Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Модератор: Модераторы

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 14 июн 2016, 12:39

[hr]hr[/hr]
Название: Аранэль. Право на месть
Автор:Коробкова Ольга
Серия: Магия фэнтази (Альфа-книга), Колдовские миры (ЭКСМО)
Объем произведения: 17,5 а.л.
На почту выслал отредактированный текст и синопсис.
[hr]hr[/hr]

Отправлено спустя 44 секунды:
Глава 1
- Где эта проклятая девчонка? - услышала я недовольный голос тёти, подходя к двери дома. – Никакого толка от неё, - продолжала ругаться она.
Опять мне попадет, вот только за что? Сама же за водой послала.
Я тяжело вздохнула, перехватила дужку ведра и открыла дверь.
- Пришла, - грозно высказала тетя Фима, сверкая голубыми глазами и садясь на стул. Тот жалобно затрещал. – Сколько можно за водой ходить? Опять ты ленишься, неблагодарная.
Я опустила тяжелые ведра на деревянный пол и смиренно склонила голову. Руки ныли от работы, и хотелось только одного – лечь в кровать и хоть ненадолго дать отдых телу.
- Мамуль, оставь её, - услышала веселый голос Марфы и даже слегка удивилась. Неужели, она за меня заступиться решила? – Ужинать пора, - нет, не заступилась.
- Уже иду, доченька, - ответила Фима, и перевела взгляд на меня. – Марш наверх. Останешься без ужина.
Я привычно склонила спину в поклоне, стараясь скрыть лицо, чтобы не показать, как мне надоели её придирки. Вечно всем недовольна. И что я сделала? Работаю от зари до зари и все не то. Но стоит мне проявить непокорность и тут же тетя возьмется за ремень или палку. И самое обидное, что своих дочерей она никогда не била.
С трудом сдерживая набежавшие слезы, поплелась наверх. В огромном, двухэтажном доме «любимые родственники» выделили мне маленький клочок на чердаке, посчитав, что большего я и не заслуживаю. Привычно открыв дверь, которая протяжно заскрипела и чуть не упала с петель, я направилась к одиноко стоящей кровати. Желудок заныл, требуя еды, и мне пришлось лечь, чтобы хоть немного заглушить его позывы. Есть хотелось неимоверно, ведь пообедать я не успела. Тетя загрузила меня работой по самое горло, я даже присесть за ведь день не смогла. Но жаловаться на – это грешно, ведь, по словам родственницы, только благодаря ей у меня есть крыша над головой. Она вообще очень любила лишний раз напомнить мне, что я пустое место и в их доме могу рассчитывать лишь на мимолетное снисхождение. Обидно, ведь ничего плохого я им не сделала. Но одно лишь мое существование доводит тетю до икоты. Порой очень хочется, чтобы все мои так называемые родственники исчезли.
Знаете, я не могу сказать, что она плохой человек, но и хорошей её назвать трудно. Конечно, ради дочерей Фима сделает что угодно, да и меня встретила весьма приветливо. По-крайней мере мне так казалось в силу своего маленького возраста. Все изменилось, когда я немного подросла и смогла выполнять поручения. Мне по несколько раз в день могли напомнить о том, что только благодаря её заботе я жива.
- … приютила тебя, дала хлеб и одежду, - причитала тетя, стоило мне сдать хоть какую-то провинность. – А ты ленишься и совершенно не слушаешь меня.
А мне было обидно до слез слушать такие обвинения. Я старалась сделать все как лучше, чтобы хоть раз услышать в свой адрес похвалу или увидеть ласковый взгляд. Но вместо этого мне доставались лишь обвинения в непокорности и прочая ерунда.
В доме я – изгой. Некая девочка для бттья. Когда родителей убили, я перенесла такое потрясение, что перестала говорить. Надо отдать должное, тетя пару раз показывала меня знахарям, но они лишь разводили руками, не зная чем помочь. Если честно, то Фима сначала даже брать меня не хотела. Зачем ей лишний рот в семье, где и так детей хватает. Но, видимо, пожалела сиротинку. Хотя, сомневаюсь. Скорее она просто решила извлечь выгоду из моего пребывания в её доме. Особенно, если учесть, что у меня даже одежды своей нет, все достается от сестер. Причем, большая часть в таком виде, что и нищему не отдашь даже натряпки. Ну, хотя бы я не живу на улице и не питаюсь отбросами, как могла бы, если тетя не взяла меня к себе. И должна бы я быть благодарна, но глубоко в душе мне противно так жить, а точнее существовать, надеясь на волю родственников.
- Этим миром правят демоны, сильные и жестокие, - начала свое повествование тетя, собрав нас троих в один из вечеров. Нам тогда лет по десять всего-то исполнилось, и она решила попытаться втолковать правила поведения. - Они не знают пощады и стремятся подчинить всех своей власти. Все приклоняются перед ними и платят дань, а мы являемся рабами. Наша основная задача обеспечить им комфорт и ни в коем случае не перечить.
- А все расы их рабы? – спросила Марфа, хмуря брови.
- Нет. По рассказам моей мамы, остальные с ними сотрудничают, - улыбнулась Фима, явно довольная, что дочь проявила интерес. - Гномы занимаются изготовлением оружия, украшений, добычей руды и полезных ископаемых. Оборотни служат охранниками, воинами. А вот эльфы отбирают юношей и девушек, и обучают их самым различным ремеслам.
Я тоже слушала тетю и пыталась понять, почему только мы – рабы. Мне никогда не приходилось сталкиваться с кем-то, кроме людей. А порой, очень хотелось посмотреть на диковинные расы.
- Согласно законам, если ты родился юношей, то есть вероятность, что тебя заберут развлекать господ драками на арене или в услужение какой-нибудь важной персоне, - продолжила нравоучения родственница. - Если ты девушка, то должна стать наложницей или прислугой. И я надеюсь, что ты, - она посмотрела на Марфу, - станешь фавориткой. Тогда тебе не придется думать о том, как жить. Ты будешь красиво одеваться, хорошо питаться и ни в чем не знать отказа. Кстати, во многих графствах есть специальные школы, в которые забирают молоденьких симпатичных девушек и обучают их прислуживать господам.
После этого рассказа Марфа стала бредить той школой, чтобы стать любовницей демона. Она даже все домашние дела забросила, только ухаживала за собой. Мне же, наоборот, работы прибавилось.
Но это было не самым страшным. Чем ближе наступал момент отбора, тем хуже становилась моя жизнь.
- Сколько можно готовить? – возмущалась Марфа, - хлопая ладошкой по столу. – Нэна, я есть хочу!
- И я, - поддержала её Софья, надув губы. – Торопись, а то вдруг тебя выберут в прислугу, а ты ничего не можешь.
- Её? – усмехнулась старшая кузина. – Не смеши меня. Кто на неё позарится? Страшна как смерть. Ей даже прислугой-то стать не получится.
Я тихо вздохнула, стараясь не показать, как мне обидно от этих слов, и стала расставлять тарелки с едой. А потом села в уголке и стала принялась, рассуждая о предстоящем празднике. Он назывался «День выбора». В деревню приезжает хозяин земель, то есть барон и отбирает народ для обучения. Как складывается дальнейшая жизнь отобраных, никто не знает, обратно-то никто не возвращался. И осознание этого пугает.
Что ждет человека в этой школе? А после? Куда отправляют раба? И завтра наступит этот «долгожданный» праздник. Все юноши и девушки старше семнадцати лет и младше двадцати восьми обязаны собраться на главной площади, где на них будет смотреть барон и делать свой выбор. Жестоко?
Вполне. Но такова наша жизнь. Как бы грустно это не звучало.
В этом году мне тоже предстоит оказаться там. От одной мысли об этом по телу проносилась волна страха, ладошки начинали потеть, а в голову лезли самые кошмарные мысли. Но с другой стороны, возможно барон действительно выберет Марфу и одним мучителем в семье станет меньше. Работы от этого у меня не убавится, а вот насмешек вполне возможно. И эта мысль немного грела меня. Конечно, есть вероятность, что когда-нибудь на меня обратит внимание парень и предложит выйти замуж. Но это так маловероятно. Тетя не откажется от бесплатной прислуги, да и кому нужна немая девица. Но надеяться на счастливое будущее мне никто запретить не может. И только это помогает не сойти с ума.
Я даже не представляла, что ждет меня завтра. Впрочем, этого не знал никто. Решение принимали за нас. Что находится за пределами нашей деревни, я не ведала, хоть и мечтала иногда выбраться на волю. Детей учили только писать и читать, остальное им было не нужно. Лишь староста считался более образованным человеком. А я всегда хотела знать больше чем нам давали, но у меня просто не было такой возможности.
Завтрашний день навевал на меня леденящий ужас. Что он принесет? Наложницей я точно не стану. Кто на меня позарится? А вот служанкой - возможно. Получается, что я поменяю один дом на другой, но суть обязанностей останется той же. Хотя, я весьма сомневалась, что меня выберут. Красотой я не блистала, говорить не могла. Видимо, всю жизнь проведу в услужении у тети. И от этого вдвойне обидно. Слушать о своих прегрешениях остаток жизни совершенно не хотелось. Порой, я мечтала собрать свой скудный скраб и убежать. Но куда? У меня больше нет родственников, я не знаю ничего о мире и его населении, и даже где именно мы находимся.
Да и невозможно это – осмелившихся совершить побег тут же причисляли к врагам государства и приговаривали к смерти. Причем, её нельзя было назвать легкой. У нас однажды произошел такой случай. Сбежавших поймали. Сначала живьем содрали кожу, а затем сожгли на глазах у всей деревни, чтобы остальным неповадно было. Хорошо, что те уже ничего не чувствовали, так как умерли еще во время первой пытки. После этого я неделю спать не могла – мне снились кошмары. И каждый раз, когда я подумываю о побеге, они вновь напоминают о себе.
От этих мыслей сердце вновь тревожно забилось, заставляя сдерживать слезы и всхлипы. Нельзя показывать свою слабость, особенно родственникам. Те с радостью посмеются над любыми моими эмоциями. Боги, и почему я не умерла вместе с родителями?
***
Я открыла слегка опухшие от слез глаза и потянулась на кровати. Солнце только начало показываться из-за горизонта. Настал новый день и новые заботы. Я встала, натянула старое потрепанное платье с множеством заплаток, надела башмаки и, повязав платок на голову, спустилась вниз. Мой взгляд натолкнулся на отражение в зеркале. Из него на меня смотрело приведение. Молочно-белая кожа и волосы, напоминающее выбеленный хлопок, узкое лицо с выпирающими скулами, слегка впалыми щеками и чуть припухшими губами, худощавое тело, больше похожее на мальчишеское. Единственной моей гордостью были глаза. Аквамариновые, меняющие свой цвет в зависимости от настроения. Именно это больше всего бесило старшую кузину. Ей хотелось иметь такой же цвет. Я же относилась к этому спокойно.
Вышла на улицу и осмотрелась. Погода стояла чудная – небо ясное, солнышко светит – самое то для начала лета. Тихо шелестела трава, ветви кустарников качались от легкого ветерка. Где-то слышалось пение птиц и первые звуки просыпающейся деревни. Для начала пошла в загон, где у нас находились животные. У тети было десять овец, корова, около двадцати кур, старенькая лошадь и кролики. Накормив и напоив животных, я подоила корову и пошла за водой. Колодец располагался в самом конце участка, и идти приходилось через весь сад. Двор у тетки был внушительный. Тут находился не только большой дом, но и сарай для животных, огород и клумбы с цветами. Набрав два ведра, пошла обратно, по дороге отмечая, что нужно еще и грядки прополоть… желательно до того, как тетя обратит на это внимание. Иначе опять останусь без ужина.
Принеся воду домой и поставив ведра у печки, начала готовить завтрак. Замесила тесто для блинов, взбила яйца и вылила их на сковородку, а потом принялась за салаты. Следом поставила на огонь чайник и достала заварку. Как только завтрак был готов, позвонила в специальный колокольчик. И спустя пару минут послышались их шаги. Даже не пожелав мне доброго утра, родные приступили к трапезе. Дядя с упоением уплетал приготовленное и улыбался. Свое отношение к нему было сложно описать. Он практически не обращал на меня внимания, редко обращался с просьбами или попросту игнорировал. Мне пришлось ждать, когда они насытятся, так как сидеть с ними за одним столом запрещалось. Как только родственнички поели, я собрала посуду и налив в таз холодной воды, принялась её мыть. И только после этого смогла быстро позавтракать.
- Дорогая, я пойду на рыбалку, - заявил дядя Трион, кидая на меня хмурый взгляд.
Муж тёти был её полной противоположностью, как по характеру, так и по внешности. Он высокий, худой блондин с козлиной бородкой и карими глазами. Постоянно пропадал на улице или лежал на кушетке, попивая чай, а иногда и что-то покрепче. Я ему порой очень завидовала. Мне бы такую беззаботную жизнь.
- Приготовь баню, – приказала тетя, расчесывая свои черные как смоль волосы. Правда, в них уже проглядывали седые пряди. – Хорошо Трион, только не задерживайся надолго, у нас сегодня важный день.
Я дождалась, когда эти двое наговорятся и знаками показала, что баня будет готова в ближайшее время. За те двенадцать лет, что тут живу, мы придумали систему для ответов, чтобы хоть немного облегчить общение. Кто бы знал, как мне хотелось поговорить, но проклятая болезнь не давала такой возможности.
- Мама, я чувствую, что сегодня покину дом, - заявила Марфа, заплетая свои белые локоны. Голубые глаза были полны мечтаний. – И обязательно стану фавориткой какого-нибудь демона.
Марфа одна из самых красивых девушек деревни. А вот характер у нее совсем не ангельский, она привыкла всегда и везде получать только самое лучшее, как и её мама.
- Умница моя, - похвалила её тетя, следя за моими действиями. Вдруг, что опять испорчу. – Я в тебе и не сомневаюсь.
- Спорим, Нэну не выберут, - встряла в разговор Софья, дергая меня за волосы.
Ей всего пятнадцать, и она брюнетка с карими глазами. Невысокого роста и слегка полновата. Характер мягче, чем у Марфы. Правда, боюсь это ненадолго. С каждым годом поведение Софьи становится все хуже.
- Да кто на неё позарится? – презрительно высказалась Марфа, даже не глядя в мою сторону.
Мои родственники никогда не стеснялись обсуждать меня, даже если я находилась рядом. Это их излюбленное занятие. Мне было больно и неприятно, но как я могла им ответить. Пришлось привыкать к такому обращению.
Пока я занималась делами, сестры пошли мыться и приводить себя в порядок. До бани добралась уже почти к самому обеду, когда со всеми задачами было покончено. Родственницы оставили мне совсем мало воды, но я не стала переживать по этому поводу. Быстро ополоснувшись, пошла собираться. Ведь до праздника оставалось совсем мало времени, и опаздывать на него было категорически запрещено. Удары розгами хороший стимул быть на месте вовремя.
Поднялась на чердак и посмотрела на кровать, где меня ждала одежда. Нужно было надеть повязку на грудь и почти такую же короткую юбку на бедра. Это одеяние почти ничего не скрывало, при этом цвет всегда черный. На мне, с моей бледной кожей, это смотрелось смешно. Но нашего мнения никто не спрашивал, ведь такая одежда давала возможность осмотреть товар со всех сторон и убедиться, что нет изъянов. Хорошо еще, что не голыми заставляют придти. Надев на ноги лапти, спустилась вниз.
- Посмотрите, - воскликнула Софья и засмеялась, окидывая меня взглядом. – Нэна выглядит как привидение. Да на неё никто и не посмотрит.
Остальные её поддержали, и по кухне пронесся издевательский смех. Мне было больно это слышать, пришлось опустить голову, чтобы скрыть нахлынувшие эмоции. Я не понимала, почему они так ко мне относятся? Ведь я им ничего плохого не сделала. На глаза стали наворачиваться слезы, но я старалась их сдержать, чтобы не дать лишний повод для издевательств. Из-под ресниц посмотрела на кузину. Марфа к этому дню подготовилась основательно. На её загорелой коже наряд смотрелся очень хорошо. Он выгодно подчеркивал высокую грудь, узкую талию и длинные ноги. Волосы она оставила распущенными, глаза подвела сурьмой. На её фоне я смотрелась тускло.
- Пора, - притворно вздохнула тетя, подходя к старшей дочери и обнимая её. – Надеюсь, что новости сегодня будут хорошими.
- Конечно мамочка, - заверила её Марфа, обнимая в ответ. – Меня обязательно выберут.
Я взглянула на свою семью и вышла из дома. Прощаться с ними не имело смысла. Если Марфу они обнимали и целовали, то на меня даже и не посмотрели. Что ж, вполне вероятно, что я сюда вернусь, поэтому не стоит еще больше портить отношения с родней.
До площади идти было недалеко. По дороге я видела, как многие дети прощаются со своими родителями. Те обнимали и целовали их, давали последние наставления. А мне оставалось лишь молча завидовать столь теплым чувствам. Я часто мечтала, чтобы меня обняли и просто дали возможность выплеснуть слезы. Но это никому не интересно. Когда я дошла до площади, то поняла, что основная масса народа уже собралась. Тут были только те, кто учувствовал в отборе. Остальным запрещено выходить из дома во время праздника, так что все улицы опустели.
Староста Хиджик пытался навести порядок, но тщетно. Время от времени, стоящие отдельной кучкой парни поднимали приветственный крик или наоборот издевательски улюлюкали, в зависимости от того какая девушка входила на площадь. Мое появление встретили парочкой вялых свистков, большинство парней привычно не обратило никакого внимания, но были и те, кто торопливо стал творить оберегающие символы. Я невесело усмехнулась, видимо, сравнение с приведением нынче пришло в голову не только мне.
В этот момент шум толпы прервал срывающийся голос старосты:
- Барон, барон едет.
На мгновение все замерли, затем молодые мужчины, для которых это был последний отбор, начали оттеснять новичков в сторону помоста. После первых минут паники порядок удалось навести, и теперь Хиджик сновал между людьми, составляя их в шеренги. Я нисколько не удивилась, обнаружив себя между Кривой Сэлмэг и Таем-полуростком. Светлая шевелюра Марфы виднелась в первых рядах. Спины стоявших впереди закрывали обзор. А мне было интересно, как выглядит барон, ведь до этого я эльфов не встречала.
Надо отдать должное старосте, он организовал хозяину отдельный помост напротив нашего. Там стоял стол с угощениями и мягкое кресло. Рабов барон выбирал долго и придирчиво. К тому моменту как очередь дошла до меня, в обучение было выбрано лишь четыре человека. Марфа оказалась одной из них. Она сияла довольной улыбкой, то и дело, поправляя волосы и кидая на хозяина томные взгляды. Видимо, решила начать обольщение не отходя от родного дома.
Когда наша шеренга подошла к краю помоста, я смогла получше рассмотреть барона. Он не отличался от обычного человека, разве что острыми ушами. Высокий, худощавый, длинные пепельные волосы собраны в косу, а зеленые глаза смотрели на нас изучающе. Одет богато: бежевая рубашка, поверх жилетка, штаны черного цвета. Вокруг стояло десятеро охранников в резных масках и черных одеждах
Хозяин выглядел разочарованным, видимо он ожидал большего. Его взгляд блуждал от одной кандидатуры к другой, и нигде не задерживался надолго. Но тут он уперся в меня и по моей спине побежали мурашки, а сердце ушло в пятки. Стало совсем неуютно и захотелось прикрыть свое тело хоть чем-то. Вот только кто позволит, тут даже шевельнуться было страшно.
Он наклонился к старосте и что-то ему прошептал.
- Мой господин, - тут же ответил Хиджик, заставив некоторых людей вздрогнуть. – Её зовут Аранэль или просто Нэна. Она немая.
- Немая? – удивленно приподнял бровь барон и спустился с помоста, а затем поднялся на наш. Часть людей тут же отшатнулись. - Покажи руки, - приказал он, подходя ко мне.
Я протянула дрожащие ладошки, которые заметно вспотели. У меня даже колени мелко тряслись от того, что он стоит рядом. Мне казалось, что еще мгновение и я упаду в обморок на глазах у всех.
- Рабочие мозоли, - проговорил он, рассматривая мои руки со всех сторон. – Видимо ты много работаешь, это хорошо.
Все это он говорил тихо, скорее для себя, чем для других. А мне с каждой минутой становилось все страшнее. Сердце билось, как угорелое и в ушах стоял звон, а во рту все пересохло.
- Беру, - произнес барон, после секундного молчания.
Я впала в ступор и замерла словно статуя. Такого поворота не ожидал никто. По площади прошли тихие шептания. Народ не мог поверить, что мною заинтересовались. Я тут была диковинкой, но не более того. Все еще находясь в шоке от происходящего, осторожно кинула взгляд в сторону Марфы, и увидела в её глазах лишь ненависть.
Сердце сжалось в груди так, что стало трудно дышать. Воздуха предательски не хватало. Безумно хотелось заплакать. Но такой роскоши мне не дали. После оглашения своего решения люди барона собрали всех, кто прошел отбор, и повели к телеге. Вещей никому взять не разрешили, было сказано, что нам выдадут все необходимое. Когда я подошла к повозке, то увидела, что среди отобранных оказалась и Альвия. Она была лучшей подругой Марфы и полной противоположностью. Брюнетка с серыми глазами и грузноватой фигурой, но данное обстоятельство её не портило, а скорее придавало женственности. Она любила быть в центре внимания, но при этом старалась не вставать на пути у подруги, так как понимала всю опасность этой затеи. также в круг избранных попали Дик и Мик, они были братьями-близнецами. Оба высокого роста, мускулистые, кареглазые шатены. Эта четверка всегда предпочитала общаться между собой, и даже теперь смогла оказаться в одном отборе.
Если честно, то ехать с ними я совершенно не хотела. Они ведь тут же воспользуются возможностью поиздеваться надо мной. Но данное обстоятельство никого не волновало.
- Интересно, что барон в ней нашел? – услышала я голос Альвы, поднимаясь в телегу. – Она же страшная, как привидение.
- Сама не понимаю, - пожала плечами Марфа, даже не глядя в мою сторону. Она вообще держалась отдаленно и недовольно поджимала губы. – Ей только служанкой быть, на большее она не способна.
После этих слов вся компания начала издевательски смеяться. Я села на самый край телеги и сделала вид, что не слышу их. Да, мне было неприятно и очень обидно. Они ведь не понимают, как тяжело приходится немому человеку. Порой хочется закричать, высказаться, а вместо этого приходится лишь молча глотать слезы. Бывали случаи, когда мне хотелось, чтобы я погибла вместе с родителями. Один раз даже пыталась покончить с собой, но в последний момент передумала, понимая, что родители такого бы не одобрили. Они всегда учили меня быть сильной и смотреть трудностям в лицо.
Я сжала зубы и отвернулась в другую сторону, чтобы не видеть лица ребят. На данный момент меня больше интересовало, что будет дальше. Какая судьба ждет меня в замке барона? Чему нас будут учить? Заметив отсутствие у меня реакции на их оскорбления, парни прекратили издевательства и переключились на девушек, дабы продолжить беседу. Тем временем барон отсчитал старосте денег и махнул рукой, давая понять, что настала пора трогаться. Охрана окружила телегу, видимо, для того чтобы мы не сбежали, и дождавшись, пока барон сядет на лошадь, последовали за ним.
Вот так и закончилась моя более-менее спокойная жизнь. Пусть это были не самые счастливые моменты моей жизни, но я хотя бы знала, что может произойти. И я даже могла предугадать реакцию тёти и как-то сгладить углы, чтобы не получить очередное наказание. А сейчас меня ждала полная неизвестность, которая пугала. Я прекрасно понимала, что в этом мире можно рассчитывать только на себя, а остальные с большим удовольствием воткнут тебе нож в спину, при этом обаятельно улыбаясь. Причем в первую очередь это сделают родственники. В мире, где правят демоны, любая оплошность может стоить жизни, ведь людей приравнивают к животным, весь смысл существования которых сводиться к удовлетворению нужд господ. О самих демонах я мало что знала, в основном то, что в обычной жизни их не отличить от людей, и им подвластна магия. Люди были единственными существами, не обладающими магическими способностями. Если наложница беременела от демона, то рождался демон. Но таких случаев мало.
Почему? – никому не известно.
Мы выехали из деревни и оказались на проселочной дороге. Мне было интересно посмотреть на окружающий мир, ведь раньше такой возможности не представлялось. Но, к сожалению, все оказалось не так захватывающе, вокруг все одинаковое. Деревья, дорога и трава. Ни поселений, ни каких-то озер, рек или еще чего-то нам не попадалось.
За всеми этими мыслями я не сразу поняла, что телега остановилась. Подняла голову и огляделась вокруг. Перед нами возвышался огромный серый замок с несколькими сторожевыми башнями и высокой стеной. Сколько тут этажей я даже не могла сосчитать, а еще в поле зрения попадали два крыла, которые примыкали к основному зданию.
Я была немного расстроена, так как мне казалось, что жилище дивного народа должно сверкать золотом, а тут сплошной камень и ничего примечательного. Серо, тускло и печально. Это больше напоминало склеп, чем жилой замок. Вся площадь выложена камнем. Нас выгрузили перед самыми ступенями, у входной двери. Как только мы вылезли из телеги, охрана развернула коней и тут же уехала. Теперь бежать некуда, за спиной высокая стена, через которую не перебраться без посторонней помощи. В следующую секунду открылась дверь замка и навстречу вышла женщина неопределенного возраста. Она одета в черное платье до пола с длинными рукавами и белый передник. Среднего роста и плотного телосложения. Волосы собраны под косынку и разглядеть их цвет не представлялось возможности. Глаза карие, лицо круглое.
- Господин, вы уже вернулись, - воскликнула она, склоняясь в поклоне.
Её взгляд пробежался по нам, ни на ком не задерживаясь.
- Размести их, - приказал барон и полностью потерял к нам интерес.
- Конечно, господин, - тут же ответила служанка.
- И еще, беловолосая девушка немая, - произнес он, даже не глядя на женщину. – Её зовут Нэна.
На лице встречающей возникло удивление – она посмотрела на меня. От её взгляда мне стало как-то не по себе. Надо отдать должное, она быстро справилась с эмоциями и махнула рукой, давая понять, что нам следует идти за ней. Первыми пошли ребята, а я замыкала шествие. Мне было любопытно и страшно одновременно. Раньше я никогда ничего подобного не видела, а страшно от неизвестности, что меня ждет здесь.
Внутри замок оказался так же сер, как и снаружи, только тут все было обставлено дорогими предметами. На стенах висели картины, стояли вазы с цветами, под ногами лежали ковры. Но лично для меня замок все равно оставался серым и безликим. Ему не хватало индивидуальности, казалось, что все вокруг сделано не для удобства господина, а просто для проживания незваных гостей. Возможно, что на самом деле в замке есть и вполне приличные комнаты с красивым интерьером.
Нас вели по коридору, то и дело подгоняя, словно мы опаздывали на важное событие. В голове носились десятки мыслей и предположений. Особенно меня интересовало, куда мы идем? Что будет дальше? Где мы будем жить? Чем питаться? И что вообще ожидает меня? Но пока ответов дать никто не может.
Спустя пару коридоров нас наконец-то привели к деревянной двери.
- Входите, - распорядилась сопровождающая, открывая дверь и кивая на нас с девушками. – Ребята за мной.
Глава 2
Марфа с Альвией быстро заскочили внутрь, и я последовала за ними. За дверью обнаружилась вместительная комната серого цвета, справа четыре окна, на полу лежало десять матрасов, а в дальнем углу виднелась ширма черного цвета. Тут же находились незнакомые девушки. Я постаралась улыбнуться как можно искреннее. Это помогло, так как одна из них подошла к нам.
- Привет, - улыбнулась она, перекидывая русую косу за спину. - Меня зовут Мира.
- Меня Марфа, - представилась сестра и добавила: - Её Альвия.
- А тебя как зовут? – васильковым взглядом окинула меня Мира.
Я с мольбой посмотрела на Марфу.
- Её зовут Нэна, она немая, - с презрением ответила Марфа.
- Бедняжка, - прошептала Мира, и в её голосе послышалась жалость.
- Она привыкла, - не меняя интонации, проговорила Марфа.
Тут стали подходить другие девушки и представляться.
- Сира и Кира, - представились вместе две очаровательные близняшки. У них были каштановые волосы, спадающие до середины спины.
- Я Клио, - встала рядом со мной полноватая девушка с задорными зелеными глазами.
- А давайте каждый расскажет немного о себе, - предложила Мира, присаживаясь на один из матрасов. – Нам ведь вместе жить.
Мы последовали её примеру и расселись кругом, чтобы можно было видеть друг друга.
- Могу начать я. Мира, семнадцать лет. Живу в графстве Даурон. Есть два младших брата и сестра. Люблю играть на флейте и вышиваю.
- Мне тоже семнадцать, - начала Марфа. – Я из графства Соушир. Есть младшая сестра, ей только пятнадцать исполнилось.
- Альвия. Мне семнадцать. Жила в одной деревне с Марфой. Люблю собирать цветы и составлять букеты. В семье одна.
Надо же, не ожидала такого увлечения от Альвии. Хотя, я её почти и не знаю.
- Мы любим рисовать, - одновременно воскликнули близняшки. – А еще часто говорим вместе. Нам семнадцать.
Я невольно улыбнулась, глядя на них. Они создавали вокруг себя позитивную энергию, что не могло остаться незамеченным.
- А я вышиваю крестиком, - сказала Клио. – Домашними делами заниматься не люблю. Мне девятнадцать лет.
Настала моя очередь говорить, но я не могла этого сделать, а обращаться к Марфе мне совершенно не хотелось. Но, тут мне на выручку пришла Мира.
- Нэна, давай я буду задавать вопросы, а ты будешь кивать в зависимости от ответа. Согласна?
Кивнула.
- Отлично, - девушка на секунду задумалась. - Тебе скорей всего семнадцать? Ага, угадала. А чем ты увлекаешься?
Я показала на близнецов.
- Рисованием? – догадалась Мира.
Я улыбнулась. Да, в детстве я любила рисовать и у меня неплохо получалось. Затем я попыталась показать, что люблю чтение и изобразила, как открываю книгу.
- Чтение, - воскликнула Клио.
Я кивнула.
Спустя минут тридцать после того, как мы зашли в комнату, на пороге появилась все та же женщина и вручила нам платья. Они оказались точно такими же, как и у девочек.
- Это мадам Найтес, - пояснила Мира. – Она присматривает за нами и ведет хозяйство.
Я пошла за ширму и переоделась, платье оказалось очень приятным на ощупь и сидело как влитое. Оно не кололось и не стесняло движения, юбка была слегка расклешенной и не путалась под ногами. Рукава заканчивались белыми манжетами, которые застегивались на пару пуговиц.
Марфа с Альвией тоже переоделись.
Какое-то время девочки болтали обо всем подряд, а потом вновь появилась наша сопровождающая. Она принесла фрукты, воду и хлеб. Наесться им вряд ли получится, но заглушить голод этим можно.
- Сегодня у вас не будет занятий. Они начнутся завтра, на них вам объяснят правила поведения и многое другое. А сейчас ужинайте и ложитесь спать.
После этих слов она удалилась, и мы услышали, как в замке поворачивается ключ.
- Ну что, будем ложиться? – предложила Мира.
Все закивали и стали укладываться на свои импровизированные кровати. Я выбрала один из дальних матрасов и подошла к нему. Рядом лежал сверток. В нем оказались спальные принадлежности. Это были длинные белые штаны и укороченная туника без рукавов. Я переоделась и улеглась на довольно-таки жесткий матрас. Но мне не привыкать, а вот Марфа еще долго пыталась лечь удобнее, ведь она привыкла спать на пуховых перинах, а тут такой роскоши ей никто не устроит.
События этого дня стали давать о себе знать и меня начал смаривать сон.
***
Фима проводила старшую дочь и взглянула на младшую. Еще пара лет и Софи станет такой же красавицей, как и Марфа. Фима очень гордилась своими дочерьми. Они были красавицами и обладали великолепным характером. Она даже не сомневалась, что Марфу выберут и в скором времени староста принесет ей положенные три золотых. А это хорошие деньги. Даже если Софи тоже заберут, то у неё есть Нэна.
Племянница. Как она её ненавидела. Точнее своего брата, который ради любимой бросил семью и сбежал, а затем его убили, а ей пришлось взять на воспитание его отродье. Как же она перепугалась, когда в один из летних дней на её пороге появились демоны. Чуть сознания не лишилась, но смогла взять себя в руки и забрать девочку. В первое время Фима не знала, что с ней делать. Подумывала избавиться от неё, но потом решила оставить и сделать своей личной служанкой. Девочка оказалась немой, что немало порадовало Фиму.
С обязанностями прислуги пришлось немного подождать, но она полностью загрузила её домашними делами.
В том, что Нэна останется в деревне она не сомневалась. Ведь зачем барону немая девушка? А если и заберет, то Фима получит целых шесть золотых. Ей нужно дождаться старосты и узнать результаты этого дня.
***
Я проснулась от удара колоколов. В первое мгновение я даже не поняла, где нахожусь, но затем все прояснилось. Звук был противный, от него начинала болеть голова.
- Что это такое? – сипло возмутилась Марфа, натягивая подушку на голову.
- Это наш будильник, - ответила ей Сира, вставая с кровати. – Он так каждый день звучит.
- Какой ужас, - возмутилась Альвия. – Я не привыкла так рано вставать.
Я невольно усмехнулась. Конечно, в деревне они вставали около полудня, поэтому сейчас им было тяжело. А для меня это дело привычно. Быстро застелив постель и переодевшись, я по подсказке Миры пошла к умывальнику и привела себя в относительный порядок. После холодной воды организм окончательно проснулся, и сон пропал. Я заплела волосы в косу и вышла из-за ширмы. Через некоторое время после того как мы встали, к нам пришла мадам Найтес и осмотрела нас. Её взгляд не выражал ничего хорошего.
Интересно, она когда-нибудь улыбается?
- А вы почему не одеты? – возмутилась она, оглядывая Марфу и Альвию.
Те стояли в пижамах и не сильно торопились заправлять кровати. Это было для них в новинку. По крайней мере, в деревне Марфе кровать заправляла я.
- Запомните, если я пришла, а вы не готовы, то остаетесь без завтрака. Так что приводите себя в порядок и застилаете постели, остальные за мной.
Сурово.
Мы вышли в коридор. Я даже оглядываться не стала, ненависть Марфы ощущалась и отсюда. Но, сейчас я не её прислуга, а такая же ученица, как и она. Придется ей учиться делать все самостоятельно. Эта мысль немного приободрила меня и даже заставила улыбнуться.
Нас провели по коридору, затем мы спустились на первый этаж и прошли в одну из комнат. Тут стоял дубовый стол и стулья. Под потолком парили светящиеся сферы.
Так как магией люди не владели, то они были для меня в новинку. Я слышала о них, но никогда не видела. И теперь мне представилась такая возможность. Сфера испускала мягкий свет.
- Это ваша столовая. Рассаживайтесь, - отвлек меня от созерцания шара голос мадам Найтес.
Мы последовали приказу и сели по местам. Справа от меня Мира, а слева Клио. Как только все заняли свои места, на столе возникли овсянка в мисках, ломти хлеба и молоко. А посередине стола стоял графин с водой и несколько стаканов.
За ночь я сильно проголодалась, поэтому взяла в руки ложку и приступила к трапезе. Разговаривать никто не рискнул, опасаясь, что за это можно получить наказание, поэтому в комнате стояла тишина, нарушаемая только звяканьеи ложек об миски. Когда с завтраком было покончено, вся посуда исчезла, и стол стал пустым.
Мне бы такие способности. Раз и все чисто. Тогда бы со своей прошлой работой я справлялась быстрее.
- Следуйте за мной, - приказала мадам Найтес, вновь напомнив о себе. Все время пока мы ели она сидела на стуле в углу комнаты и молча наблюдала за нами.
Мы выстроились в шеренгу и последовали за ней. Она отвела нас на второй этаж и открыла дверь в помещение, которое находилось рядом с лестницей. Когда мы заходили в класс, Марфа и Альвия уже сидели там.
Тут так же стояли столы и стулья. Справа два окна, а на одной из стен висела черная доска. Рядом большой стол с лежащими на нем документами и придвинуто мягкое кресло. На остальных стенах можно было увидеть плакаты с непонятными картинками, а так же несколько стеллажей с книгами. Сама комната была выкрашена в светло бежевый цвет, пол из дуба.
- Это ваш учебный класс. Тут вы будете проводить большую часть своего времени. Выбирайте парту и садитесь.
Столы стояли в три ряда. Марфа с Альвией сели на последнем. Там можно было спокойно сплетничать, не привлекая внимания остальных. Я решила держаться от них подальше, поэтому выбрала первый ряд. Когда мы расселись по местам, то на партах возникли стопки чистых листов и несколько простых карандашей.
Интересно, чему нас будут тут учить?
Спустя минуту в коридоре раздался перестук каблучков, отворилась дверь и в класс вошла незнакомая женщина. Определить её возраст было трудно, на вид не больше тридцати. Она была одета в строгое черное платье без каких-либо украшений. Оно имело приталенный силуэт, длинные рукава и воротник стойку.
- Меня зовут мадам Вергиния, - представилась она, садясь за стол и оглядывая нас пристальным взглядом. – Я буду вашим куратором и учителем. В этом классе вам будут преподавать различные науки. Кем вы станете, зависит только от вас. И запомните, что поблажек тут нет! За малейшую провинность вас накажут. Свод законов получите по окончанию урока. Это может быть заключение в карцер или удары плетью. Ваш день начинается с первым ударом колокола, то есть в семь утра и заканчивается в десять вечера. За несделанное задание тоже полагается наказание.
Слушая мадам Вергинию, я пребывала в ужасе. Нам предстояло столько учиться и запоминать. Неужели прислуге могут понадобиться такие знания? Да и наказания тут довольно строгие.
- Сегодня я проведу первый урок, а с завтрашнего дня к вам будут приходить и другие учителя. Из комнаты без разрешения выходить нельзя, бродить по замку тоже. Уборная в помещении напротив. Вечером вам всем раздадут браслеты. Кто из вас Нэна?
Я вздрогнула и осторожно подняла руку.
- Мне сказали, ты немая? – она окинула меня внимательным взглядом.
Я кивнула.
- Значит, будешь отвечать письменно. И еще, когда называют ваше имя, вы должны встать. Всем ясно?
Мы дружно закивали. Говорить было страшно.
- За то время, что вы проведете тут, вам будут преподавать историю, географию, музыку, танцы и многое другое. Все эти знания пригодятся вам в будущем. Начнем мы с истории.
Мы дружно потянулись за чистыми листочками и взяли в руки карандаши. Начался первый урок.
- Нашему миру более двухсот тысяч лет. Его создали четыре бога. Бог огня – Зерице, бог воды – Наулий, бог земли – Дартер и бог воздуха – Виатур. Ими были созданы все разумные существа. Главными, кто должен следить за порядком были назначены демоны, как самые сильные и разумные представители этого мира. Остальные были обязаны им подчиняться. Люди в то время были свободными и жили на своей территории. Но они оказались коварными и лживыми существами. Спустя пару лет после создания мира, люди собрали огромную армию и стали завоевывать соседние территории. Им удалось продвинуться далеко и отвоевать много земель. Только благодаря вмешательству демонов людей удалось остановить и закончить войну. Был собран совет всех рас, на котором принято решение, что людям нельзя давать свободу. С тех пор люди стали рабами.
Мы с девчонками удивленно переглянулись.
- После победы, - продолжила мадам Вергиния. – Демоны стали правителями мира, остальные им подчинились.
Конечно, несколько раз были совершены попытки свергнуть власть и сделать народы свободными, но демоны с такими личностями не церемонились. Их просто убивали. Причем с предельной жестокостью, дабы показать, что будет с каждым осмелившимся поднять бунт. Это оказался очень действенный пример, больше никто не пытался покуситься на власть демонов. У кого-нибудь есть вопросы?
- А почему только люди стали рабами, если в войне учавствовали и другие расы? – озвучила вопрос Стела.
- Другие оказались более полезными. Люди плодятся как крысы. У вас нет понятия честь и верность, вам хочется иметь все и сразу. Ваш удел только прислуживать высшим расам.
Я с такой точкой зрения была в корне не согласна, но это было лишь мое мнение. Мне с детства внушали, что мы должны быть покорными и тихими, что нельзя даже мыслить о чем-то кроме работы и услужения хозяевам.
- Еще вопросы? – поинтересовалась мадам Вергиния.
Мы молчали. Вопросов больше не возникало. Нам и так дали понять, что этот мир не для нас.
- А дальше я расскажу вам про расы, населяющие этот мир. В своей жизни вы можете встретить любого из их представителей, и вы обязаны знать, чем они отличаются. Ведь за оскорбление любого жителя этого мира, кроме людей, конечно, полагается наказание. И чаще всего это смерть. Итак, для начала я расскажу вам про светлых эльфов.
Владения эльфов находятся на юге государства. Они живут в месте под названием Зеркальный лес. Эльфы похожи людей, но имеют и отличительные особенности. Во-первых, это заостренные и удлиненные кончики ушей, во-вторых, цвет волос – от пепельного до белого. Они высокого роста, любят природу и питаются только растительной пищей. Если вы предложите эльфу мясо, то автоматически становитесь его врагом и подлежите уничтожению. Эльфы в основном живут в своем лесу.
- Простите, а им там удобно? – подняла руку Кира.
- Конечно, их дома расположены на деревьях и при этом весьма комфортабельны. Попасть туда можно только по специальному приглашению, иначе вас убьют еще на подходе к лесу. Все эльфы хорошие лучники, но помимо этого они так же превосходно владеют клинком и другими видами оружия, а также прекрасно держатся в седле. Девушки редко покидают территорию леса, а вот юноши, наоборот, в день своего совершеннолетия уходят из дома и обратно они могут вернуться только спустя двести лет.
- Почему? – тут же спросила Сира.
- Эльфы считают, что любой юноша обязан прожить некоторое время вдали от дома, чтобы набраться опыта и принести что-то новое в жизнь эльфов, - охотно пояснила учительница. – Обычно, они нанимаются на службу к демонам, и если им удается отличиться, то они могут получить владения, на которых будут полноправными хозяевами. Нашему барону очень повезло, ему даровали эти прекрасные земли.
Я слушала рассказ мадам Вергинии очень внимательно, она рассказывала довольно интересно и не очень быстро, давая нам возможность записывать основные моменты.
Не знаю, сколько по времени длилось занятие, но желудок начал напоминать о себе. Хорошо, что не только у меня.
- Пришло время обеда, - неожиданно сказала мадам Вергиния, посмотрев на нас. – Я отведу вас в столовую, а после мы продолжим занятие. Следуйте за мной.
Мы вновь проследовали в столовую и уселись на свои места. Спустя пару секунд, на столе возникла еда. Тут был овощной суп, мясо птицы и жареный картофель. В графине налит компот. Мы принялись за еду.
У меня немного болела спина, слишком долго пришлось сидеть в одном положении. Мне очень хотелось встать и потянуться, но было страшно, ведь за столом такое поведение не принято. Мы даже боялись разговаривать. Каждый ел молча, стараясь не поднимать глаз и не смотреть по сторонам.
Я не совсем понимала, как буду учиться. Ведь отвечать на все вопросы письменно довольно долго, пока я напишу ответ, пройдет много времени. Но господам виднее.
Когда с едой было покончено и тарелки вновь испарились в неизвестном направлении, мы вернулись обратно в класс и продолжили занятие.
- Ну, и последними о ком я вам сегодня расскажу, будут демоны.
Внешне их невозможно отличить от людей. Но демоны имеют вторую ипостась. Она используется для отражения нападений и в случае крайнего гнева. Во второй ипостаси демон становится в два раза выше, его кожа покрывается мелкими чешуйками, которые очень тяжело пробить любым оружием. У них удлиняются ногти, появляются рога и хвост с кисточкой. Когти способны пробить большинство металлов, а за кисточкой хвоста спрятано смертоносное жало с ядом. Обычно демоны контролируют свою вторую ипостась, но в некоторых случаях она выходит из-под контроля и тогда этого демона убивают, так как он становится опасным для общества.
У демонов существует определенная иерархия. Всего четыре клана демонов. Это Огонь, Вода, Ветер и Земля. Так же есть один правитель, он управляет всеми четырьмя стихиями.
Зовут Дамьян дэ Рорт. Он правит уже более восьмисот лет и в скором времени собирается уйти на покой. Согласно законам, его приемником может стать один из старших сыновей кланов, если сам правитель не имеет наследников. Но все не так просто, каждый из кандидатов должен пройти определенные испытания, чтобы доказать, что он достоин править. О самих испытаниях мало что известно, так как посторонних туда не допускают.
На данный момент существует три претендента на престол, и до сих пор нет явного фаворита. Каждый из них достоин править. Если вы хотите попасть в гарем одного из кандидатов, то должны учиться прилежно и не делать глупых поступков.
Демоны весьма вспыльчивы, поэтому старайтесь не раздражать их лишний раз, если не хотите лишиться жизни. Они ваши хозяева и могут делать, что хотят. Любой их приказ вы должны выполнять беспрекословно. И берегитесь демонесс, они крайне жестоки в плане наказаний, и весьма злопамятны. Если хотите выжить в их мире, не перечьте им.
Ну, вот вроде и все, что я хотела вам рассказать на сегодня. Сейчас я провожу вас в столовую, а позже мадам Найтес отведет в комнату. Завтра у вас будет несколько уроков уже с другими учителями. А сейчас соберите листочки и следуйте за мной. Все, что я сегодня рассказала, вы должны знать, буду спрашивать. Вам все понятно?
Мы дружно закивали и стали собирать листочки.
Глава 3
Ужин проходил все в той же столовой. Все хранили молчание, стараясь не заработать наказание в первый же день. После нас отвели в комнату. На каждой из кроватей лежали толстые талмуды, видимо это тот самый свод правил.
Я переоделась в спальную одежду и, устроившись поудобнее на кровати, открыла книгу. Она была старой и слегка потрепанной, в некоторых местах страницы пожелтели. Я поднесла её к лицу и вдохнула такой приятный и почти забытый запах. Когда я жила с родителями, то постоянно таскала книги, чтобы они мне их почитали. Это было нашим ритуалом, каждый вечер перед сном мы собирались около моей кровати и читали. Как бы мне хотелось вернуть те времена. Но это было невозможно.
Я решила хоть немного почитать, чтобы понять, что от нас требуется. Краем глаза я заметила, что остальные не спешили открывать свои книги, они просто валялись на своих матрасах и беседовали. Так как поговорить с ними я не могла, то углубилась в чтение. Сам свод правил оказался очень скучным и не интересным, но, тем не менее, знать его мы были обязаны.
Общая суть всех законов сводилась к тому, что нам ничего нельзя. Мы были обязаны посещать все занятия, и пропустить их могли только в случае серьезного заболевания, все остальное не считалось. Выходить из своей комнаты после отбоя не разрешалось, впрочем, как и из класса. Разговаривать с обитателями замка было категорически запрещено, исключением являлось только то, если с тобой заговорили первыми. Встречаться с мужчинами тоже не дозволялось, даже смотреть на них нам запрещалось. Мы всегда должны ходить в своей форме и носить браслеты, обозначающие нашу принадлежность к определенному хозяину. Кстати, браслеты были совершенно обычные, тонкая кожаная полоска без каких либо опознавательных знаков. Я не понимала, как по нему нас будут отличать.
В общем, нам ничего не разрешалось и за любую провинность полагались наказания. Причем их выбирал хозяин и они могли быть любыми. Самым легким оказался карцер, а вот самым тяжелым лишение жизни. Да, нас легко могли убить, и даже не задуматься об этом. Причем смерть могла быть и тяжелой, например, кинуть в воду с грузом на ногах, или сжечь на костре – живьем и многое другое, все на что хватит фантазии хозяина. Если честно, то все это пугало. В деревне хоть можно не так сильно беспокоиться за свою жизнь, а тут любое неверное движение может стать последним.
Я до сих пор не понимала, зачем барон выбрал меня. Ведь я даже спокойно общаться с другими не могу, не говоря про большее. Мне было страшно, я не знала, что делать и как быть. Хотелось спросить совета или просто поговорить. Тут все являлись мне чужими и на данный момент делится с кем-то своими страхами я не хотела.
Когда глаза начали окончательно слипаться, я отложила книгу в сторону и улеглась на спину. Надо было ложиться спать, ведь завтра нам опять на учебу. Девчонки тоже начали укладываться на покой, тем более что время подходило к отбою и скоро свет везде потухнет. Я заметила, что никто так и не открыл книгу. Это их выбор, ведь каждый сам для себя решает, что ему важнее. С этими мыслями я закрыла глаза и уснула.
***
Барон сидел в своем кабинете за столом из редкой породы красного дерева и просматривал отчеты. Само помещение было его излюбленным местом работы и отдыха. Владелец явно обладает вкусом и не любит кричаще-броских и немыслимых сочетаний цветов: единственное большое окно занавешено персиковыми шторами, на дубовом полу - белый ковёр с мягким ворсом, стены выкрашены в бежевый. Стол, пара стульев, обитое светлым бархатом кресло и шкаф с документами, книгами - вот и всё убранство. Всё бы ничего, но в глаза бросалась одна деталь - картина, что висела за спиной барона. Художник изобразил его, одетого в парадный костюм, верхом на Ветре. Темно-синие штаны барона были заправлены в высокие сапоги, поверх белоснежной рубашки накинут камзол в цвет штанам. На рукавах видны золотые пуговицы. Одной рукой он держал поводья коня, а вот в другой была отрубленная человеческая голова. Это был один из беглых рабов, за которым велась долгая охота. Ему удалось уйти довольно далеко, но все же его поймали, и тогда барон решил запечатлеть этот момент. Голову приходилось замораживать с помощью магии, так как она могла испортиться, а этого нельзя было допустить, пока картина не дописана. Поэтому художнику удалось изобразить все столь достоверно. Барон держал голову за волосы, глаза у беглеца были закатаны назад, все лицо в шрамах и синяках, язык вывалился наружу. Да, при первом взгляде на картину, многих приходящих к барону на аудиенцию прохватывала дрожь.
В последнее время отчеты его совершенно не радовали. Продажи шли плохо. Демоны стали весьма требовательны к внешности и поведению рабов. Им хотелось экзотики. Вот только, где её взять? Соседнее графство начало проводить эксперименты над людьми. Барон даже купил одну из рабынь, чтобы убедиться в её эксклюзивности, но его постигло разочарование. Кроме экзотической внешности она ничего из себя не представляла. Сейчас все графства вели молчаливое соревнование за первенство по продаже рабов. В графстве барона в основном обучались рабы для арены и развлечения зрителей, а так же фаворитки и служанки. Пусть он не славился как остальные, зато имел хорошую репутацию, что немаловажно в этом бизнесе.
Последний набор тоже был сплошным разочарованием. Нет, все девушки были симпатичные, но сейчас этого мало. Да и парней удалось набрать всего двоих. А ведь на их воспитание и обучение уйдет уйма денег. Барон надеялся, что в будущем сможет компенсировать все расходы. Мысли барона невольно вернулись к рабыням, точнее к одной из них, к немой девушке. Он до сих пор не понимал, зачем выбрал её. Ведь кроме роли служанки она ни на что негодна. Но она смогла его зацепить тем, что смотрела на него с толикой интереса, а не со страхом или обожанием как её сестра. Та блондинка явно метила в наложницы, но это место еще надо заслужить. Хотя амбиций у неё много, может и получится.
У барона возникла одна идея по поводу Нэны. Он понял, как можно увеличить свой бизнес, да ещё и представить на рынок эксклюзивный товар. Придя к соглашению с самим собой, он взял один из отчетов и углубился в его изучение.
***
Я проснулась от звука колокола и села на матрасе. Остальные девушки тоже начали потихоньку просыпаться. Даже Марфа с Альвией не стали нежиться, видимо припоминая вчерашний урок. Я застелила кровать, умылась и надела форму, а затем заплела волосы в косу, чтобы они не мешались. К тому моменту как за нами пришла мадам Найтес, мы были готовы. После завтрака отвели в класс.
- Итак, сейчас я проверю ваши знания, - изрекла мадам Вергиния. – А заодно посмотрю, кто выполнил домашнее задание. У вас на столе листочки с вопросами, ответ пишите после каждого вопроса. Если вы ответили правильно, то надпись поменяет цвет на зеленый, если нет – на красный. Приступайте.
Я взяла карандаш и взглянула на листок. Вопросы были сложные, часть из них отводилась правилам поведения, а часть обитающим в мире расам. С правилами поведения у меня сомнений не возникло, ведь нам почти ничего не разрешалось. А вот с остальным пришлось напрягать мозг. Про светлых эльфов, демонов я смогла ответить. Последним мне попался вопрос про темных эльфов. Сначала я слегка засомневалась с ответом, но потом в моей голове всплыла вчерашняя лекция:
Все. Я ответила на все вопросы правильно, что не могло не радовать. Решив посмотреть как обстоят дела у остальных, я подняла глаза и встретилась взглядом с мадам Вергинией. Она смотрела на меня очень внимательно и на её губах застыла улыбка. Я не знала, как на это реагировать и что делать, поэтому быстро опустила глаза обратно и тут заметила, что листок исчез.
Что произошло? Куда он делся?
- Нэна,- раздался голос мадам Вергинии. – Ты молодец. Все ответы верные.
Я подняла глаза и увидела, что она держит мой листок в своих руках.
- Итак, закончили, - вновь заговорила она, и листочки тут же оказались на её столе.
На некоторое время в комнате воцарилась тишина, нарушаемая шелестом переворачивающихся листочков. Я следила за выражением лица мамам Вергинии и оно не означало ничего хорошего.
- Что ж, садись. Марфа и Альвия встаньте.
Девушки вздрогнули и встали.
- Вы не ответили правильно ни на один вопрос. Следовательно, вы не готовились к уроку. Выйдите сюда.
Девушки переглянулись и вышли вперед. Мадам Вергиния взмахнула рукой, и перед ними возникло четыре гири, по две на каждую.
- Возьмите их и вытяните руки вперед.
Девочки побледнели, но гири взяли и встали, как им было приказано. Видимо вес был приличный, так как уже через пару минут их руки начали дрожать.
- Если вы их опустите руки, то получите десять ударов розгой, - предостерегла мамам Вергиния. – Это еще весьма легкое наказание. В следующий раз оно будет жёстче. Вы приехали учиться, а не отдыхать.
Мы все уставились на неё с недоумением. Ведь ничего страшного не произошло. Несмотря на мою неприязнь к обоим, мне было их искренне жаль. Ведь продержать эти гири в руках весьма трудно, да и потом все мышцы будут болеть.
- Сегодня я расскажу вам о правилах поведения в обществе. Неважно кем вы станете, эти правила применимы для всех людей. Во-первых, вы всегда должны ходить, опустив глаза и даже во время разговора не поднимать их. Во-вторых, к любому представителю иной расы вы должны обращаться господин или госпожа. Вы – собственность хозяина, поэтому обязаны выполнять все его распоряжения. Если он сказал умереть – вы пойдете и умрете.
После этих слов я даже писать перестала. Это было совсем дико. Умереть просто потому, что так захотелось хозяину? Это жестоко. Я не понимала такой позиции.
- Наложницы должны вести себя скромно, - меж тем продолжила мадам Вергиния, не замечая наших недоуменных взглядов. – Не выставляя напоказ свои телеса и не переча хозяину. И вообще, вашей главной задачей является удовлетворение любых потребностей хозяина, а не создание ему проблем.
Во время пиршеств задача служанки состоит в том, чтобы стоять за спиной хозяина и вовремя наливать ему вина или подавать блюда. Если любовницу приглашают за стол, что бывает крайне редко, то она обязана сидеть тихо и даже не пытаться произвести впечатление на гостей. Запомните, для них вы просто украшение интерьера и не более того. Бывали случаи, когда кто-то забывал свое место, и тогда это означало только одно – смерть. Кстати, сейчас почти во всех кланах используют специальные ошейники. Они позволяют следить за рабами и контролировать их поведение.
Я слушала лекцию, и внутри нарастал страх. Хотя, это скорее было чувство негодования. Нас не только призирали, но еще и клеймили. Я понимала, что ошейники это не совсем клеймо, но носить его предстоит всю жизнь. Это просто гадко.
- А бывали случаи, когда рабам удавалось возвыситься? – неожиданно спросила Клио, предварительно подняв руку.
- Были, - кивнула учительница. - Правда, таких случаев единицы.
Мы дружно уставились на мадам Вергинию, желая услышать продолжение.
- Хотите про них послушать? – усмехнулась она, правильно растолковав наши взгляды.
Мы закивали. Еще бы, нам очень интересно каким способом им это удалось и вдруг кому то из нас выпадет такой шанс.
- Около ста лет назад был один случай. В клан Воды привезли партию рабов для сражения на арене, и среди всех выделялся парнишка по имени Грод. За пару месяцев он стал звездой арены и любимцем зрителей. Во время одного из представлений, где ему предстояло сразиться с опасным животным, на арену упал маленький мальчик. Это был сын одного из вельмож. Никто так и не смог понять, как он там оказался. Грод, рискуя жизнью, спас мальчика и в знак благодарности вельможа выкупил его и сделал телохранителем сына. А это весьма привлекательная должность, которой удостаиваться немногие, но в тоже время и опасное призвание. Но Грод с ней справлялся превосходно. До конца своих дней он жил в роскоши и не знал печали.
И есть еще случай из жизни наложницы. Ей удалось стать официальной фавориткой-женой. Это самый высокий статус для рабыни и он дается на всю жизнь. Для получения этого статуса рабыня должна родить как минимум троих детей мужского пола. Но это весьма сложно, ведь только у каждой десятой девушки получается забеременеть от демона. Обычно таким фавориткам выделяют дом с обслугой и она до конца своих дней живет, не зная проблем.
После этого рассказа я невольно посмотрела на Марфу. Несмотря на наказание, в её глазах горел огонь. Было видно, что она будет добиваться этого титула. И мне стало интересно, как она будет себя вести? Ведь сколько я её знаю, она постоянно следит за своей фигурой и на всех беременных смотрит с презрением. Хотя, ради достижения цели она пойдет на все. Я не могу сказать, что она совсем плохая. Нет, она, конечно, заботится о сестре, но это относится только к ней. Я для неё лишь предмер интерьера, который выполнит любое желание.
- На сегодня занятие закончено. После обеда я отведу вас на урок танцев, - взгляд в сторону наказанных девушек. - Можете садиться на свои места.
Марфа с Альвией опустили руки и прошли к партам.
Обед пролетел в одно мгновение. Девочки так хотели попасть на танцы. Правда, Марфа и Альвия ели медленно, им с трудом удавалось поднять ложки. Все же наказание дало о себе знать.
После обеда нас повели на второй этаж, в соседнюю с классом комнату. В этом помещение не было парт. Пол из дубовых досок, окон нет, а на стенах висят зеркала от пола до потолка. Освещение тут создавалось за счет магических сфер, которые летали под потолком и едва светились, поэтому в зале была полутьма.
Мадам Вергиния завела нас в класс и оставила одних. Мы стайкой испуганных птиц столпились в дверях, делать первый шаг никто не решался.
- Как думаете, что тут будет? – шепотом спросила Сира.
- И кто будет вести танцы? – поддержала её Кира.
- Ага, мне тоже интересно, - раздался голос Клио.
Интересно было всем, и страшно тоже. Ведь неизвестность всегда пугала и манила одновременно.
- Хм, какой посредственный набор, - вдруг раздался голос с другой стороны зала.
Потом послышались хлопки в ладоши и в зале резко посветлело. От такой перемены света у меня зарябило в глазах и их пришлось закрыть. Когда я их открыла, то увидела говорившего.
Это был мужчина лет тридцати. Очень худощавого телосложения, казалось, что стоит подуть ветерку и его унесет. Кожа была почти прозрачной и с видимыми голубоватыми венами. Ростом его тоже природа обделила, он был не намного выше нас, но при этом носил весьма занятную обувь. Это были ботинки на большой платформе, которая придавала ему пару лишних сантиметров роста. Лицо узкое с острым подбородком и резкими скулами. Нос длинный и слегка кривой, губы полноватые и намазанные каким-то маслянистым веществом. И глаза, они были болотного цвета, слегка мутноваты, будто затянуты пленкой. Эти глаза смотрели на нас с таким превосходством и презрением.
Одет специфично. Ноги обтянуты кожаными фиолетовыми штанами, торс облегала того же цвета рубашка с глубоким вырезом, который затягивался на шнуровку. На руках виднелись браслеты, на пальцах – несколько колец. Черные волосы спускались на плечи в художественном беспорядке.
- Ну и что мы застыли как моль в паутине? – спросил он.
От этого голоса побежали мурашки по коже. Он был весьма пискляв и резал слух.
- Быстро прошли в середину зала и встали в шеренгу.
Мы стайкой отошли от двери и сделали, что нам велели. Стараясь при этом лишний раз не смотреть на него. Когда с построением было покончено, он стал напротив и заговорил:
- Меня зовут месье Шарнель. Я ваш преподаватель танцев. Эти уроки будут проходить у вас три раза в неделю по два часа. Надеюсь, вы меня не разочаруете, а то с каждым разом наборы все хуже и хуже.
Говоря это, он ходил туда-сюда и осматривал нас своими мутными глазами. Его взгляд пробирал до костей. Такое поведение было для меня дикостью. Я не могла понять столь презрительных взглядов. Ведь он тоже был человеком, как и мы. И скорее должен испытывать сочувствие, а не презрение. Другие девочки тоже смотрели на него с недоумением, видимо испытывая те же чувства, что и я. А он смотрел на нас и лишь снисходительно улыбался. Да, наличие власти, пусть и небольшой, сильно портит человека. Это весьма печально.
Сам урок прошел как в тумане. Мы просто выполняли движения, которые он показывал. Причем всеми нашими действиями он был не доволен. Мы не так стояли, поворачивались, выгибались и так далее. Весь урок мы слушали, какие мы бездарные и отвратительные. Поэтому когда он сказал, что на сегодня все, это было самой радостной новостью. О том, что через день нам снова идти сюда никто думать не хотел. Еще никогда танцы не доставляли нам столько хлопот. Ну, в деревне все танцы были простыми и незамысловатыми, а тут нас заставили учить замысловатые движения, а они намного труднее.
И лично я не видела в них надобности. Мадам Вергиния ведь говорила, что наложниц редко приглашали за стол, а уже на бал и подавно. Так для чего нам это? Сомневаюсь, что какой-то демон будет танцевать со мной на виду у всех.
Закончив танцевать, мы вновь пошли в столовую на ужин, а затем в свою спальню. После всех занятий, не терпелось высказаться. Ну, а мне оставалось лишь слушать.
- И как вам наш учитель танцев? – первой начала Альвия. Она была самой молчаливой из нас и говорила крайне редко.
- Ужас, - высказалась Клио. – У меня все тело болит. Он изверг.
Клио доставалось больше всех на этом уроке. Он считал, что ей тут не место и на каждое её движение высказывал весьма нелестные комментарии. Мне бы от таких тоже было не по себе.
- А нам понравилось, - влезли близняшки. Они постоянно говорили вместе или перебивали друг друга.
В первое время это слегка раздражало, но когда привыкаешь, кажется даже милым. Они веселые и незатейливые.
- А у меня так болят руки, - вдруг влезла Альвия. – Мадам Вергиния весьма строга.
- Да она вообще дура, - поддержала её Марфа, поджимая губы. – Я не понимаю, зачем мне знать все это. Я буду фавориткой.
- Как раз наоборот, - остудила её пыл Анели. – Одной фигуры мало для того, чтобы заинтересовать кого-то. Этого достаточно для первого впечатления, а потом нужно уметь удивлять.
Марфа посмотрела на неё злым взглядом, но промолчала. Она не любила, когда ей указывали или перебивали. Но тут был не дом, поэтому ей приходилось сдерживать свои эмоции. Я даже слегка поражалась её выдержке, обычно она срывалась по любому поводу.
Девочки еще какое-то время перемывали косточки учителям, а я решила лечь спать. Ведь все равно собеседник из меня никакой, а слушать пустую болтовню мне не хотелось. Я тоже была не согласна со многими правилами, которые нам тут диктовали, но это не означало, что я не буду им подчиняться. Мадам Вергиния четко показала, что будет с теми, кто ослушается и предупредила, что это еще весьма легкое наказание. Испытать на себе другие мне не очень хотелось.
Я с трудом пережила смерть своих родителей и только через месяц смогла более или менее пойти на контакт с родственниками. Да и сами они не сильно стремились со мной сближаться. Сестры вечно играли без меня и отдавали мне самые разбитые или порванные игрушки. Одежду я тоже донашивала за них.
В день моего десятилетия тетя Фима вызвала меня к себе на разговор.
- Садись Нэна, - разрешила она.
Я кивнула и села на один из кухонных стульев.
- Итак, сегодня тебе исполняется десять лет, - продолжила она. – Ты стала взрослой девушкой и должна понять, что настало время отплатить нам за доброту. Твое содержание слишком дорого нам обходится, поэтому будешь хоть как-то его возмещать.
С тех пор я стала в доме рабыней. С утра и до позднего вечера я занималась делами. Об играх и прочей ерунде мне пришлось позабыть. Когда все дети играли на улице, я полола грядки или таскала воду. Пока мои сестры бегали с парнями, я шила им одежду или штопала свою. Пожаловаться на такую жизнь мне было некому, и любимым тетиным занятием было напоминание мне о её доброте. О том, как она сделала милость, что приютила меня и дала кров и еду. По-моему ей это доставляло весьма немалое удовольствие.
В деревне ко мне тоже относились как к диковинке. Особенно дети. Им очень нравилось тыкать в меня пальцем и смеяться над моим недугом. Да, дети порой бывают намного жестче, чем взрослые. Во многом были виноваты мои сестры, они были основными подстрекательницами. Им доставляло большое удовольствие наблюдать за моими страданиями. Хоть я и не понимала, что такого я сделала. Помню, первое время я часто плакала, но как только поняла, что мои слезы доставляют им удовольствие, запретила себе это. Я перестала обращать внимание на любые подколки и слова, стараясь просто игнорировать их. И со временем придирок стало меньше. Вот так закончилось мое детство, и началась взрослая жизнь.
Пока девочки высказывались по поводу проведенного дня, я переоделась в пижаму и юркнула под одеяло. Мой матрас стоял вдали от остальных, поэтому разговоры девушек мне совершенно не мешали. Нагрузка за сегодняшний день давала о себе знать, так как сон пришел моментально. Я надеялась, что мне удастся выспаться, но этому не суждено было сбыться. Ночью мне приснился кошмар.
Тот злополучный день начинался весьма хорошо, ничто не предвещало беды. Мы с родителями жили не в деревне, а в лесу. Почему? Не знаю. У нас был небольшой одноэтажный домик со всем необходимым убранством. На улице царило жаркое лето. Я играла на улице когда пришли демоны. Их было трое. Высокие, с ужасными лицами покрытыми чешуей. Кожистые крылья развевались за спиной, мощные хвосты рассекали воздух, а черные глаза смотрели на меня с такой ненавистью, что я даже не смогла закричать. Но этого и не требовалось, так как сразу же после их прихода родители выбежали из дома. Но что может сделать человек против разъяренного демона? Нас быстро поймали и скрутили. Родителей не стали долго пытать, а просто разрубили на части на моих глазах.
Боль. Страх. Отчаяние. Они накатывали волнами и не давали покоя.
МАМА!! ПАПА!! Нет… Так нельзя… Я орала до хрипоты, до потери пульса и сознания, пыталась вырваться из цепкой хватки и хоть как-то наказать обидчиков, но силы были не равны.
За что? ПОЧЕМУ?
Слезы лились нескончаемым потоком, я даже на какое-то время перестала видеть. Меня била дрожь, было страшно, хотелось убежать. Но в место этого я сидела на земле и рыдала, даже не пытаясь остановиться.
«Мама» - проносился в моей голове образ улыбающейся матери. В какой-то момент демонам надоели мои причитания, и один из них вырубил меня.
Я не знаю, почему демоны сжалились надо мной и оставили в живых, а после еще и отвели к тете, но тот страшный день до сих пор преследует меня.
Вот и сейчас я проснулась от собственного крика, правда внутреннего. Вокруг была темнота и тишина. Все мирно спали. А вот ко мне сон совершенно не шел. Все тело было покрыто испариной. Это кошмар давно не снился. Неужели, мне всю жизнь придется переживать эти события?
Понимая, что завтра нам опять рано вставать, я постаралась закрыть глаза и уснуть, втайне молясь о спокойном сне. И видимо кто-то наверху меня услышал. Оставшуюся ночь я провела без сновидений.

