыли. А в визор хорошо было видно, как два оторванных рога с разлетевшейся головы рогача эпично падают над этой неудержимой, несущейся массой.
Щёлк… Второму рогачу разворотило бок, его сразу сбили бегущие сзади сородичи.
Прикинув на глаз расстояние, Вэн начал стрелял короткими очередями. Лая тоже палила, автомат прыгал в её руках, и пули улетали в пустоту. От винтовки Стеймора был толк − уже четвёртый рогач остался лежать, скрытый клубящейся пылью.
И тут стадо развернулось как по команде и, отбежав метров тридцать, остановилось.
− Не стреляйте, − скомандовал Стеймор, − обходим, обходим.
Быстрые шаги, тяжёлое дыхание. Харви спешили, до пирамиды оставалось километра три, а там портал и иной мир, где не будет этой неудержимой рогатой массы, которая с лёгкостью снесёт и затопчет.
− У них, наверное, мягкая поступь, топота не слышно почти, когда бегут, − сбивая дыхание, сказала Лая.
− Да какая разница, они и такими лапами раздавят, − ответил Стеймор. − Прибавьте шагу.
Стадо теперь двигалось медленно, заставляя путников уходить правее. Они внимательно наблюдали за людьми.
− Странно, − Вэн остановился, огляделся. – У меня такое чувство, что эти твари нас куда-то загоняют.
− Куда? – Стеймор горько усмехнулся. – Степь да холмики кругом. Ты уже, кажись, бредить начинаешь.
− Это животины другого мира, как ты их логику можешь понять? – вставила своё слово Лая.
− О! Зашевелились! Опять бегут! – Стеймор перешёл на крик, прижал приклад винтовки к плечу.
Дрожащими пальцами Вэн быстро поменял обойму. Стеймор за это время выстрелил трижды – но только два зверя нашли свою смерть. Стадо ответило громкими рыками. Щелчки выстрелов в них тонули, только топот примешивался к гортанным звукам.
Сосредоточив огонь на ближайшем несущемся рогаче, Вэн не видел, что делали его друзья. Автомат – не магис с его урано-углеродными крупнокалиберными пулями. Но всё равно, град зарядов заставил зверя замедлиться, затем оступиться на переднюю ногу. Ещё два хищника неслись на Вэна, парализуя бессмысленным взглядом.
Вэн понял, что успеет остановить только одного. А второй добежит и проткнёт его длинными рогами, либо просто сшибёт – конец один. У Стеймора ситуация не лучше, сейчас его две туши снесут, как ураган дряхлое дерево. Лая со стороны остервенело палила, вопя своё любимое: «твари».
В тот миг, когда автомат замолчал, Вэн остался один на один с приближающимся врагом. Красная бугристая морда уже метрах в пяти, приближается, как в замедленном кино. Рой мыслей пролетает в один миг, разум выбирает единственно верную: уйти, увернуться с траектории атаки.
Вэн сгруппировался, чуть согнул ноги в коленях. Когда расстояние сократилось до двух метров, рванул влево. Но рогач оказался ловок. Он повернул голову, поддев Вэна боковым рогом.
На такой скорости рог должен был проткнуть, разорвать бок и руку. Но ничего не случилось, враг пронёсся мимо, а рог… прошёл сквозь тело, не причинив вреда!
– Ха! – раздался изумлённый голос Стеймора. – Что за дела? Он сквозь меня прошёл! Голограмма такая, что ли?
Три рогача замедляли бег для разворота и медленно таяли в воздухе! Исчезали их бугристые зловещие морды, тела становились прозрачными.
Вэн в горячке судорожно менял обойму, не осознавая, что опасность миновала.
– Мне кто-нибудь объяснит, что тут произошло? – изумлённо вымолвила Лая.
– Я! – Стеймор поднял руку, затем ехидно добавил: – Если ты пояснишь мне.
– Это видение, которое нам кто-то навязал, – подытожил свои мысли Вэн.
– Ого! Откуда такие выводы? – голос Стеймора стал ехидным. – А пыль – это тоже галлюцинация?
– Да просто всё… От нас чего-то хотят, а вот кто и зачем это сделал – загадка. Может, это разум планетарный. А пыль… даже не могу понять, как она была возможна.
Вэн сбросил ранец, уселся на него.
– Всё… Привал.
– Да, отдохнуть не помешает, – Лая тоже скинула ношу.
Позади Стеймора, метрах в десяти был небольшой холмик, и он начал подниматься! Медленно, его края сплывались к центру. Вэн не поверил глазам…
Стеймор замер, глядя на Лаю.