Отправлено спустя 29 секунд:
Глава 1
- Где эта проклятая девчонка? - услышала я недовольный голос тёти, подходя к двери дома. – Никакого толка от неё, - продолжала ругаться она.
Опять мне попадет, вот только за что? Сама же за водой послала.
Я тяжело вздохнула, перехватила дужку ведра и открыла дверь.
- Пришла, - грозно высказала тетя Фима, сверкая голубыми глазами и садясь на стул. Тот жалобно затрещал. – Сколько можно за водой ходить? Опять ты ленишься, неблагодарная.
Я опустила тяжелые ведра на деревянный пол и смиренно склонила голову. Руки ныли от работы, и хотелось только одного – лечь в кровать и хоть ненадолго дать отдых телу.
- Мамуль, оставь её, - услышала веселый голос Марфы и даже слегка удивилась. Неужели, она за меня заступиться решила? – Ужинать пора, - нет, не заступилась.
- Уже иду, доченька, - ответила Фима, и перевела взгляд на меня. – Марш наверх. Останешься без ужина.
Я привычно склонила спину в поклоне, стараясь скрыть лицо, чтобы не показать, как мне надоели её придирки. Вечно всем недовольна. И что я сделала? Работаю от зари до зари и все не то. Но стоит мне проявить непокорность и тут же тетя возьмется за ремень или палку. И самое обидное, что своих дочерей она никогда не била.
С трудом сдерживая набежавшие слезы, поплелась наверх. В огромном, двухэтажном доме «любимые родственники» выделили мне маленький клочок на чердаке, посчитав, что большего я и не заслуживаю. Привычно открыв дверь, которая протяжно заскрипела и чуть не упала с петель, я направилась к одиноко стоящей кровати. Желудок заныл, требуя еды, и мне пришлось лечь, чтобы хоть немного заглушить его позывы. Есть хотелось неимоверно, ведь пообедать я не успела. Тетя загрузила меня работой по самое горло, я даже присесть за ведь день не смогла. Но жаловаться на – это грешно, ведь, по словам родственницы, только благодаря ей у меня есть крыша над головой. Она вообще очень любила лишний раз напомнить мне, что я пустое место и в их доме могу рассчитывать лишь на мимолетное снисхождение. Обидно, ведь ничего плохого я им не сделала. Но одно лишь мое существование доводит тетю до икоты. Порой очень хочется, чтобы все мои так называемые родственники исчезли.
Знаете, я не могу сказать, что она плохой человек, но и хорошей её назвать трудно. Конечно, ради дочерей Фима сделает что угодно, да и меня встретила весьма приветливо. По-крайней мере мне так казалось в силу своего маленького возраста. Все изменилось, когда я немного подросла и смогла выполнять поручения. Мне по несколько раз в день могли напомнить о том, что только благодаря её заботе я жива.
- … приютила тебя, дала хлеб и одежду, - причитала тетя, стоило мне сдать хоть какую-то провинность. – А ты ленишься и совершенно не слушаешь меня.
А мне было обидно до слез слушать такие обвинения. Я старалась сделать все как лучше, чтобы хоть раз услышать в свой адрес похвалу или увидеть ласковый взгляд. Но вместо этого мне доставались лишь обвинения в непокорности и прочая ерунда.
В доме я – изгой. Некая девочка для бттья. Когда родителей убили, я перенесла такое потрясение, что перестала говорить. Надо отдать должное, тетя пару раз показывала меня знахарям, но они лишь разводили руками, не зная чем помочь. Если честно, то Фима сначала даже брать меня не хотела. Зачем ей лишний рот в семье, где и так детей хватает. Но, видимо, пожалела сиротинку. Хотя, сомневаюсь. Скорее она просто решила извлечь выгоду из моего пребывания в её доме. Особенно, если учесть, что у меня даже одежды своей нет, все достается от сестер. Причем, большая часть в таком виде, что и нищему не отдашь даже натряпки. Ну, хотя бы я не живу на улице и не питаюсь отбросами, как могла бы, если тетя не взяла меня к себе. И должна бы я быть благодарна, но глубоко в душе мне противно так жить, а точнее существовать, надеясь на волю родственников.
- Этим миром правят демоны, сильные и жестокие, - начала свое повествование тетя, собрав нас троих в один из вечеров. Нам тогда лет по десять всего-то исполнилось, и она решила попытаться втолковать правила поведения. - Они не знают пощады и стремятся подчинить всех своей власти. Все приклоняются перед ними и платят дань, а мы являемся рабами. Наша основная задача обеспечить им комфорт и ни в коем случае не перечить.
- А все расы их рабы? – спросила Марфа, хмуря брови.
- Нет. По рассказам моей мамы, остальные с ними сотрудничают, - улыбнулась Фима, явно довольная, что дочь проявила интерес. - Гномы занимаются изготовлением оружия, украшений, добычей руды и полезных ископаемых. Оборотни служат охранниками, воинами. А вот эльфы отбирают юношей и девушек, и обучают их самым различным ремеслам.
Я тоже слушала тетю и пыталась понять, почему только мы – рабы. Мне никогда не приходилось сталкиваться с кем-то, кроме людей. А порой, очень хотелось посмотреть на диковинные расы.
- Согласно законам, если ты родился юношей, то есть вероятность, что тебя заберут развлекать господ драками на арене или в услужение какой-нибудь важной персоне, - продолжила нравоучения родственница. - Если ты девушка, то должна стать наложницей или прислугой. И я надеюсь, что ты, - она посмотрела на Марфу, - станешь фавориткой. Тогда тебе не придется думать о том, как жить. Ты будешь красиво одеваться, хорошо питаться и ни в чем не знать отказа. Кстати, во многих графствах есть специальные школы, в которые забирают молоденьких симпатичных девушек и обучают их прислуживать господам.
После этого рассказа Марфа стала бредить той школой, чтобы стать любовницей демона. Она даже все домашние дела забросила, только ухаживала за собой. Мне же, наоборот, работы прибавилось.
Но это было не самым страшным. Чем ближе наступал момент отбора, тем хуже становилась моя жизнь.
- Сколько можно готовить? – возмущалась Марфа, - хлопая ладошкой по столу. – Нэна, я есть хочу!
- И я, - поддержала её Софья, надув губы. – Торопись, а то вдруг тебя выберут в прислугу, а ты ничего не можешь.
- Её? – усмехнулась старшая кузина. – Не смеши меня. Кто на неё позарится? Страшна как смерть. Ей даже прислугой-то стать не получится.
Я тихо вздохнула, стараясь не показать, как мне обидно от этих слов, и стала расставлять тарелки с едой. А потом села в уголке и стала принялась, рассуждая о предстоящем празднике. Он назывался «День выбора». В деревню приезжает хозяин земель, то есть барон и отбирает народ для обучения. Как складывается дальнейшая жизнь отобраных, никто не знает, обратно-то никто не возвращался. И осознание этого пугает.
Что ждет человека в этой школе? А после? Куда отправляют раба? И завтра наступит этот «долгожданный» праздник. Все юноши и девушки старше семнадцати лет и младше двадцати восьми обязаны собраться на главной площади, где на них будет смотреть барон и делать свой выбор. Жестоко?
Вполне. Но такова наша жизнь. Как бы грустно это не звучало.
В этом году мне тоже предстоит оказаться там. От одной мысли об этом по телу проносилась волна страха, ладошки начинали потеть, а в голову лезли самые кошмарные мысли. Но с другой стороны, возможно барон действительно выберет Марфу и одним мучителем в семье станет меньше. Работы от этого у меня не убавится, а вот насмешек вполне возможно. И эта мысль немного грела меня. Конечно, есть вероятность, что когда-нибудь на меня обратит внимание парень и предложит выйти замуж. Но это так маловероятно. Тетя не откажется от бесплатной прислуги, да и кому нужна немая девица. Но надеяться на счастливое будущее мне никто запретить не может. И только это помогает не сойти с ума.
Я даже не представляла, что ждет меня завтра. Впрочем, этого не знал никто. Решение принимали за нас. Что находится за пределами нашей деревни, я не ведала, хоть и мечтала иногда выбраться на волю. Детей учили только писать и читать, остальное им было не нужно. Лишь староста считался более образованным человеком. А я всегда хотела знать больше чем нам давали, но у меня просто не было такой возможности.
Завтрашний день навевал на меня леденящий ужас. Что он принесет? Наложницей я точно не стану. Кто на меня позарится? А вот служанкой - возможно. Получается, что я поменяю один дом на другой, но суть обязанностей останется той же. Хотя, я весьма сомневалась, что меня выберут. Красотой я не блистала, говорить не могла. Видимо, всю жизнь проведу в услужении у тети. И от этого вдвойне обидно. Слушать о своих прегрешениях остаток жизни совершенно не хотелось. Порой, я мечтала собрать свой скудный скраб и убежать. Но куда? У меня больше нет родственников, я не знаю ничего о мире и его населении, и даже где именно мы находимся.
Да и невозможно это – осмелившихся совершить побег тут же причисляли к врагам государства и приговаривали к смерти. Причем, её нельзя было назвать легкой. У нас однажды произошел такой случай. Сбежавших поймали. Сначала живьем содрали кожу, а затем сожгли на глазах у всей деревни, чтобы остальным неповадно было. Хорошо, что те уже ничего не чувствовали, так как умерли еще во время первой пытки. После этого я неделю спать не могла – мне снились кошмары. И каждый раз, когда я подумываю о побеге, они вновь напоминают о себе.
От этих мыслей сердце вновь тревожно забилось, заставляя сдерживать слезы и всхлипы. Нельзя показывать свою слабость, особенно родственникам. Те с радостью посмеются над любыми моими эмоциями. Боги, и почему я не умерла вместе с родителями?
***
Я открыла слегка опухшие от слез глаза и потянулась на кровати. Солнце только начало показываться из-за горизонта. Настал новый день и новые заботы. Я встала, натянула старое потрепанное платье с множеством заплаток, надела башмаки и, повязав платок на голову, спустилась вниз. Мой взгляд натолкнулся на отражение в зеркале. Из него на меня смотрело приведение. Молочно-белая кожа и волосы, напоминающее выбеленный хлопок, узкое лицо с выпирающими скулами, слегка впалыми щеками и чуть припухшими губами, худощавое тело, больше похожее на мальчишеское. Единственной моей гордостью были глаза. Аквамариновые, меняющие свой цвет в зависимости от настроения. Именно это больше всего бесило старшую кузину. Ей хотелось иметь такой же цвет. Я же относилась к этому спокойно.
Вышла на улицу и осмотрелась. Погода стояла чудная – небо ясное, солнышко светит – самое то для начала лета. Тихо шелестела трава, ветви кустарников качались от легкого ветерка. Где-то слышалось пение птиц и первые звуки просыпающейся деревни. Для начала пошла в загон, где у нас находились животные. У тети было десять овец, корова, около двадцати кур, старенькая лошадь и кролики. Накормив и напоив животных, я подоила корову и пошла за водой. Колодец располагался в самом конце участка, и идти приходилось через весь сад. Двор у тетки был внушительный. Тут находился не только большой дом, но и сарай для животных, огород и клумбы с цветами. Набрав два ведра, пошла обратно, по дороге отмечая, что нужно еще и грядки прополоть… желательно до того, как тетя обратит на это внимание. Иначе опять останусь без ужина.
Принеся воду домой и поставив ведра у печки, начала готовить завтрак. Замесила тесто для блинов, взбила яйца и вылила их на сковородку, а потом принялась за салаты. Следом поставила на огонь чайник и достала заварку. Как только завтрак был готов, позвонила в специальный колокольчик. И спустя пару минут послышались их шаги. Даже не пожелав мне доброго утра, родные приступили к трапезе. Дядя с упоением уплетал приготовленное и улыбался. Свое отношение к нему было сложно описать. Он практически не обращал на меня внимания, редко обращался с просьбами или попросту игнорировал. Мне пришлось ждать, когда они насытятся, так как сидеть с ними за одним столом запрещалось. Как только родственнички поели, я собрала посуду и налив в таз холодной воды, принялась её мыть. И только после этого смогла быстро позавтракать.
- Дорогая, я пойду на рыбалку, - заявил дядя Трион, кидая на меня хмурый взгляд.
Муж тёти был её полной противоположностью, как по характеру, так и по внешности. Он высокий, худой блондин с козлиной бородкой и карими глазами. Постоянно пропадал на улице или лежал на кушетке, попивая чай, а иногда и что-то покрепче. Я ему порой очень завидовала. Мне бы такую беззаботную жизнь.
- Приготовь баню, – приказала тетя, расчесывая свои черные как смоль волосы. Правда, в них уже проглядывали седые пряди. – Хорошо Трион, только не задерживайся надолго, у нас сегодня важный день.
Я дождалась, когда эти двое наговорятся и знаками показала, что баня будет готова в ближайшее время. За те двенадцать лет, что тут живу, мы придумали систему для ответов, чтобы хоть немного облегчить общение. Кто бы знал, как мне хотелось поговорить, но проклятая болезнь не давала такой возможности.
- Мама, я чувствую, что сегодня покину дом, - заявила Марфа, заплетая свои белые локоны. Голубые глаза были полны мечтаний. – И обязательно стану фавориткой какого-нибудь демона.
Марфа одна из самых красивых девушек деревни. А вот характер у нее совсем не ангельский, она привыкла всегда и везде получать только самое лучшее, как и её мама.
- Умница моя, - похвалила её тетя, следя за моими действиями. Вдруг, что опять испорчу. – Я в тебе и не сомневаюсь.
- Спорим, Нэну не выберут, - встряла в разговор Софья, дергая меня за волосы.
Ей всего пятнадцать, и она брюнетка с карими глазами. Невысокого роста и слегка полновата. Характер мягче, чем у Марфы. Правда, боюсь это ненадолго. С каждым годом поведение Софьи становится все хуже.
- Да кто на неё позарится? – презрительно высказалась Марфа, даже не глядя в мою сторону.
Мои родственники никогда не стеснялись обсуждать меня, даже если я находилась рядом. Это их излюбленное занятие. Мне было больно и неприятно, но как я могла им ответить. Пришлось привыкать к такому обращению.
Пока я занималась делами, сестры пошли мыться и приводить себя в порядок. До бани добралась уже почти к самому обеду, когда со всеми задачами было покончено. Родственницы оставили мне совсем мало воды, но я не стала переживать по этому поводу. Быстро ополоснувшись, пошла собираться. Ведь до праздника оставалось совсем мало времени, и опаздывать на него было категорически запрещено. Удары розгами хороший стимул быть на месте вовремя.
Поднялась на чердак и посмотрела на кровать, где меня ждала одежда. Нужно было надеть повязку на грудь и почти такую же короткую юбку на бедра. Это одеяние почти ничего не скрывало, при этом цвет всегда черный. На мне, с моей бледной кожей, это смотрелось смешно. Но нашего мнения никто не спрашивал, ведь такая одежда давала возможность осмотреть товар со всех сторон и убедиться, что нет изъянов. Хорошо еще, что не голыми заставляют придти. Надев на ноги лапти, спустилась вниз.
- Посмотрите, - воскликнула Софья и засмеялась, окидывая меня взглядом. – Нэна выглядит как привидение. Да на неё никто и не посмотрит.
Остальные её поддержали, и по кухне пронесся издевательский смех. Мне было больно это слышать, пришлось опустить голову, чтобы скрыть нахлынувшие эмоции. Я не понимала, почему они так ко мне относятся? Ведь я им ничего плохого не сделала. На глаза стали наворачиваться слезы, но я старалась их сдержать, чтобы не дать лишний повод для издевательств. Из-под ресниц посмотрела на кузину. Марфа к этому дню подготовилась основательно. На её загорелой коже наряд смотрелся очень хорошо. Он выгодно подчеркивал высокую грудь, узкую талию и длинные ноги. Волосы она оставила распущенными, глаза подвела сурьмой. На её фоне я смотрелась тускло.
- Пора, - притворно вздохнула тетя, подходя к старшей дочери и обнимая её. – Надеюсь, что новости сегодня будут хорошими.
- Конечно мамочка, - заверила её Марфа, обнимая в ответ. – Меня обязательно выберут.
Я взглянула на свою семью и вышла из дома. Прощаться с ними не имело смысла. Если Марфу они обнимали и целовали, то на меня даже и не посмотрели. Что ж, вполне вероятно, что я сюда вернусь, поэтому не стоит еще больше портить отношения с родней.
До площади идти было недалеко. По дороге я видела, как многие дети прощаются со своими родителями. Те обнимали и целовали их, давали последние наставления. А мне оставалось лишь молча завидовать столь теплым чувствам. Я часто мечтала, чтобы меня обняли и просто дали возможность выплеснуть слезы. Но это никому не интересно. Когда я дошла до площади, то поняла, что основная масса народа уже собралась. Тут были только те, кто учувствовал в отборе. Остальным запрещено выходить из дома во время праздника, так что все улицы опустели.
Староста Хиджик пытался навести порядок, но тщетно. Время от времени, стоящие отдельной кучкой парни поднимали приветственный крик или наоборот издевательски улюлюкали, в зависимости от того какая девушка входила на площадь. Мое появление встретили парочкой вялых свистков, большинство парней привычно не обратило никакого внимания, но были и те, кто торопливо стал творить оберегающие символы. Я невесело усмехнулась, видимо, сравнение с приведением нынче пришло в голову не только мне.
В этот момент шум толпы прервал срывающийся голос старосты:
- Барон, барон едет.
На мгновение все замерли, затем молодые мужчины, для которых это был последний отбор, начали оттеснять новичков в сторону помоста. После первых минут паники порядок удалось навести, и теперь Хиджик сновал между людьми, составляя их в шеренги. Я нисколько не удивилась, обнаружив себя между Кривой Сэлмэг и Таем-полуростком. Светлая шевелюра Марфы виднелась в первых рядах. Спины стоявших впереди закрывали обзор. А мне было интересно, как выглядит барон, ведь до этого я эльфов не встречала.
Надо отдать должное старосте, он организовал хозяину отдельный помост напротив нашего. Там стоял стол с угощениями и мягкое кресло. Рабов барон выбирал долго и придирчиво. К тому моменту как очередь дошла до меня, в обучение было выбрано лишь четыре человека. Марфа оказалась одной из них. Она сияла довольной улыбкой, то и дело, поправляя волосы и кидая на хозяина томные взгляды. Видимо, решила начать обольщение не отходя от родного дома.
Когда наша шеренга подошла к краю помоста, я смогла получше рассмотреть барона. Он не отличался от обычного человека, разве что острыми ушами. Высокий, худощавый, длинные пепельные волосы собраны в косу, а зеленые глаза смотрели на нас изучающе. Одет богато: бежевая рубашка, поверх жилетка, штаны черного цвета. Вокруг стояло десятеро охранников в резных масках и черных одеждах
Хозяин выглядел разочарованным, видимо он ожидал большего. Его взгляд блуждал от одной кандидатуры к другой, и нигде не задерживался надолго. Но тут он уперся в меня и по моей спине побежали мурашки, а сердце ушло в пятки. Стало совсем неуютно и захотелось прикрыть свое тело хоть чем-то. Вот только кто позволит, тут даже шевельнуться было страшно.
Он наклонился к старосте и что-то ему прошептал.
- Мой господин, - тут же ответил Хиджик, заставив некоторых людей вздрогнуть. – Её зовут Аранэль или просто Нэна. Она немая.
- Немая? – удивленно приподнял бровь барон и спустился с помоста, а затем поднялся на наш. Часть людей тут же отшатнулись. - Покажи руки, - приказал он, подходя ко мне.
Я протянула дрожащие ладошки, которые заметно вспотели. У меня даже колени мелко тряслись от того, что он стоит рядом. Мне казалось, что еще мгновение и я упаду в обморок на глазах у всех.
- Рабочие мозоли, - проговорил он, рассматривая мои руки со всех сторон. – Видимо ты много работаешь, это хорошо.
Все это он говорил тихо, скорее для себя, чем для других. А мне с каждой минутой становилось все страшнее. Сердце билось, как угорелое и в ушах стоял звон, а во рту все пересохло.
- Беру, - произнес барон, после секундного молчания.
Я впала в ступор и замерла словно статуя. Такого поворота не ожидал никто. По площади прошли тихие шептания. Народ не мог поверить, что мною заинтересовались. Я тут была диковинкой, но не более того. Все еще находясь в шоке от происходящего, осторожно кинула взгляд в сторону Марфы, и увидела в её глазах лишь ненависть.
Сердце сжалось в груди так, что стало трудно дышать. Воздуха предательски не хватало. Безумно хотелось заплакать. Но такой роскоши мне не дали. После оглашения своего решения люди барона собрали всех, кто прошел отбор, и повели к телеге. Вещей никому взять не разрешили, было сказано, что нам выдадут все необходимое. Когда я подошла к повозке, то увидела, что среди отобранных оказалась и Альвия. Она была лучшей подругой Марфы и полной противоположностью. Брюнетка с серыми глазами и грузноватой фигурой, но данное обстоятельство её не портило, а скорее придавало женственности. Она любила быть в центре внимания, но при этом старалась не вставать на пути у подруги, так как понимала всю опасность этой затеи. также в круг избранных попали Дик и Мик, они были братьями-близнецами. Оба высокого роста, мускулистые, кареглазые шатены. Эта четверка всегда предпочитала общаться между собой, и даже теперь смогла оказаться в одном отборе.
Если честно, то ехать с ними я совершенно не хотела. Они ведь тут же воспользуются возможностью поиздеваться надо мной. Но данное обстоятельство никого не волновало.
- Интересно, что барон в ней нашел? – услышала я голос Альвы, поднимаясь в телегу. – Она же страшная, как привидение.
- Сама не понимаю, - пожала плечами Марфа, даже не глядя в мою сторону. Она вообще держалась отдаленно и недовольно поджимала губы. – Ей только служанкой быть, на большее она не способна.
После этих слов вся компания начала издевательски смеяться. Я села на самый край телеги и сделала вид, что не слышу их. Да, мне было неприятно и очень обидно. Они ведь не понимают, как тяжело приходится немому человеку. Порой хочется закричать, высказаться, а вместо этого приходится лишь молча глотать слезы. Бывали случаи, когда мне хотелось, чтобы я погибла вместе с родителями. Один раз даже пыталась покончить с собой, но в последний момент передумала, понимая, что родители такого бы не одобрили. Они всегда учили меня быть сильной и смотреть трудностям в лицо.
Я сжала зубы и отвернулась в другую сторону, чтобы не видеть лица ребят. На данный момент меня больше интересовало, что будет дальше. Какая судьба ждет меня в замке барона? Чему нас будут учить? Заметив отсутствие у меня реакции на их оскорбления, парни прекратили издевательства и переключились на девушек, дабы продолжить беседу. Тем временем барон отсчитал старосте денег и махнул рукой, давая понять, что настала пора трогаться. Охрана окружила телегу, видимо, для того чтобы мы не сбежали, и дождавшись, пока барон сядет на лошадь, последовали за ним.
Вот так и закончилась моя более-менее спокойная жизнь. Пусть это были не самые счастливые моменты моей жизни, но я хотя бы знала, что может произойти. И я даже могла предугадать реакцию тёти и как-то сгладить углы, чтобы не получить очередное наказание. А сейчас меня ждала полная неизвестность, которая пугала. Я прекрасно понимала, что в этом мире можно рассчитывать только на себя, а остальные с большим удовольствием воткнут тебе нож в спину, при этом обаятельно улыбаясь. Причем в первую очередь это сделают родственники. В мире, где правят демоны, любая оплошность может стоить жизни, ведь людей приравнивают к животным, весь смысл существования которых сводиться к удовлетворению нужд господ. О самих демонах я мало что знала, в основном то, что в обычной жизни их не отличить от людей, и им подвластна магия. Люди были единственными существами, не обладающими магическими способностями. Если наложница беременела от демона, то рождался демон. Но таких случаев мало.
Почему? – никому не известно.
Мы выехали из деревни и оказались на проселочной дороге. Мне было интересно посмотреть на окружающий мир, ведь раньше такой возможности не представлялось. Но, к сожалению, все оказалось не так захватывающе, вокруг все одинаковое. Деревья, дорога и трава. Ни поселений, ни каких-то озер, рек или еще чего-то нам не попадалось.
За всеми этими мыслями я не сразу поняла, что телега остановилась. Подняла голову и огляделась вокруг. Перед нами возвышался огромный серый замок с несколькими сторожевыми башнями и высокой стеной. Сколько тут этажей я даже не могла сосчитать, а еще в поле зрения попадали два крыла, которые примыкали к основному зданию.
Я была немного расстроена, так как мне казалось, что жилище дивного народа должно сверкать золотом, а тут сплошной камень и ничего примечательного. Серо, тускло и печально. Это больше напоминало склеп, чем жилой замок. Вся площадь выложена камнем. Нас выгрузили перед самыми ступенями, у входной двери. Как только мы вылезли из телеги, охрана развернула коней и тут же уехала. Теперь бежать некуда, за спиной высокая стена, через которую не перебраться без посторонней помощи. В следующую секунду открылась дверь замка и навстречу вышла женщина неопределенного возраста. Она одета в черное платье до пола с длинными рукавами и белый передник. Среднего роста и плотного телосложения. Волосы собраны под косынку и разглядеть их цвет не представлялось возможности. Глаза карие, лицо круглое.
- Господин, вы уже вернулись, - воскликнула она, склоняясь в поклоне.
Её взгляд пробежался по нам, ни на ком не задерживаясь.
- Размести их, - приказал барон и полностью потерял к нам интерес.
- Конечно, господин, - тут же ответила служанка.
- И еще, беловолосая девушка немая, - произнес он, даже не глядя на женщину. – Её зовут Нэна.
На лице встречающей возникло удивление – она посмотрела на меня. От её взгляда мне стало как-то не по себе. Надо отдать должное, она быстро справилась с эмоциями и махнула рукой, давая понять, что нам следует идти за ней. Первыми пошли ребята, а я замыкала шествие. Мне было любопытно и страшно одновременно. Раньше я никогда ничего подобного не видела, а страшно от неизвестности, что меня ждет здесь.
Внутри замок оказался так же сер, как и снаружи, только тут все было обставлено дорогими предметами. На стенах висели картины, стояли вазы с цветами, под ногами лежали ковры. Но лично для меня замок все равно оставался серым и безликим. Ему не хватало индивидуальности, казалось, что все вокруг сделано не для удобства господина, а просто для проживания незваных гостей. Возможно, что на самом деле в замке есть и вполне приличные комнаты с красивым интерьером.
Нас вели по коридору, то и дело подгоняя, словно мы опаздывали на важное событие. В голове носились десятки мыслей и предположений. Особенно меня интересовало, куда мы идем? Что будет дальше? Где мы будем жить? Чем питаться? И что вообще ожидает меня? Но пока ответов дать никто не может.
Спустя пару коридоров нас наконец-то привели к деревянной двери.
- Входите, - распорядилась сопровождающая, открывая дверь и кивая на нас с девушками. – Ребята за мной.
Глава 2
Марфа с Альвией быстро заскочили внутрь, и я последовала за ними. За дверью обнаружилась вместительная комната серого цвета, справа четыре окна, на полу лежало десять матрасов, а в дальнем углу виднелась ширма черного цвета. Тут же находились незнакомые девушки. Я постаралась улыбнуться как можно искреннее. Это помогло, так как одна из них подошла к нам.
- Привет, - улыбнулась она, перекидывая русую косу за спину. - Меня зовут Мира.
- Меня Марфа, - представилась сестра и добавила: - Её Альвия.
- А тебя как зовут? – васильковым взглядом окинула меня Мира.
Я с мольбой посмотрела на Марфу.
- Её зовут Нэна, она немая, - с презрением ответила Марфа.
- Бедняжка, - прошептала Мира, и в её голосе послышалась жалость.
- Она привыкла, - не меняя интонации, проговорила Марфа.
Тут стали подходить другие девушки и представляться.
- Сира и Кира, - представились вместе две очаровательные близняшки. У них были каштановые волосы, спадающие до середины спины.
- Я Клио, - встала рядом со мной полноватая девушка с задорными зелеными глазами.
- А давайте каждый расскажет немного о себе, - предложила Мира, присаживаясь на один из матрасов. – Нам ведь вместе жить.
Мы последовали её примеру и расселись кругом, чтобы можно было видеть друг друга.
- Могу начать я. Мира, семнадцать лет. Живу в графстве Даурон. Есть два младших брата и сестра. Люблю играть на флейте и вышиваю.
- Мне тоже семнадцать, - начала Марфа. – Я из графства Соушир. Есть младшая сестра, ей только пятнадцать исполнилось.
- Альвия. Мне семнадцать. Жила в одной деревне с Марфой. Люблю собирать цветы и составлять букеты. В семье одна.
Надо же, не ожидала такого увлечения от Альвии. Хотя, я её почти и не знаю.
- Мы любим рисовать, - одновременно воскликнули близняшки. – А еще часто говорим вместе. Нам семнадцать.
Я невольно улыбнулась, глядя на них. Они создавали вокруг себя позитивную энергию, что не могло остаться незамеченным.
- А я вышиваю крестиком, - сказала Клио. – Домашними делами заниматься не люблю. Мне девятнадцать лет.
Настала моя очередь говорить, но я не могла этого сделать, а обращаться к Марфе мне совершенно не хотелось. Но, тут мне на выручку пришла Мира.
- Нэна, давай я буду задавать вопросы, а ты будешь кивать в зависимости от ответа. Согласна?
Кивнула.
- Отлично, - девушка на секунду задумалась. - Тебе скорей всего семнадцать? Ага, угадала. А чем ты увлекаешься?
Я показала на близнецов.
- Рисованием? – догадалась Мира.
Я улыбнулась. Да, в детстве я любила рисовать и у меня неплохо получалось. Затем я попыталась показать, что люблю чтение и изобразила, как открываю книгу.
- Чтение, - воскликнула Клио.
Я кивнула.
Спустя минут тридцать после того, как мы зашли в комнату, на пороге появилась все та же женщина и вручила нам платья. Они оказались точно такими же, как и у девочек.
- Это мадам Найтес, - пояснила Мира. – Она присматривает за нами и ведет хозяйство.
Я пошла за ширму и переоделась, платье оказалось очень приятным на ощупь и сидело как влитое. Оно не кололось и не стесняло движения, юбка была слегка расклешенной и не путалась под ногами. Рукава заканчивались белыми манжетами, которые застегивались на пару пуговиц.
Марфа с Альвией тоже переоделись.
Какое-то время девочки болтали обо всем подряд, а потом вновь появилась наша сопровождающая. Она принесла фрукты, воду и хлеб. Наесться им вряд ли получится, но заглушить голод этим можно.
- Сегодня у вас не будет занятий. Они начнутся завтра, на них вам объяснят правила поведения и многое другое. А сейчас ужинайте и ложитесь спать.
После этих слов она удалилась, и мы услышали, как в замке поворачивается ключ.
- Ну что, будем ложиться? – предложила Мира.
Все закивали и стали укладываться на свои импровизированные кровати. Я выбрала один из дальних матрасов и подошла к нему. Рядом лежал сверток. В нем оказались спальные принадлежности. Это были длинные белые штаны и укороченная туника без рукавов. Я переоделась и улеглась на довольно-таки жесткий матрас. Но мне не привыкать, а вот Марфа еще долго пыталась лечь удобнее, ведь она привыкла спать на пуховых перинах, а тут такой роскоши ей никто не устроит.
События этого дня стали давать о себе знать и меня начал смаривать сон.
***
Фима проводила старшую дочь и взглянула на младшую. Еще пара лет и Софи станет такой же красавицей, как и Марфа. Фима очень гордилась своими дочерьми. Они были красавицами и обладали великолепным характером. Она даже не сомневалась, что Марфу выберут и в скором времени староста принесет ей положенные три золотых. А это хорошие деньги. Даже если Софи тоже заберут, то у неё есть Нэна.
Племянница. Как она её ненавидела. Точнее своего брата, который ради любимой бросил семью и сбежал, а затем его убили, а ей пришлось взять на воспитание его отродье. Как же она перепугалась, когда в один из летних дней на её пороге появились демоны. Чуть сознания не лишилась, но смогла взять себя в руки и забрать девочку. В первое время Фима не знала, что с ней делать. Подумывала избавиться от неё, но потом решила оставить и сделать своей личной служанкой. Девочка оказалась немой, что немало порадовало Фиму.
С обязанностями прислуги пришлось немного подождать, но она полностью загрузила её домашними делами.
В том, что Нэна останется в деревне она не сомневалась. Ведь зачем барону немая девушка? А если и заберет, то Фима получит целых шесть золотых. Ей нужно дождаться старосты и узнать результаты этого дня.
***
Я проснулась от удара колоколов. В первое мгновение я даже не поняла, где нахожусь, но затем все прояснилось. Звук был противный, от него начинала болеть голова.
- Что это такое? – сипло возмутилась Марфа, натягивая подушку на голову.
- Это наш будильник, - ответила ей Сира, вставая с кровати. – Он так каждый день звучит.
- Какой ужас, - возмутилась Альвия. – Я не привыкла так рано вставать.
Я невольно усмехнулась. Конечно, в деревне они вставали около полудня, поэтому сейчас им было тяжело. А для меня это дело привычно. Быстро застелив постель и переодевшись, я по подсказке Миры пошла к умывальнику и привела себя в относительный порядок. После холодной воды организм окончательно проснулся, и сон пропал. Я заплела волосы в косу и вышла из-за ширмы. Через некоторое время после того как мы встали, к нам пришла мадам Найтес и осмотрела нас. Её взгляд не выражал ничего хорошего.
Интересно, она когда-нибудь улыбается?
- А вы почему не одеты? – возмутилась она, оглядывая Марфу и Альвию.
Те стояли в пижамах и не сильно торопились заправлять кровати. Это было для них в новинку. По крайней мере, в деревне Марфе кровать заправляла я.
- Запомните, если я пришла, а вы не готовы, то остаетесь без завтрака. Так что приводите себя в порядок и застилаете постели, остальные за мной.
Сурово.
Мы вышли в коридор. Я даже оглядываться не стала, ненависть Марфы ощущалась и отсюда. Но, сейчас я не её прислуга, а такая же ученица, как и она. Придется ей учиться делать все самостоятельно. Эта мысль немного приободрила меня и даже заставила улыбнуться.
Нас провели по коридору, затем мы спустились на первый этаж и прошли в одну из комнат. Тут стоял дубовый стол и стулья. Под потолком парили светящиеся сферы.
Так как магией люди не владели, то они были для меня в новинку. Я слышала о них, но никогда не видела. И теперь мне представилась такая возможность. Сфера испускала мягкий свет.
- Это ваша столовая. Рассаживайтесь, - отвлек меня от созерцания шара голос мадам Найтес.
Мы последовали приказу и сели по местам. Справа от меня Мира, а слева Клио. Как только все заняли свои места, на столе возникли овсянка в мисках, ломти хлеба и молоко. А посередине стола стоял графин с водой и несколько стаканов.
За ночь я сильно проголодалась, поэтому взяла в руки ложку и приступила к трапезе. Разговаривать никто не рискнул, опасаясь, что за это можно получить наказание, поэтому в комнате стояла тишина, нарушаемая только звяканьеи ложек об миски. Когда с завтраком было покончено, вся посуда исчезла, и стол стал пустым.
Мне бы такие способности. Раз и все чисто. Тогда бы со своей прошлой работой я справлялась быстрее.
- Следуйте за мной, - приказала мадам Найтес, вновь напомнив о себе. Все время пока мы ели она сидела на стуле в углу комнаты и молча наблюдала за нами.
Мы выстроились в шеренгу и последовали за ней. Она отвела нас на второй этаж и открыла дверь в помещение, которое находилось рядом с лестницей. Когда мы заходили в класс, Марфа и Альвия уже сидели там.
Тут так же стояли столы и стулья. Справа два окна, а на одной из стен висела черная доска. Рядом большой стол с лежащими на нем документами и придвинуто мягкое кресло. На остальных стенах можно было увидеть плакаты с непонятными картинками, а так же несколько стеллажей с книгами. Сама комната была выкрашена в светло бежевый цвет, пол из дуба.
- Это ваш учебный класс. Тут вы будете проводить большую часть своего времени. Выбирайте парту и садитесь.
Столы стояли в три ряда. Марфа с Альвией сели на последнем. Там можно было спокойно сплетничать, не привлекая внимания остальных. Я решила держаться от них подальше, поэтому выбрала первый ряд. Когда мы расселись по местам, то на партах возникли стопки чистых листов и несколько простых карандашей.
Интересно, чему нас будут тут учить?
Спустя минуту в коридоре раздался перестук каблучков, отворилась дверь и в класс вошла незнакомая женщина. Определить её возраст было трудно, на вид не больше тридцати. Она была одета в строгое черное платье без каких-либо украшений. Оно имело приталенный силуэт, длинные рукава и воротник стойку.
- Меня зовут мадам Вергиния, - представилась она, садясь за стол и оглядывая нас пристальным взглядом. – Я буду вашим куратором и учителем. В этом классе вам будут преподавать различные науки. Кем вы станете, зависит только от вас. И запомните, что поблажек тут нет! За малейшую провинность вас накажут. Свод законов получите по окончанию урока. Это может быть заключение в карцер или удары плетью. Ваш день начинается с первым ударом колокола, то есть в семь утра и заканчивается в десять вечера. За несделанное задание тоже полагается наказание.
Слушая мадам Вергинию, я пребывала в ужасе. Нам предстояло столько учиться и запоминать. Неужели прислуге могут понадобиться такие знания? Да и наказания тут довольно строгие.
- Сегодня я проведу первый урок, а с завтрашнего дня к вам будут приходить и другие учителя. Из комнаты без разрешения выходить нельзя, бродить по замку тоже. Уборная в помещении напротив. Вечером вам всем раздадут браслеты. Кто из вас Нэна?
Я вздрогнула и осторожно подняла руку.
- Мне сказали, ты немая? – она окинула меня внимательным взглядом.
Я кивнула.
- Значит, будешь отвечать письменно. И еще, когда называют ваше имя, вы должны встать. Всем ясно?
Мы дружно закивали. Говорить было страшно.
- За то время, что вы проведете тут, вам будут преподавать историю, географию, музыку, танцы и многое другое. Все эти знания пригодятся вам в будущем. Начнем мы с истории.
Мы дружно потянулись за чистыми листочками и взяли в руки карандаши. Начался первый урок.
- Нашему миру более двухсот тысяч лет. Его создали четыре бога. Бог огня – Зерице, бог воды – Наулий, бог земли – Дартер и бог воздуха – Виатур. Ими были созданы все разумные существа. Главными, кто должен следить за порядком были назначены демоны, как самые сильные и разумные представители этого мира. Остальные были обязаны им подчиняться. Люди в то время были свободными и жили на своей территории. Но они оказались коварными и лживыми существами. Спустя пару лет после создания мира, люди собрали огромную армию и стали завоевывать соседние территории. Им удалось продвинуться далеко и отвоевать много земель. Только благодаря вмешательству демонов людей удалось остановить и закончить войну. Был собран совет всех рас, на котором принято решение, что людям нельзя давать свободу. С тех пор люди стали рабами.
Мы с девчонками удивленно переглянулись.
- После победы, - продолжила мадам Вергиния. – Демоны стали правителями мира, остальные им подчинились.
Конечно, несколько раз были совершены попытки свергнуть власть и сделать народы свободными, но демоны с такими личностями не церемонились. Их просто убивали. Причем с предельной жестокостью, дабы показать, что будет с каждым осмелившимся поднять бунт. Это оказался очень действенный пример, больше никто не пытался покуситься на власть демонов. У кого-нибудь есть вопросы?
- А почему только люди стали рабами, если в войне учавствовали и другие расы? – озвучила вопрос Стела.
- Другие оказались более полезными. Люди плодятся как крысы. У вас нет понятия честь и верность, вам хочется иметь все и сразу. Ваш удел только прислуживать высшим расам.
Я с такой точкой зрения была в корне не согласна, но это было лишь мое мнение. Мне с детства внушали, что мы должны быть покорными и тихими, что нельзя даже мыслить о чем-то кроме работы и услужения хозяевам.
- Еще вопросы? – поинтересовалась мадам Вергиния.
Мы молчали. Вопросов больше не возникало. Нам и так дали понять, что этот мир не для нас.
- А дальше я расскажу вам про расы, населяющие этот мир. В своей жизни вы можете встретить любого из их представителей, и вы обязаны знать, чем они отличаются. Ведь за оскорбление любого жителя этого мира, кроме людей, конечно, полагается наказание. И чаще всего это смерть. Итак, для начала я расскажу вам про светлых эльфов.
Владения эльфов находятся на юге государства. Они живут в месте под названием Зеркальный лес. Эльфы похожи людей, но имеют и отличительные особенности. Во-первых, это заостренные и удлиненные кончики ушей, во-вторых, цвет волос – от пепельного до белого. Они высокого роста, любят природу и питаются только растительной пищей. Если вы предложите эльфу мясо, то автоматически становитесь его врагом и подлежите уничтожению. Эльфы в основном живут в своем лесу.
- Простите, а им там удобно? – подняла руку Кира.
- Конечно, их дома расположены на деревьях и при этом весьма комфортабельны. Попасть туда можно только по специальному приглашению, иначе вас убьют еще на подходе к лесу. Все эльфы хорошие лучники, но помимо этого они так же превосходно владеют клинком и другими видами оружия, а также прекрасно держатся в седле. Девушки редко покидают территорию леса, а вот юноши, наоборот, в день своего совершеннолетия уходят из дома и обратно они могут вернуться только спустя двести лет.
- Почему? – тут же спросила Сира.
- Эльфы считают, что любой юноша обязан прожить некоторое время вдали от дома, чтобы набраться опыта и принести что-то новое в жизнь эльфов, - охотно пояснила учительница. – Обычно, они нанимаются на службу к демонам, и если им удается отличиться, то они могут получить владения, на которых будут полноправными хозяевами. Нашему барону очень повезло, ему даровали эти прекрасные земли.
Я слушала рассказ мадам Вергинии очень внимательно, она рассказывала довольно интересно и не очень быстро, давая нам возможность записывать основные моменты.
Не знаю, сколько по времени длилось занятие, но желудок начал напоминать о себе. Хорошо, что не только у меня.
- Пришло время обеда, - неожиданно сказала мадам Вергиния, посмотрев на нас. – Я отведу вас в столовую, а после мы продолжим занятие. Следуйте за мной.
Мы вновь проследовали в столовую и уселись на свои места. Спустя пару секунд, на столе возникла еда. Тут был овощной суп, мясо птицы и жареный картофель. В графине налит компот. Мы принялись за еду.
У меня немного болела спина, слишком долго пришлось сидеть в одном положении. Мне очень хотелось встать и потянуться, но было страшно, ведь за столом такое поведение не принято. Мы даже боялись разговаривать. Каждый ел молча, стараясь не поднимать глаз и не смотреть по сторонам.
Я не совсем понимала, как буду учиться. Ведь отвечать на все вопросы письменно довольно долго, пока я напишу ответ, пройдет много времени. Но господам виднее.
Когда с едой было покончено и тарелки вновь испарились в неизвестном направлении, мы вернулись обратно в класс и продолжили занятие.
- Ну, и последними о ком я вам сегодня расскажу, будут демоны.
Внешне их невозможно отличить от людей. Но демоны имеют вторую ипостась. Она используется для отражения нападений и в случае крайнего гнева. Во второй ипостаси демон становится в два раза выше, его кожа покрывается мелкими чешуйками, которые очень тяжело пробить любым оружием. У них удлиняются ногти, появляются рога и хвост с кисточкой. Когти способны пробить большинство металлов, а за кисточкой хвоста спрятано смертоносное жало с ядом. Обычно демоны контролируют свою вторую ипостась, но в некоторых случаях она выходит из-под контроля и тогда этого демона убивают, так как он становится опасным для общества.
У демонов существует определенная иерархия. Всего четыре клана демонов. Это Огонь, Вода, Ветер и Земля. Так же есть один правитель, он управляет всеми четырьмя стихиями.
Зовут Дамьян дэ Рорт. Он правит уже более восьмисот лет и в скором времени собирается уйти на покой. Согласно законам, его приемником может стать один из старших сыновей кланов, если сам правитель не имеет наследников. Но все не так просто, каждый из кандидатов должен пройти определенные испытания, чтобы доказать, что он достоин править. О самих испытаниях мало что известно, так как посторонних туда не допускают.
На данный момент существует три претендента на престол, и до сих пор нет явного фаворита. Каждый из них достоин править. Если вы хотите попасть в гарем одного из кандидатов, то должны учиться прилежно и не делать глупых поступков.
Демоны весьма вспыльчивы, поэтому старайтесь не раздражать их лишний раз, если не хотите лишиться жизни. Они ваши хозяева и могут делать, что хотят. Любой их приказ вы должны выполнять беспрекословно. И берегитесь демонесс, они крайне жестоки в плане наказаний, и весьма злопамятны. Если хотите выжить в их мире, не перечьте им.
Ну, вот вроде и все, что я хотела вам рассказать на сегодня. Сейчас я провожу вас в столовую, а позже мадам Найтес отведет в комнату. Завтра у вас будет несколько уроков уже с другими учителями. А сейчас соберите листочки и следуйте за мной. Все, что я сегодня рассказала, вы должны знать, буду спрашивать. Вам все понятно?
Мы дружно закивали и стали собирать листочки.
Глава 3
Ужин проходил все в той же столовой. Все хранили молчание, стараясь не заработать наказание в первый же день. После нас отвели в комнату. На каждой из кроватей лежали толстые талмуды, видимо это тот самый свод правил.
Я переоделась в спальную одежду и, устроившись поудобнее на кровати, открыла книгу. Она была старой и слегка потрепанной, в некоторых местах страницы пожелтели. Я поднесла её к лицу и вдохнула такой приятный и почти забытый запах. Когда я жила с родителями, то постоянно таскала книги, чтобы они мне их почитали. Это было нашим ритуалом, каждый вечер перед сном мы собирались около моей кровати и читали. Как бы мне хотелось вернуть те времена. Но это было невозможно.
Я решила хоть немного почитать, чтобы понять, что от нас требуется. Краем глаза я заметила, что остальные не спешили открывать свои книги, они просто валялись на своих матрасах и беседовали. Так как поговорить с ними я не могла, то углубилась в чтение. Сам свод правил оказался очень скучным и не интересным, но, тем не менее, знать его мы были обязаны.
Общая суть всех законов сводилась к тому, что нам ничего нельзя. Мы были обязаны посещать все занятия, и пропустить их могли только в случае серьезного заболевания, все остальное не считалось. Выходить из своей комнаты после отбоя не разрешалось, впрочем, как и из класса. Разговаривать с обитателями замка было категорически запрещено, исключением являлось только то, если с тобой заговорили первыми. Встречаться с мужчинами тоже не дозволялось, даже смотреть на них нам запрещалось. Мы всегда должны ходить в своей форме и носить браслеты, обозначающие нашу принадлежность к определенному хозяину. Кстати, браслеты были совершенно обычные, тонкая кожаная полоска без каких либо опознавательных знаков. Я не понимала, как по нему нас будут отличать.
В общем, нам ничего не разрешалось и за любую провинность полагались наказания. Причем их выбирал хозяин и они могли быть любыми. Самым легким оказался карцер, а вот самым тяжелым лишение жизни. Да, нас легко могли убить, и даже не задуматься об этом. Причем смерть могла быть и тяжелой, например, кинуть в воду с грузом на ногах, или сжечь на костре – живьем и многое другое, все на что хватит фантазии хозяина. Если честно, то все это пугало. В деревне хоть можно не так сильно беспокоиться за свою жизнь, а тут любое неверное движение может стать последним.
Я до сих пор не понимала, зачем барон выбрал меня. Ведь я даже спокойно общаться с другими не могу, не говоря про большее. Мне было страшно, я не знала, что делать и как быть. Хотелось спросить совета или просто поговорить. Тут все являлись мне чужими и на данный момент делится с кем-то своими страхами я не хотела.
Когда глаза начали окончательно слипаться, я отложила книгу в сторону и улеглась на спину. Надо было ложиться спать, ведь завтра нам опять на учебу. Девчонки тоже начали укладываться на покой, тем более что время подходило к отбою и скоро свет везде потухнет. Я заметила, что никто так и не открыл книгу. Это их выбор, ведь каждый сам для себя решает, что ему важнее. С этими мыслями я закрыла глаза и уснула.
***
Барон сидел в своем кабинете за столом из редкой породы красного дерева и просматривал отчеты. Само помещение было его излюбленным местом работы и отдыха. Владелец явно обладает вкусом и не любит кричаще-броских и немыслимых сочетаний цветов: единственное большое окно занавешено персиковыми шторами, на дубовом полу - белый ковёр с мягким ворсом, стены выкрашены в бежевый. Стол, пара стульев, обитое светлым бархатом кресло и шкаф с документами, книгами - вот и всё убранство. Всё бы ничего, но в глаза бросалась одна деталь - картина, что висела за спиной барона. Художник изобразил его, одетого в парадный костюм, верхом на Ветре. Темно-синие штаны барона были заправлены в высокие сапоги, поверх белоснежной рубашки накинут камзол в цвет штанам. На рукавах видны золотые пуговицы. Одной рукой он держал поводья коня, а вот в другой была отрубленная человеческая голова. Это был один из беглых рабов, за которым велась долгая охота. Ему удалось уйти довольно далеко, но все же его поймали, и тогда барон решил запечатлеть этот момент. Голову приходилось замораживать с помощью магии, так как она могла испортиться, а этого нельзя было допустить, пока картина не дописана. Поэтому художнику удалось изобразить все столь достоверно. Барон держал голову за волосы, глаза у беглеца были закатаны назад, все лицо в шрамах и синяках, язык вывалился наружу. Да, при первом взгляде на картину, многих приходящих к барону на аудиенцию прохватывала дрожь.
В последнее время отчеты его совершенно не радовали. Продажи шли плохо. Демоны стали весьма требовательны к внешности и поведению рабов. Им хотелось экзотики. Вот только, где её взять? Соседнее графство начало проводить эксперименты над людьми. Барон даже купил одну из рабынь, чтобы убедиться в её эксклюзивности, но его постигло разочарование. Кроме экзотической внешности она ничего из себя не представляла. Сейчас все графства вели молчаливое соревнование за первенство по продаже рабов. В графстве барона в основном обучались рабы для арены и развлечения зрителей, а так же фаворитки и служанки. Пусть он не славился как остальные, зато имел хорошую репутацию, что немаловажно в этом бизнесе.
Последний набор тоже был сплошным разочарованием. Нет, все девушки были симпатичные, но сейчас этого мало. Да и парней удалось набрать всего двоих. А ведь на их воспитание и обучение уйдет уйма денег. Барон надеялся, что в будущем сможет компенсировать все расходы. Мысли барона невольно вернулись к рабыням, точнее к одной из них, к немой девушке. Он до сих пор не понимал, зачем выбрал её. Ведь кроме роли служанки она ни на что негодна. Но она смогла его зацепить тем, что смотрела на него с толикой интереса, а не со страхом или обожанием как её сестра. Та блондинка явно метила в наложницы, но это место еще надо заслужить. Хотя амбиций у неё много, может и получится.
У барона возникла одна идея по поводу Нэны. Он понял, как можно увеличить свой бизнес, да ещё и представить на рынок эксклюзивный товар. Придя к соглашению с самим собой, он взял один из отчетов и углубился в его изучение.
***
Я проснулась от звука колокола и села на матрасе. Остальные девушки тоже начали потихоньку просыпаться. Даже Марфа с Альвией не стали нежиться, видимо припоминая вчерашний урок. Я застелила кровать, умылась и надела форму, а затем заплела волосы в косу, чтобы они не мешались. К тому моменту как за нами пришла мадам Найтес, мы были готовы. После завтрака отвели в класс.
- Итак, сейчас я проверю ваши знания, - изрекла мадам Вергиния. – А заодно посмотрю, кто выполнил домашнее задание. У вас на столе листочки с вопросами, ответ пишите после каждого вопроса. Если вы ответили правильно, то надпись поменяет цвет на зеленый, если нет – на красный. Приступайте.
Я взяла карандаш и взглянула на листок. Вопросы были сложные, часть из них отводилась правилам поведения, а часть обитающим в мире расам. С правилами поведения у меня сомнений не возникло, ведь нам почти ничего не разрешалось. А вот с остальным пришлось напрягать мозг. Про светлых эльфов, демонов я смогла ответить. Последним мне попался вопрос про темных эльфов. Сначала я слегка засомневалась с ответом, но потом в моей голове всплыла вчерашняя лекция:
Все. Я ответила на все вопросы правильно, что не могло не радовать. Решив посмотреть как обстоят дела у остальных, я подняла глаза и встретилась взглядом с мадам Вергинией. Она смотрела на меня очень внимательно и на её губах застыла улыбка. Я не знала, как на это реагировать и что делать, поэтому быстро опустила глаза обратно и тут заметила, что листок исчез.
Что произошло? Куда он делся?
- Нэна,- раздался голос мадам Вергинии. – Ты молодец. Все ответы верные.
Я подняла глаза и увидела, что она держит мой листок в своих руках.
- Итак, закончили, - вновь заговорила она, и листочки тут же оказались на её столе.
На некоторое время в комнате воцарилась тишина, нарушаемая шелестом переворачивающихся листочков. Я следила за выражением лица мамам Вергинии и оно не означало ничего хорошего.
- Что ж, садись. Марфа и Альвия встаньте.
Девушки вздрогнули и встали.
- Вы не ответили правильно ни на один вопрос. Следовательно, вы не готовились к уроку. Выйдите сюда.
Девушки переглянулись и вышли вперед. Мадам Вергиния взмахнула рукой, и перед ними возникло четыре гири, по две на каждую.
- Возьмите их и вытяните руки вперед.
Девочки побледнели, но гири взяли и встали, как им было приказано. Видимо вес был приличный, так как уже через пару минут их руки начали дрожать.
- Если вы их опустите руки, то получите десять ударов розгой, - предостерегла мамам Вергиния. – Это еще весьма легкое наказание. В следующий раз оно будет жёстче. Вы приехали учиться, а не отдыхать.
Мы все уставились на неё с недоумением. Ведь ничего страшного не произошло. Несмотря на мою неприязнь к обоим, мне было их искренне жаль. Ведь продержать эти гири в руках весьма трудно, да и потом все мышцы будут болеть.
- Сегодня я расскажу вам о правилах поведения в обществе. Неважно кем вы станете, эти правила применимы для всех людей. Во-первых, вы всегда должны ходить, опустив глаза и даже во время разговора не поднимать их. Во-вторых, к любому представителю иной расы вы должны обращаться господин или госпожа. Вы – собственность хозяина, поэтому обязаны выполнять все его распоряжения. Если он сказал умереть – вы пойдете и умрете.
После этих слов я даже писать перестала. Это было совсем дико. Умереть просто потому, что так захотелось хозяину? Это жестоко. Я не понимала такой позиции.
- Наложницы должны вести себя скромно, - меж тем продолжила мадам Вергиния, не замечая наших недоуменных взглядов. – Не выставляя напоказ свои телеса и не переча хозяину. И вообще, вашей главной задачей является удовлетворение любых потребностей хозяина, а не создание ему проблем.
Во время пиршеств задача служанки состоит в том, чтобы стоять за спиной хозяина и вовремя наливать ему вина или подавать блюда. Если любовницу приглашают за стол, что бывает крайне редко, то она обязана сидеть тихо и даже не пытаться произвести впечатление на гостей. Запомните, для них вы просто украшение интерьера и не более того. Бывали случаи, когда кто-то забывал свое место, и тогда это означало только одно – смерть. Кстати, сейчас почти во всех кланах используют специальные ошейники. Они позволяют следить за рабами и контролировать их поведение.
Я слушала лекцию, и внутри нарастал страх. Хотя, это скорее было чувство негодования. Нас не только призирали, но еще и клеймили. Я понимала, что ошейники это не совсем клеймо, но носить его предстоит всю жизнь. Это просто гадко.
- А бывали случаи, когда рабам удавалось возвыситься? – неожиданно спросила Клио, предварительно подняв руку.
- Были, - кивнула учительница. - Правда, таких случаев единицы.
Мы дружно уставились на мадам Вергинию, желая услышать продолжение.
- Хотите про них послушать? – усмехнулась она, правильно растолковав наши взгляды.
Мы закивали. Еще бы, нам очень интересно каким способом им это удалось и вдруг кому то из нас выпадет такой шанс.
- Около ста лет назад был один случай. В клан Воды привезли партию рабов для сражения на арене, и среди всех выделялся парнишка по имени Грод. За пару месяцев он стал звездой арены и любимцем зрителей. Во время одного из представлений, где ему предстояло сразиться с опасным животным, на арену упал маленький мальчик. Это был сын одного из вельмож. Никто так и не смог понять, как он там оказался. Грод, рискуя жизнью, спас мальчика и в знак благодарности вельможа выкупил его и сделал телохранителем сына. А это весьма привлекательная должность, которой удостаиваться немногие, но в тоже время и опасное призвание. Но Грод с ней справлялся превосходно. До конца своих дней он жил в роскоши и не знал печали.
И есть еще случай из жизни наложницы. Ей удалось стать официальной фавориткой-женой. Это самый высокий статус для рабыни и он дается на всю жизнь. Для получения этого статуса рабыня должна родить как минимум троих детей мужского пола. Но это весьма сложно, ведь только у каждой десятой девушки получается забеременеть от демона. Обычно таким фавориткам выделяют дом с обслугой и она до конца своих дней живет, не зная проблем.
После этого рассказа я невольно посмотрела на Марфу. Несмотря на наказание, в её глазах горел огонь. Было видно, что она будет добиваться этого титула. И мне стало интересно, как она будет себя вести? Ведь сколько я её знаю, она постоянно следит за своей фигурой и на всех беременных смотрит с презрением. Хотя, ради достижения цели она пойдет на все. Я не могу сказать, что она совсем плохая. Нет, она, конечно, заботится о сестре, но это относится только к ней. Я для неё лишь предмер интерьера, который выполнит любое желание.
- На сегодня занятие закончено. После обеда я отведу вас на урок танцев, - взгляд в сторону наказанных девушек. - Можете садиться на свои места.
Марфа с Альвией опустили руки и прошли к партам.
Обед пролетел в одно мгновение. Девочки так хотели попасть на танцы. Правда, Марфа и Альвия ели медленно, им с трудом удавалось поднять ложки. Все же наказание дало о себе знать.
После обеда нас повели на второй этаж, в соседнюю с классом комнату. В этом помещение не было парт. Пол из дубовых досок, окон нет, а на стенах висят зеркала от пола до потолка. Освещение тут создавалось за счет магических сфер, которые летали под потолком и едва светились, поэтому в зале была полутьма.
Мадам Вергиния завела нас в класс и оставила одних. Мы стайкой испуганных птиц столпились в дверях, делать первый шаг никто не решался.
- Как думаете, что тут будет? – шепотом спросила Сира.
- И кто будет вести танцы? – поддержала её Кира.
- Ага, мне тоже интересно, - раздался голос Клио.
Интересно было всем, и страшно тоже. Ведь неизвестность всегда пугала и манила одновременно.
- Хм, какой посредственный набор, - вдруг раздался голос с другой стороны зала.
Потом послышались хлопки в ладоши и в зале резко посветлело. От такой перемены света у меня зарябило в глазах и их пришлось закрыть. Когда я их открыла, то увидела говорившего.
Это был мужчина лет тридцати. Очень худощавого телосложения, казалось, что стоит подуть ветерку и его унесет. Кожа была почти прозрачной и с видимыми голубоватыми венами. Ростом его тоже природа обделила, он был не намного выше нас, но при этом носил весьма занятную обувь. Это были ботинки на большой платформе, которая придавала ему пару лишних сантиметров роста. Лицо узкое с острым подбородком и резкими скулами. Нос длинный и слегка кривой, губы полноватые и намазанные каким-то маслянистым веществом. И глаза, они были болотного цвета, слегка мутноваты, будто затянуты пленкой. Эти глаза смотрели на нас с таким превосходством и презрением.
Одет специфично. Ноги обтянуты кожаными фиолетовыми штанами, торс облегала того же цвета рубашка с глубоким вырезом, который затягивался на шнуровку. На руках виднелись браслеты, на пальцах – несколько колец. Черные волосы спускались на плечи в художественном беспорядке.
- Ну и что мы застыли как моль в паутине? – спросил он.
От этого голоса побежали мурашки по коже. Он был весьма пискляв и резал слух.
- Быстро прошли в середину зала и встали в шеренгу.
Мы стайкой отошли от двери и сделали, что нам велели. Стараясь при этом лишний раз не смотреть на него. Когда с построением было покончено, он стал напротив и заговорил:
- Меня зовут месье Шарнель. Я ваш преподаватель танцев. Эти уроки будут проходить у вас три раза в неделю по два часа. Надеюсь, вы меня не разочаруете, а то с каждым разом наборы все хуже и хуже.
Говоря это, он ходил туда-сюда и осматривал нас своими мутными глазами. Его взгляд пробирал до костей. Такое поведение было для меня дикостью. Я не могла понять столь презрительных взглядов. Ведь он тоже был человеком, как и мы. И скорее должен испытывать сочувствие, а не презрение. Другие девочки тоже смотрели на него с недоумением, видимо испытывая те же чувства, что и я. А он смотрел на нас и лишь снисходительно улыбался. Да, наличие власти, пусть и небольшой, сильно портит человека. Это весьма печально.
Сам урок прошел как в тумане. Мы просто выполняли движения, которые он показывал. Причем всеми нашими действиями он был не доволен. Мы не так стояли, поворачивались, выгибались и так далее. Весь урок мы слушали, какие мы бездарные и отвратительные. Поэтому когда он сказал, что на сегодня все, это было самой радостной новостью. О том, что через день нам снова идти сюда никто думать не хотел. Еще никогда танцы не доставляли нам столько хлопот. Ну, в деревне все танцы были простыми и незамысловатыми, а тут нас заставили учить замысловатые движения, а они намного труднее.
И лично я не видела в них надобности. Мадам Вергиния ведь говорила, что наложниц редко приглашали за стол, а уже на бал и подавно. Так для чего нам это? Сомневаюсь, что какой-то демон будет танцевать со мной на виду у всех.
Закончив танцевать, мы вновь пошли в столовую на ужин, а затем в свою спальню. После всех занятий, не терпелось высказаться. Ну, а мне оставалось лишь слушать.
- И как вам наш учитель танцев? – первой начала Альвия. Она была самой молчаливой из нас и говорила крайне редко.
- Ужас, - высказалась Клио. – У меня все тело болит. Он изверг.
Клио доставалось больше всех на этом уроке. Он считал, что ей тут не место и на каждое её движение высказывал весьма нелестные комментарии. Мне бы от таких тоже было не по себе.
- А нам понравилось, - влезли близняшки. Они постоянно говорили вместе или перебивали друг друга.
В первое время это слегка раздражало, но когда привыкаешь, кажется даже милым. Они веселые и незатейливые.
- А у меня так болят руки, - вдруг влезла Альвия. – Мадам Вергиния весьма строга.
- Да она вообще дура, - поддержала её Марфа, поджимая губы. – Я не понимаю, зачем мне знать все это. Я буду фавориткой.
- Как раз наоборот, - остудила её пыл Анели. – Одной фигуры мало для того, чтобы заинтересовать кого-то. Этого достаточно для первого впечатления, а потом нужно уметь удивлять.
Марфа посмотрела на неё злым взглядом, но промолчала. Она не любила, когда ей указывали или перебивали. Но тут был не дом, поэтому ей приходилось сдерживать свои эмоции. Я даже слегка поражалась её выдержке, обычно она срывалась по любому поводу.
Девочки еще какое-то время перемывали косточки учителям, а я решила лечь спать. Ведь все равно собеседник из меня никакой, а слушать пустую болтовню мне не хотелось. Я тоже была не согласна со многими правилами, которые нам тут диктовали, но это не означало, что я не буду им подчиняться. Мадам Вергиния четко показала, что будет с теми, кто ослушается и предупредила, что это еще весьма легкое наказание. Испытать на себе другие мне не очень хотелось.
Я с трудом пережила смерть своих родителей и только через месяц смогла более или менее пойти на контакт с родственниками. Да и сами они не сильно стремились со мной сближаться. Сестры вечно играли без меня и отдавали мне самые разбитые или порванные игрушки. Одежду я тоже донашивала за них.
В день моего десятилетия тетя Фима вызвала меня к себе на разговор.
- Садись Нэна, - разрешила она.
Я кивнула и села на один из кухонных стульев.
- Итак, сегодня тебе исполняется десять лет, - продолжила она. – Ты стала взрослой девушкой и должна понять, что настало время отплатить нам за доброту. Твое содержание слишком дорого нам обходится, поэтому будешь хоть как-то его возмещать.
С тех пор я стала в доме рабыней. С утра и до позднего вечера я занималась делами. Об играх и прочей ерунде мне пришлось позабыть. Когда все дети играли на улице, я полола грядки или таскала воду. Пока мои сестры бегали с парнями, я шила им одежду или штопала свою. Пожаловаться на такую жизнь мне было некому, и любимым тетиным занятием было напоминание мне о её доброте. О том, как она сделала милость, что приютила меня и дала кров и еду. По-моему ей это доставляло весьма немалое удовольствие.
В деревне ко мне тоже относились как к диковинке. Особенно дети. Им очень нравилось тыкать в меня пальцем и смеяться над моим недугом. Да, дети порой бывают намного жестче, чем взрослые. Во многом были виноваты мои сестры, они были основными подстрекательницами. Им доставляло большое удовольствие наблюдать за моими страданиями. Хоть я и не понимала, что такого я сделала. Помню, первое время я часто плакала, но как только поняла, что мои слезы доставляют им удовольствие, запретила себе это. Я перестала обращать внимание на любые подколки и слова, стараясь просто игнорировать их. И со временем придирок стало меньше. Вот так закончилось мое детство, и началась взрослая жизнь.
Пока девочки высказывались по поводу проведенного дня, я переоделась в пижаму и юркнула под одеяло. Мой матрас стоял вдали от остальных, поэтому разговоры девушек мне совершенно не мешали. Нагрузка за сегодняшний день давала о себе знать, так как сон пришел моментально. Я надеялась, что мне удастся выспаться, но этому не суждено было сбыться. Ночью мне приснился кошмар.
Тот злополучный день начинался весьма хорошо, ничто не предвещало беды. Мы с родителями жили не в деревне, а в лесу. Почему? Не знаю. У нас был небольшой одноэтажный домик со всем необходимым убранством. На улице царило жаркое лето. Я играла на улице когда пришли демоны. Их было трое. Высокие, с ужасными лицами покрытыми чешуей. Кожистые крылья развевались за спиной, мощные хвосты рассекали воздух, а черные глаза смотрели на меня с такой ненавистью, что я даже не смогла закричать. Но этого и не требовалось, так как сразу же после их прихода родители выбежали из дома. Но что может сделать человек против разъяренного демона? Нас быстро поймали и скрутили. Родителей не стали долго пытать, а просто разрубили на части на моих глазах.
Боль. Страх. Отчаяние. Они накатывали волнами и не давали покоя.
МАМА!! ПАПА!! Нет… Так нельзя… Я орала до хрипоты, до потери пульса и сознания, пыталась вырваться из цепкой хватки и хоть как-то наказать обидчиков, но силы были не равны.
За что? ПОЧЕМУ?
Слезы лились нескончаемым потоком, я даже на какое-то время перестала видеть. Меня била дрожь, было страшно, хотелось убежать. Но в место этого я сидела на земле и рыдала, даже не пытаясь остановиться.
«Мама» - проносился в моей голове образ улыбающейся матери. В какой-то момент демонам надоели мои причитания, и один из них вырубил меня.
Я не знаю, почему демоны сжалились надо мной и оставили в живых, а после еще и отвели к тете, но тот страшный день до сих пор преследует меня.
Вот и сейчас я проснулась от собственного крика, правда внутреннего. Вокруг была темнота и тишина. Все мирно спали. А вот ко мне сон совершенно не шел. Все тело было покрыто испариной. Это кошмар давно не снился. Неужели, мне всю жизнь придется переживать эти события?
Понимая, что завтра нам опять рано вставать, я постаралась закрыть глаза и уснуть, втайне молясь о спокойном сне. И видимо кто-то наверху меня услышал. Оставшуюся ночь я провела без сновидений.
Глава 4
Утро наступило с первым звонам колоколов. Я уже начала привыкать к этому звуку, и он стал казаться не таким противным. Остальные тоже начали входить в ритм и уже не так сильно стенали по поводу ранней побудки. Хотя Марфа с Альвией все же кривились и вставали с неохотой. Правда, своих возражений они не высказывали. Я заметила, что остальные девушки относятся к ним слегка пренебрежительно и не стараются идти на контакт. Для меня это было странно, ведь в деревне все, наоборот, просто мечтали с ними дружить.
И вновь нас встретили и повели завтракать. А вот после завтрака нас не стали заводить в класс, а оставили в столовой. Мы немного недоумевали для чего, но вскоре получили ответ на этот вопрос.
- Сегодня я буду обучать вас правильному поведению за столом, - обрадовала нас мадам Вергиния, входя в помещение.
Она появилась сразу после того, как мы покончили с едой. Причем одежда на ней был та же, что и в предыдущие дни. Видимо для преподавателей тут тоже существовал определенный устав. И это было весьма удобно.
- Итак, для начала давайте сядем прямо и положим руки на колени.
Мы сделали, как она велела. Сразу после этого на столе возникли приборы. Тут было несколько бокалов разновидной формы, вилки, ложки, ножи и прочая утварь. Я даже слегка удивилась их количеству. Остальные тоже выглядели весьма удивленными. Зачем нам все это? Вполне можно обойтись ложкой и вилкой. По крайней мере, в деревне все-таки делали. Но тут высшее общество и значит нужно учиться.
- Все эти предметы вам будут необходимы для принятия пищи на званых вечерах, поэтому запоминайте.
А дальше был тихий ужас. Нас в течение двух часов заставляли наизусть вызубрить не только название столового предмета, но и его предназначение. Мадам Вергиния по несколько раз перепроверяла наши знания, давая понять, что оплошности она не допустит. Тем, кто ошибался, доставалось розгой по рукам. Это было весьма болезненно, даже я получила несколько ударов за то, что не успела вовремя сообразить какой предмет взять. Экзекуция продолжалась и во время обеда. Тут нам как раз удалось продемонстрировать все знания, полученные за эти несколько часов. Когда урок подошел к концу, девушки вздохнули с облегчением, так как розгой получили все, а некоторые и не один раз. Особенно, досталось Клио. А после обеда поджидал еще один сюрприз. Нас повели не в учебный класс, а на улицу, в сад. Тут так же стояли деревянные скамейки и были разбиты клумбы с цветами. Идиллия. Я даже слегка растерялась от такого вида. После всей серости замка это казалось райским местом. Я вздохнула полной грудью чистый воздух и невольно улыбнулась. Как давно я не выходила на улицу. Остальные девочки тоже радовались прохладе и самой прогулке, тем более, что погода позволяла. Сейчас было довольно тепло и на небе не наблюдалось ни облачка. У меня даже настроение поднялось, и невзгоды последних дней ушли на второй план.
Конечно, прогулка это хорошо, но вот для чего она. Ведь после пары дней, проведенных в замке, я поняла, что просто так тут ничего не делается. Поэтому, оставив созерцание природы на потом, я посмотрела на мадам Вергинию. Она внимательно наблюдала за нами и нашей реакцией на эту прогулку. На её губах застыла весьма пренебрежительная улыбка. Казалось, будто она смеялась над нами. Обведя взглядом всех девушек, она столкнулась со мной, и её улыбка стала просто снисходительной.
- Девушки, внимание, - отвлекла она всех от созерцания природы. – Этот участок сада выделен специально для вас. Он со всех сторон огорожен забором, поэтому бежать не получится, тем более, что с другой стороны стоит стража. Тут вы будете отдыхать, а так же здесь будут проводиться несколько занятий. И еще - отдых в саду надо заслужить.
Мы недоуменно смотрели на нее. Что она хочет этим сказать? Заслужить. Как? Меня начали одолевать нехорошие предчувствия.
- Сюда будут приходить лишь те, кто будет готов ко всем урокам, и не будет лениться, - охотно пояснила она.
Что ж, весьма хороший стимул. Побыть на воздухе хочется всем, а значит, стараться будут, хотя и не факт, что получится. Мда, чем дольше я нахожусь в этом замке, тем сильнее складывается ощущение, что мы, как марионетки, которыми играют. Да, я понимала, что мы рабы, но это весьма жестоко по отношению к живому существу.
Еще я успела заметить, что после слов о том, что нас охраняют, в глазах некоторых девушек зажегся огонек интереса. Видимо, многие забыли о том, что их ждет в случае свидания с мужчиной. В нашем мире никто не следит за тем, невинна девушка или нет, но за беременность вне брака полагается смерть, если ты не являешься собственностью хозяина. Измены так же караются смертью. Поэтому девушкам стоит быть осторожнее в своих желаниях и мыслях, ведь не только я заметила блеск в их глазах.
- Девушки, хочу вам напомнить, что за свидание с мужчиной на территории дворца полагается сметная казнь, - остудила пыл многих мадам Вергиния.
Девочки вздрогнули и опустили глаза.
Да, запретный плод сладок, но и наказание весьма сурово. Миг сладости или жизнь? Каждый решает сам. Лично я в данный момент больше наслаждалась природой, стараясь не думать о том, когда снова смогу выйти сюда. А на счет парней мне даже не стоило задумываться, это было не обязательно. На меня никто не обратит внимания, ведь я больше похожа на тень от дерева, чем на само дерево. Даже в деревне ко мне ни разу не сватались и не пытались ухаживать, считая меня диковинкой, не стоящей внимания. Поэтому о свидании и всем остальном я даже не помышляла. Хотя, на самом деле иметь детей и мужа я хотела. Но хотеть не значит получить.
Но меня заинтересовал другой вопрос: могут ли служанки и наложницы выходить замуж? Ведь, если тебя не выбрали, то в деревне ты спокойно выйдешь замуж и создашь семью. А если выбрали, что тогда? Оказалось, что ни одну меня интересует этот вопрос.
- Мадам Вергиния, а можно спросить? – раздался голос Миры.
- Можно.
- Скажите, а могут ли служанки выходить замуж?
- Я все думала, когда вы зададите этот вопрос, - хмыкнула она. – Могут. Скажу больше, даже наложницы имеют право выйти замуж, правда, после того, как хозяин от них откажется. Обычно им в мужья достаются бывшие воины с арены. А служанки вольны сами выбирать себе мужа, правда, саму свадьбу еще надо согласовать с хозяином. А уж, если хозяева разные, то это сделать гораздо сложнее.
- А, что происходит с прислугой после того, как она уже не может выполнять свои задачи? – вдруг поинтересовалась Сира.
- Её убивают, - пожала плечами мадам Вергиния.
Мы пораженно застыли. Убивают? За что?
- А, что тут удивительного? – не поняла нашего негодования мадам Вергиния. – Кому нужны рабы, не способные работать? Для чего их содержать?
Это была весьма шокирующая новость для нас всех. Я не думала, что все так плохо. В деревне жили весьма пожилые люди, но там о них заботились родственники, а тут от нас просто избавляются, как от ненужных вещей. Для меня это было дикостью. Видимо, для остальных тоже, так как выглядели они весьма потрясенными. Лишь одна мадам Вергиния смотрела на нас с усмешкой. Она будто получала удовольствие от наших страданий и страхов. Мне даже начало казаться, что она питается нашими эмоциями, но как-то доказать свои предположения я не могла, слишком мало информации нам давали.
- Я оставлю вас тут на два часа, - прервала наши мысли мадам Вергиния. – Можете насладиться природой, пока есть возможность. Чуть позже вам принесут книги и холсты. Отдыхайте.
С этими словами она подобрала юбку и ушла. Мы остались одни. Часть девочек ринулись изучать окрестности, хотя тут и было всего метров двадцать пространства, кто-то решил пройти в тень деревьев, а я села на одну из скамеек и устремила взгляд в небо. Думать о чем-то мне совершенно не хотелось. Я понимала, что надо насладиться природой, пока есть возможность, и я не стала её упускать. Но мне не дали побыть одной.
- Нэна, можно с тобой поговорить? – услышала я голос Миры.
Я улыбнулась и кивнула.
- Тебе не кажется все это немного странным?
Кивок.
- Мне кажется, что они специально нас сюда привели, - продолжила Мира.
Я недоуменно посмотрела на неё. Что она хотела этим сказать?
- Понимаешь, у меня возникает чувство, что нас просто дразнят. Дают игрушку, а как только мы к ней привыкнем, то сразу же отнимут.
Я пожала плечами. Утверждать такое я не могла, но и опровергнуть тоже.
- Ты не хочешь пройтись? – спросила Мира.
Я отрицательно покачала головой.
- Ну, тогда я оставлю тебя, - сказала она и встала со скамейки.
Я вновь осталась одна.
Конечно, я могла бы пойти с ней и попытаться подружиться, но не видела смысла. Нормально общаться я не могу, поэтому и стараюсь не заводить подруг. Все они сначала стараются быть милыми, но в конечном итоге я остаюсь одна. Многие, наверное, упрекнете меня в черствости, но на это есть свои причины. В голове возникли воспоминания, а сердце вновь сдавила тоска.
Примерно пару лет назад в нашей деревне поселилась семья. И была в этой семье девочка по имени Солья. Милый подросток шестнадцати лет. Со складной фигурой, пышными каштановыми волосами, которые словно вуаль окутывали её. С добрыми карими глазами и пухлыми губами. Она напоминала мне ангела, от неё исходил такой чистый свет, и восторг ко всему новому, что невозможно было устоять. Вот только все это было обманом и ложью. Внутри она оказалась весьма жестокой и вспыльчивой особой. В свои подруги она выбрала меня, видимо, для того, чтобы показать остальным свое доброе лицо. Как же я была счастлива в тот момент. У меня появилась подруга. Первая и единственная. По вечерам мы вместе гуляли по деревне, она вечно рассказывала веселые истории о себе и друзьях, а я слушала и улыбалась. Порой она приходила к нам домой и наблюдала за мной, пока я работала. И она совсем не ладила с Марфой. Они были соперницами в борьбе за место первой красавицы деревни.
Солья была мила и добра, когда все получалось, как хотела она. Но порой её взбалмошный характер проявлял себя. Я эти моменты старалась не запоминать, ведь у любого бывает плохое настроение. И это стало моей ошибкой. С момента приезда Сольи прошло больше полугода. Мы уже крепко сдружились и многим этот поворот событий очень не нравился. И тогда компания, в которую хотела влиться Солья, сделала ей предложение: либо она прекращает общаться со мной и переходит к ним, либо остается со мной и без компании.
Солья выбрала не меня.
«Нэна, ты же понимаешь, что мне нужно настраивать свою жизнь. А рядом с тобой это невозможно. Когда ты рядом, на меня никто не смотрит, так что прощай» - это были её прощальные слова. Так закончилась наша дружба. Через год Солью выбрали для обучения, и она уехала из нашей деревни.
Мне было больно слышать те слова и принять их. Нет, я не стала плакать, и снесла все молча. Но мне тяжело. Это жестко. И с тех пор я стараюсь не подпускать к себе близко никого. Вновь переживать предательство мне не хочется.
Чем старше я становлюсь, тем чаще задаюсь вопросом: Что же сделали мои родители? Почему их так жестоко наказали? Но найти ответ мне не суждено. Сомневаюсь, что когда-нибудь вновь встречу тех демовн. И даже, если встречу, я все равно ничего не смогу сделать. Кто они, и кто я? От собственных мыслей меня отвлек звук шагов. Несколько стражников, из числа тех, что сопровождали нас из деревни, внесли мольберты, карандаши и книги. Девочки не придали значения принесенным дарам. Их больше интересовали те, кто их принес. Вот только рассмотреть охранников не представлялось возможным. Все они были одеты в броню, а макси закрыли их лица. Но это не остановило самых любопытных.
- А, как вас зовут? – попыталась пококетничать Сира. – Может, вы составите нам компанию?
- Не положено, - раздался басистый голос, и все охранники вышли из сада.
Сира разочаровано поджала губы и отвернулась.
Так ей еще никто не отказывал. Обычно все наоборот, стремились, поближе познакомится с такой красавицей, а еще лучше уединиться с ней на сеновале. Да, Марфа и Сира были весьма любвеобильными особами и не отказывали местным парням. Нет, они не спали со всеми подряд, в этот круг входили лишь избранные. Точнее те, кто мог принести пользу или был весьма богат.
Я прикрыла глаза и попыталась расслабиться, но у меня ничего не выходило. В голову постоянно лезли какие-то мысли. Я переживала за себя, так как не знала, что меня ждет. Какими мыслями руководствовался барон, беря меня на обучение? Что он задумал?
По рассказам мадам Виргинии нам предстоит обучаться в течение года, а затем нас выставят на продажу. Как скот. Гадство! Мне даже думать об этом противно. Почему нельзя хоть как-то изменить этот мир к лучшему? Сделать какие-то поблажки? Ведь столько лет прошло с тех роковых событий. Люди поняли свои ошибки и, если им дать шанс, то все станет по-другому. Я понимаю, что для всех остальных выгодно оставить все, как есть. Рабы нужны всем. Но до чего, же все это жестоко и противно. Хоть бы раз они оказались на нашем месте и испытали то, что испытываем мы.
Два отведенных нам часа пролетели незаметно, будто их и не было. За нами вновь пришла мадам Вергиния и повела нас на ужин, а затем обратно в комнату. В отличие от остальных дней, этот был самым запоминающимся и радостным. Мы смогли ощутить вкус свободы, пускай и ненадолго. А это порой дает стимул к жизни и движению вперед.
С этими мыслями я положила голову на подушку и закрыла глаза.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 16 июн 2016, 11:45