– Не шевелись, – тихо сказал Вэн. − Там что-то огромное.
Пальцы ещё дрожали, но он быстро нащупал на ранце отсек с гранатами, стал доставать тепловые из правого отделения.
– Ты тоже видишь? Это? За Лаей? – тихо спросил Стеймор.
− Нет. Эта тварь за тобой, − шепнул Вэн.
– Мальчики, готовьте гранаты, – сказала Лая, шаря рукой в ранце.
− Они с трёх сторон! – голос Стеймора сорвался на визг.
Вэн обернулся. Сзади него тоже поднялось что-то большое, назвать его животным язык не поворачивался.
Самое странное, что это чудище покрыто шерстью, которая неотличима от травы. А шкура на вид похожа на пористую землю. Туша монстра овальная, в длину около десяти метров.
Страшилище казалось горой, складки расползлись, и показалась голова на длинной шее. Белые глазки − словно бусинки на голове этой горы. Когда чёрная громадина раскрыла рот, оттуда показались редкие тупые зубы, толщиной с человеческую руку. Но всё это меркло, когда взгляд падал на толстенные ноги-тумбы, которые и два человека не сцепят в обхват.
– Эти монстры реальны или опять глюк какой? – зло спросил Стеймор, держа в руках гранаты.
– Это они нас рогачами и морочили, чтобы сюда загнать, – Лая испуганно озиралась.
Тумп! Чудище сделало шаг, затем земля задрожала от ног ещё двух живых холмов. Трава заколебалась, вибрация пошла через ноги, парализуя волю.
– Только в пасть кидайте! – крикнул Стеймор и побежал на ту чёрную массу, что была позади Вэна. А он всё ещё цеплял гранату к креплению на груди непослушными пальцами. Лая так и осталась стоять с перекошенным от страха лицом, растерянно озираясь.
Две гранаты в креплениях на груди, по одной в руке. Чека из такого материала, чтобы не повредить зубы. Её легко активировать, повернув на девяносто градусов. Что Вэн и сделал с обеими гранатами.
– Эй, ты!.. монстер! – крикнул Вэн, привлекая внимание хищника. – Хочешь горячую котлетку?
Нет, не напугаешь криком такого зверя. Зато он широко распахнул пасть и исторг чудовищный рёв, от которого заломило уши.
Первый шаг дался Вэну тяжело, словно что-то удерживало на месте.
– На, тварь! – раздался позади голос Стеймора, затем громкий хлопок сработавшей гранаты.
Вэн уже бежал, но оглянулся. Огненное облако таяло у передней ноги монстра, которого атаковал Стеймор. Голова на длинной шее пыталась достать его, когда он метнулся в сторону. А Лая убегала от наступающего страшилища, позабыв даже кинуть зажатую в ладони гранату ему под ноги.
Вэн остановился метрах в пяти от покачивающейся головы. Резко опустив шею, монстр атаковал. Чудовищная глотка раскрыта, но кроме редких и огромных зубов Вэн не видел ничего. Он бросился влево, швырнув снизу в пасть гранату, а вторую бросил под свисающее брюхо.
Хлоп! В спину ударила волна нестерпимого жара, словно упал голой спиной в костёр, затылку досталось меньше. Волосы затрещали, но не загорелись. Вэн отбежал метров на пять, а сзади ухнуло, словно упал большой камень метров с десяти. Вэн обернулся − монстр уже лежал на траве, бока оплывали, а голова медленно втягивалась в туловище. Стеймору не удалось закинуть гранату преследователю в пасть, но раздалось два хлопка, почти одновременно: передние ноги чудища окутало пламенем, и эта чёрная гора стала оседать, издав душераздирающий рык. Третий охотник за людьми был уже между мужчинами: резко выбрасывая вперёд голову на длинной шее, он пытался поймать беспорядочно мечущуюся из стороны в сторону Лаю.
Почти одновременно Вэн и Стеймор бросились в атаку с двух сторон. Вэн не обращал внимания на боль в спине, хотя казалось, что ткань куртки тлеет.
Полетели гранаты: он бросил две под свисающее почти до земли пузо монстра, а граната Стеймора пролетела мимо увесистой головы и, издавая свист, упала в десяти метрах от Вэна. А свистят гранаты только импульсные, и это было плохо. Вэн прыгнул в сторону, бросился на землю, подальше от упавшей гранаты, оказался ногами к ней, и прикрыл голову руками. Ведь эти импульсы разрушают нервы.
Граната громко щёлкнула, колючая боль побежала по телу, казалось, она везде: иголки бегали по спине и ногам. Даже закололо пальцы на руках.