Глава 5
Прошло три месяца
Я распахнула глаза за мгновение до того, как прозвучал колокол. Привычным движением застелила постель и привела себя в порядок. Остальные девочки тоже почти собрались. С каждым разом мы делаем это все быстрее и быстрее. Но это и не мудрено, ведь с момента нашего приезда прошло три месяца. Да, время тут летит незаметно и неощутимо. На многие вещи мы теперь смотрим по-другому, по крайней мере, я точно. За эти три месяца в моей жизни произошло сразу несколько событий, которые полностью переменили её. Но обо всем по порядку.
Ровно через полчаса после звона колоколов пришла мадам Найтес и провела нас в столовую. Завтрак стал для нас весьма привычным и разнообразием не отличался. Даже Марфа привыкла, есть кашу, и пить молоко, хотя раньше кривилась. После завтрака мы идем в класс и ждем новых знаний. У нас появились новые уроки и новые преподаватели. Одним из новых преподавателей стала мадам Хьюса. Это была женщина лет пятидесяти с каштановыми волосами, которые уже тронула седина. Они у неё всегда были заплетены в строгую косу или закручены в тугой пучок. Фигура была весьма полной, поэтому ходила она медленно и большую часть времени старалась просто сидеть. Её карие глаза были окружены весьма редкими ресницами, которые она постоянно подкрашивала, а узкие губы вечно сжимались, выражая недовольство нашими действиями. Её слабостью были браслеты. От их звона у меня часто начинала болеть голова. Они украшали её руки по самые локти, причем эти браслеты были различной формы и расцветки, порой, совершенно не подходя к её наряду. Она, как и все носила униформу в виде черного платья с белым передником.
Её предмет назывался «Искусство парикмахерского дела и шитья». На этих уроках нас учили шить платья, делать прически, следить за гардеробом и правильно составлять композиции из различных цветов, дабы наши хозяева не смотрелись смешно. Как ни странно, но этот предмет мне нравился. Делать прически оказалось моей слабостью. Порой я сама выдумывала образ и создавала его на специальном манекене, к немалому недовольству самой преподавательницы. Манекеном у нас была голова без лица с волосами. Обычно мадам Хьюса в самом начале урока показывала нам одно из плетений, и мы старались его повторить. Иногда она приказывала открывать учебники и делать все по ним. Она так же разъясняла нам, как выбирать материал для платья и кроить, а затем сшивать все четко и красиво. Как подбирать украшения и сочетать цвета. В самом начале наших занятий у всех нас это выходило плохо, но со временем мы втянулись и даже стали ждать данный урок. На нем не надо было много думать и как-то выделяться.
Самым нелюбимым предметом у нас оставались танцы. Месье Шарнель вечно был недоволен нашими успехами. Для него мы были курицами, не способными превратиться в лебедей. От его постоянных придирок хотелось лезть на стенку. Но мы старались и делали успехи. По крайней мере, большую часть движений мы повторяли весьма статно и красиво. Благодаря танцам, наши походки стали плавне, а жесты изящнее. И не заметить этого было нельзя.
Мадам Вергиния продолжала преподавать нам этикет, географию и историю этого мира. А так же многое другое. Бывали случаи, когда кто-то получал вполне заслуженное наказание, в том числе за невыученные уроки. Чаще всего это были удары розгой.
Я училась вполне хорошо и наказаний не получала, а вот Марфа пару раз весьма болезненно отлупили розгой. Она до сих пор не общалась со мной, ну, а Альвия во всем её поддерживала. С остальными девушками у меня установились весьма дружеские и непринужденные отношения. Мы неплохо ладили между собой и старались помогать друг другу по мере сил. На прогулку нас тоже выводили, но это случалось крайне редко. А я так скучала по свежему воздуху и теплому солнцу.
На дворе наступала осенняя пора и скоро станет холодать. Мы боялись, что после наступления холодов нас не будут выпускать на улицу, но мадам Вергиния опровергла эти выдумки и уверила нас, что все будет. Многие девушки стремились заслужить прогулку в саду. И на это была причина. В самом начале нашего посещения этого сада мадам Вергиния предупреждала нас об охране. И девочки нашли способ, как можно с ними пообщаться. Как оказалось забор, который окружал периметр сада, состоял из решеток и прикрывался ползучими растениями. Они создавали эффект плотной стены. Когда девушки выяснили, что там ничего нет, то стали высматривать себе жертвы для очарования. И нашли их.
По другую сторону забора обычно стояло два или три охранника. Все в черных одеждах и с масками на лицах. В первое время они неохотно шли на контакт, но против девичьего обаяния устоять сложно. Поэтому каждая прогулка была для девушек как праздник. Они стайкой собирались около забора и болтали с охранниками, стараясь при этом не попасться на глаза надзирательницам. Все помнили правила и не хотели лишиться головы.
Я в этих развлечениях участия не принимала, так как говорить не могла, а мило улыбаться не видела смысла. Насколько я знала, популярностью у охранников пользовались Марфа, Альвия и Сира. А к остальным они испытывали лишь мнимый интерес. Сира тоже отвечала взаимностью одному из охранников и даже вела с ним тайную переписку, но об этом мало кто знал. Если честно, то я за неё переживала, ведь это могло весьма плачевно закончиться. В последнее время я все чаще стала замечать, что барон бросает на меня заинтересованные взгляды и в этот момент в его глазах проскальзывает такой блеск, что мне становится страшно. По замку ходят слухи, что к нему должен приехать старый друг, которого он очень ждет. И что-то мне подсказывала, что приезд этого друга очень сильно изменит мою жизнь.
О, совсем забыла. У нас недавно появился новый предмет и новый учитель. Звали его месье Дюсон, эльф по происхождению. Красивый и статный мужчина с прекрасной фигурой. Широкие плечи, узкие бедра. Длинные пшеничные волосы, голубые глаза с густыми ресницами, прямой нос и слегка полноватые губы. Он стал нашей недостижимой мечтой. Смотреть можно, а трогать нельзя. Сам он относился к нам с пренебрежением, как и остальные. Для него мы лишь ученицы и не более того. Но как, же порой приятно помечтать о нем как о мужчине, а не как о преподавателе. Ах, да я совершенно забыла о предмете, который он вел. Назывался он «Правила обольщения». На этом уроке нам рассказывали о том, как соблазнить мужчину и добиться его расположения. Как выгоднее встать, сесть, подняться. Как опустить глаза или взмахнуть ресницами. Какой жест показать или как двигаться. В общем, все для того, чтобы на нас обратили внимание.
Девушки от этих уроков были в восторге, а мне они не доставляли особого удовольствия. Я просто не видела в них смысла. Зачем служанке двигаться, словно грациозная лань или раненная голубка? Но тут есть свои правила и мы обязаны их соблюдать. Поэтому я жестикулировала, наравне со всеми и томно улыбалась представителю дивного народа.
Помню, первое время месье Дюсон так кривился от наших жестов и взглядов, словно съел что-то кислое. Ему вечно приходилось поправлять тот или иной жест, при этом прикасаясь к каждой из нас. И девушки специально старались сделать все неправильно, лишь бы добиться одного прикосновения. Но уже через пару занятий месье Дюсон раскусил их замысел, и теперь за каждый неправильный жест можно было получить розгой. Это возымело эффект, все стали стараться сделать все четко с первого раза.
Примерно после полуторамесячного пребывания в замке я чуть не попала в карцер. Причем виновата была не я. Марфа с Альвией злились, что у меня хорошие оценки и учителя меня хвалят и решили отомстить. Марфа заявила, что я украла у нее весьма дорогой кулон, а Альвия подтвердила факт кражи. Для меня это было шоком. Я не могла поверить, что они так поступают. Но на мою радость, вампиры и эльфы весьма хорошо чувствуют ложь. И вместо меня в карцер отправились они. После двух дней проведенных там, они пришли весьма бледными и испуганными. По их сбивчивым рассказам выяснилось, что карцер – это помещение общей площадью два квадратных метра с небольшим светящимся шаром под потолком и ведром для нужд. В этом помещении ты сидишь почти в абсолютной темноте без еды и воды. Это страшно хочу вам сказать. После этого они перестали ко мне цепляться, но сомневаюсь, что насовсем. Скорее всего, они просто пытаются прийти в себя, а затем продолжат. На самом деле я не понимаю, почему они так ко мне относятся. Я ведь им ничего плохого не сделала и не сказала, но они упорно сверлят меня ненавистными взглядами.
За эти три месяца моя жизнь полностью переменилась. Я узнала много нового и весьма интересного. Познакомилась с новыми людьми. Но глубоко в душе у меня рос тугой комок страха. Уж слишком все было гладко и хорошо. В последнее время мне стало казаться, что вот-вот наступит что-то плохое. Я всячески пыталась избежать этих мыслей, но они упорно преследовали меня и не давали покоя. Организм уже привык к дневному распорядку. Подъем, завтрак, уроки, обед, уроки, ужин и отбой. Порой уроки заменялись прогулкой, но это было редкостью. Вот и сейчас мы сидели в учебном классе и слушали лекцию о том, как надо кроить корсет.
- Девушки, запомните, что, чем жестче будет основание, тем выгоднее будет выглядеть фигура, - вещала мадам Хьюса. – Корсет должен подчеркивать формы, а не уродовать их. Из материалов лучше выбирать шелк, он выгодно блестит и легко ложиться на основание. И выбросите из головы мысли об украшении корсета перьями и ….
Её рассказ был прерван внезапным появлением мадам Вергинии. Мы дружно повскакивали с мест и склонили головы.
- Мадам Хьюса, я прощу прощения, но вынуждена забрать у вас одну из учениц.
Мы замерли испуганными птицами. Такого раньше не было. Зачем ей это?
- Конечно, мадам Вергиния.
- Сира, ты идешь со мной.
Сира резко побледнела и в её глазах зажегся огонек страха. Но она отложила все принадлежности для штопки и вышла вслед за мадам Вергинией. Мы недоуменно переглянулись.
Для чего ей она? Что случилось?
- Девочки, садитесь, и продолжим, - приказала мадам Хьюса.
Мы уселись на свои места и продолжили занятия. Но на душе скребли кошки. Мы не могли найти покоя. Раньше ничего подобного не случалось, и мы не знали, как реагировать.
В последнее время я стала замечать, что Сира постоянно ходила веселая и воодушевленная. На прогулках она часто бегала к забору, но при этом вела себя весьма скромно. На мой взгляд, она не сделала ничего предосудительного. Возможно, её просто вызвали для какого-то дела. И нам оставалось только дождаться её возвращения. Наступил вечер, но её все не было. Кира не находила места и металась по комнате. Она все твердила, что сестра в опасности. Что все плохо. Но мы не могли ничего поделать. На наши вопросы никто не отвечал, и мы не знали, что делать. Почти всю ночь мы не смыкали глаз, стараясь дождаться, момента прихода Сиры, но её не было. А на утро пришла мадам Найтес и принесла нам завтрак, в комнату сказав, что сегодня занятий не будет и что после обеда нас ждет прогулка. На вопрос по поводу Сиры, она ничего не сказала. Потянулись часы ожидания. Еда совершенно не лезла, нас мучила тревога. Обстановка была просто угнетающей.
Наступил обед.
Открылась дверь и на пороге возникла мадам Вергиния.
- Где моя сестра? – взмолилась Кира, совершенно забыв об этикете. Сейчас её больше волновало отсутствие Сиры, чем предполагаемое наказание за невежество.
- Скоро ты все узнаешь, - ответила ей мадам Вергиния. – Собирайтесь.
Мы выстроились в шеренгу, и вышли из спальни. В этот раз нас повели не в классную комнату, а на улицу, точнее, на площадь перед замком. Главная площадь перед замком изменилась до неузнаваемости. Сейчас тут стояли деревянные скамьи, поставленные кругом, а внутри этого круга возвышался помост. На нем стояло два столба, и рядом лежали вязанки дров. Вокруг всего этого вооружения стояло множество солдат в форменной одежде. Мне стало не по себе. По коже побежали мурашки, а в голову лезли нехорошие мысли. Оглядевшись вокруг, я заметила, что другие девушки тоже выглядят весьма взволнованными и даже бледными. Мы не могли понять, для чего нас сюда привели. И зачем тут выстроили этот помост?
- Садитесь на скамью, - приказала мадам Вергиния, даже не смотря на нас.
Мы прошли почти через всю площадь и сели на указанные места. Стоило нам это сделать и тут же за нашими спинами встали охранники, по одному на каждую из нас. После этого стало еще страшнее.
Что же происходит? Почему они встали за нами? И для чего нас сюда позвали?
Девочки стали переглядываться между собой, пытаясь понять причины, по которым мы тут оказались. Больше всех переживала Кира. Её губы дрожали, в глазах стояли слезы, было видно, что ей очень тяжело. Она сильно переживала за сестру, да и мы были с ней солидарны. Я не знаю, сколько прошло времени, но неожиданно из дверей замка вышел барон и направился в нашу сторону. Сегодня он был одет во все черное, и это не внушало доверия. От его взгляда мне стало тревожно. Казалось, будто он ненавидит всех нас и готов прямо сейчас перерезать нам горло. Барон дошел до помоста и поднялся на него, а затем повернулся к нам и сказал:
- Я относился к вам с добротой и давал все необходимо для жизни. А вы? Вы отплатили мне предательством! - его голос был полон ярости и злости, казалось, будто сам воздух дрожит от его слов. – Вы неблагодарные твари и ответите за это. Сегодня я преподам вам урок того, что бывает с предателями. Выведите этих сюда
Мы напряженно замерли, пытаясь понять, что сейчас будет. И спустя минуту, к нам вывели Сиру и какого-то парнишку. Если честно, то Сиру я с трудом узнала. Она похудела, лицо было даже не белое, а серое. Одежда превратилась в лохмотья, рыжие локоны острижены почти полностью, а нас теле видны следы побоев. Она не шла, её тащили.
- Сира, - воскликнула Кира, вскакивая с места. Но её тут, же посадили обратно. Охранники не церемонились и просто прижали её к скамье.
Сира на окрик сестры не обратила внимания, она, как-будто, была сейчас далеко, её глаза не отражали никаких эмоций. Мне стало, действительно, страшно. Я не понимала, что задумал барон и, причем, тут мы. Что он хочет нам доказать или показать?
Тем временем обоих заключенных подвели к столбам и приковали спиной к барону. Я только сейчас заметила, что парнишка был еще молод. На вид не более двадцати пяти лет. Пшеничные волосы коротко стрижены, голубых глаз почти не видно из-за заплывших от ударов век. Тело худощавое, покрытое множеством порезов и синяков. Мне стало жаль бедного парня. Я пока не понимала, что эти двое совершили, но догадка у меня была, и вскоре барон её подтвердил.
- Эти двое нарушили мои правила и должны поплатиться за это. Они не только стали тайно встречаться, но еще пытались устроить побег. Я вложил столько сил и средств в вас, а вы пытаетесь мне перечить! Сегодня я преподам вам всем урок того, что будет с предателями.
После этих слов барон развернулся к пленным и один из охранников подал ему длинный хлыст, хвост которого украшали шипы. Я невольно вздрогнула и побледнела. Остальные девушки тоже выглядели потрясенными. Они не могли поверить в то, что сейчас произойдет. На Киру я даже старалась не смотреть, так как и со своего места чувствовала её мучения и горе. Сейчас она очень походила на сестру и цветом лица и выражением глаз. В них была обреченность. Тем временем барон подошел чуть ближе к пленникам и взмахнул хлыстом. Раздался свист и тихий стон. Хлыст достиг цели. Мы невольно зажмурились.
- Всем смотреть, - приказала мадам Вергиния. – Кто закроет глаза, тому их насильно откроют.
Мы вздрогнули и стали смотреть на наказание, хотя инстинкт говорил о другом. Следующие десять минут мы смотрели, как на спинах пленных появляются все более глубокие порезы, как бежит кровь из ран, как дрожит тело от невыносимой боли. Слушали, как тихо стонет Сира и как молчит второй пленный. Сердце разрывалось на части. Хотелось встать и закричать, закрыть глаза и заткнуть уши. Хотелось сделать хоть что-то, но мы не могли. Нас сторожили.
- Запомните, - обратился к нам барон, после того, как отдал хлыст охраннику. – Я не потерплю измен. Мне легче вас убить и потерять деньги. Дважды подумайте, прежде чем нарушать правила.
Мы смотрели на него и старались даже не моргать. Нам было страшно. Этот страх пропитал все вокруг. И на данный момент нас радовало только одно, что все это закончилось. Сиру отдадут нам, и мы поможем ей залечить раны и прийти в себя. Но нашим планам не суждено было сбыться. Барон оглядел всех нас еще раз и остановив взгляд на Кире. Его глаза сверкнули, а на губах появилась издевательская усмешка и он произнес:
- Сжечь.
На этот раз вздрогнули все и непонимающе уставились на барона.
Мы не понимали, кого сжечь? Для чего?
И тут до меня начало доходить и в глазах стало темнеть от осознания надвигающейся беды. Остальные еще не до конца понимали слова барона, поэтому выглядели просто испуганными. Тем временем люди барона подошли к пленным и перевязали их по-другому. Теперь они смотрели на нас, их руки были подняты к верху и связаны, так же как и ноги внизу. Причем связаны они были железными оковами. После того как пленные были привязаны, охранники стали укладывать вокруг них вязанки с дровами. И тут до остальных девушек стало доходить, что будет дальше.
- НЕТ!!! – раздался истошный крик Киры. Она вновь попыталась подняться, но ей не позволили. – Прошу вас не надо! Умоляю.
Но барону её мольбы были нипочем. Он лишь мимолетно кинул на неё взгляд и скривил губы. Мы не знали, что делать. Сердце билось испуганной птицей, в голове шумела кровь, все тело будто трясло в лихорадке. Один из охранников подошел к помосту с зажженным факелом в руке и опустил его к дровам. Огонь вспыхнул моментально, будто только и ждал этого момента. Я невольно посмотрело на лицо Сиры. Оно по-прежнему не выражало никаких эмоций, как и лицо парня. Возможно, их чем-то опоили и сейчас они не понимают, где находятся. И это даже хорошо, ведь, если бы они чувствовали, как огонь их пожирает, то это стало бы невыносимо. Огонь распространялся очень быстро и за пару минут полностью окутал нашу пару. До нас начал доходить запах паленого мяса, и желудки срочно захотели распрощаться с завтраком. Хорошо, что мы почти ничего с утра и не ели, так как нам кусок в горло не лез. Клио и Лиара упали в обморок, но охранники быстро привели их в чувство, отхлестав по щекам.
Это было ужасно. Я видела, как от жара начинает вздуваться кожа, обнажая мышцы и кости, как чернеют и распадаются ткани. Это был кошмар наяву. Меня трясло от всего увиденного. Остальные выглядели не лучше. По щекам девушек лились слезы, горло будто сдавили от крика. Тяжелее всего приходилось Кире. Она смотрела на то, как умирает её сестра, и с каждой секундой её взгляд затухал, будто она сама умирала на этом костре. Нет, она не кричала, не пыталась вырваться из стального захвата. Она, молча, плакала и смотрела в глаза сестре. Правда, Сира на это никак не реагировала, она была мертва. И, наверное, это было самым лучшим выходом, ведь легче проститься с тем человеком, который не чувствует боли, чем смотреть на его мучения. Парнишка тоже не подавал признаков жизни, видимо, болевой шок сделал свое дело, а может это и какие-то порошки. Тут сложно было предположить. Я не знаю, сколько прошло времени с момента зажжения костра, когда неожиданно раздался голос мадам Вергинии, заставивший нас подскочить.
- На сегодня все, идемте обратно.
Мы вздрогнули и, тихо поднявшись, пошли обратно в замок. Последней шла Кира. Она остановилась напротив помоста и тихо прошептала:
- Мы скоро встретимся сестренка.
Это слышала только я, так как шла перед ней. От боли в её голосе мне стало не по себе. Я не представляла, как можно ей помочь и облегчить боль.
Мы тихо дошли до спальни и вошли внутрь. Говорить не хотелось. Мы все еще были под впечатлением от происходящего. Девочки расселись на свои кровати и уставились в пол. Кира подошла к кровати Сиры и тихо легла на неё. Я не удержалась и, подойдя к Кире, просто легла рядом и обняла её. Раздались первым всхлипы, которые спустя мгновение переросли в вой. Мира тут же оказалась рядом и легла с другой стороны. Нам было неудобно, так как кровать предназначалась для одного человека, но сейчас это были мелочи. Мы все скорбели вместе с Кирой и, молча, глотали слезы, позволяя ей выплакать свое горе. Спустя полчаса Кира затихла и уснула, а мы пошли по своим местам. Говорить, есть или просто сидеть не хотелось никому. Мы тоже решили попытаться уснуть, дабы забыть этот день, как страшный кошмар, но он еще долго преследовал нас и не давал покоя.
Я легла на свою кровать и задумалась над случившимся. Все это походило на страшный сон. Но, тем не менее, это было правдой. Мне стало интересно, откуда барон узнал об их отношениях? Кто ему донес? Или сами влюбленные были не осторожны и просчитались. Я не знала ответов на эти вопросы. Но из этой ситуации вынесла один полезный урок: мы тут никому не нужны и все эти улыбки всего лишь притворство. С этими мыслями я постаралась закрыть глаза и уснуть, надеясь, что завтра все встанет на свои места. Если бы я только знала, что дальше все станет еще страшнее.
***
Вирстан ехал по проселочной дороге и подгонял коня. Ему прислали письмо с приглашением, но в связи с большой загруженностью он не смог откликнуться на него ранее. Но теперь он был свободен, и новая работа обещала неплохие перспективы. Барон всегда платил много и, главное, золотом. А это самое выгодное предложение, тем более в ситуации, когда тебя разыскивает, чуть ли не весь мир.
Нет, Вирстан ни капли не жалел о своей профессии. Наоборот, она доставляла ему истинное наслаждение. Ему нравилось наблюдать за последними мучениями жертвы, видеть в глазах предсмертную агонию и чувствовать страх. Он был искусным палачом и охотником. От его пыток начинали говорить даже немые. Он был весьма ценным кадром и многие обращались к нему за помощью, но в связи с издержками профессии, он стал и персоной нон-грата у тех, же нанимателей. Ведь Вирстану было все равно кого убивать, главное, что за это платили. И тот, кто платит больше, правит балом.
Вот и сейчас он ехал по дороге, раздумывая над тем, что же хочет от него барон. Кого он закажет для убийства? Зарвавшегося конкурента или сбежавшего раба? Лучше бы конечно конкурента, ведь люди так слабы, а эльфы могут долго переносить боль и страдания, а значит, и продлевать его удовольствие от происходящего. За этими размышлениями Вирстан не сразу заметил, что впереди показался замок, и он прибыл на место. Ему и ранее приходилось тут бывать, поэтому обстановка не вызвала у него не грамма эмоций. Его, вообще, было сложно удивить, после стольких лет жизни.
Он проехал внутрь и бросил поводья коня подбежавшему мальчишке, вошел в замок. Дорогу в кабинет барона он прекрасно знал, поэтому помощи ему не требовалось. Да и просить её было не у кого. Прислуга в страхе сбегала каждый раз, когда он появлялся в поле их зрения, видимо, опасаясь за свою жизнь.
Вот и сейчас он заметил, как за одним из поворотов мелькнул подол от платья одной из служанок. Он усмехнулся и открыл дверь в кабинет барона. Тот сидел за своим любимым столом и просматривал бумаги. Но стоило ему услышать звук открывающейся двери, как он прервал свое занятие и уставился на вошедшего.
***
Барон злился. Нет, даже не так, барон был ОЧЕНЬ ЗОЛ! Из-за этой казни он потерял весьма качественный товар, на который уже был покупатель. Один из высокопоставленных вельмож просто обожал рыжеволосых, а тут еще и близнецы. Это сулило барону неплохой доход. И теперь все потеряно. А все из-за какого-то мальчишки, вздумавшего испортить ему товар. Теперь придется этому вельможе обойтись одной наложницей, главное не упустить своей выгоды и запросить побольше.
Барону еще повезло, что одна из воспитанниц вовремя сказала ему об этих отношениях, и он смог предотвратить побег. Но оставить их безнаказанными он не мог, поэтому и совершил эту казнь. Остальным это послужит прекрасным примером, и они не станут даже помышлять о нарушении правил. Теперь ему придется стать более строгим, чтобы предотвратить возможные последствия. Да и за второй сестрой стоит присмотреть, как бы она чего не сделала. Уж слишком красноречивым был её взгляд. А она нужна ему живой и здоровой, дабы восполнить те потери, что посулила смерть сестры. Барон вновь углубился в подсчеты своих потерь, когда его неожиданно прервал звук открывающейся двери. Тот, кто зашел в кабинет, смог немного поднять пошатнувшееся настроение барона и даже вызвать улыбку на его лице. Но эта улыбка не сулило никому ничего хорошего.
- Ты все же решил почтить меня своим присутствием, - усмехнулся барон.
- Конечно, - с такой же усмешкой ответил ему Вирстан.
- Как добрался? – решил проявить вежливость Ронвуд.
- Вполне сносно, - отмахнулся дроу, не переставая улыбаться. - Даже грабителей по дороге не попалось.
- Какая жалость, - иронизировал барон, осматривая Вирстана.
Вирстан излучал весьма сильную энергетику. От нее по коже начинал струиться страх, и пробивала дрожь. Мало кто мог спокойно смотреть в его глаза без примеси ужаса. Он был убийцей и полностью оправдывал свое звание. Поговаривали, что в некоторых странах ему дали весьма специфичное прозвище – Смерть. Даже барон немного побаивался его, даже не смотря на то, что они были давно знакомы. Взгляд Вирстана всегда был зорок и остр, он подмечал любые детали, даже самые мелкие и не представляющие ценности для обычного человека.
- И, что за работу ты мне хотел предложить? – поинтересовался Вирстан, садясь в кресло напротив барона.
- Учителя.
- Кого?! – переспросил Вирстан, выгибая бровь. Такого ему еще никто не предлагал.
- Я хочу, чтобы ты обучил несколько моих учениц искусству убийства, - пояснил барон, следя за тем, как изумляется дроу.
- Хм, я не совсем тебя понимаю, - нахмурился дроу, пытаясь вникнуть в суть происходящего. - Ты хочешь, чтобы я научил людей убивать?
- Именно.
- С ума сошшшеелл?! – прошипел Вирстан.
Чтобы он профессиональный убийца стал обучать кого-то? Этого не будет.
- Нет, - ответил барон, слегка наклоняясь вперед. - Прежде, чем шипеть, выслушай.
- Хорошо, - согласился Вирстан, откидываясьв кресле. - Слушаю.
- Ты сам прекрасно знаешь, что демоны стали весьма привередливы, их уже мало, чем можно удивить. И у меня возникла идея, как это сделать. Я хочу обучить несколько девушек и сделать из них профессиональных убийц. Сам подумай, ну, кто заподозрит в прислуге убийцу? Никто. А значит, подозрения будут падать на других. Людей можно подарить или продать тому, кого закажут и это не вызовет подозрений.
- Идея весьма неплоха, - спустя пару минут согласился Вирстан. – Но эти знания опасны. Люди могут воспользоваться ими.
- Сомневаюсь, - не согласился барон. - Тем более обучать я собираюсь не всех, а лишь избранных. И это пока эксперимент, не факт, что он удастся.
- Возможно, - задумчиво протянул Вирстан, начиная составлять план действий. - И много у тебя учениц набралось?
- Одна.
- Одна? Ты издеваешься? – брови Вирстана полезли на лоб.
- Нет. Эта девушка весьма специфична. Ты сам поймешь, когда увидишь. И самое главное она немая, поэтому никому не сможет рассказать о том, что будет происходить.
- Она еще и немая? – весьма удивился Вирстан. – Это будет весьма интересно. Что ж я возьмусь за это.
- Отлично, - предвкушающее, улыбнулся барон. Его план начал потихоньку осуществляться. Осталось только обрадовать саму девушку, ведь теперь её жизнь превратится в маленький ад. – Твоя комната уже готова, можешь располагаться, завтра я познакомлю тебя с ученицей.
Вирстан кивнул и вышел из кабинета. Его мысли были заняты этой новостью. Он еще никогда не занимался обучением кого-либо, а лишь убивал. Поэтому ему в первую очередь предстояло понять, что, именно, нужно знать девушке и какие тренировки она будет проходить. Его губы растянулись в хищном оскале, ведь теперь за издевательство ему еще и доплачивать будут. Ведь без побоев и ран, невозможно понять весь процесс обучения.
Глава 6
Утро выдалось ужасным. Все тело ныло от усталости, мышцы отдавали болью. Я так и уснула вместе с Кирой и Мирой на одной кровати, а она не была рассчитана на такое количество людей. Спалось мне плохо, стоило закрыть глаза, как тут же виделась картина смерти Сиры, и прошибал пот. Это было нечеловечно. Слишком суровое наказание за столь незначительное преступление. Неужели, нельзя было обойтись просто поркой?
Я постаралась встать так, чтобы не потревожить остальных, и у меня это получилось. Для начала я прошла за ширму и привела себя в относительный порядок. Голова раскалывалась от недосыпания, глаза так и норовили закрыться. Я пару раз повернула корпус в разные стороны и наклонилась вперед, чтобы дать мышцам придти в себя после неудобного сна. Мышцы радостно ответили мне болью в теле. Затем я ополоснула лицо холодной водой, надеясь, что она поможет мне окончательно проснуться. Мне стало интересно, сколько же сейчас времени? Неужели нас решили сегодня не трогать. Но тут раздались первые звуки колокола, оповещающие о том, что настал новый день, а вместе с ним и новые проблемы. Девушки стали просыпаться и приводить себя в порядок. Кира тоже поднялась и тихо умылась. Она не произнесла ни слова, но от одного взгляда на неё сердце сжималось. Её глаза потухли, в них больше не плескалась жизнь, пропала улыбка, а волосы будто потускнели. Она больше походила на приведение, чем на человека. Мне даже стало казаться, что в настоящий момент я выгляжу намного лучше её. И от этого становилось еще печальнее. Я не знала, как ей помочь и что сделать. Да и никто не знал. После случившегося мы все стали более грустными и подавленными. Нам в очередной раз доказали, что наши жизни ничего не стоят и мы всего лишь рабы. Но на данный момент меня больше занимал другой вопрос: Откуда все же барон узнал обо всем этом?
- Интересно, какие у нас сегодня будут занятия? - раздался в тишине голос Марфы.
Все посмотрели на неё как на врага народа, но промолчали. Самое интересное, что Марфа и Альвия выглядели намного веселее, чем любая из нас. Неужели, им было, не жаль Сиру? Или тут таится что-то другое? Я не могла поверить, что Марфа могла оказаться той, кто предал девушку, да и доказательств у меня не было. Но доля сомнения все-таки присутствовала. И, именно, эта доля не давала мне покоя.
Спустя пару минут пришла мадам Найтес и повела нас в столовую. Мы ели тихо и молча, вкус еды почти не ощущался, и казалось, что мы жуем безвкусную гадость. После завтрака нас повели в учебный класс и оставили одних, правда, весьма ненадолго. Уже через пару минут пришла мадам Вергиния. Она, как обычно, выглядела весьма элегантно и утонченно.
- Доброе утро, девушки, - поздоровалась она с усмешкой на губах. – Что же вы такие невеселые?
Мы дружно промолчали. Она и сама знала ответ, но, видимо, наши страдания доставляли ей радость.
- Ах, да. Вы же потеряли подругу, - сказала она, обведя нас взглядом. - Но она сама виновата. Правила существуют для всех и за их нарушение приходится платить. А теперь займемся вашим дальнейшим обучением.
На этот раз мадам Вергиния читала нам лекцию об устоях в обществе и правилах поведения во время бала. Мы, молча, записывали все правила и старались, не шевелится без лишней надобности. В классе нарастала негативная атмосфера, и от этого становилось еще тяжелее. На Киру было страшно смотреть, её губы дрожали и на глазах виднелись слезы. Было заметно, что её руки тряслись, и она с трудом записывает лекцию. Мое сердце обливалось кровью, когда я смотрела на нее. Мне хотелось ей помочь, но я не знала, как это сделать.
Прошло примерно часа два после начала лекции, когда нас прервали. На пороге появилась мадам Найтес.
- Мадам Вергиния, барон попросил привести к нему Нэну.
После этих слов я вздрогнула и испугалась. Остальные тоже выглядели не лучше. Ведь в прошлый раз, после того, как в кабинет вызвали Сиру, мы имели честь наблюдать её казнь.
Для чего я барону? Что он хочет? Ведь я ничего нарушающего не сделала.
- Что ж, если её хочет сам барон, то пусть идет.
Я встала, и с трудом справившись со страхом, вышла вслед за мадам Найтес. Девушки смотрели мне в след испуганными глазами. И только Марфа с Альвией улыбались. Зло и победно. Будто они знали что-то такое, чего не знали остальные. Мне было страшно, я не знала, зачем я ему нужна. Неужели, эти двое меня оклеветали? Нет. Они не могли так поступить. Хотя, помня их прошлые шуточки, это вполне возможно. От перспективы быть наказанной ни за что, мне стало дурно. Но ослушаться и не пойти к барону я не имела права, ведь тогда наказание будет еще серьезнее. Что ж, видимо, пора смириться со своей судьбой и встретить её с высоко поднятой головой. Тем временем мы спустились на первый этаж и прошли через весь холл, а затем остановились около деревянной двери. Мадам Найтес постучала и, дождавшись приглашения, впустила меня внутрь. Сама же она заходить не стала. И это напугало меня еще больше. Когда я немного справилась со страхом, и вошла внутрь, то увидела, что в кабинете барона сидит еще один эльф. Ростом примерно метр девяносто, широкие плечи, узкие бедра. Загорелая кожа и платиновые волосы, заплетенные в сложную косу. Глаза синие как грозовое небо, губы узкие, скулы резкие. В левом ухе видна серьга в виде полумесяца, из-под рубашки торчит золотая цепочка. Одет он был тоже соответственно. Черные брюки из кожи заправленные в сапоги, такого же цвета рубашка и поверх накинута куртка с множеством металлических заклепок. Оружия на виду нет, но это не значит, что его нет вообще. Все грамотно спрятано, и без обыска найти его, не реально.
Я застыла в дверях испуганным кроликом и не решалась поднять на них глаза. Они же смерили меня оценивающими взглядами и ухмыльнулись.
- А она ничего, - первым заговорил темный эльф, придирчиво оглядывая меня. – Худовата, конечно.
- Я тебе про это и говорил, - ответил ему барон и устремил взгляд на меня. – Нэна, проходи и садись в кресло.
Я сделала, как мне велели, и устремила взгляд в пол.
- Скромная девочка, - вновь усмехнулся темный. – Это хорошо. Есть над, чем работать.
Барон улыбнулся и представил собеседника.
- Нэна, это твой новый учитель Вирстан дэ Роундер.
Я поспешно вскочила и сделала реверанс.
- Вирстан, это Нэна. Она немая, но вполне может общаться знаками.
- Отлично, - улыбнулся дроу, заставив меня внутреннее вздрогнуть от ужаса. - Думаю, что общаться мы будем редко. Главное, что она будет слышать и выполнять команды.
Во время разговора я боялась даже поднять глаза на этого Вирстана. Он меня пугал. В его глазах отражался интерес к моей персоне вперемешку с иронией и насмешкой, а это было весьма страшно. Казалось, будто он видит меня насквозь и знает все мои тайны. От этого взгляда хотелось выбежать из кабинета и скрыться в каком-нибудь темном углу. А еще мне было интересно, чему этот темный будет меня учить и почему только меня. При всем при этом было видно, что я для него словно домашнее животное, которое нужно тренировать и не более того. Вот только чему тренировать?
- Нэна, через неделю у тебя будет совершенно другое обучение и расписание занятий, - сказал барон, заставив обратить на себя внимание. Он был так доволен, что это пугало. - И еще тебя переселят в другое крыло, и ты ни с кем не будешь контактировать. Теперь большую часть времени ты будешь проводить в обществе Вирстана. Ты поняла?
Я кивнула и мысленно содрогнулась. Эта новость стала для меня настоящим открытием. Меня оставляют совершенно одну. Нет, мне не привыкать, но это страшно. Что я буду делать с Вирстаном? Зачем ему все это?
- Молодец, - похвалил эльф, разминая пальцы на руках. - И запомни, ты ни кому не должна говорить о том, чему тебя обучают. Иначе я тебя накажу.
Я вздрогнула и вновь кивнула. Наказания я не хотела, уж очень специфичными они были. Меня больше интересовало, что они скажут остальным на счет моего исчезновения.
- Можешь идти, - махнул рукой барон.
Я встала и, поклонившись, вышла из кабинета. Мое тело сотрясала дрожь. И виной всему был пристальный и изучающий взгляд Вирстана. Я с трудом дошла до спальни, ноги были, словно ватные, и коленки заметно тряслись. Ничего хорошего это не предвещало. Стоило мне переступить порог спальни, как девушки бросились ко мне. На их лицах читалось явное облегчение от того, что я вернулась живой. Хотя, некоторые были не очень рады этому событию, но я просто проигнорировала их.
- Нэна, зачем тебя барон вызывал? – первой не выдержала Кира.
Я задумалась над ответом. И пока я думала, Мира подсунула мне бумагу и листок. Я написала, что барон просто похвалил меня за успеваемость и обещал, что меня станут чаще выпускать в сад на прогулку. Это показалось мне самым правдивым.
- Везет, - тут же откликнулась Клио. – Я тоже хочу погулять. Так тяжело без свежего воздуха.
Остальные девушки завистливо вздохнули. Мне было совестно врать девушкам, но другого выхода я не видела. Уж, лучше им не знать всей правды.
- И, почему только ты у нас вечно ходишь в любимчиках, - неожиданно сказала Марфа, искривляя лицо так, будто съела что-то кислое.
Я пожала плечами и не стала даже пытаться что-то объяснять.
- Марфа, почему ты постоянно цепляешься к Нэне? – встала на мою защиту Мира, чем немало удивила меня и сестру.
- Не твое дело, - огрызнулась та. Она явно не ожидала такого поворота событий.
- Моё, - сказала девушка, сложив руки на груди. - Мне надоели твои нападки на Нэну. Она не виновата, что не может говорить. А ты, как сестра должна её поддерживать.
- Она мне не родная сестра и она сама виновата, что не может говорить, - заявила Марфа, заставив меня спомнить прошлое. - Она больше выпендривается, и хочет, чтоб её все жалели.
Я смотрела на Марфу, широко раскрыв глаза и совершенно не понимая её претензий. Ведь в их доме я была на правах содержанки, и делала всю работу, не жалуясь ни на что. И сейчас я слышу такое. Это очень обидно и прискорбно, что у меня такие родные.
- Неважно, что было раньше, сейчас мы равны, - высказалась Мира. – И, если ты не можешь нормально общаться с девушками, тебе стоит держать рот на замке.
- Я поддерживаю Миру, - вдруг влезла в разговор Клио и в упор посмотрела на Марфу и Альвию. – Не стоит лезть к тому, кто слабее тебя, это может аукнуться.
Остальные подержали и объявили двум подружкам бойкот. Мне было приятно такое заступничество, ведь раньше я такого не слышала и не чувствовала. Знаете, весьма неоднозначно получилось. Они стараются меня защитить, а я их обманываю. И от этого на душе становится нехорошо.
Я улыбкой поблагодарила девушек и начала готовится ко сну. Остальные тоже последовали моему примеру. Краем глаза я следила за Кирой, она ходила грустной и почти не поднимала глаз, но при этом слез я не видела. Возможно, она успокоилась и смогла пережить этот момент. Когда прозвучал отбой, свет в комнате померк, и я уплыла в мир сновидений.