− Ты − идиот! Хотел меня убить? – выкрикнул Вэн. Вскочил. Пытался бежать к своему ранцу, ведь там осталась ещё одна граната, но ноги не слушались, к горлу подступила тошнота. Появилось такое чувство, что сейчас сознание потухнет. Затем Вэн понял, что падает, ног он не чувствовал, как будто их и не было. Руки тоже подвели, не удержали. Зубы клацнули, когда подбородок встретился с землёй.
– Лая! Кидай! − Стеймор орал как резаный.
Вэн чувствовал, что сознание медленно уплывает, в стороне раздалось два хлопка, но они уже были еле слышны…

– Что будем делать? Не оставлять же его тут, – это голос Лаи, но послышался он издалека.
– Не знаю… думаю, он уже не ходок, – голос Стеймора прозвучал почти рядом.
Вэн отрыл глаза, и приподнял голову. Друзья стоят рядом: видны запачканные бурой грязью голенища их берцев. Попытался встать, опираясь на руки, и только сейчас понял, что ноги отсутствуют, будто их никогда и не было. Но они же были всегда! Приподнявшись на руках, Вэн взглянул на ноги. На месте…
Присев, Стеймор заглянул в глаза. И показалось, что в их глубине мелькнула и тут же угасла волна сожаления.
– Как ты?
– Ног не чувствую, и челюсть болит, спину печёт, – Вэн горько улыбнулся.
– У тебя есть ещё минут десять – двадцать уже прошло, – Стеймор встал. – Пойду принесу ранцы.
– Лая, дай воды, – сказал Вэн и, уткнувшись лбом в сжатые кулаки, закрыл глаза.
Десять минут… Если они пройдут, и Вэн не будет чувствовать ног, то всё. Его оставят в этом мире, никто не будет нести его сотни, а может, тысячи километров. Да и он бы Стеймора не потащил. Потому что этот ехидный компаньон бросит, не задумываясь. А Лаю Вэн нёс бы хоть тысячу, хоть две. Чем-то она зацепила его, эта девчонка. Хотя и выбрала Терса. Но он уже умер, став пищей для хищной птицы.
Лая молча подала флягу. Судя по весу и бульканью, в ней было глотка три. Жадно выпив всё до последней капли, Вэн отшвырнул её и вдруг ощутил боль в колене. Ноги ожили! Словно появились сами собой. Почувствовались и ступни, просто от попытки пошевелить пальцами.
– Я ходок! Ходок! – Вэн быстро встал.
Но нормально идти не удавалось. Ноги гуляли в коленях. Шаги неуверенные, напоминают движения неумелого робота.
− Теперь у нас в команде есть свой робот, − с доброй улыбкой сказала Лая. Она бы так не пошутила, если бы не знала, что через несколько минут эта неуклюжесть пройдёт.
– Вот молодец какой, – Стеймор закинул на плечи и потащил два ранца. − Пошли быстрей к порталу, пока нам не встретились ещё какие-нибудь чудища.
– Ага, нервы чуть мне не угробил, а теперь тащишь в мир двенадцатого уровня, – Вэн говорил, а сам шёл следом.
– И два, подкласс С, – уточнила Лая, а мы с таким ещё не сталкивались.
– Не нойте, через него мы попадём домой.
– Давай мой баул. Я уже в порядке, − сказал Вэн.
Стеймор с радостью вернул ранец.
Как раз проходили мимо ходячего холма, которому Вэн закинул в пасть гранату.
Шерсть с ближней стороны на нём обожжена, скрутилась, как человеческий волос. Пористая кожа полопалась, обнажив розовую плоть. Но крови видно не было.
– Ты смотри, – Вэн подошёл ближе, разглядывая странное животное. Если бы морду всю спрятало, бугор, да и только. Даже шерсть от травы не отличить.
– А расплывается так, – добавила Лая, – что и не видно, где земля, а где эта тварь.
До пирамиды добрались без приключений. У входа, на фоне тёмных швов между громадными блоками, стояли каменные изваяния большеглазых стражей. Именно по этому учёные сложили мнение, что эти существа и есть создатели переходов между мирами. Их большие глаза давали понять, что их хозяева любят ночь.
− Добро пожаловать! – сказала Лая, глядя на гладь портала. − Двенадцатый уровень, планета Карэя!
Вход в пирамиду и есть портал, его чёрную матовую гладь видно издалека. Харви входили по потрескавшимся каменным ступеням по одному, словно в воду. Первым Стеймор, дальше Лая, Вэн – замыкающий.

Ответить

Вернуться в «Фантастический боевик»