***
Следующие несколько дней наш образ жизни не менялся. Мы так же вставали на завтрак, потом шли на занятия и далее по расписанию. Привычный образ жизни не изменился, но изменилось восприятие этого образа. Теперь мы знали и понимали, что любая провинность может стоить нам жизни. И это сделало нас весьма осторожными в действиях и желаниях. Хотя для некоторых ничего не изменилось. Марфа с Альвией все так же наслаждались жизнью и старались во, чтобы то ни стало попасть в число фавориток. Нет, они учились весьма посредственно, а порой и из рук, вон плохо, но при этом считали себя самыми лучшими. Марфа то и дело повторяла, что она станет самой-самой и у нее будет богатый покровитель, а может даже и не один. Альвия во всем ей подражала.
Девочки придерживались бойкота и не разговаривали с ними. Но они это переносили весьма спокойно, так как могли просто поговорить сами с собой. А вот Кира с каждым днем становилась все грустнее и, как будто увядала на глазах. Она мало говорила, почти ничего не ела, и часто плакала по ночам, зовя сестру. Каждый раз, когда это происходило, моё сердце замирало от жалости и сострадания. Я могла понять её мучения, ведь сама прошла через подобное. И я знала, что из этой ситуации есть два выхода. Смириться или последовать за сестрой. Я смогла принять действительность, а вот Кира еще не приняла окончательного решения. Конечно, я надеялась, что она выберет первый путь и сможет смириться с такой ситуацией, но с каждым днем моя уверенность становилась все прозрачнее. Слишком печальны были её глаза. И тут никто не мог ей помочь. На данный момент меня больше беспокоил темный и его занятия. Дни неумолимо утекали, и день прощания наставал, а я никак не могла смириться с этим. Я не понимала, зачем мне отдельный учитель, и что он будет преподавать? И почему только мне? Ведь у нас много талантливых девушек. От всех этих мыслей голова шла кругом и не давала покоя. Мандраж с каждым днем нарастал все больше. Стоило мне вспомнить его глаза, как по телу тут же начинали бегать мурашки. Он больше походил на убийцу, чем на учителя. Но я очень сильно надеялась, что это не так.
Сегодня у нас был выходной, и нам разрешили выйти в сад, давая насладиться прохладой. Но настроения совершенно не было. Только Марфа с Альвией тут же побежали к забору, а остальные расселись на лавочке и стали наслаждаться садом. Никто из нас не хотел оказаться на месте Сиры, поэтому мы старались не провоцировать хозяина. Хотя у многих тут и были ухажеры, но сегодня девушки не стремились идти на общение с ними. Я смотрела на поведение Марфы и Альвии и у меня невольно закрадывались сомнения по поводу их причастности к казни Сиры. Но доказать что-то я не могла. Да и не факт, что это действительно так. Ведь это только мои догадки и не более того. У барона много преданных людей и любой мог донести на них, а, возможно, за нами и следят. Кто знает.
- Нэна, можно я посижу рядом? – раздался голос Киры рядом со мной.
Я приветливо улыбнулась и кивнула. Раз Кира хотела поговорить, это означало, что ей становится лучше. По крайней мере, я на это надеялась.
- Я хотела тебя поблагодарить, - сказала она.
Я удивленно приподняла бровь. За что?
- За доброту и отзывчивость, - подсказала она с грустной улыбкой. - Мне очень помогла твоя поддержка в первый момент после казни.
Я положила свою руку на её колено, пытаясь сказать, что для меня это не в тягость.
- Знаешь, Сира приходит ко мне по ночам, - продолжила она. – Сестра зовет меня к себе и говорит, что там хорошо.
Я вновь посмотрела на Киру. Уголки её губ дрожали, а глаза заволокла пелена. Она как будто находилась не здесь, а совершенно в другом месте. И от этого мне стало не по себе. Неужели она слышит голос сестры или это её фантазии?
- Ты считаешь, что я сошла с ума? – с толикой грусти спросила она.
Я отрицательно покачала головой. Первое время после смерти родителей, я тоже слышала их голоса.
- Да, я знаю, что это звучит глупо, но я действительно слышу голос сестры.
Я улыбнулась и обняла Киру, пытаясь хоть как-то утешить её. Она обняла меня в ответ.
- Спасибо, - еще раз сказала она и, разорвав объятья, пошла к Мире.
Я смотрела ей в след и пыталась собраться сама. Завтра я увижу их в последний раз, а затем наступит мое личное заключение. Интересно, я когда-нибудь увижу их снова? Смогу узнать их дальнейшую судьбу? Из всех девушек, что находились в обучении, только несколько могли претендовать на роль фавориток. И дело не только в красоте или очаровании, но и в умении себя подать. Клио, например, была весьма стеснительной, а Марфа перла напролом. Думаю, её точно никто не сможет остановить, ведь даже наказание в карцере она перенесла весьма стойко. Я не желала ей зла или смерти, не смотря на все, что она мне сделала. В глубине души мне было её по-человечески жаль. У неё не было никаких мыслей и планов, лишь одни фантазии и мечты. Она жила в мире иллюзий и старалась навязать его остальным. Знаете, я бы многое отдала, чтобы увидеть, как рушится её мир. Но боюсь, этого никогда не случится. Хотя, надежда умирает последней. Возможно, мне представится такой шанс. Вот только доживу ли я до того момента?
Через пару часов за нами пришли и проводили на ужин. В этот раз мы съели все, что нам давали, но разговоров не вели. Все еще были свежи воспоминания о Сире и это давило на все состояние организма. После этого девушек проводили в спальню, а вот меня мадам Вергиния попросила задержаться.
- Нэна, завтра тебя переведут в другое крыло и выделят комнату. Теперь твоим учителем станет Вирстан. Предупреждаю, он весьма опасен и жесток, поэтому старайся не выказывать ему неуважение или перечить.
Я кивнула в знак того, что поняла её наставления. Меня немного смутила такая забота. Зачем ей это? Она ведь не любит нас и делает только то, что приказывает барон. Я была в небольшом смятении, но старалась не заострять на этом внимания. Меня больше интересовала моя дальнейшая судьба. Но тут были сплошные вопросы и, ни одного ответа. Жаль.
- Можешь идти, - отпустила меня она.
Я кивнула и пошла в нашу спальню. Девушки уже успели переодеться, и половина мирно сопела в кровати, а остальные ждали меня. Как только я появилась в поле их зрения живой и здоровой, они облегченно улыбнулись и тоже отправились на покой. Я подошла к своей кровати и, забрав пижаму, быстро переоделась за ширмой, а затем легла спать. В душе я тайно молилась о том, чтобы завтрашний день наступил как можно позже.
***
- А-А-А-А-А-А!!!! - разбудил меня истошный женский визг.
Я резко села на кровати и стала осматриваться по сторонам, пытаясь понять причину столь сильного крика. И тут мой взгляд упал на угол рядом с ширмой, и мне тоже захотелось заорать. Причем, не мне одной, рядом вновь раздалось несколько женских визгов. А причиной всему была Кира. Она все же исполнила свое обещание данное сестре после смерти. Теперь она находилась рядом с ней и, надеюсь, она была счастлива. Этой ночью Кира покончила с собой. Она тихо повесилась на простыне в углу комнаты. Видимо, это было сделано поздно ночью, так как она уже не подавала признаков жизни. Её кожа посерела, волосы обвисли, глаза закатились. Рядом с её телом валялся одинокий стул. Я была на грани обморока и не могла поверить в происходящее. Тело будто сковали оковами, я не могла пошевелиться. Это было выше моего понимания.
Зачем она так поступила? Неужели, ей было так плохо без сестры? И почему никто из нас не услышал его падения? Или предсмертных хрипов?
На наш коллективный визг прибежали охранники и стали осматриваться по сторонам. Увидели Киру.
Замерли.
Выругались.
А затем один из них подошел к телу и попытался нащупать пульс, но у него ничего не вышло. Он сделал несколько знаков одному из сопровождающих и тот вылетел из комнаты, а еще двое подошли к первому и стали снимать тело. Когда с этим было покончено, они вынесли его в коридор и закрыли дверь на замок.
- Зачем она это сделала? – потрясенно сказала Клио, с круглыми от страха глазами.
Все молчали. Никто не знал ответ на этот вопрос. Мы все были в шоке. За несколько дней произошло сразу две смерти. Это тяжело и невыносимо больно. С одной стороны, я начала понимать поступок Киры и не осуждала её, но с другой, считала, что это не выход из сложившейся ситуации.
- Дура, она, - вдруг раздался голос Альвии. – Не могла в другом месте с жизнью прощаться. Теперь придется спать в комнате и думать о смерти.
- Альвия, я на твоем месте лучше бы помолчала, - произнесла Мира. – А то, не ровен час, отправишься вслед за сестрами.
- Ты мне угрожаешь? – выпучила глаза Альвия. Ранее ей никогда такого не говорили.
- Предупреждаю, - также спокойно сказала Мира, смерив ей оценивающим взглядом.
- А может это ты её убила, - влезла Марфа. Она не могла не вставить своё слово.
- Что за бред вы несете? – повысила голос Мира. – Лучше уж помолчите, если не можете ничего путного сказать. Близняшки были …..
Закончить она не успела, так как открылась дверь и вошла мадам Вергиния. Выглядела она весьма разозленной и явно уставшей. А нам это не сулило ничего хорошего.
- Сегодня занятий не будет, - обрадовала она нас, правда особой радости это сообщение у нас не вызвало. – Будете сидеть тут, завтрак принесут позже.
После этого сообщения она удалилась, а мы, молча, заняли свои койки, и в комнате воцарилась тишина. Разговаривать уже никому не хотелось. Да и обвинять друг друга было не зачем. Кира сама решила свою судьбу и тут никто не виноват. Просто жаль, что все так вышло. Теперь наша компания стала на два человека меньше и неизвестно, сколько доживет до конца обучения.
***
Вергиния шла по коридору и проклинала все на свете. Вторая смерть за месяц. Для барона это весьма приличный урон. И надо же было такому случиться. Глупая девчонка. Взяла и повесилась. Дура!!
Как же она устала от этих детей и их глупых поступков. Неужели, они вообще ни о чем не думают? Это просто кошмар. С этими мыслями она вошла в кабинет барона и застала того за весьма интересным делом. Он стоял около стола и наливал себе бокал дорогого вина. На его лице блуждала улыбка, что свидетельствовало о хорошем расположении духа, который был ему присущ крайне редко. И сейчас ей придется это настроение ему весьма подпортить. А, следовательно, еще и получить нагоняй.
- О, это ты, - усмехнулся барон. – Проходи. Вина?
Вергиния отрицательно покачала головой и, собравшись духом, оповестила его об еще одной потере. По мере того, как она говорила, лицо барона приобретало более злое выражение.
- ЧЕРТ!! – воскликнул барон, и швырнул бокал о стену. Раздался звук разбившегося хрусталя и на пол посыпались осколки.
- Опять ругаешься? – неожиданно раздался голос Вирстана, входящего в кабинет. – Привет, клыкастенькая.
Виргиния на это никак не отреагировала, а барон взял другой бокал, и налив его до краев быстро осушил.
- Не рановато для пьянки? – подколол Вирстан.
- В самый раз. Есть повод, - ответил ему барон.
- И, какой же?
- Я потерял еще один приличный заработок.
Темный эльф выразительно приподнял бровь, пытаясь понять, что барон имеет в виду.
- У нас рабыня повесилась, - ответила за барона Вергиния.
- Мда, это, конечно, плохо, - посочувствовал дроу. Правда внешне это никак не проявилось.
- Плохо? ПЛОХО?! - взревел барон. – Да это сущий кошмар. Что я теперь скажу вельможе Эунтиру? Он и так сильно расстроился, когда узнал о смерти одной, а теперь и вторая туда же. Он с меня шкуру сдерет вместе с деньгами.
Ронвуд метался по комнате, как загнанный зверь в клетке, и пытался придумать хоть какой-то способ урегулирования данной ситуации, но в голову ничего не шло.
- Так скажи, что она попыталась сбежать и была убита одним из твоих людей, - предложил Вирстан. – А для пущей убедительности накажи кого-нибудь их охранников.
- Хм, а, что может сработать, - задумчиво произнес барон, перебирая в памяти все ошибки охранников. – Вергиния, с этого момента в комнате девушек должна, находиться охрана. Постоянно. Даже ночью. Чтобы больше таких инцидентов не случилось.
- Но, это неприлично, - попыталась возмутиться Вергиния.
- Мне плевать на это, я не хочу терять столь дорогой товар, - высказался барон, едва сдерживая злость. Его больше интересовали деньги, чем стыд каких-то рабынь. – И предупреди охрану, если они посмеют испортить мне товар, то я их уничтожу.
Вергиния, молча, склонила голову и вышла из кабинета. Ей предстояло передать слова барона начальнику охраны, а так же проверить девушек и забрать Нэну. И с последним могли возникнуть проблемы. Ведь, если пропадет еще одна девушка, то остальные будут сильно нервничать и учеба пойдет на спад. Или и того хуже, могут возникнуть мысли о побеге. А этого ни в коем случае допустить нельзя. Иначе барон казнит всех, и не будет разбираться ,кто прав, а кто виноват.
***
Я сидела на кровати пыталась осмыслить события минувших дней. И, чем больше я старалась это сделать, тем сильнее нарастал страх. Меня пугала будущая неизвестность. И пугала очень сильно, до дрожи в коленках и скрежета зубов. Ведь, если ранее я могла рассуждать о своей жизни логически, опираясь на детский опыт взросления у тети, то теперь это было невозможно. Я знала, как быть служанкой и как угодить весьма привередливым людям. А вот, что будет происходить со мной дальше, я даже представить не могла. Впереди маячила неизвестность, и от этого становилось больно. Обреченность накатывала волнами и не давала покоя. Я боялась оказаться совершенно одна, как в детстве. Боялась, что те кошмары вновь напомнят о себе, и я тихо сойду с ума. Мне были непонятны мотивы барона и его поступки. Да, и сам будущий учитель навевал на меня страх. Один его взгляд заставлял моё сознание искать укрытие, чтобы только не оставаться с ним.
С момента смерти Киры прошло уже около пяти часов. Нас накормили, точнее, попытались накормить, но еда лезла плохо. Слишком свежи были воспоминания. Вот только Марфа и Альвия не испытывали каких-либо проблем, так как уплели завтрак за пару минут. В комнате витала угнетающая атмосфера, никто не хотел говорить или что-то делать. Все просто лежали на своих кроватях и делали вид, что спят. Мы все были подавлены и не понимали, что делать. Первой мыслью было сбежать, но вслед приходил образ Сиры на костре, и побег уже не казался столь желанным. Неумолимо приближалось время расставания с девушками, и мне становилось все грустнее и страшнее. Я не хотела остаться одна, но мое мнение мало, кого волновало. Оставалось только смириться с неизбежностью и постараться выжить. От грустных мыслей меня отвлек звук открывающейся двери. В комнату зашла мадам Вергиния с двумя охранниками.
- Девушки, с этого момента в вашей комнате постоянно будет охрана. Это сделано для того, чтобы вы больше не совершали глупостей.
Все удивленно переглянулись. Такого поворота событий не ожидал никто.
- Но, это не прилично, - попыталась высказаться Клио.
- Зато надежно, - ответила ей мадам Вергиния. – Нэна, собирайся.
Я вздрогнула и встала с кровати.
- Куда вы её ведете? – вдруг спросила Мира, чем немало удивила всех присутствующих. А мне, наоборот, стало приятно, что хоть кто-то попытался встать на мою защиту.
- Нэну забирают в другое поместье, - снизошла до объяснения мадам Вергиния. – Так что можете попрощаться.
Девочки вновь переглянулись и стали подходить ко мне. Никто не стал говорить слова прощания, они просто обнимали меня и уходили, стараясь спрятать грусть в глазах. Я попрощалась со всеми, кроме Марфы и Альвии, они даже не соизволили посмотреть в мою сторону. Видимо, для них это была приятная новость.
- Надеюсь, мы еще увидимся, - напоследок прошептала мне Мира.
Я улыбнулась и тихо вздохнув, шагнула в новую жизнь.
Глава 7
Мадам Вергиния обманула. Меня не перевели в новое поместье, а всего лишь переселили в другое крыло. Причем, это крыло явно было нежилым. Тут повсюду в углах висела паутина, на картинах и вазах лежал приличный слой пыли, даже на полу оставались видимые следы от наших ног. Да и запах тут стоял затхлый, что становилось тяжело дышать. Очень хотелось прикрыть лицо влажной тряпкой, но таковой у меня не было. Меня провели по первому этажу и остановили около одной из дверей, которая ничем не отличалась от остальных. Видимо, интерьер делался в едином стиле без лишних излишеств.
- Тут твоя комната, - обрадовала меня мадам Вергиния. – Распорядок дня узнаешь позже. Никуда не ходи. Еду тебе принесут.
Я кивнула и взялась за ручки двери. Раздался скрип, и спустя пару секунд я увидела свою так называемую комнату. Что ж темница – она и есть темница.
- Проходи, - приказали мне.
И стоило сделать шаг внутрь, как дверь за мной закрылась, и я осталась совершенно одна. Я огляделась вокруг. Моя комната была весьма небольшой, всего квадратов пять. На этой площади размещалась деревянная кровать с матрасом, подушка и легкое одеяло. Скромненько. Напротив двери стоял стол и придвинутый к нему стул. В левом углу сиротливо жалось ведро с магической подпиткой для естественных нужд, то есть все, что туда попадало, через пару секунд исчезало в неизвестном направлении. Сами стены комнаты были выкрашены в бежевый цвет. Так же в комнате было окно с широким подоконником и решеткой, видимо, чтобы я отсюда не убежала.
Мне стало интересно, что же из него видно, и я подошла к окну. Оно выходило на восточную сторону замка, который граничил с лесом, поэтому моему взору предстали деревянные постройки и лес на горизонте. Что ж, я хотя бы смогу наблюдать за погодой и тем как меняется окружающая действительность с приходом определенных периодов времени. В комнате под потолком летала сфера и давала вполне нормальное освещение. Предметы были видны, но не очень четко. И мне было непонятно, как я буду учиться при таком свете? Ведь даже книгу прочитать нереально. И тут я вспомнила, что в других залах свет переключался по хлопку. Я хлопнула, и свет неожиданно стал чуть ярче. На моих губах появилась улыбка, теперь я знала, как регулировать освещение.
Я села на довольно жесткую кровать и задумалась. Что теперь со мной будет? Кем я стану? И как быть? Мне стало грустно и на глаза стали наворачиваться слезы. Захотелось с кем-нибудь поговорить, ощутить тепло объятий и дружескую поддержку, но я была одна. Совершенно одна. И я не знала, что делать. Как перестать чувствовать холодок на спине. Как успокоить потревоженные нервы и вновь улыбнуться. Смерть близняшек меня добила. Если раньше я пыталась хоть как-то сопротивляться системе, пусть даже мысленно, то теперь мне стало страшно и противно.
Да, возможно, люди и заслужили такое обращение за свое мерзкое поведение, но от этого не становилось легче. Наоборот, из нас старались сделать извергов и убийц, повесить клеймо раба.
Избить.
Унизить.
Убить.
Мы не заслуживали шанса на спасение и на оправдание. И барон в очередной раз напомнил нам об этом. Мы безвольные марионетки в руках хозяина и должны быть благодарны за хлеб и воду, что нам дают.
Грустно.
Больно.
Сердце бьется тревожной птицей, пойманной в клетку. Хочется выть от безысходности. Но сил уже нет, и остается лишь покорно склонить голову и ожидать своей участи. Я не смогла дождаться ужина, после всех потрясений я так устала, что просто отрубилась и проспала до самого утра. А утром меня разбудил все тот же колокольный звон. Я открыла глаза и осмотрелась, в первые несколько секунд не осознавая, где нахожусь. Но в скором времени все встало на свои места. Я уже хотела встать с постели, когда заметила поднос с едой, оставленный на столе. Подойдя к нему, я обнаружила свой завтрак, состоящий из каши, хлеба и молока.
Кто его принес? Когда? И почему я не слышала?
Желудок обрадовался наличию еды и напомнил о себе тихим урчанием. Я села за стол и принялась завтракать. Но в связи с волнением, вкус еды я так и не ощутила, скорее, проглотила на автомате. Как только с этим было покончено, поднос просто исчез, как и мои вопросы по поводу его появления. Видимо, теперь я так буду получать еду. Как жаль. Мне бы хотелось обедать в столовой, слышать речь и наблюдать за людьми. Но я осталась совершенно одна.
После завтрака я подошла к кровати и заправила её, ведь привычки никуда не делись. Интересно, а что дальше? Сколько я тут пробуду? И, что делать?
Ждать мне пришлось недолго. Спустя минут пять послышался звук шагов, затем заскрипел дверной замок, и в комнату вошла мадам Найтес.
- Иди за мной, - приказала она.
Я покорно вышла из комнаты и направилась вслед за ней. Мы шли по первому этажу, никуда не сворачивая, и через пару минут я очутилась около двери. Дежавю.
- Входи, - сказали мне, открывая дверь.
От судьбы не убежишь, поэтому я вошла внутрь и замерла около двери. Это помещение чем-то напоминало наш танцевальный класс, только метров на десять побольше. И тут было всего одно зеркало во всю ширину стены. А с противоположной стороны располагались три окна. Из них можно было увидеть ухоженную лужайку с цветами и парой скамеек. Я смотрела в окно и мечтала оказаться на этой скамейке, вдохнуть свежий воздух, и хоть на мгновение почувствовать себя свободной. Ощутить на коже прохладный ветерок, подставить лицо ласковому солнцу и улыбнуться стайке птиц. Но вместо этого я заперта в клетке, и могу лишь мечтать о полете.
- Так и почему мы одеты в платье? - отвлек меня от созерцания природы голос темного эльфа.
Сегодня на нем были черные обтягивающие штаны и такая же рубашка без рукавов. Волосы собраны в косу, а на ногах надеты мягкие сапоги.
Я вздрогнула и повернулась к нему, а затем присела в реверансе, совершенно не понимая причину его негодования. Платье было нашей формой, и я надела его.
А, что ему не нравится?
- И как ты собираешься в этом заниматься? – усмехнулся он, осматривая меня.
Я пожала плечами. Мне было все равно, ведь я даже не знала, что за занятия предполагаются.
- Значит так, сейчас тебе принесут форму, переоденься. У тебя есть десять минут.
С этими словами он вышел из комнаты, а я осталась ждать. Спустя пару минут зашел охранник и протянул мне сверток. Я кивком поблагодарила его и стала осматривать содержимое. Так называемой формой оказались слегка мешковатые черные штаны и туника до середины бедра с боковыми разрезами и без рукавов. На ноги предполагалось обуть тапочки. Я немного растерялась от столь необычной одежды, ведь штаны разрешалось носить только мужскому полу, а для женщин это считалось грехом. Но я понимала, что если не одену её, то меня ждут неприятности, поэтому следующие пять минут я снимала платье и одевала костюм. Он был сделан из прочного, но в тоже время мягкого материала и не натирал кожу. В нем я была похожа на мальчика, ведь фигура у меня не была достаточно женственной. Но он не стеснял моих движений, и мне даже понравилась такая одежда.
- Что ж так гораздо лучше, - вновь услышала я голос учителя. – Правда, теперь ты больше смахиваешь на мальчишку, но так даже лучше. Давай сразу установим несколько правил. Ты должна приходить на занятия в этой одежде, платья тут недопустимы. О том, чему я буду, тебя учить ты узнаешь постепенно. Для начала нужно заняться твоей физической подготовкой. Сейчас ты должна пробежать десять кругов по комнате.
Я смотрела на него и не могла понять хода мыслей.
Физическая подготовка? Для чего? Зачем мне бегать?
- Ну, что встала, вперед, - раздался приказ.
Я вздрогнула и пустилась в бег. Правда весьма медленно и неуклюже, так как раньше мне этого делать не приходилось.
- Выше колени, спину держи прямее, - отдавал приказы Вирстан, наблюдая за моими действиями. – Как же тут все запущенно. Ты похожа на беременную бегемотиху. Резче.
На третьем круге мне стало не хватать дыхания, на пятом - закололо в боку и перед глазами стали появляться черные точки, ноги переставали меня слушаться. Мне очень хотелось остановиться, и перевести дыхание. Сил уже не было.
- Не останавливайся, иначе получишь кнутом по мягкому месту.
Я сжала зубы и с упорством продолжила бег. Закончив последний круг, я без сил рухнула на пол, пытаясь восстановить дыхание и кружение головы. Мне было плохо, ноги ныли и отказывались слушаться. Голова трещала, будто по ней били палкой. Такого со мной еще никогда не было.
- Что ж, неплохо. Хотя нет, ужасно. Никакой подготовки. Придется начинать с нуля. Теперь десять приседаний, а затем ложишься на спину, сгибаешь ноги и поднимаешь корпус.
Я уставилась на него, как на сумасшедшего, пытаясь осмыслить сказанное. Мне даже шевелиться больно, не то, что сделать хоть что-то.
- Я предупреждал, - раздался его голос, и в следующее мгновение я почувствовала жуткую боль в спине.
Я резко вскочила и посмотрела на него. В его руках лежал хлыст, и я поняла, что он не шутил. Пришлось выполнять упражнения, превозмогая боль. Я не знаю, откуда у меня взялись силы, но я сделала все, что он велел. Правда, теперь я вообще не чувствовала своего тела, оно было ватным.
За, что мне такое наказание? Чем я прогневала богов и хозяина?
- Сейчас можешь идти в свою комнату, а после обеда жду тебя здесь.
Я кивнула и попыталась встать, но удалось мне это только с третьей попытки и с большим трудом. Если честно, то я до конца не помню, как оказалась в своей комнате. Последним четким воспоминанием была кровать, и как я подходила к ней. А потом наступил провал.
***
Меня разбудил звук колокола. Я открыла глаза и попыталась встать, но снова легла обратно, так как тело пронзила обжигающая боль. Будто в него воткнули сотню иголок одновременно. Как больно. Нет сил, даже подняться.Но я должна это сделать, ведь иначе придет он, и я вновь получу удары. А мне этого очень не хочется. С трудом мне удалось встать, дойти до стола, где стоял мой, так называемый, обед, состоящий из супа и куска хлеба. Я смогла запихать в себя принесенный обед и дойти до зала, где должны были проводиться занятия. Точнее, даже не дойти, а доползти. На большее мне сил уже не хватило. Я устало прислонилась к стене и закрыла глаза, ноги меня не держали, и мне все больше хотелось сесть на пол.
- Вовремя, - услышала я голос надзирателя. – Садись.
Я съехала по стеночке вниз и уселась на пол. Послышалось издевательское хмыканье, но комментариев не последовало. Это меня весьма удивило. Я подняла глаза и увидела, что Вирстан сел напротив меня и пристально изучал.
- Что ж, можем остаться и тут. Я привык сидеть где угодно. А теперь я расскажу тебе о том, чему тебе предстоит научиться, - и взгляд такой пронзительный и издевательский одновременно.
Я села чуть прямее и приготовилась слушать.
- Итак, меня наняли для того, чтобы я обучил тебя искусству убийства и пыток, - с улыбкой маньяка поведал мне Вирстан, наблюдая за моими эмоциями.
А они были. Точнее эмоция была одна – шок. Я не могла понять для чего мне это? Убивать кого-то. Я в жизни никого даже не ударила, а тут придется убивать. Бред… Зачем? Я даже логически не могла осмыслить услышанное, оно никак не хотела формироваться в привычные для меня мысли и укладываться в голове. Логика не сходилась со здравым смыслом и отказывалась давать ответы. Какой из меня убийца?
- Тебе придется не только стать физически сильнее, но и выучить массу различной информации. Я научу тебя убивать тихо и быстро, чтобы никто не смог тебя найти или заподозрить. Так же я научу тебя сражаться и разбираться в придворных интригах и прочей ерунде. Поблажек не жди, у меня всего полгода на твое обучение и ты его пройдешь, - зловеще пообещал он.
От последней фразы мне стало совсем плохо. Я поняла, что он сделает все, что обещал и эти шесть месяцев станут для меня персональным адом. Что же я такого сделала, что барон решил отдать меня темному? Как я смогу все это выучить и пройти, если никогда раньше с таким не сталкивалась? У меня после первой же тренировки болели все мышцы, а что будет дальше и представить страшно.
- Каждое утро будет начинаться с группы физических упражнений, а затем мы приступим к занятиям, - продолжил он, наблюдая за моим шоком. Видимо, это доставляло ему наслаждение, так как с каждой его фразой мне все больше хотелось выбежать из зала. Его взгляд был колюч и весьма пристален, будто он смотрел внутрь меня и видел все мои страхи. – Сейчас я объясню тебе несколько принципов действия ядов.
Я посмотрела на него, пытаясь сказать, что у меня нет тетради, чтобы все записать, но он это уже понял ранее, может, прочитал мысли. Это не важно. Взмах рукой и передо мной лежат письменные принадлежности. Я не стала вставать с пола и принялась писать там, где сидела, тем более, что стола и стула в зале все равно не наблюдалось. Вирстан посмотрел на меня, хмыкнул и поднялся с пола.
- Всех представителей высшей аристократии с детства приучают к различным ядам, - начал вещать Вирстан, прохаживаясь по комнате. – Поэтому убить их этим средством крайне сложно. Но можно, если хорошо постараться. Менее восприимчивы к яду демоны, а вот легче всего отравить гнома. Да-да, именно, гнома. Они употребляют слишком много алкоголя, и он ослабляет весь организм, что, несомненно, играет нам на руку. Кстати, демоны могут по запаху различать некоторые яды, так что тут тоже надо быть предельно осторожными.
Я записывала сказанное и краем глаза следила за Вирстаном. Он с таким воодушевлением рассказывал о ядах и их применении, что сразу становилось понятно, что профессия убийцы ему весьма по вкусу. Его глаза горели, губы расплывались в ухмылке.
Из столь увлекательной для одного индивида лекции я узнала, что все яды подразделяются по категории сложности. Самые простые продавались в аптеке и давали лечебный эффект, если их применять в малых дозах. Ну а сложные зелья - делались на заказ у тех же аптекарей или можно было обойтись своими силами. Тут все зависело от умения и сложности приготовления определенного яда. Меня уверили, что я сама в скором времени смогу сделать любой яд из подручных материалов. Меня от этой новости слегка передернуло, но я смогла скрыть ужас и даже слегка улыбнуться.
Вирстан рассказал, что есть яды, которые убивают медленно и весьма болезненно, а есть яды, имеющие мгновенный эффект. Раз и нет объекта. Правда при этом он уточнил, что стоит в этот момент находиться подальше от объекта, иначе есть вероятность запачкаться.
- Я не думаю, что тебе будет приятно стирать его внутренности с одежды, - пояснил он на мой удивленный взгляд. – Например, от яда под названием «Поцелуй невесты» жертва начинает выплевывать свои внутренние органы, точнее, то, что от них остается после истления.
От представленной картины мой обед запросился обратно, и я с трудом сдержала рвотные порывы. Какой ужас. Что же просто гадство, так издеваться над человеком. Мне пришлось пару раз помотать головой, чтобы прогнать неприятные видения.
- О, это еще цветочки, - меж тем продолжил он, окидывая меня взглядом. – «Цветок любви», вообще, заставляет жертву мучиться от сильнейшей боли в течение трех суток. При этом яд медленно растворяет все внутренние органы, и от него нет противоядия.
С каждым сказанным им словом мне становилось все хуже и хуже, точнее мой организм начинал сопротивляться столь отвратительным картинам. А я сделала себе заметку, не есть много перед его лекциями, иначе есть вероятность, что мой желудок сделает много нехорошего. И, думаю, Вирстану не понравится, если на его занятиях я буду прощаться со своим обедом.
- Еще надо определиться с оружием, - окинули меня пристальным взглядом. – Меч ты точно не удержишь, слишком хрупкая. Хм, пожалуй, я научу тебя метать кинжалы и мелкие предметы, способные нанести урон. Поверь, убить любое существо можно даже шпилькой для волос, просто надо знать, куда её применить.
Я удивленно приподняла бровь. Убить шпилькой? Как такое возможно?
- Возможно, - ответили на мой молчаливый вопрос. – Я тебе больше скажу, убить можно и простой булавкой. И я научу тебя этому. Ты хрупкая и весьма миловидная, а это играет на руку. Я научу тебя обольщению и тому, как правильно соблазнить, а затем и убить любого.
Вот после этих слов я совсем сникла. Это было просто невозможно. Зачем мне убивать? Для чего? Нет, я не смогу. Вот только, как объяснить это Вирстану и барону. Меня скорее изобьют до смерти, чем признают неспособной к убийству. А значит, придется учиться и постараться не умереть за время обучения. Что-то мне подсказывает, что оно будет весьма сложным. Да и соблазнить кого-то я вряд ли смогу. Кто польститься на такое тело? Тут даже декольте не наденешь, а уж про все остальное я и вовсе молчу. Единственное, на что может повестись потенциальный клиент это глаза и волосы, но таких извращенцев мало.
- Что-то я не вижу воодушевления на твоем лице, - хищная ухмылка. – Неужели, тебе не нравится такое обучение?
Я отрицательно покачала головой и опустила глаза.
- Странно. Я думал, ты захочешь отомстить своим обидчикам, - сказал он будничным тоном, словно обсуждая меню завтрака.
Я вскинула голову и уставилась, на говорившего, пытаясь понять, что он имеет в виду.
- Ой, вот не надо прикидываться невинной овечкой, - усмехнулся учитель. - С твоим недугом многие тебя обижали, по-другому даже быть не могло.
Я сжала губы и попыталась отвернуться, но он тут же оказался рядом и, приподняв за подбородок, сказал:
- Мне все равно, что ты думаешь по этому поводу. Запомни. Я научу тебя убивать, а как ты будешь использовать эти знания мне все равно. Поняла?
Я вновь закивала и попыталась вырваться из захвата. Вирстан еще несколько секунд смотрел в мои глаза, а затем отпустил.
- Сейчас можешь быть свободна. В комнате тебя ждут книги, советую их прочитать. Завтра ты должна быть тут.
Я встала с пола и, подавив стон, направилась в свою комнату. Шла я туда долго, тело еще ныло и не желало слушаться. Ноги были, будто ватные и двигались с трудом. В комнате я обнаружила ужин и стопку из десяти книг различной толщины. Ничего себе начало учебного дня. Нет, я радовалась наличию книг и возможности хоть ненадолго отвлечься от проблем, но что-то мне подсказывало, что книги тут не развлекательные. Для начала я решила поесть, а уже потом приняться за учебу. Сегодня мой ужин состоял из гречневой каши и куска хлеба. А также на столе стоял кувшин с водой. Стоило мне поесть, как посуда испарилась, и я принялась за рассматривание выданных книг. Тут были книги различных направлений, в том числе по ядам, противоядиям, болевым точкам и прочей ерунде. Если честно, то читать мне их совершенно не хотелось, но я понимала, каким будет наказание за непослушание, и это стимулировало . Так как мы с Вистаном сегодня проходили яды, то и начать я решила с них. Книга была в кожаной обложке с весьма приличным количеством страниц. Я вздохнула и открыла её.
Жаль, что никто не предупредил меня о том, что есть, перед просмотром этой книги, не рекомендуется. Нет, сама книга оказалась весьма интересной и познавательной. А вот картинки были ужасными. На многих из них показывались результаты применения яда, и от этих результатов мне становилось плохо. Знаете, как-то не очень люблю наблюдать за разложением трупов со всеми внутренними органами или за тем, как тлеет часть кости. Брррр. Мне стало дурно, ужин попросился обратно, и я с трудом сдержала рвотные позывы. Когда мне, наконец, удалось справиться с разбушевавшимся организмом, я продолжила чтение.
Из этой книги я вынесла весьма полезные сведения. Например: трава под названием «Сизацвет» являлась очень сильным обезболивающим средством, если с ней не переборщить, иначе можно было отправится к праотцам. Яд «Марионетка» действовал только на эльфов, а «Милианин» воспринимался лишь оборотнями. Кстати, оборотни были готовы отдать многое за растение под названием «Тысчера». Оно росло на болоте, и для них являлась чем-то вроде валерьянки для кота. Правда, найти это растение весьма проблематично, так как на болото соватся рискуют не многие.
Я также прочитала книгу по противоядиям, дабы сразу знать, как вылечится от столь интересных разновидностей ядов. Вот только противоядий было раза в два меньше, чем самих ядов. Но это и не удивительно. Придумать отраву, значительно легче, чем найти от нее избавление. Меня весьма обрадовала новость о том, что многие яды действуют не сразу и можно успеть ввести противоядие. Но с другой стороны, это было проблемой. Ведь если убивать кого-то с этой помощью, то надо еще и проследить, чтобы ему не помогли. А вот это значительно труднее сделать.
От всех этих ядов и противоядий голова шла кругом. Мысли просто не укладывались в логическую цепочку. Я не могла мыслить логически и понять, что делать. Конечно, мне придется стать тем, кем хотят они, но не факт, что это получится. Хоть они и считают по-другому. Мне не хватало девочек, в груди будто сжимались тиски. Хотелось выйти на улицу и закричать. Поговорить хоть с кем-то. Просто посидеть рядом. Одиночество убивало меня. Медленно и мучительно. Я не знала, что делать. Как заставить себя мыслить позитивно и попытаться найти хоть что-то хорошее в этой ситуации. Но у меня ничего не выходило. Накатывало отчаяние. Хотелось завыть.
Я до боли закусила губу и попыталась отбросить ненужные мысли, но они упорно продолжали лезть в голову. Я потихоньку дошла до кровати, переоделась и легла, молясь о том, чтобы этот кошмар поскорее закончился.
***
Вирстан смотрел в след Нэне и ухмылялся. Да, с одной стороны, она оказалась весьма слабой и хрупкой, но вот её взгляд говорил о другом. В нем то и дело проскакивали всполохи бунта. И это ему очень нравилось. Он любил мятеж и борьбу. Ему было интересно, сможет ли он сломать её и сделать своей игрушкой. Идея с обучением уже не казалась ему такой плохой, как ранее. Наоборот, его это даже возбуждало. Ведь он мог делать с этой девушкой все, что заблагорассудиться и не бояться кары с чьей либо стороны. Нет, он никогда никого не боялся, его профессия просто обязывала иметь врагов и недругов. Правда, он старался не оставлять своих врагов и убивать их, как можно быстрее, дабы не оборачиваться назад и не думать о последствиях.
Издержкой его профессии было отсутствие эмоций. Убийца не должен что-либо чувствовать. Особенно, когда выполняет свою работу. Он актер, который играет одну из лучших ролей, будь-то шут или король. Ни один мускул, взгляд или действие не должны вызывать в будущей жертве хоть долю сомнения. Вирстан любил входить в доверие и только после этого медленно и жестоко убивать. Он давал жертве возможность ощутить всю гамму эмоций, потрясения от предательства и смирение от неизбежного конца. Еще ни одна жертва не уходила от него. Ему было, чем гордится.
Что ж, возможно и настало время передать свои знания другим, а со временем уйти на покой и обосноваться в какой-нибудь глуши, предварительно найдя развлечение для бурных ночей. И, может, даже не одно.
За всеми этими скромными мыслями Вирстан зашел в свою комнату, и на ходу, сняв рубашку, бросил на стул. А после этого он повалился на кровать и уставился в потолок. Комната, которую ему выделил барон, находилась на первом этаже в том же крыле, что и комната Нэны, только в другой стороне. Сама комната была сделана в пастельных тонах с минимальной обстановкой. Тут располагалась кровать с мягкой периной, рабочий стол с парой стульев и шкаф для одежды. Также тут была расположена ванная комната. Вирстана такая обстановка полностью устраивала, он не любил роскошь. Она ему претила. Все эти драгоценности, меха, шелка и многое другое. Он считал это излишним и прибегал к таким вещам крайне редко.
На данный момент мысли Вирстана больше занимала эта девушка. Точнее, он все пытался понять, чему именно её обучить за столь короткий срок. Она слишком хрупкая и даже несколько кругов выдерживает с трудом, а уж об остальном, и говорить не приходиться. Ну, ничего, он еще сделает из нее профессионального убийцу.

Самерс
Новичок
Posts in topic: 1
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 16 июн 2016, 12:15

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Самерс » 16 июн 2016, 12:22

История довольно интересная, хотя местами и грустная. Никогда еще не читала про немую героиню. Даже сочувствую ей, а вот кузина начинает бесить. Этакая цаца с которой все считаться должны. И еще меня Мира настораживает...какая-то слишком добрая.
А вот Вирстан персонаж колоритный. Явно маньяк с наклонностями... Даже интересно, чему он будет учить девушку и как.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 16 июн 2016, 12:45

Самерс писал(а):[post]203099[/post] История довольно интересная, хотя местами и грустная. Никогда еще не читала про немую героиню. Даже сочувствую ей, а вот кузина начинает бесить. Этакая цаца с которой все считаться должны. И еще меня Мира настораживает...какая-то слишком добрая.
А вот Вирстан персонаж колоритный. Явно маньяк с наклонностями... Даже интересно, чему он будет учить девушку и как.


Добрый день. Спасибо за отзыв)
Ну Вирстан на самом деле имеет некие наклонности маньяка и позже об этом расскажет. А учить Нэну он будет всему что знает сам. Правда, в меньших количествах и лишь самое необходимое. На счет Миры вы правы, она не так проста как кажется на первый взгляд)

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 16 июн 2016, 15:05

По совету переношу сюда несколько отзывов с других ресурсов (СИ и Литэра):
Kittiara (Kittiara@ua.fm) 2016/03/09 19:18 [удалить] [ответить]
Получила книгу. Большое спасибо.
Читала запоем. Окончание такое....хорошее. Совсем не такое, как я предплагала.
Вдохновения!!

Ташша (ni89196594990@outlook.com) 2015/12/29 00:05 [удалить] [ответить]
Ольга, спасибо за произведение. Очень нестандартный образ девушки с чистой душой в жестком мире. Выложенную часть прочитала за день (включая рабочее время- затягивает); очень хочется дочитать историю до конца - обязуюсь нигде не размещать... Вам -удачи, музу под боком для вдохновения...

Оксана (explosivae84@mail.ru) 2015/12/25 10:08 [удалить] [ответить]
выработка характера не редка в книгах. Но вот чтобы читатель полюбил героя такой "профессии", надо постараться. Конечно, все сопереживали Нэне на протяжении книги. Что мне больше всего понравилось, так это умение девушки справляться с собой. Не в плане слез и т.п. Нэна умеет объективно оценивать себя, окружающих,ситуацию, просчитывать дальнейшие пути, абстрагируясь от, казалось бы, важных вещей. Оля, огромное спасибо за книгу. Она несомненно будет одним из моих любимых произведений.

Татьяна (Chasiki@mail.ru) 2015/12/24 07:32 [удалить] [ответить]
Здравствуйте! С удовольствием прочитала представленную часть произведения. Очень порадовал характер главной героини. Ее действия вызывают уважение. А стойкость - восхищение. Сейчас очень много плаксивых различных историй про истеричным героинь, которые уже ничего положительного не вызывают. На вашем же произведении я отдыхала душой. Спасибо за полученное удовольствие. Была бы признательна, если бы вы прислали окончание. Заранее спасибо.

Ирина (mrs_pet@mail.ru) 2015/12/23 19:47 [удалить] [ответить]
Прочитала всю книгу до конца. У второй половины книги очень неожиданное развитие сюжета. Радует то, что Нэна выросла внутренне и научилась показывать зубки))) Отдельное спасибо, за маленький, но все-таки ХЭ (Каира жалко...).
Книга очень достойная, спасибо огромное!!

Елена (plitchko@rambler.ru) 2015/12/22 16:19 [удалить] [ответить]
Вы знаете, Ольга, я когда наткнулась на Вашу книгу и начала читать, то вначале подумала, что будет слезливая история про бедную сиротку,где читатели будут проливать слезы на страданиями героини.Но Вы построили повествование так, что жалеть героиню даже в голову не приходит, такая сильная личность, она не только не теряется в постоянно меняющихся обстоятельствах своей жизни, но и какой то степени меняет эту жизнь под себя.
А когда я прочла всю книгу до конца и увидела, что совсем юная девушка в страшном мире не только успешно выживает, но и под ее влиянием меняются некоторые герои, причем совершенно не слабые личности, которые были вполне довольны судьбой и не собирались ее менять. Настолько Ваша героиня светлая и цельная личность, что даже,то что она вынуждена делать,не ожесточает ее, и, читая даже моменты, где она совершает убийства, ждешь, что у нее все получится.
Давно мне не попадались книги, которые на меня произвели такое сильное впечатление. Спасибо Вам огромное и успехов!

Арнетт 28.01.2016, 21:59:11 Удалить Удалить ветку

Перечитала. Нэна - прелесть, очень характерная героиня, научилась справляться и с собой и стараться просчитывать дальнейшие шаги. Образ однозначно вызывает уважение.
Жду вторую часть.
Не обессудьте, предпочитаю читать целиком, чтобы не терялось и не рассеивалось впечатление.

Анастасия Запорожец 23.03.2016, 03:07:09 Удалить Удалить ветку

Очень интересная книга, и самое главное сюжет не заезженный!!! Увлеклась до утра!

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 07 июл 2016, 09:40

Глава 8
Звон колоколов ворвался в мой сон, и я с трудом открыла глаза. Мне казалось, будто я легла всего час назад. Ночь выдалась весьма трудной. Сначала я не могла уснуть из-за мыслей о своей судьбе, а затем мое тело вновь решило напомнить о себе и тренировках. Так плохо мне еще никогда не было. Хоть я и ранее занималась физическим трудом, но не столь рьяно. Мое тело еще никогда не испытывало таких нагрузок и болей. И я прекрасно понимала, что это только начало моих мучений. О том, что будет дальше, я старалась даже не думать. Я с трудом села на постель и спустила ноги вниз. По телу тут же прошли судороги, и боль скрутила неимоверно. Мне пришлось выждать пару минут, чтобы хоть немного прийти в себя. Подняв голову, я обнаружила завтрак, который дожидался меня на своем обычном месте. Вот только, как до него добраться? Пришлось стиснуть зубы и тихо передвигаться к столу. Казалось, что прошла целая вечность, прежде, чем я смогла это сделать. Есть мне тоже было нелегко, руки отказывались служить, они дрожали от напряжения.
Как же мне плохо.
Но времени на то, чтобы жалеть себя у меня не было. Надо было спешить на занятия, иначе мне может стать еще хуже. Сомневаюсь, что Вирстан станет жалеть меня и разрешит пропустить занятие.
Я постаралась встать, как можно осторожнее, чтобы не напрягать мышцы. Давалось мне это с трудом. Тело просто не хотело слушаться, но я упрямо натягивала форму и, превозмогая боль, шла в комнату для занятий. Когда я пришла, то в комнате, кроме меня, никого не было. Видимо, Вирстан решил немного задержаться. Я тихо опустилась по стеночке на пол и села в ожидании учителя, стараясь при этом не делать лишних движений.
- А вот и ты, - услышала я его весьма довольный голос. – Держи.
Он протянул мне крошечную зелёную капсулку.
Что это? Он меня отравить решил? Чтобы не мучилась.
Я непонимающе уставилась на учителя.
- Это облегчит боль, - пояснил он, пристально разглядывая меня.
Я взяла в руки капсулу и затем проглотила её. Пару минут ничего не происходило, а затем по всему телу пошло приятное тепло, и мне стало значительно легче. Если честно, то я была слегка удивлена такому положению вещей и его доброте. Мне слабо верилось в искренность со стороны Вирстана.
- Не обольщайся, - ухмыльнулся он. – Мне нужно обучить тебя, как можно быстрее, поэтому эти лекарства помогут мне, вовремя её закончить.
Да, последние надежды разлетелись вдребезги. Слишком строго он на меня смотрел. Это не предвещало ничего хорошего. Но радовало, что хоть боль меня отпустила, и мне стало значительно легче.
- Сейчас десять кругов бегом, затем отжимания.
Я кивнула и побежала. После той капсулы во мне будто проснулось второе дыхание. Бежать было легко, ноги не путались, сердце не вырывалось из груди, перед глазами не маячила темнота. Мне было легко и хорошо. Я надеялась, что это чувство останется со мной, как можно дольше. После десяти кругов я стала делать отжимания, правда, выходили они плохо, ведь раньше мне такого делать не приходилось.
- Отлично, - раздался довольный голос Вирстана. – А теперь будем проверять твою ловкость.
И голос такой довольный-довольный. Аж мурашки по коже побежали.
Я непонимающе смотрела на него. Ловкость? Для чего? И как?
- Встать к стене, - взмах рукой.
Я встала, как мне велели, и устремила взгляд на него в надежде на объяснение этой ситуации. Его усмешка мне не понравилась. Слишком предвкушающей она была. Пару секунд он пристально разглядывал меня, а затем в его руке зажегся огонек синего цвета.
- Я буду кидать в тебя эти сферы, твоя задача увернуться, - пояснил он, подкидывая сферу. – Кстати, если не успеешь увернуться, то получишь разряд тока. Не смертельно, но довольно ощутимо.
По мере высказывания Вирстаном задания мои глаза становились все больше. Получить разряд молнии мне совершенно не хотелось. Я не сомневалась, что это будет весьма болезненно, хоть не смертельно.
- Начали, - улыбка, и в меня полетела первая сфера.
Я пригнулась, и она пролетела над головой, следующая едва не задела мое правое плечо. Прыжок, уклон влево, вправо, прогиб и так далее. Я уворачивалась, как могла, но сферы с каждым разом летели все быстрее и быстрее. Мне становилось все труднее разглядеть траекторию их полета. Очередная сфера пролетела над головой, и я еда успела от неё увернуться, и тут же получила удар в живот.
Как больно!
На глаза навернулись слезы. Боль была неимоверной. Ток прошел по всем нервным окончаниям и парализовал меня на некоторое время. Я сжала зубы и повалилась на колени, обхватив живот руками. Больно. Нестерпимо. Тело будто горит. Голова взрывается от бегущих нейронов. Перед глазами блистают черные точки.
Мне казалось, что все тело опустили в кипяток. Оно отказывалось меня слушаться.
- Весьма неплохо, - услышала я довольный голос Вирстана. – Я ожидал худшего, но ты смогла меня порадовать. На сегодня уроки с ловкостью закончены. Теперь будем повторять пройденный материал.
Пока он говорил, я заметила, что боль стала отступать. Пелена перед глазами развеялась, и тело начало повиноваться приказам мозга. Я встала, слегка пошатываясь, и увидела перед собой парту, как в учебном классе. Это меня удивило, ведь всего пару минут назад тут ничего не было. Одним словом – магия. Я села за парту и приготовилась слушать. Вирстан смотрел за моими потугами и лишь улыбался. Когда я, наконец, села и посмотрела на него, он взмахнул рукой, и передо мной возникла доска с картинками из учебника по ядам. Желудок сжался и угрожающе заурчал. К горлу подступила тошнота. Я с трудом смогла сдержать чувства. Все дело в том, что это были не совсем картины из учебника. На тех, что висели на доске, жертвы были весьма реалистичны. Будто живые.
- На этих картинах запечатлены мои жертвы, - похвастался Вирстан, наблюдая за моей реакцией. – Я думаю, что учебники не передают всей картины мучений жертвы и их последствий.
Я плотнее сжала зубы, молясь о том, чтобы организм меня не подвел. Боюсь, если я начну на глазах Вирстана прощаться со своим завтраком, то он найдет для меня весьма жестокое наказание. А мне этого совершенно не хотелось. Тело еще помнило разряды тока и боль.
- Вот тут, - взмах на край левой картинки. – Запечатлено действие яда «Поцелуй невесты». Посмотри, как красиво разлагается печень. С одной стороны она уже почернела, а вот с другой уже начала распадаться на части. Правда, здорово?
Я невольно взглотнула и попыталась взять себя в руки. Энтузиазма Вирстана я не разделяла. Меня радовало, что на этих самых картинках были изображены части тела без голов. Боюсь, смотреть на полный труп я не смогла. Мне вполне хватило этих картин. На каждой из них был запечатлен определенный орган тела с явными признаками поражения. И скажу сразу, вид весьма неприятный. Где-то были видны следы разложения, гниения, предсмертные судороги и просто куски мяса. У меня складывалось ощущение, что я нахожусь в мясной лавке, вот только тут не продают мясо, а показывают наглядный пример того, что не стоит иметь врагов.
- Неприятно? – хищный оскал. – Привыкай. Теперь тебе часто придется с этим сталкиваться. И не только с этим. Бывают случаи и хуже. Однажды мне пришлось убивать демона. О, какой это был экземпляр! Знаешь, демоны очень живучи, убить их тяжело. У них так же снижен болевой порог. А мне, как раз, еще и информацию у него добыть нужно было. Ммм, такой случай предоставляется крайне редко.
Я смотрела на то, как блестят глаза Вирстана от воспоминаний о той жертве, и тайно молилась, чтобы ему никогда не пришлось пытать меня. Его глаза были похожи на два океана, в которых плескалось удовольствие. Он был так вдохновлен, что становилось страшно.
- В общем, в тот день я лично препарировал демона. Разрезал его на части, вынимал органы и проверял на них действие ядов. Это было просто великолепно. Его печень разлагалась целых три часа, а сердце всего час. Вся моя лаборатория была пропитана кровь и запахами гниющей плоти.
Боже, куда я попала? Он же маньяк, причем натуральный. Как можно так жить? Неужели мне тоже придется стать такой? Я не хочууу….
Подняв глаза на Вирстана, я заметила, что он очень пристально смотрит на меня и следит за реакцией. И видимо, она ему не понравилась, так как скоро я услышала:
- Привыкай к этой мысли, так как через пару месяцев тебе придется наглядно наблюдать за действиями яда. Материал я тебе обеспечу.
В этот момент мои глаза стали похожи на блюдца. Что значит, предоставлю материал? Неужели мне придется кого-то убить? Я потрясенно смотрела на Вирстана, пытаясь понять, шутит он или нет.
- Дорогая, я тебе больше скажу, ты не только будешь смотреть на действия ядов, но и убивать жертву, - весьма уверенно заявил он.
А мне впервые в жизни захотелось свалиться в обморок. За что мне это? Чем я такое заслужила?
- Итак, яды действую по-разному, как ты успела заметить. Вот на этой картине начальный этап разложения, а вот на этой - конечный. А прошло всего пару часов. Видишь, как быстро.
И далее я несколько часов слушала и смотрела на различные картины и яды. Знаете, обедать мне уже не хотелась, да и ужинать я вряд ли захочу. Все эти картины и сама лекция были отвратительными, и я не представляла, как буду спать после этого. Я понимала, что Вирстану все это доставляет небывалое удовольствие. Но, как, он стал таким? Ведь нельзя просто так, без причины стать убийцей? Что же его заставило? Может какая-то травма? Или событие? Но, боюсь, об этом он мне не расскажет. Хотя, можно попробовать узнать. Вот только как? Я же не могу говорить. Если только написать вопрос на бумаге. А вдруг он разозлится, и я получу наказание? Что же делать?
- Тебя что-то интересует? – будто прочитав мои мысли, спроси он. Кивок. – Спрашивай. Я сегодня добрый.
Я тихо вздохнула и, взяв листок, написала на нем вопрос, а затем протянула ему. Он взял лист и, прочитав его, слегка удивился. Его брови поползли вверх и он усмехнулся.
- Тебя интересует, как я стал таким? – задумался он. – Занятно. Ты первая, кто об этом спросил. О, это весьма интересная история. Сейчас я тебе её поведаю.
Я удивилась такой доброте с его стороны. С чего бы это ему делится со мной историей своей жизни? Когда я писала этот вопрос, то ждала не такого ответа. Скорее я ожидала отказа и наказания. Хотя, может его рассказ и окажется для меня наказанием. Да и рассказать его историю я все равно никому не смогу, а ему хочется просто похвастаться. Другого варианта я придумать не могла. Я понимала, что история будет долгой, поэтому села удобнее и приготовилась слушать. А тем временем Вирстан, наоборот, встал и начал расхаживать по комнате. Его глаза приняли задумчивое выражение, и он начал повествование:
- Я родился в семье приближенных короля. В семье уже было трое сыновей, и я оказался самым младшим и ненужным. Как оказалось, моя мать не хотела меня, но об этом я узнал в семь лет. Отцу мной заниматься было некогда, поэтому меня отдали няням. Быть младшим среди братьев плохо. Они постоянно издевались надо мной, не брали с собой никуда, а порой и вовсе игнорировали. В общем, я был предоставлен сам себе. О, я был весьма шкодливым ребенком. И мои шутки были жестокими и изощренными. После того, как отец попал в одну из них и чуть не лишился руки, меня отправили в военную школу. Но до нее я так и не доехал, по дороге на нас напали бандиты. Они потребовали у отца выкуп, но он просто отказался от меня и заявил, что ничего платить не будет. Так разбились мои детские мечты. Но мне повезло. Главарь увидел во мне потенциал и стал моим учителем. Он был немного не от мира сего, но в этом и заключалась его исключительность. Он научил меня многому и за это я ему благодарен. Спустя двадцать лет я покинул их и стал работать самостоятельно. Когда я стал достаточно знаменит, то смог отомстить своей семье. О, это было восхитительно. Я пробрался в их дом и отравил всю еду, а затем с превеликим удовольствием наблюдал за их мучениями. Я был последним, кого они видели. И это был бальзам на мою душу. Я видел их мучения, предсмертную агонию и улыбался. Это был мой триумф. Ну, а теперь я самый известный убийца во всем мире и мне есть чем гордиться.
Я слушала историю Вирстана и жалела его. Нет, его поступки были для меня дикостью, но мне было жаль ребенка, которым он был. Я тоже после потери родителей была зла на весь мир. А от него они просто отказались. Это еще хуже. Но зачем же, так мстить? Что он этим добился? Неужели ему, действительно, было приятно смотреть на их мучения? Если следить за его жестами и улыбкой, то получается – да. После своего рассказа его глаза блестели, а на губах играла улыбка. Это было страшно. Передо мной стоял дроу, который, действительно, любил убивать. Я бы не хотела быть такой, уж лучше смерть.
- Жалеешь? – раздался его раздраженный голос. – Зря. Мне жалость не нужна. Твоих родителей ведь убили демоны?
Я кивнула.
- А если бы у тебя был шанс отомстить? Что бы ты сделала? Отказалась от мести, ради спокойствия души?
От его слов я вздрогнула. Он задел весьма болезненную тему. В детстве, когда я еще не осознавала всех позиций этого мира, мне действительно хотелось отомстить. По ночам я мечтала о том, как найду их и порублю на кусочки. Как буду наблюдать за их мучениями. Да, и повзрослев, я не изменила свои мечты. Я хотела мести. Вот только я понимала, что шансов у меня нет. Мне не выстоять и пары секунд против демона.
- Вот видишь, ты тоже жаждешь мести, - усмехнулся он, наблюдая за мной. – А, ведь я могу научить тебя многому, в том числе и тому, как убить демона. И даже помогу найти этих демонов и поквитаться с ними. Что скажешь?
Я задумалась над его словами. Это было весьма интригующее предложение. Мне безумно хотелось отомстить за смерть родителей и, кажется, сейчас у меня появился такой шанс. И я решила им воспользоваться.
- Согласна?
Я кивнула.
- Ну, что ж, тогда с завтрашнего дня мы начнем усиленные тренировки. Сейчас иди в комнату и выпей вот это. Ты заснешь и проспишь до утра. Твой организм должен отдохнуть.
Я взяла протянутую капсулу и встала из-за стола. Дойдя до комнаты, я обнаружила там ужин и, слегка перекусив, выпила таблетку. А после легла на кровать и уснула. Сны в эту ночь прошли мимо меня.
***
Вирстан проводил Нэну взглядом и улыбнулся. Все оказалось значительно проще, чем он рассчитывал. Какая же она все-таки наивная. Её детская непосредственность ему на руку. Он знал, на какие места стоит надавить. Нет, он, конечно, мог и заставить её учиться, но лучше, когда она сама этого хочет. А сыграть на чувстве мести было самым лучшим выходом. Теперь она сама будет рваться к знаниям, и стараться все сделать, как можно лучше. Ему не придется её заставлять.
А на счет той истории, что он рассказал, то в ней скрывалась только часть правды. Его отец не был ему настоящим отцом. Как оказалось, у матери был любовник, и это вскрылось, лишь, когда она забеременела. Чтобы не навлечь позор на семью, муж признал ребенка, но совершенно не обращал на него внимания. И похищение просто развязало ему руки. А вот Вирстану это испортило жизнь. Ему пришлось многому научиться, чтобы стать тем, кем он является сейчас. Но это того стоило. Он действительно убил свою, так называемую, семью и ни капли не жалеет об этом. Они заслужили такое наказание за свою дерзость и нахальство. И при этом работа была выполнена профессионально, никто даже не подумал на него. Все решили, что это разборки местного уровня, и так и не смогла найти ни убийцу, ни заказчика. Теперь он стал весьма знатным господином и даже имел неплохой титул, но придворная жизнь его мало интересовала. Все эти приемы и балы сидели у него в печенках. Ему больше нравилось преследовать жертву, изучать её повадки, и слабости, посылать письма с намеками и просто наслаждаться страхом. Он обожал, когда жертва дрожала и умоляла его не убивать, как она стенала и плакала. Это было так возбуждающе и притягательно, что он не мог себе отказать.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 07 июл 2016, 09:41

Глава 9
Барон смотрел на Виргинию пристальным взглядом. Новые отчеты ему не нравились. Слишком много затрат выходило, и это не приносило ему радости. Да и сама Вергиния была недовольна всеми этими событиями. Смерть двух девушек сильно подкосила остальных. Они стали замкнутыми и подавленными. Лишь Марфа и Альвия сияли детской непосредственностью. В особенности Марфа. Она всякий раз старалась подчеркнуть свою исключительность и красоту. И её совершенно не интересовала участь сестры. Ну, а Альвия во всем следовала за подругой и подражала ей. Конечно, у них есть все шансы стать фаворитками. Но ненадолго. Никому из демонов не нужны разрисованные куклы. Сейчас они больше хотят иметь рядом интересного собеседника, а не игрушку на одну ночь. Но вдолбить это девушкам очень трудно, они продолжают упорно филонить на уроках.
- Девушки совсем пали духом, - доложила Вергиния, стараясь при этом не смотреть на хозяина.
- И, что теперь? – не понял её доводов барон. Его сейчас больше интересовали занятия Вирстана, чем этот курятник.
- Я опасаюсь, что могут быть новые смерти.
Барон смерил её пристальным взглядом и спросил:
- И, что ты предлагаешь?
- Может, устроим им небольшой праздник? – предложила она. – Они все удручены потерей трех подруг. На занятиях атмосфера весьма негативная и даже наказания не помогают. Я предлагаю организовать им пикник в саду.
Барон задумался над этим предложением.
- Хм, это вполне приемлемо. Я дозволяю, но никаких излишеств. Мне лишние траты не нужны.
- Конечно, все будет просто и дешево, - тут же откликнулась Вергиния, надеясь, что хоть это принесет радость девочкам.
- А вообще, у этих девушек есть хоть какие-то результаты?
- Да, но пока очень средние результаты. Лишь четыре, максимум пять могут претендовать на роль фавориток. Но все может измениться. Они весьма непредсказуемы.
- Ну, это тоже неплохой вариант развития событий. Даже, если только две из них в конечном итоге станут фаворитками, это будет хорошо, - задумчиво проговорил барон, устремив взгляд в пустоту.
Ему хотелось получить, как можно больше денег за этих девиц, но надо было понимать, что не все так легко достается, как хотелось бы.
- А, как там Нэна? – решила поинтересоваться она. В тайне ото всех Вергиния немного жалела девочку, слишком многое ей выпало. – Есть успехи в её обучении?
- Пока не знаю, - даже не смотря на неё, ответил барон. – Скоро должен прийти Вирстан и рассказать об её успехах.
Вергинии этот эльф совершенно не нравился. От его взгляда бросало в дрожь. Но раз барон решил взять его в услужение, то придется терпеть. За этими мыслями она не сразу заметила, как отворилась дверь, и в неё тихой походкой зашел он. Как всегда притягательный и опасный.
- Приветствую, - обаятельная улыбка и колкий взгляд.
- Проходи, - взмах рукой в сторону кресла.
Вирстан окинул оценивающим взглядом Вергинию и сел в предложенное бароном кресло.
- Рассказывай, - не терпящим возражения тоном потребовал барон. Ему хотелось узнать новости, как можно быстрее.
- Мне пока трудно дать полную характеристику, - начал говорить Вирстан, закидывая ногу на ногу. – У нас прошло только два занятия. Физически она слаба, но этот недочет я исправлю. А вот ума ей не занимать. Она, конечно, весьма впечатлительна, но это тоже поправимо.
- Что ж, новости обнадеживающие, - Ронвуд потер руки в предвкушении. - Ты успеешь в срок?
- Я постараюсь. Но для работы и быстрого усвоения материала мне понадобятся определенные вещи.
Барон слегка напрягся, лишних трат ему бы не хотелось.
- Какие? – все же спроси он.
- Для начала пара трупов, пожал плечами темный эльф.
После этой фразы в комнате установилась тишина. Вергиния с бароном уставились на Вирстана с немым негодованием. Запрос был крайне странным.
- Зачем тебе это? – первой не выдержала она.
- Мы сейчас проходим яды, - невозмутимо ответил ей Вирстан. – И Нэне нужно наглядно видеть их действие на живую материю. Картинки совершенно не передают всех нужных красок и аспектов. Да и в будущем ей придется препарировать трупы, дабы знать строение тела и многое другое.
- И, где я тебе их возьму? – поинтересовался барон уже более спокойным тоном. Если Вирстану это поможет в работе, то это нужно.
- Неужели у тебя в графстве никого не казнят или никто не умирает? – приподнял бровь он.
- Умирают, конечно, - отмахнулся барон. - Просто за этим следят старосты. Не буду же я еще и за этим следить.
- Так свяжись с ними и прикажи привезти сюда парочку. Хотя лучше отправь ребят, пусть наложат стазис. Труп мне нужен в приличном состоянии и желательно, чтобы смерть наступила совсем недавно.
- И, когда тебе это нужно? – никак не мог успокоиться Ронвуд.
- Чем быстрее, тем лучше, - усмехнулся Вирстан, мысленно представляя процесс препарации и обучения. – И еще мне нужна комната в подвале.
- Зачем?
- Думаю, тебе не очень понравится, если я забрызгаю кровью зал для занятий, - спокойно ответил дроу.
- Хм, а тюремная камера подойдет? – задумчиво пробормотал эльф.
- Вполне. Я тут составил список всего необходимого.
Барон взял протянутый листок и стал вчитываться. Большую часть требуемого инвентаря можно было найти в замке, а на остальное потребуется пара дней.
- Мне нужно три дня на сбор всего этого.
- Отлично, - обрадовался Вирстан.
- Я так понимаю, что ты еще и лабораторию хочешь сделать? – еще раз внимательно прочитал листок барон.
- Да. Зачем тратить деньги на яды, когда их можно приготовить самому.
- Ты хочешь научить, Нэну готовить яды? – изумилась Вергиния.
- Конечно, - не понял удивления Вирстан. – Не будет же она бегать по замку врага в поисках склянки с ядом. Легче его самой сделать.
- А не боишься, что она тебя отравит? – не удержалась от подкола Вергиния.
- Нет, - спокойно ответил Вирстан, переводя на неё взгляд. – Во-первых, я не восприимчив к большинству ядов, а во-вторых, сейчас она весьма заинтересована в обучении и моя смерть ей невыгодна.
- Почему она заинтересована? – поинтересовался барон.
- Это пока останется моим секретом, - тут дроу не удержался от ядовитой усмешки. - Я, пожалуй, пойду. Мне еще надо приготовиться к завтрашнему занятию.
Он встал и, молча, вышел за дверь, оставив остальных пребывать в недоумении. Ему нравилось держать людей в неведении по отношению к своим действиям. Пусть гадают, что он задумал.
- Вергиния, собери все необходимое по списку, - протянул ей листок барон. – И прикажи очистить темницу под левым крылом. Там, кроме них, все равно никто не живет, пусть развлекаются.
- Хорошо, - ответила она, беря лист. – Еще распоряжения будут?
- Нет. Можешь идти.
Вергиния кивнула и вышла из кабинета. Ей предстояло еще многое сделать и в первую очередь найти дворецкого.
***
Я зашла в свою комнату и опустилась на кровать. В моей голове до сих пор не могло уложиться, что я согласилась на предложение Вирстана. О чем я думала? Да, я мечтала отомстить, но это были лишь мечты. Я не представляю, что смогу убить живое существо. Это выше моих сил и понимания. Вот только назад свои слова взять не получится. Вирстан за такое просто по стенке размажет.
А если посмотреть на ситуацию с другой стороны, то эти знания мне в жизни могут пригодиться. Я могу не убивать демонов лично, а воздействовать через кого-то. Вот только, как я их узнаю? Они были в боевой ипостаси, когда пришли к нам, а она весьма отлична от человеческой. Не буду же я подходить к каждому демону с просьбой принять боевую форму. Мда, почему-то в моей жизни все больше вопросов и все меньше ответов. Да и те ответы, что есть, мне не сильно помогают.
Я оглядела свою комнату и грустно вздохнула. Мне так хотелось услышать смех девушек или просто посидеть в их компании. Быть совершенно одной тяжело, душу будто раздирает на части. У меня почти не было друзей, и я могла обходиться одна. Но, только попав сюда, я смогла осознать, что жить в полном одиночестве тяжело. Мне не хватало простого человеческого тепла. Даже в доме тети мне было хорошо, пусть и обращались со мной, как с рабыней. А тут я словно пойманная в клетку птица, которой сломали крылья и лишили сладкого мига свободы. В этот момент я завидовала Вирстану, он словно кукла – никаких эмоций. А вот я так не могла. И от этого состояния хотелось просто выть.
Ход моих мыслей прервал поднос с едой, появившийся на столе. На этот раз мне достался еще и внушительный кусок мяса, что весьма меня удивило. Раньше такая роскошь мне не полагалась. Значит, Вирстан решил заняться мной вплотную.
Теперь для меня главное не поддаваться панике, которая с каждым днем становится все сильнее. Я съела все, что лежало на подносе, а затем выпила таблетку и спустя пару минут уже сладко спала в своей кровати.
***
Марфа устало опустилась на кровать. День выдался очень напряженным. Опять эти гадкие преподаватели были нею недовольны. Они орали и высказывались о ней непочтительно. Вот только она не могла понять причин. Зачем ей знать, как укладывать волосы или наносить макияж? Это обязанность прислуги, а она будет фавориткой. И только ею. Исключений быть не может. Марфа с детства получала все, что хотела и эта должность не должна стать исключением. С самого раннего возраста она была самой красивой девушкой в деревне и с годами ничего не изменилось. Она знала, что красива и не раз пользовалась этим. Марфа была уверена, что стоит демону её увидеть, и он станет её преданным поклонником. Он будет дарить ей украшения и платья. Может она даже родит ему ребенка, но не сразу. Ей сейчас совершенно не хочется портить фигуру.
Её совершенно не волновало, что девушки объявили ей бойкот. У неё есть Альвия и этого вполне достаточно. Марфа не ценила дружбу, а больше любила, когда нею восторгались и стремились угодить. Она никогда не гнушалась сделать пакость сопернице. Вот и в истории Сиры она была одним из действующих лиц. Об их побеге она узнала совершенно случайно, но, тем не менее, решила, что доложить барону будет, весьма кстати. Во-первых, она добьется его благосклонности, а во-вторых, избавится от соперницы. Марфа догадывалась какие последствия могут ждать Сиру, но не испытывала при этом никаких душевных мук. Ну, а то, что Кира решила покончить с собой, было не её виной. Но это событие не могло её не радовать. С каждым днем конкуренток становилось все меньше.
Самой счастливой новостью для Марфы стал уход Нэны. Этой глупой взбалмошной девки. С раннего детства она ненавидела её лютой ненавистью. И все из-за того, что на неё постоянно обращали внимание, как только она появлялась на улице. Все её жалели и сочувствовали. А это еще больше злило Марфу. Она не понимала для чего мама взяла эту приживалку. Лишь, когда та стала выполнять работу по дому, Марфа немного успокоилась. Но ненависть никуда не ушла. Даже на гуляньях всегда находился тот, кто спрашивал про Нэну, чем очень выводил из себя Марфу. Матушка к Нэне тоже была не очень благосклонна. Она не ладила со старшим братом и не хотела принимать его дитя. Но затем посчитала выгоду от её пребывания в доме и решила оставить. Вот только радости этоникому принесло.
Со временем Марфа научилась, не обращать на Нэну внимания, и это ей удавалось до «Дня выбора». Она была в шоке от того, что барон решил забрать Нэну. Зачем ему калека? Может экзотики захотелось? Так Марфе пришлось и дальше терпеть её присутствие, хоть и не долго. Ей было все равно, куда заберут Нэну, и что с ней станет. Главное, чтобы они больше никогда не встретились.
***
Дуглас вошел в подземелье и огляделся. Давно тут никого не было. Это подземелье располагалось под левым крылом, и уже давно не использовалась. Ему предстояло навести тут порядок и принести все необходимое. Правда делать это будет не он, а прислуга. В его обязанности входил лишь осмотр помещения. Дуглас служил в этом замке дворецким уже десять лет и успел хорошо себя зарекомендовать. Будучи наполовину оборотнем, к сожалению, он не имел возможности перекидываться. Но он смог с этим смириться. На вид ему не давали более сорока лет, хотя на самом деле ему было далеко за шестьдесят. Высокого роста с широкими плечами и накачанным торсом. Квадратное лицо с густыми бровями, желтые глаза, широкий нос и резкие скулы. Волосы черные, стриженные почти под корень. Его внешность в большинстве случаев вызывала ужас, и ему не всегда удавалось найти подход к людям. Но барон смог разглядеть в нем хорошего работника и теперь он не нуждается, ни в чем.
Он еще раз огляделся вокруг. Помещение, представшее его взгляду, было примерно квадратов сорок. Тут с обеих сторон располагались камеры с прочными решетками в количестве шести штук. В каждой камере находился матрас и ведро, правда, от матраса уже мало, что осталось. Истлел. Сейчас в этой темнице сухо, пыльно и тихо. А вот в былые времена тут везде была сырость, воняло плесенью, вечно капала вода и бегала куча крыс. Заключенные часто сходили с ума от пребывания тут. Но те времена прошли, барон построил другую темницу, а тут залатал все дыры и оставил про запас.
Дуглас уже дал распоряжение прислуге вымести тут всю грязь и принести необходимое оборудование.
- Хм, интересное место, - послышался за его спиной голос, заставивший его вздрогнуть.
- Господин, - поклонился он Вирстану, который спускался по лестнице. – Вам что-то угодно?
- Да. Я хочу осмотреть помещения и решить, где и что расположить.
Дуглас кивнул и направился вслед за Вирстаном. Ему было страшно находится рядом с прославленным убийцей, но работа есть работа.
- Так, - махнул тот в сторону крайней правой камеры. – Тут расположится лаборатория. А вот тут мне нужно поставить большой стол и несколько стульев. В последней камере сделайте склад и поместите весь инвентарь. Мне так же нужно из одной камеры сделать морозильную. Пусть пришлют мага, и он все устроит.
Дуглас шел за Вирстаном и запоминал наставления. Ему не хотелось огорчать хозяина, а значит нужно выполнить все распоряжения в срок и четко, как сказано. Тем временем Вирстан еще немного побродил среди камер, а затем вышел не попрощавшись. Хотя для Дугласа главным было то, что он ушел. Теперь можно было спокойно работать. Он уже слышал шаги прислуги, которая спускалась для выполнения его распоряжений. Барон дал на все три дня, но Дуглас рассчитывал на то, что они справятся быстрее. Уборка не займет и пары часов, а вот с поставкой некоторых ингредиентов и оборудования могут возникнуть проблемы.
***
Барон просматривал документы, когда раздался стук в дверь.
- Входи.
Дверь отворилась, и зашел Микаэль или попросту Мик. Он работал начальником охраны. Это был мужчина тридцати лет с бледной кожей и худощавой фигурой. У него были длинные черные волосы, которые он всегда собирал в хвост, красные глаза и узкий рот. Мик был вампиром и весьма ценным работником. Он всегда в точности выполнял поручения барона и никогда его не подводил. Из одежды он отдавал предпочтение черному цвету. В нем его бледность выделялась еще больше.
- Звали? – спросил Мик, подходя ближе к столу и внимательно глядя на нанимателя.
- Да, у меня есть задание, - откинулся в кресле барон..
- Слушаю.
Мика никогда не задавал вопросов и выполнял поручения с точностью и быстротой. За это его и ценил барон.
- Мне нужно, чтобы ты съездил в деревню и привез пару трупов.
Мика такая задача немного озадачила. Для чего это хозяину?
- Это нужно Вирстану, - пояснил барон, заметив его немой вопрос.
Мик тут же кивнул. Об этом дроу он был наслышан и даже восхищался им.
- Я должен кого-то убить? – уточнил он на всякий случай.
- Нет, - отмахнулся барон. – Это не обязательно. Может, кто недавно умер или в скором времени должна казнь состояться.
- Понял. Сделаю.
- Тогда свободен.
Мик кивнул и, встав, вышел из кабинета. Долго раздумывать над тем, куда поехать ему не надо было. Староста каждой из деревень регулярно присылает отчеты по количеству умерших и родившихся. А так же по поводу задержанных.
В обязанности Мика входила не только охрана замка, но и принятие решений по казням, если преступление было серьезным. И тут как раз на днях ему пришло письмо, с просьбой приехать на суд. Там мужчина был пойман за изнасилование, и теперь его предстояло убить. Так что один претендент на казнь уже есть. А вот еще парочку ему придется поискать.
Мик вышел во двор и свистнул. Пара минут, и рядом уже стоял вооруженный отряд из десяти человек, один, из которых держал за повод его лошадь. Он запрыгнул в седло и тронул поводья. Ехать предстояло всего минут двадцать. Скоро его хозяин получит то, что хочет.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 07 июл 2016, 09:41

Глава 10
Прошла неделя
Я завтракала и думала о том, что сегодня мне предстоит перейти в новую учебную комнату. Таким объявлением обрадовал меня Вирстан пару дней назад и выглядел он весьма довольным. Причем, как оказалось, эта комната будет находиться в подвале. Весьма заманчивая перспектива. Не правда ли? Вот только, что можно изучать в подвале? Даже подумать страшно.
С нашего разговора о мести прошла неделя. И пока в моей жизни ничего не поменялось. По утрам я занималась физической подготовкой, затем в меня запускали шары, и я получала током, ведь увернуться с каждым разом становилось все сложнее. Затем мы продолжали изучать яды и противоядия. Вирстан заставлял меня запоминать рецепты и обещал в ближайшем будущем отвести меня в лабораторию для их приготовления. Мне такая перспектива не очень нравилась, но я молчала.
Еще он притащил в учебный класс плакат с изображением человеческого тела и нарисованными на нем точками, а так же в изображение внутренних органов. Этими знаками на плакате обозначались болевые точки, на которые можно нажимать. Причем каждая точка отвечала за определенный орган, и одно нажатие могло даже парализовать человека. Вирстан упомянул, что таких плакатов еще будет много, просто он решил начать с обучения на человеческом теле, так как оно самое легкое. А уже затем будут и остальные. При этом мне еще и обещали наглядное пособие. Я даже боюсь представить это пособие. Зная его специфику работы и наклонности, это может быть все, что угодно. Из всего этого было и одно радостное событие. Меня уже не тошнило от тех картин, что он мне показывал. Приелись. Не зря говорят, что человек со временем ко всему привыкает. Физические нагрузки тоже не вызывали уже такой сильно боли, как раньше. Видимо организм начал постепенно осваиваться. Вот только от шариков с током пока никак не могла отойти. От них тело продолжало болеть, но, тем не менее, я научилась уворачиваться, и с каждым разом это получалось все быстрее. Но не достаточно быстро, по мнению Вирстана. Он считал, что я могу намного лучше. Наивный. Мне бы с этой скоростью справиться.
Единственным огорчением было одиночество. Конечно, мне было тяжело находиться одной, но человек ко всему привыкает. Вот и я смогла смириться и привыкнуть к мысли об одиночестве. Да и скучать мне не приходилось. Вирстан так загружал меня знаниями и упражнениями, что на себя времени просто не оставалось. С каждым новым занятием на моем столе появлялись новые книги, и тетрадь становилась толще. А ведь все это нужно было выучить. Причем, выучить в точности, как он говорил. Каждое занятие начиналось с повторения пройденного материала и усвоения нового. Также Вирстан обещал в ближайшем будущем начать обучать меня метанию ножей и прочих мелких предметов, способных нанести вред. Ему пришлось смириться с тем, что клинок я осилить не смогу, он слишком тяжел для меня.
Покончив с завтраком, я встала и, поправив волосы, направилась в учебную комнату. Вирстан еще вчера показал туда дорогу, но зайти внутрь не дал. Обещал, что это будет сюрприз. Я даже боюсь представить, что это будет за сюрприз. С его фантазией это может быть, что угодно. Вход в подвал располагался в конце коридора. Я спустилась по винтовой лестнице и открыла железную дверь. Видимо, её смазали маслом, так как скрипов слышно не было. Но с виду дверь была старой и местами с ржавчинами. Я сделала пару шагов вперед и замерла. Передо мной простиралось большое помещение с несколькими отсеками. Все помещение выложено темным камнем. Под потолком висели сферы и освещали все пространство. Тюрьма, это тюрьма. Мрачно. Тихо. Страшно. В поле моего зрения были видны камеры с решетками и какими-то предметами внутри, но с чем, именно, я еще не могла разглядеть. Если честно, то данное помещение не вызывало у меня восторга, но тут мое мнение мало, что значило. Если прислушаться, то можно было услышать, как капает вода.
- А вот и ты, - улыбнулся Вирстан, выходя из камеры. – Проходи. Сейчас я тебе все покажу.
И лицо при этом такое мечтательное и радостное, что захотелось развернуться и убежать. Но я заставила себя сделать несколько шагов вперед и заглянуть в первую камеру. Это оказалось небольшое помещение с маленьким окошком под самым потолком с решеткой. Видимо, оно было для того, чтобы в помещение проникал свет, правда, в малых количествах. Тут находилось несколько железных стеллажей с различными колбами, бутылками и прочей атрибутикой. Посередине камеры стоял стол с приставленными к нему двумя стульями. На стенах висели плакаты с описанием приготовления различных зелий. В углу стоял умывальник, а напротив - лежала куча дров.
Я показала на дрова и сделала пару жестов в воздухе.
- Это для разжигания огня, - пояснил Вирстан на мой вопрос. – Некоторые зелья требуют кипячения.
Я кивнула. За те дни пока готовилось это помещение, мы с Вирстаном придумали некоторые жесты для общения. Если я крутила рукой по часовой стрелке это значило, что я прошу повторить его рассказ, а, если я сгибала руку наподобие знака вопроса, то он терпеливо ждал, когда я напишу этот самый вопрос на бумажке. Пока жестов было немного, но они существенно облегчали мне жизнь, и давали возможность получить знания. Я надеялась, что в будущем мы сможем общаться более быстро и четко. Еще раз осмотревшись, я заметила котел для воды, он стоял рядом с дровами и тут же располагались непонятные железные крепления. Я подозреваю, что позже мне покажут их применение. Надеюсь, что это не пыточное устройство.
В следующей комнате находился большой железный стол с желобами по краям и кожаными привязями. Рядом стоял столик поменьше и на нем лежали различные инструменты. Несколько ножей, тонкие иглы, щипцы и еще пара непонятных мне предметов. Мда, от этой комнаты мурашки побежали по коже. Для чего она? Нет, я, конечно, догадывалась, что они могут означать, но очень надеялась, что это ошибка.
- Скоро ты все узнаешь, - обрадовал меня Вирстан, правда, особой радости я не испытывала.
Еще две комнаты были полностью пустыми, но меня заверили, что это ненадолго. А вот последние камеры переделали. Тут стояли крепкие железные двери с несколькими засовами и специальным смотровым окошком.
- Тут холодильная камера, - указание на левую. – Все ингредиенты будут находиться здесь. Без меня сюда не заходи.
Я кивнула и уже хотела спросить, что находиться в соседней камере, но оттуда неожиданно раздался стук. Тихий, едва слышный стук, а затем крик, едва различимый. Мои глаза приняли форму блюдец, и я уставилась на Вирстана. Неужели там живой человек?
- Это подопытный, - как ни в чем не бывало, ответил он.
Я удивилась такой формулировке и попыталась понять, что за подопытный. В голову полезло много мыслей и все хуже предыдущей. Неужели он собирается учить меня на живом существе? Нет, я так не смогу. Это же бесчеловечно. Но, тогда зачем там находиться человек?
- А, чему ты так удивляешься? – не понял моего настроя он. – Должна же ты уметь применять знания. А без практики это невозможно.
Мда. С одной стороны я была согласна с ним, но с другой, это было неприемлемо. Как можно пытать живое существо? Это выше моего понимания. Я даже представить себе такую картину могу с трудом, да и подумать об этом противно. Вот почему они не выбрали для этой роли другую девушку? Ведь нас было много, но выбор пал на меня. Почему? Чем я отличаюсь от других? Тем, что не могу говорить? Но это глупо. Это скорее изъян, а не достоинство. Видимо, я никогда не смогу понять мотивов их поступков и мне просто придется смириться с таким раскладом вещей.
- Так, с заключенным ты познакомишься попозже, - тем временем продолжил Вирстан. – Сейчас я тебе покажу холодильную камеру.
Я кивнула и направилась за ним к одной из дверей. Вирстан шел уверенно, но в тоже время иногда кидал на меня взгляд из-за плеча. Такое поведение показалось мне странным. Он явно чего-то ожидал. Вот только чего? Возможно, он ожидает, что я закачу истерику по поводу заключенного. Но я этого делать не собиралась. Ведь стоит мне заикнуться о том, что я пытать никого не буду, и мне тут же попадет. При этом наказание может стать любым, фантазия у него богатая.
А Вирстан спокойно шел к холодильнику, насвистывая непонятный мотивчик. Я подошла и встала рядом, точнее, чуть в стороне, дабы не мешать открытию двери. Вирстан снял ключ, который висел на гвозде рядом с дверью и вставил его в замок. Раздался звук поворота замка и дверь открылась. То, что предстало моему взору, заставило меня замереть. ШОК. СТУПОР. Я не могла пошевелиться, тело, будто онемело. А причиной всему был труп, висевший на крючке, словно обычный кусок мяса. Неожиданно перед глазами все поплыло, и сознание покинуло меня. Правда, ненадолго. В чувство меня привел хороший удар по щеке. Я тут же распахнула глаза и попыталась понять, где нахожусь. Лучше бы не вспоминала. Мне вновь захотелось упасть в обморок.
- Еще раз упадешь, получишь удар током, - пригрозил Вирстан. Я поняла, что надо брать себя в руки и попыталась встать с пола. С трудом, но мне это удалось. Я отряхнула одежду и постаралась не смотреть в сторону холодильника и того, что там находиться. - Что за неженки пошли, - проворчал Вирстан. – Ты, что трупы никогда не видела? -Я отрицательно покачала головой. - Ничего страшного. Теперь ты будешь видеть их часто.
Мда, успокоил он меня. Так успокоил, что хочет вновь свалиться в обморок. А ведь это со мной впервые произошло за столько лет. И я очень надеюсь, что больше такого не будет. Слишком жестокие у него методы приведения меня в чувства. Щека до сих пор болит. Я постаралась взять себя в руки и посмотреть на труп. Это оказался мужчина среднего возраста с короткими черными волосами, которые были в наледи, худощавого телосложения. Цвет глаз узнать я не могла, да и не хотела. Сколько он тут висит сказать трудно, но судя по всему не меньше дней трех. Кожа успела посинеть и покрыться легкой коркой льда. Мне еще повезло, что на него была накинута простыня, и он не висел тут совершенно голый. Иначе был бы второй обморок. И в этом нет ничего удивительного, я раньше никогда не видела полностью голого мужчину. Как-то не приходилось. Дядя всегда ходил одетый, а с парнями я отношения не водила. Так, что тут у меня глубокая яма в знаниях.
Я смотрела на этого мужчину, и пыталась понять, что чувствую. Мне стало интересно, его убили? Или он умер сам? Я очень надеялась, что Вирстан не стал специально для меня искать жертву. Но угадать это было невозможно. Поэтому оставалось лишь надеться, что мне не станет плохо от будущего урока. Я даже боялась представить, что это будет за урок.
- Итак, с помещениями мы разобрались, - сказал Вирстан, закрывая дверь камеры. – Сейчас пойдем в лабораторию и приготовим пару зелий.
Я тихо выдохнула и обрадовалась, что сегодня мне не надо прикасаться к тому красавцу. Лучше уж я буду варить зелья. В камере Вирстан подошел к странным железным конструкциям и немного их покрутил. Когда он закончил свои манипуляции, то передо мной стоял мини-очаг. Теперь мне стало понятно, как мы будем кипятить то или иное зелье. Весьма удобное приспособление и компактное.
Следующие несколько часов были заняты этим самым приготовлением. Вирстан следил за тем, как я смешиваю ингредиенты, как слежу за процессом кипячения, и что получается в конечном итоге. Хорошо, что пробовать результат не заставлял. А то он и это может. В конечном итоге у нас получилось около десятка различных пузырьков с ядом и пара с противоядием. За то время, что мы были внизу, из камеры довольно часто доносились звуки борьбы, будто кто-то хотел выбраться на свободу. Первое время я часто вздрагивала от них и сбивалась, приходилось начинать заново. Но такой расклад совершенно не нравился Вирстану. Он подошел к двери и, открыв окошко, что-то прошептал заключенному. Я не знаю, что он ему сказал, но после этого нас уже никто не беспокоил. Я пару раз пыталась узнать подробности заключения этого человека, но каждый раз Вирстан просто возвращал меня к работе и говорил, что в ближайшее время я все узнаю. «Заманчивая» перспектива. Мне не очень хотелось об этом узнавать, просто, человеческий фактор все равно играет роль и мне было жаль того заключенного. Сидеть одному тяжело, по себе знаю. С другой стороны, я не знала мотивов, заставивших барона заключить его сюда, а это тоже играет определенную роль. И, возможно, самую основную роль. Насколько я смогла понять, барон жесток, но справедлив и без дела, наказывать, не станет. Значит, этот заключенный совершил что-то нехорошее. Вот только что? И хочу ли я это знать?
После зелий, мы повторили болевые точки и расположение органов человеческого тела, а затем меня отпустили в свою комнату и приказали явиться завтра пораньше. Мне обещали сюрприз. Боюсь даже представить размеры этого сюрприза и его составляющие. Думаю, завтра мне не стоит есть. Я вернулась в свою комнату и опустилась на кровать. События этого дня оказались для меня тяжелыми. Я до сих пор не могла осознать, что мне придется учиться на человеке. Это ужасно и несправедливо. Хотя, может, я рано мучу воду. Возможно, это просто баронский заключенный и не более того. Я очень на это надеялась.
***
«Как же меня все достало» - думала Мира сидя на кровати и изучая очередной учебник по правилам этикета.
Да, жизнь не была похожа на сказку, которую ей обещали. Тут каждый день приходится воевать самому с собой. Идти на занятия, получать знание и стараться не получить наказание. Улыбаться подружкам и строить из себя хорошую девочку. Ей так надоело носить эту маску. Хотелось стать той, кем она была. Но это опасно. Ее могут не выбрать в фаворитки и она всю оставшуюся жизнь будет влачить существование прислуги. А Мира этого совершенно не хотела. Наоборот, ей хотелось власти, денег и драгоценностей. Она была коварна и умна, но для всех принимала вид милой девушки, неспособной на предательство.
Мира родилась в графстве Даурон. В её семье есть два младших брата и сестра. Но в связи с тем, что Мира самая старшая, ей приходилось помогать младшим. Семья жила бедно, лишних средств у них никогда не было. Порой им приходилось голодать. И поэтому Мира мечтала о лучшей жизни. Она старалась сделать все, чтобы её выбрали и привезли на обучение. Только тут она сможет осуществить свою мечту о роскоши.
Ей надоели постоянные жалобы сестры и братьев на плохую жизнь. Родители вечно ей пеняли на то, что она не помогает по дому. А ей хотелось гулять, дружить и видеть мир, что она и делала. В чем-то жизни ее и Марфы были похожи. Но если Марфа росла в достатке, то Мире приходилось всего добиваться самой. И она не будет останавливаться до тех пор, пока не добьется своего.
Конечно, все эти занятия доставляли ей лишь головную боль, но только тут можно было научиться себя вести в обществе. В отличие от Марфы она понимала, что эти занятия необходимы, и без них нельзя никого заинтересовать. Симпатичное личико уже не котируется, как раньше, теперь к нему должны прилагаться еще и мозги.
С самого первого дня пребывания в графстве Мира старалась показать себя с лучшей стороны. Она мило беседовала с девушками, учила уроки и вела себя прилежно. Но в душе назревал бунт. Ей хотелось не просто выйти на улицу, а побегать в поле, поплавать в озере. Те подачки, что давал им барон никак не отражались на их уверенности и самочувствии. А в связи с последними событиями атмосфера в комнате стала еще напряженнее. Для неё стало шоком казнь Сиры и смерть Киры. Девочки были очень веселыми и вносили в их компанию толику радости, а с их уходом эта радость стала исчезать. Еще и Нэну они забрали неизвестно куда.
Нет, Мира не испытывала каких-то сильных чувств к этой девушке, но, тем не менее, немного жалела её. Не уметь разговаривать тяжело. Как всю жизнь прожить без общения? Мира так бы не смогла. По крайней мере, она так думала. С уходом Нэны жизнь стала еще трагичнее. Большинство девушек просто замкнулись в себе. Еще и присутствие охраны круглые сутки очень нервировало. Особенно по ночам. Спасть становилось невозможно. Казалось, что стоит заснуть, и они тебя убьют. А уж о том, чтобы справить естественную нужду речи и не велось. Всем приходилось терпеть до утра, когда охрана покидала их и на целый час оставляла одних. Это был самый лучший час в жизни. В остальном же ничего не поменялось. Занятия шли сами собой и учителя не давали расслабиться ни на миг.
Но сегодня что-то изменилось. Вместо того, чтобы пойти в учебный класс их повели в сад. Такое событие сильно пугало девушек. Они стали опасаться того, что там может быть. А в саду их ждал сюрприз. Когда они пришли в сад, то увидели, что на зеленой траве расстелено несколько теплых одеял, на которых стоят вазы с всевозможными фруктами и сладостями. Тут же стояли графины с водой, соком и прочими напитками. По краям лежали маленькие подушки, на которых нужно было сидеть. Девушки замерли у входа в нерешительности. Для кого все это?
- Проходите, - поторопила их Виргиния. – Сегодня у нас выходной. Наш барон любезно согласился устроить небольшой пикник в саду. Это все для вас.
Первой к одеялам подошла Марфа и тут же принялась за угощения, за ней последовала Альвия. Мире тоже хотелось сесть и начать есть, но она соблюдала образ покорной девушки, поэтому к пледу подходила тихо и слегка настороженно. Постепенно все девушки расселись по подушкам и принялись за еду. Правда, весьма осторожно, то и дело, поглядывая на Вергинию. Они ждали подвоха. Ведь после всех дел, что им пришлось пережить, надежда на более радужное состояние пропала. Мира тоже ела медленно, стараясь при этом выглядеть слегка испуганной. Но на самом деле она совершенно не боялась. Наоборот, ей давно хотелось поесть сладостей, и тут их было в избытке. Краем глаза она следила за остальными. Лира и Стелла тихо что-то обсуждали, Клио, наоборот, отдавала все предпочтение сладостям. После всех происшествий она значительно похудела и, видимо, теперь хотела набрать все обратно. Анели тоже ела медленно и настороженно.
- Да не бойтесь вы, - вдруг произнесла Вергиния. – Это все для вас. Барон просто хочет, чтобы вы немного порадовались. Так, что кушайте и отдыхайте.
После этих слов она ушла, оставив девушек одних.
- Как вы думаете для чего все это? – спросила Клио, дожевывая пирожок.
- Вам же сказали, что просто так, - зло ответила ей Марфа.
Девочки замолчали. С одной стороны, они были рады небольшому подарку и возможности отдохнуть, а с другой - им было страшно. Мало ли, что задумал барон. Может, он просто усыпляет их бдительность. В конечном итоге, они дружно решили попробовать хоть на миг почувствовать себя свободными и просто поесть сладкого.
***
Вирстан проводил Нэну взглядом и опустился на стул. Да, он не ожидал, что она упадет в обморок. Нэна оказалась еще слабее, чем он рассчитывал. Но это его не остановит. Она пройдет весь курс. Завтра он научит её потрошить трупы. Ему так давно хотелось показать ей это, но все не было возможности. А теперь её предостаточно. Нет, он определенно любит свою работу. Таких перспектив больше никто ему не предложит. Тут кладезь полезного материала. Он может расчленять трупы и не бояться, что его за это осудят. Красота.
Ему еще предстояло решить, что делать с живым заключенным. Убить самому или дать на обучение Нэне. Ей, ведь нужно тренироваться с болевыми точками. А тут такой хороший экземпляр. Насильник и убийца. По нему все равно виселица плакала, а так он сможет прожить еще немного и заодно помочь им в обучении. Нет, он все же оставит его живым. Так намного интереснее. Нэне надо привыкать к стонам и мольбам жертв, иначе она просто не сможет стать убийцей. Ее не должна мучить совесть, а обязаны быть твердми, мысли здравыми. Иначе, из этой затеи ничего не выйдет.
Она еще слишком человечна и испытывает жалость, даже к трупу, который висит в морозильнике. А такого быть не должно. Убийца не испытывает никаких эмоций, кроме удовлетворения от проделанной работы. Но это приходит со временем. Нужно сделать скидку на то, что она девушка.
От дальнейших мыслей его отвлек Дуглас. Он появился в сопровождении нескольких охранников для того, чтобы накормить заключенного. Морить его голодом никто не собирался, ведь он нужен им живым и относительно здоровым.
Вирстан кивнул в знак приветствия и удалился в свою комнату. Ему предстояло обдумать план завтрашнего занятия. И у него уже была одна идея на счет того, как встретить Нэну. Он надеялся, что ей она понравится. Осталось только дождаться утра.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 07 июл 2016, 09:41

Глава 11
Этого утра я ждала с содроганием. Меня пугал обещанный Вирстаном сюрприз. Слишком предвкушающее выглядело его лицо в тот момент. К тому же я так и не смогла нормально поспать, меня мучили кошмары. В целом, ни настроения, ни желания спускаться в подвал у меня не было. Но не сделать этого я не могла. Вирстан мог спокойно притащить меня туда за волосы, а мне этого испытать не хотелось. Замкнутый круг получается. На столе возник завтрак, но есть я не хотела. Я опасалась, что от сюрприза Вирстанаон весь выйдет наружу. Поэтому я решила не рисковать. Взяв с подноса яблоко, я положила его в карман брюк, и мысленно придав себе ускорения, пошла вниз. По лестнице я спускалась медленно, моё сердце тревожно билось, а чувство самосохранения орало, повернуть обратно, но я стиснула зубы и вошла в подвал.
Тишина. Вокруг ни одной живой души. Меня это удивило. Я ожидала грандиозного представления, а тут никого. Но расслабиться я не успела.
- Иди сюда, - неожиданно раздался голос Вирстана из предпоследней камеры.
Да, зря я надеялась на чудо. Сюрприза не избежать.
Достав из кармана яблоко и положив его на стол, я пошла навстречу судьбе. Меня уже ждали. Причем на этот раз Вирстан выглядел немного по-другому. Черные обтягивающие брюки, высокие ботинки и такого же цвета туника без рукавов. Волосы собран в сложную косу так, чтобы она не мешала при движении, а поверх всего этого на нем был надет фартук, причем чисто белого цвета. Но главным было не это. Перед ним на столе что-то лежало, и это что-то было накрыто серой простынёй. Я примерно представляла, что там может быть, но очень надеялась, что ошибаюсь.
- Надевай, - кивнули мне фартук, лежавший на стуле перед входом в камеру. Я послушно надела фартук и завязала его сзади. - Это, чтобы мы одежду не запачкали, - многообещающая улыбка. – А тут скоро будет весьма грязно.
Я кивнула и еще раз осмотрелась уже более внимательно. Кроме стола, с накрытым предметом, в этой комнате стояло еще два небольших столика. На одном располагались пустые железные миски различной формы и объема, а на другом инструменты. Ножи, щипцы, тонки иглы и многое другое. Да, выглядело все это ужасающе. Но я старалась не показывать, что мне страшно. Ведь в первую очередь, именно, этого Вирстан и добивался.
- Итак, - начал он, кидая на меня пристальный взгляд. – Недавно мы с тобой изучили строение человеческого тела и все болевые точки. Надеюсь, ты помнишь их расположение?
Я кивнула.
- Отлично. Но теоретических знаний недостаточно. В таком деле нужна практика и я тебе её устрою.
От этих слов мне стало не по себе. А Вирстан тем временем подошел поближе к столу и, взяв за край простыни, сдернул её.
Боги, за что мне все это?
На столе лежал вчерашний труп, правда уже без следов инея на теле и при этом полностью голый. Я слегка покраснела и чуть внимательней пригляделась. Труп выглядел как живой. Если вчера еще можно было утверждать, что этот человек мертв, то сейчас он выглядел так, будто спит. И для меня это было странно.
- Он был под заклятием стазиса, - ответил мне Вирстан. – А теперь я это заклинание снял. Оно очень хорошо, когда нужно что-то сохранить до определенного момента. Предмет застывает в том виде, в котором был перед наложением заклятия. Вот этот индивид попал к нам после того, как покончил жизнь самоубийством.
Я удивленно приподняла бровь. Мне стало интересно, почему он так сделал? Что его толкнуло на этот поступок? Но все-таки меня радовало то, что его не убили специально для этого урока. А ведь могло быть и такое.
- Ну, что приступим? – и улыбка при этом зловещая.
Я медленно кивнула, стараясь при этом не смотреть на тело. Иначе есть вероятность вновь упасть в обморок. Нет, я понимала, что передо мной лежит тело, и этому телу уже все равно, что с ним будут делать. Но глубоко в душе мне просто было жаль самого человека. В этом теле я видела личность, а не кусок мяса, как некоторые.
- Подходи ближе, бери иглы и вперед, - взмах рукой в сторону тела.
Я невольно вздрогнула. Ничего не могу с собой поделать. От его улыбки мне так и хочется спрятаться подальше. Порой она бывает такой красноречивой. Я вновь взглянула на тело, затем на столик с инструментами. Проделывать что-то с трупом мне не хотелось, но, если я откажусь, есть вероятность самой стать подушечкой для иголок. Пришлось дать себе пару мысленных подзатыльников и подойти ближе. Меня сильно удивило отсутствие запаха. Все же тело уже пять дней находилось тут. Видимо, заклинание еще и запах убирает.
- Долго тебя ждать? – нетерпеливо поинтересовался Вирстан. Ему хотелось начать урок, как можно быстрее. – Или тебе помочь?
Я отрицательно покачала головой и сделала последний шаг к столу, а затем взяла первую иглу. Мои руки дрожали, и у меня не получалось унять эту дрожь. С иглой в руках я повернулась к телу и попыталась представить, что это лишь кусок мяса, а так же вызвать в памяти плакат с изображением болевых точек. Когда она всплыл в моей памяти, я вопросительно посмотрела на Вирстана в ожидании задания.
- Можешь начинать с любой, - любезно разрешили мне. – Ты должна расставить иголки по самым болезненным точкам.
Я вновь кивнула и перевела взгляд на тело. Мысленно наложив на него плакат, я приступила к процедуре. Для начала я решила воткнуть иглу в плечо, она вошла легко без каких-то усилий. Словно под ней были не мышцы, а желе. Такая ситуация меня удивила и я посмотрела на Вирстана в поисках ответа.
- Ты продолжай, а я расскажу тебе более подробно о заклятии и том, как подготовить тело к опытам.
Ох, лучше бы я этого не спрашивала. Теперь главное не отвлекаться и не думать о том, что он будет рассказывать. Надо просто сосредоточиться на работе и все. Придя к такому выводу, я взяла следующую иглу и приступила к процедуре, краем уха слушая учителя.
- Итак. Стазис, конечно, хорошее заклинание, но оно энергоемкое и не всегда помогает. В человеческом организме много жидкостей и в основном это кровь. С помощью стазиса она замораживается, но только один раз. А, если тебе надо периодически обновлять заклинание, то перед этим лучше слить все лишнее. Тогда тело сохранится лучше. Из этого трупа я лично слил все лишнее, поэтому при вкалывании иголок ты и не видишь кровь. Но у стазиса есть и еще одно свойство. Оно размягчает мышцы, поэтому иголки входят без какого-либо сопротивления. А вот, если ты будешь проводить эту процедуру на живом человеке, то будет труднее. Во-первых, он будет сопротивляться, во-вторых, в живое существо попасть сложнее, обычно они слишком сильно дергаются. Но в первую очередь это хуже для них, больше дыр на теле получается.
Я слушала Вирстана и продолжала методично вкалывать иглы, а так же изучать тело. Этот мужчина покончил с собой, но на теле не было видно следов смерти. Как же он это сделал? Шея чистая, без следов удушения. На теле тоже ран не видно. Странно все это. Что же он с собой сделал? И почему? Я решила спросить у Вирстана, может он знает ответ. Знаком, показав ему, что у меня есть вопрос, я достала из кармана листок и маленький карандаш. Они всегда были со мной, так как это значительно облегчало общение. Написав свои мысли, я отдала лист учителю и приготовилась слушать.
- Хм, а ты оказывается любопытная у нас, - усмехнулся он. – Так и быть, отвечу на твой вопрос. Этот дурак выпил настойку вербены. Она почти не оставляет следов, но тем не менее, если посмотреть на пальцы рук, то можно заметить, что основания ногтей почернели. Это основной признак отправления этой травой.
Я посмотрела на пальцы трупа и убедилась, что их основания действительно почернели. Да, интересный способ самоубийства он выбрал. Вербена обычно использовалась, как настойка от бессонницы, но в больших дозах она приводила к летальным последствиям. И есть вероятность, что это было не самоубийство. Возможно, он просто неправильно рассчитал дозировку. Но сейчас это уже не имело значения, он мертв и ему все равно, что станет с его телом. А вот мне приходиться собирать всю волю в кулак и делать свою работу. Ведь Вирстан не будет ждать весь день, пока я выполню задание. Он весьма нетерпелив и любит делать все четко и быстро. Поэтому мне пришлось продолжить свое занятие, параллельно слушая лекцию Вирстана.
- А ты знаешь, что раньше магия была доступна и людям? – неожиданно услышала я и удивленно посмотрела на учителя. Как такое возможно? Почему, тогда сейчас никто ей не обладает? - Да, раньше вы тоже обладали силами, правда, не все, - продолжил рассказ он. – Но после всех тех восстаний и войн, что произошли по вашей вине, было решено лишить вас магии. Так что теперь вы единственные существа в этом мире не наделенные даром. И это к лучшему. Я не раз в ходе работы сталкивался с человеческой жестокостью и корыстью. Вы готовы продать родного ребенка за золотую монету, а про остальное я и вообще молчу. Нет, возможно, и другие народы не лучше вас, но у них есть понятие чести и принципов. У большинства, а вот у вас такового нет.
Я с этими словами была не согласна, но промолчала. Конечно, есть люди подобные тем, что описал Вирстан. Они готовы продать родную мать за монету, но не все на это пойдут. Их единицы из целой сотни народа. Но почему-то все судят нацию лишь по горстке отличившихся. Разве это справедливо? А с другой стороны, ведь тот же самый «День выбора» показывает нашу плохую сторону. Многие родители мечтают, чтобы их ребенка забрали на обучение. Возможно, они хотят для него лучшего, надеясь, что он станет, чем-то большим, чем они. Но ведь они и не знают, что с ним происходит после отбора. Как он живет? Что делает? Как испытания проходит? Они получают награду и забывают о нем. А может и не забывают. Ведь мы тоже после отбора не видим своих родителей и не знаем, каково им. Ведь все может оказаться не так, как нам кажется. В этом мире ни в чем нельзя быть уверенной. Один неверный шаг и ты уже летишь в пропасть. Даже сейчас я хожу по краю и прекрасно осознаю это. Конечно, я зачем-то нужна барону и в этом есть некая ценность. Но, ведь незаменимых людей нет, и в любой момент меня могут просто вышвырнуть, заменив другим. Или Вирстан может решить, что я плохо поддаюсь обучению и заменить. Предугадать развитие событий тяжело, поэтому приходиться смириться с ними и постараться выжить. Хотя, есть вариант, просто выпить той же настойки и уйти в мир иной. Но мне этого делать не хочется. Я готова бороться за жизнь, какой бы она не была. По крайней мере, я точно буду уверена, что в этой жизни я пыталась стать лучше.
Неизвестно какие испытания приготовила мне судьба и, что я переживу, но без приключений жизнь скучна. Может я не зря родилась на свет и выжила после нападения демонов. Вдруг мне уготована роль, о которой я не знаю. В этой жизни возможно все. Главное суметь разглядеть в плохом, что-то хорошее. Размышляя об этом, я продолжала методично втыкать иголки в тело. Эти мысли меня успокаивали, и совесть не так сильно мучила из-за издевательства над чужим телом. А работа тем временем подходила к концу. Вся верхняя часть туловища уже напоминала ежа, а нижней части с принципиально не касалась, и даже не поворачивала голову в ту сторону. Все равно все самые сильные болевые точки расположены наверху. В тайне я надеялась, что Вирстан не заставит меня исследовать нижнюю половину туловища. Мне бы этого не хотелось. И не только из-за природной скромности, но и по этическим соображениям. Такое казалось мне кощунством.
- Закончила? – удовлетворенно высказался Вирстан, осматривая работу. – Молодец. Все четко сделала. Я в тебе не ошибся.
Я постаралась улыбнуться и сделать вид, что мне приятна его похвала, хотя, по сути, гордиться было нечем. Если бы я была убийцей как он, тогда другое дело. Но я все еще оставалась слишком человечной, и такие процедуры вызывали во мне лишь страх и ненависть. И какое чувство преобладало в данном случае, я еще не поняла. Тем не менее, я старалась скрыть свои эмоции. В первую очередь для своей безопасности. Неизвестно как отреагирует Вирстан, если я скривлюсь от его слов. Не стоит рисковать своей жизнью.
- Итак, с болевыми точками мы закончили. Теперь перейдем к изучению внутреннего строения тела. Ты не проголодалась?
До этого момента я есть хотела, правда не сильно. Но после его слов голод пропал сам собой. Я понимала, что дальнейший урок будет еще страшнее и кровавее. И мне не очень хотелось на нем присутствовать, но кто же меня отпустит.
Тем временем Вирстан подошел к столу с другой стороны и поправил фартук. Затем осмотрел –столик с инструментами, взял оттуда тонкий нож и повернулся ко мне.
- Начнем, - сказал он и наклонился над трупом. А дальше началось что-то невообразимое. Он прикоснулся ножом к грудной клетке и провел им от шеи до паха трупа. Мне стало плохо, перед глазами появились круги. - Упадешь в обморок, сама ляжешь на стол, - не отрываясь от процесса, произнес Вирстан спокойным голосом.
Я попыталась взять себя в руки, но мне это удавалось плохо. Все же хорошо, что не ела. Такого мой желудок бы точно не выдержал. А Вирстан спокойно продолжал делать свою работу, то есть методично разрезать труп. Точнее даже не так. После того, как он совершил первый надрез, нож был отложен в сторону и в его руках оказался небольшой топор. Я слегка растерялась от этого. Что он собирается им делать?
- Вообще, чтобы вскрыть грудную клетку, нужна пила, - произнес он, замахиваясь топором. – Но благодаря заклятию стазиса, кости стали мягче и нам подойдет и топор.
Удар и раздался треск. Я невольно отвернулась и следом услышала, как топор положили на место. Мне стало любопытно, что будет дальше, и я повернула голову обратно. Лучше бы мне этого не делать. После того, как грудная клетка была разрублена пополам, он взял какой-то непонятный мне предмет и поместил его так, чтобы раскрыть ребра. Теперь ему ничего не мешало в доступе к остальным частям. И снова в руках нож, а в глазах - пустота.
Знаете, мне ранее казалось, что я смогла изучить Вирстана и понять его. Но я ошибалась, причем очень сильно. Если раньше он всегда улыбался, пускай порой это была и жуткая улыбка, то сейчас он словно замер. Его лицо не выражало никаких эмоций, глаза были пустыми и холодными. Он весь был сосредоточен на выполняемой работе. Движения плавные и четкие, никого дергания. Теперь я понимала, что раньше его поведение было игрой. Так он пытался расположить людей к себе, в том числе и меня. Конечно, его поведение меня пугало, но не так сильно, как сейчас. Если бы он сразу предстал предо мной таким, то я бы отказалась обучаться. Лучше смерть.
Сейчас я понимала, что он способен на многое. Мне кажется, его даже крики жертвы волновать не будут. Он сможет спокойно пытать, и эти звуки будут казаться ему музыкой. Нет, возможно, я и ошибаюсь в своих предположениях, но мне становится страшно. Я не хочу стать такой, как он. Не чувствовать ничего, глядя в глаза жертве. Неужели, он действительно получает от этого удовольствие? Как? Как можно быть таким жестоким? Я понимаю, что жизнь с ним была сурова, но это не повод издеваться над другими.
А Вирстан совершенно не замечал моих колебаний и эмоций. Он был сосредоточен на работе, тщательно орудуя ножом в грудной полости. Спустя пару минут он извлек на свет какой-то комок красноватого цвета. Я даже не поняла, что это такое. Он осмотрел его со всех сторон и положил в одну из мисок, а затем вернулся к телу. В течение десяти минут на свет было извлечено еще несколько органов, правда, я не совсем поняла каких и если честно понимать не хотела. Но самым ужасным стала ситуация, когда он полез в брюшную полость и стал вытаскивать оттуда кишки. Метры кишок. Делал он это аккуратно и медленно, словно проверяя их на прочность. От этой картины мне стало плохо. Желудок стал сжиматься от рвотных позывов, но он был пустой, что сильно меня радовало. Ну, а Вирстан, как ни в чем не бывало, достал их и сложил в ведро, а затем посмотрел на меня.
Боги, заберите меня отсюда.
- С потрошением мы закончили, - радостно оповестили меня. – Сейчас будем наглядно изучать действия ядов на внутренние органы человека. Правда, сердце нам не пригодится из-за настойки, оно стало непригодным. Вот посмотри. - Он засунул руку в один из сосудов и достал оттуда кусок мяса. По-другому я его охарактеризовать не могла. - Видишь, оно совсем скукожилось и даже желудочки определить проблематично, - и вид при этом такой расстроенный.
Я кивала на все его слова и пыталась справиться с позывами желудка. Но это было трудной задачей. Я же не каждый день такое наблюдаю. А ему нравится, если судить по довольному виду.
Самым интересным из всего этого было отсутствие крови. Я помню, что он всю её лично слил, но это все равно казалось чем-то из ряда вон выходящим. Нет, безусловно, меня радовало отсутствие крови, иначе я бы уже валялась на полу в глубоком обмороке.
Эх, сюда бы сейчас Марфу с Альвией хоть на пару мгновений. Что бы они стали делать в такой ситуации? Мда, что-то я отвлеклась, особенно, судя по недовольству, промелькнувшему в глазах Вирстана.
- Зайди в лабораторию и принеси сюда склянки с ядами.
Я понятливо кивнула и, не дождавшись других распоряжений, отправилась за ядами. Тут меня ждало яблоко, сиротливо лежавшее на столе. Желудок радостно заурчал, явно намекая на перекус, но в соседней комнате меня ждал Вирстан с трупом. А эти двое явно не способствовали пищеварению, и есть вероятность, что яблоко ненадолго задержится в желудке. Поэтому я решила не рисковать. Взяв все необходимое, вернулась обратно. В мое отсутствие Вирстан переместил столик с внутренними органами в сторону и ждал меня.
- Неси сюда, - приказали мне, даже не взглянув.
Я подошла к нему и поставила склянки на свободное место, стараясь при этом не смотреть внутрь мисок. Пока мне удавалось держать себя в руках, но с очень большим трудом.
- Я буду тебе говорить название яда и куда его лить, а ты должна по виду пузырька определить яд и сделать, что я сказал. Поняла?
Я кивнула.
- Значит, начнем с «Поцелуя невесты». Три капли на легкие.
Я осмотрела принесенные флаконы и взяла тот, что был с темно-фиолетовой жидкостью. Потихоньку открыла крышку и капнула три капли в миску с легкими. Затем вернула крышку на место, поставила флакон на стол, и посмотрела на Вирстана.
- «Гортанию» на печень, пять капель.
Флакончик с красноватым отливом перекочевал в мои руки, а затем пять капель упали, куда следовало.
- «Маков цвет» на желудок, одну каплю.
Я сделала, как мне велели. Следующие минут сорок я выполняла распоряжения Вирстана. Он был доволен. Ведь я ни разу не перепутала яды, хотя порой они были похожи по цвету и запаху. Но я справилась с заданием и гордилась этим. Хотя в глубине души понимала, что это не хорошо.
- Отлично. Ты с каждым днем радуешь меня все больше, - прозвучало из его уст. – Сейчас ты увидишь, как эти яды действуют на человеческие органы. Начнем, пожалуй, с легких. Они почти не изменились, но, если присмотреться, то ты увидишь маленькие нарывы. Они появляются через полчаса после принятия яда. За несколько оставшихся дней они вырастут и превратятся в гнойные нарывы, а затем лопнут. В данном случае жертва умрет от гноя в легких. Он просто заполнит их, и жертва не сможет дышать.
Я кивала и старалась при этом не представлять картину мучений, но она упорно вставала перед глазами. И за, что мне такие испытания. Я ведь в жизни никому ничего плохого не сделала. А лекция продолжалась.
- А вот «Маков цвет» является самым опасным. Даже одна его капля причиняет неимоверную боль. Обычно его разбавляют в воде или другой жидкости. После того, как яд попадает в организм, и доходит до желудка начинается самое интересное. Все дело в том, что этот яд разъедает стенки желудка, и все, что в нем есть, вываливается наружу. Видишь, он уже начал действовать. Вот с этой стороны появилась маленькая дырочка.
Я посмотрела в указанном направлении и увидела, что там действительно стали расходиться ткани, буквально за пару минут образовалась приличная дыра.
- Жертва умирает в мучениях, так как от этого яда нет противоядия. Но и пользуются им редко. Слишком сложный состав для приготовления.
Я вспомнила страницу из учебника по ядам. Да, в состав входили редкие травы, часть которых собиралась в предгорных территориях, к которым было трудно подобраться. Может, это и к лучшему. Одно дело, когда у тебя есть шанс на спасение, пусть даже и призрачный, а совсем другое, когда его нет. В данном случае остается лишь молиться, чтобы смерть пришла быстрее и не заставляла долго мучиться.
- Ладно, на сегодня урок закончен. Можешь идти в свою комнату, - обрадовал меня Вирстан. – Завтра мы продолжим обучение. Сначала приходи в учебный класс. Мы давно не упражнялись в ловкости.
Я кивнула и, слегка поклонившись, вышла из камеры. Завтра мне предстоял трудный день. Тренировок я не боялась, меня страшил сам урок. Что он придумает на этот раз? Какие знания я буду получать? Гадать не было смысла, ведь завтра я в любом случае все узнаю. Когда я пришла в свою спальню, то выяснилось, что уже наступил вечер. Урок занял целый день и пролетел совершенно незаметно. По крайней мере, для меня. На столе меня уже ждал поднос с едой, но особого аппетита не было. Вот только поесть все равно надо, мне нужна энергия для завтрашнего утра. Поборовшись с собой, я все же подошла к столу и посмотрела на ужин. Сегодня мне прислали жареную картошку, котлету и салат из овощей, а так же кружку молока. Из всего представленного я смогла съесть только салат и выпить кружку молока, остальное не пошло.
Мысленно помолившись, чтобы завтрашний день не стал для меня хуже сегодняшнего, я переоделась и легла спать.
***
Нэна ушла, а Вирстан начал уборку помещения. Точнее не совсем уборку. Ему лишь надо избавиться от тела и всех составляющих частей. Привычка есть привычка. Никаких следов остаться не должно. Поэтому убедившись, что больше в помещении никого не было, он повернулся к трупу и взял топор побольше, начал свое кровавое действие. Хотя, кровавым его назвать нельзя, ведь крови нет. Он просто методично разрубал тело на куски, для того, чтобы потом просто растворить все это в специальном растворе. В нарубленном виде это произойдет быстрее, чем, если он будет растворять целый труп. В любом случае он им больше не нужен. Нэна быстро освоила методы с болевыми точками, да и органы были извлечены и проверенны на яды. Так что с одной темой они закончили.
Вот только втыкать иголки в мертвое тело не сложно, сложнее справиться с живым. Тут нужна точность и мастерство. Но ведь у них есть пленник, и у Нэны будет возможность потренироваться. И даже не один раз. Убивать его сразу никто не собирается, он должен послужить благому делу. Единственное чего опасался Вирстан, так это отношения Нэны к происходящему. Он видел, как она боролась с собой, когда он разделывал труп и доставал внутренности. Она чуть в обморок не упала, а это непостижимо при таком обучении. Ей необходимо научиться абстрагироваться от происходящего. Ведь это всего лишь работа и не более того, но у неё пока не получалось. И это его сильно расстраивало. Но Вирстан не привык сдаваться. Она станет хладнокровная убийца даже, если для этого ему придется её сломать. Закончив с разрезанием трупа, он сложил все в большой чан и полил сверху специальным раствором. Этот раствор он изобрел сам во время одного из экспериментов. Его суть заключалось в том, что он мог растворить все, что угодно, оставив после себя лишь воду. Очень удобная штука. Никаких следов. И при этом действует быстро. В среднем на растворение одного тела уходит десять минут.
Дождавшись, когда от тела осталось лишь воспоминание в виде воды, Вирстан поднял таз и поднес к раковине. А затем просто вылил воду и поставил таз обратно. Его миссия была завершена. Позже сюда придут слуги и уберут оставшиеся вещи, вымоют посуду и накормят пленника. А он тем временем отдохнет и подготовиться к следующему занятию. Ведь, именно, это занятие обещает быть самым трудным. Либо Нэна сможет побороть себя, либо ему придется сломать её.

Аватара пользователя
Kructa
Читатель.
Posts in topic: 10
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 14 июн 2016, 12:17
Пол: Жен.
Контактная информация:

Коробкова Ольга. "Аранэль. Право на месть"

Непрочитанное сообщение Kructa » 07 июл 2016, 09:42

Глава 12
Вирстан как раз закончил упражнения, когда услышал, как открывается дверь. Это его слегка удивило, ведь до начала занятий было еще около часа. Он повернулся, чтобы поинтересоваться у Нэны, почему она так рано, но это была не она.
- Доброе утро, - поздоровался барон, осматривая помещение.
- И тебе, кивнул он, глядя на нанимателя. - Что-то случилось?
- Нет, - пожал плечами эльф. – Я просто решил понаблюдать за обучением. Хочется видеть, на что идут мои деньги.
- Понятно, - недовольно поджал губы Вирстан. Он не любил, когда его работу так рьяно контролировали. – Ты рано, занятие начнется через час.
- Знаю, - отмахнулся барон, оглядываясь кругом. – Я для начала хотел узнать, как её успехи.
- Вполне на уровне. Вчера мы закончили тему с ядами и разделыванием трупа.
Брови барона взлетели к волосам.
- И, как она это перенесла? – не смог удержаться от любопытства он.
- Как ни странно вполне хорошо, - похвалил Нэну Виртсан и глубоко в душе даже испыта гордость. - Конечно, ей это не понравилось, но он не сбежала и даже в обморок не упала.
- Хм, я озадачен, - признался Ронвуд. - С виду она такая хрупкая, а на самом деле оказывается все не так.
- Я бы сейчас не стал говорить, что она выдержит все испытания, - в голосе Вирстана слышались нотки сомнения, и это не укрылось от барона.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Сегодня мы будем пытать живого человека, и я не знаю, как она это воспримет, - пожал плечами дроу, подходя к столу и ставя на него различные инструменты. - Это все-таки не труп. Тут большую роль играет психологический фактор.
- Так может, стоит отложить это занятие? – предложил барон, начиная переживать за свой вклад.
- Нет. У нас и так мало времени, - категорично заявил Вирстан. Ему хотелось пройти с ней, как можно больше. – Я заставлю её сделать все, как надо. Кстати, у тебя в карцере есть места?
- Есть, - кивнул эльф.
- Отлично, - дроу улыбнулся. - Если она откажется выполнять распоряжения, то загремит туда на пару дней без воды и еды. Может, тогда она станет сговорчивее.
- Что ж решай сам, - махнул руокй барон, понимая что спорить с убийцей бесполезно. - Мне важен результат. Методы, которыми ты этого добьешься, меня не интересуют.
- Отлично, - улыбнулся Вирстан.
- Ну, раз у тебя сегодня такое ответственное занятие, я, пожалуй, зайду в следующий раз.
- Буду благодарен.
Барон хмыкнул и вышел из комнаты. Ему было интересно понаблюдать за процессом обучения, но срывать занятие он не хотел. Лучше сегодня он заглянет на урок остальных девушек. Ведь в их обучение, он тоже вкладывает свои деньги.
***
Я сделала пару глубоких вздохов и открыла дверь в учебный класс. Вирстан уже ждал меня. На его лице застыла вежливая улыбка, не сулившая мне ничего хорошего, а в глазах мелькала тревога. Меня это беспокоило. Ничего хорошего это точно предвещать не могло.
- Стандартная разминка, - услышала я. – Вперед.
Следующие два часа я бегала, отжималась, уворачивалась от сфер и многое другое. Под конец занятий я изрядно вымоталась, так как вторые сутки почти ничего не ела.
- Нэна, ты хочешь пойти в сад? – неожиданно услышала я.
В сад? На свежий воздух? Конечно, я хотела. Но с чего такая щедрость?
Я кивнула в знак согласия, но с долей сомнения. Вирстан просто так ничего не делает. Что же он задумал?
- Ну, тогда пошли, - махнул он рукой в сторону двери.
Этот учебный класс был хорош тем, что из него можно было попасть прямиком в сад. Я пошла вслед за Вирстаном, в душе ожидая подвоха. Но такового пока не наблюдалось. И тогда я решила расслабиться и осмотреться.
Сейчас была середина осени. Мое любимое время года. Листья на деревьях приобрели золотисто-рыжий оттенок, трава стала желтеть и увядать, а небо затянулось серыми тучами. Сам сад бы простым и не вызывал каких-то запредельных эмоций. Круглая площадка со всех сторон огороженная высокими деревьями и низкими кустарниками. Несколько железных скамеек и небольшой фонтан в виде русалки. Если честно, то меня устройство сада мало волновало. Я просто радовалась возможности выйти на свежий воздух и посмотреть на солнце, деревья и прочее. Как же я соскучилась по прогулкам. От первого вдоха свежего воздуха у меня закружилась голова, но это быстро прошло.
Я подошла к одной из скамеек и, сев на неё, закрыла глаза. Порой так мало нам нужно для счастья. Всего лишь почувствовать мгновения свободы. Как же это приятно на время забыть обо всем и просто насладиться природой. Я так устала от одиночества и однообразия, что эта прогулка была, как глоток воздуха. Я понимала, что этот миг свободы обойдется мне чем-то дорогим, но я была готова пойти на это.
Краем глаза я видела, что Вирстан наблюдает за мной. Но по его глазам нельзя было прочесть, о чем он думает и это пугало больше всего. В эти моменты мой страх перед ним обострялся до предела.
Я бы многое отдала за встречу с девушками. За краткий миг увидеть людей. Вот только Вирстану об этом лучше не знать. Цена может оказаться высокой. Где-то в глубине души я пыталась понять, для чего меня сюда привели. Что Вирстан за это запросит?
Не знаю, сколько я просидела в одиночестве, но пришла пора возвращаться в мой личный ад.
- Пошли, - раздался голос Вирстана позади меня. – У нас еще занятия сегодня.
И вот после этих слов я поняла, что эта прогулка была лишь усыпляющим маневром и мне грозит что-то серьезное. Я слабо улыбнулась и последовала за своим мучителем. Мы вновь шли в подвал, а это означало, что сегодня опять будет труп. По крайней мере, я так думала. Но то, что я увидела в подвале, заставило меня похолодеть и начать молиться всем известным богам. На том месте, где вчера был труп, сегодня находился живой человек. Он лежал связанным по рукам и ногам, а так же с повязкой на глазах. Лежал и молился. Мое сердце пропустило удар, а на тело словно напал паралич. Неужели, мне это не снится?
Я перевела взгляд на Вирстана. Он наблюдал за мной, но в этот раз он не улыбался. Его глаза были холодны, а губы сжаты. Еще раз, взглянув на меня, он подошел к столу.
- Кто здесь? – раздался полный страха голос пленника. Он попытался пошевелиться, но у него ничего не вышло. – Отпустите меня, прощу.
Мольба, звучавшая в его голосе, заставила мое сердце сжаться от боли.
- Жалеешь его, - выплюнул Вирстан, и, не дожидаясь моего ответа, продолжил. – А ты знаешь, что за год он изнасиловал и убил более двадцати девушек.
Я с недоверием уставилась на пленника. На вид ему было не более тридцати. Худой, но мышцы присутствовали. Короткие черные волосы, нос с горбинкой и узкие губы. Цвет глаз я увидеть не могла, мешала повязка. Из одежды на нем были лишь мешковатые серые штаны. Так же я заметила свежие и старые шрамы от кнута. С виду он мне показался совсем не страшным, и в слова Вирстана верилось с трудом.
- Не веришь, - правильно истолковал мой взгляд он. – Зря. Ты не смотри на его вид. Ведь он выбирал жертвы, которые не могли оказать достойного сопротивления. Маленькие девочки, например.
- И для чего он тут? – жестами спросила я.
- Вообще его ждала прилюдное оскопление, а затем расчленение, - пояснил мне Вирстан. – Но я решил, что он еще может послужить нам. Одно дело тренироваться на трупах, а другое дело - на живых.
«Нет, нет», - хотелось кричать мне. Я не хочу этого делать. Это уже слишком.
- Сегодня тебе предстоит проделать все, то же самое, что и вчера, но уже на нем,- продолжил Вирстан, будто не замечая моей реакции. – И если не будешь выполнять моих распоряжений, тебя ждет наказание.
От столь резкой и весомой фразы мне стало плохо. Я оказалась не перепутье. С одной стороны мораль, а с другой наказание. Но я не могла согласиться на такие пытки. Пусть он и убийца, но все-таки это живой человек. Как я смогу с ним такое проделать? И почему я должна это делать? Разве мне еще когда-нибудь выпадет шанс пытать человека? Это же смешно. Я даже задать вопрос ему не могу. Для чего же все это?
Я застыла в нерешительности. А Вирстан уже вовсю готовил инструменты.
- Начинай, - приказал он.
Я вздрогнула и посмотрела на пленника, а затем на Вирстана и покачала головой. Да, я знала, на что иду, отказываясь проделывать эти пытки, но лучше наказание, чем ночные кошмары.
- Нэна! – злой голос Вирстана заставил меня сделать шаг назад.
Я посмотрела ему в глаза и вновь покачала головой.
- Ты понимаешь, что наказание будет серьезным? - едва сдерживаясь, уточнил он. – Неужели тебе жаль этого насильника?
«Да, понимаю», - говорили мои глаза. – «Мне жаль его».
Вирстан замолчал и устремил взгляд в пустоту, а затем сказал:
- Жаль, я надеялся избежать этого.
А дальше все будто закружилось в быстром темпе. Еще секунду назад он был далеко и вот уже рядом. Мгновение, боль в шее и темнота накрыла меня.
***
Вирстан смотрел, как оседает на пол тело Нэны и мысленно проклинал все на свете. Она так и не смогла преодолеть себя. Слишком много в ней человечного. Но может пара дней в карцере без еды и воды помогут ей стать менее приницпиальной. Иначе придется использовать более жестокие методы воздействия, а это может сломать её окончательно. А ему не нужна безвольная марионетка, от нее не будет никакого толка. Ему нужна такая, как он, хитрая, умная и смелая. Но процесс становления идеальным убийцей слишком тяжел и пока у неё ничего не получается. А время идет.
Подавив вздох разочарования, Вирстан позвонил в колокольчик и вызвал слуг.
- Девушку в карцер на два дня без еды и воды, - приказал он. – А этого обратно в камеру. Я займусь им позже.
Слуги кивнули и пошли выполнять его распоряжения. Спорить с ним никто не решился, это весьма опасно для собственного здоровья. Тем более, что сейчас он выглядит зло и может покарать весьма жестоко.
***
Меня окутывала темнота, страшная, как будто осязаемая. Казалось, что сейчас кто-то выплывет из нее и набросится на меня. Такие мысли преследовали меня на протяжении долгого времени. С тех пор как я очнулась. Сначала я даже не поняла, где нахожусь. Вокруг было темно и тихо. Так тихо, что слышно, как капает вода. И только спустя короткое время я поняла, что нахожусь в карцере. Когда глаза немного привыкли к темноте, я смогла различить очертания ведра для нужд и мешок соломы, предназначенный для сна. Окно тут тоже было, но под самым потолком и служило скорее для вентиляции, чем для освещения. Сфера, которая должна освещать помещение, висела рядом с дверью и издавала слабый свет, почти не ощутимый. Его едва хватало для опознавания предметов. Хотя, о предметах тут и говорить не приходилось.
Я попыталась встать и размять тело. Не знаю, сколько я пролежала без сознания, но тело ужасно затекло. Я переместилась на соломенный мешок и попыталась обдумать ситуацию, в которую угодила. Ничего хорошего из неё не выходило. Нет, я не жалела о своем решении. Пытать человека я бы все равно не смогла. Но и тут тоже мне находиться не хотелось. Мне было страшно, хотелось выбраться на свет. Вот только это мне не светит. Вирстан весьма сильно разозлился за мой отказ. Видимо, он надеялся на то, что я смогу это сделать. А что будет дальше? Каким испытаниям и наказаниям он меня подвергнет?
Самыми основными стали вопросы: как мне перебороть себя? Как стать той, кем хочет он? И хочу ли я стать такой?
Как много вопросов было в моей голове и как мало на них ответов. Я не знала, что мне делать и как поступить. Как мне не сойти с ума от всего этого. Я боялась завтрашнего дня и новых испытаний. Мне хотелось сжаться в комок и укрыться от всего мира.
Время в камере текло незаметно, вокруг ничего не происходило. Меня окружала темнота и тишина. Они давили на психику. Мне стало казаться, что вокруг кто-то бродит, но это были лишь мои страхи. Я несколько раз засыпала и просыпалась, не понимая, где нахожусь. Спустя какое-то время желудок затребовал еды, а её не было. Мне еще повезло, что у тети я порой голодала и мне к такой ситуации не привыкать. Вот только с жаждой справиться было труднее, пить хотелось неимоверно, но воды достать было негде. Я понимала, что так меня наказывает Вирстан и возможно я заслужила такое наказание. Но все равно мне было тяжело. Были моменты, когда мне хотелось заорать, но я лишь открывала рот и тут, же закрывала его. Тишина стала моей спутницей по жизни.
Но хуже всего стало, когда ко мне вернулись кошмары, страшные и будто осязаемые. В них раз за разом погибали мои родители, и я просыпалась со слезами на глазах. Страх сковал все мое тело, у меня даже вставать не получалось. Это было сильнее меня. Я начала молиться, чтобы боги забрали меня к себе и избавили от всего этого. Но они молчали. А мне оставалось лишь ждать спасения.
В последнее время мне все чаще снились родители и наш уютный домик с деревянным забором. Возле входа в дом всегда росли цветы самых буйных раскрасок. Мама любила возиться с землей, поэтому у нас всегда было много еды, выращенной своими руками. Папа постоянно что-то строил из брусов или мастерил деревянные игрушки, которые потом продавал в деревню по соседству. Так мы и жили, тихо и безмятежно. Кончено, я не помню всех подробностей, так как была еще мала. Но любовь и заботу родителей забыть невозможно. Они оберегали меня, как самое дорогое сокровище, и всегда учили быть сильной и стойкой. И я обещала себе, что постараюсь прожить эту жизнь так, чтобы они могли мною гордиться. Даже не смотря на то, что порой мне хотелось просто прыгнуть с высоты и оказаться с ними на небесах.
***
- И, как там твоя ученица? – не смог удержаться от вопроса барон.
Они с Вирстаном сидели в его кабинете и распивали бутылку элитного вина.
- Не знаю, - пожал плечами Вирстан. – Она там только сутки провела, вторые - пошли. Вечером будет видно.
- Не боишься, что она потеряет разум? – не унимался барон. Ему не хотелось, чтобы будущая прибыль уплыла из его рук.
- Сомневаюсь что такое возможно. Это её не сломает, а научит подчиняться приказам.
- Тебе виднее, - не разделял его убеждений барон.
Да и, вообще, в последнее время он начал сомневаться в успехе данного проекта. Еще и остальные девушки не вызывали у него восторга. Занятия проходили слаженно, но как-то мимо них. Они больше напоминали стадо овец, чем хороший товар. Он боялся, что не сможет продать ни одной девушки, а значит и прибыль ему не светит. А этого он допустить не мог. Еще и сосед в последнее время стал более успешным и каждый раз при встрече с бароном хвастался своими победами. Это злило его и подстегало на невиданные эксперименты, одним из которых и стало обучение Нэны. Вот только это обучение, пока не оправдывало его надежд и стараний.
- Я надеюсь, что мои деньги не уйдут впустую, - как бы невзначай, обронил барон.
- Все будет сделано, - заверил его дроу. - Она пройдет обучение.
- Надеюсь.
- А, как дела с обучением юношей? – решил сменить тему Вирстан.
- Неплохо, - впервые за весь разговор улыбнулся барон. – Есть там два брата. Они неплохо сложены и дерутся хорошо. Один в рукопашной просто ас, а другой больше любит меч. Для арены самое то.
- И когда ты хочешь устроить показательные бои? – поинтересовался Вирстан, надеясь понаблюдать за происходящим.
- Еще не решил, - пожал плечаи Ронвуд. - Недели через две возможно. Хочешь посмотреть?
- Хочу привести Нэну. Пусть посмотрит и поучится.
- Ты хочешь научить её владеть оружием? – не смог скрыть удивления барон.
- Да. Легким мечом, кинжалами и луком.
- А не опасно ли это? – с совмнением протянул эльф, глядя на убийцу.
- Боишься за свою жизнь, - с сарказмом уточнил Вирстан.
- Чушь, - отмахнулся барон. – Просто не вижу в этом необходимости.
- И, как, по-твоему, она будет работать телохранителем, если не владеет оружием? – напрямую спросил дроу, глядя прямо в глаза нанимателю.
- Хорошо, я тебя понял. Тогда, как надумаю провести соревнования, то сообщу.
Вирстан уже хотел ответить барону, но его неожиданно прервали. В дверь влетел слуга белый, как мел и залепетал:
- Господин, девушке в карцере плохо.
- ЧТО?!! – взревел Вирстан, вскакивая с кресла. – Лекаря, срочно!
Слуга вздрогнул и быстро выбежал выполнять распоряжение, а Вирстан побежал вниз. В карцере уже собралось несколько слуг. Они стояли около камеры и не решались зайти. Он быстро всех растолкал и взглянул на ученицу. Она лежала на простом мешке набитом соломой. Бледная, худая и с испариной на лбу. Её губы шевелились, а голова моталась туда-сюда. Она явно бредила.
Вирстан подошел к лежаку и быстро поднял её на руки.
- Лекаря в её комнату, срочно, - отдал приказание он и с ношей на руках вышел из камеры.
Спустя всего пару минут он уже укладывал её на кровать. Его съедала злость. Как такое случилось? Кто допустил? Тут в дверь вошел пожилой мужчина.
- Вы звали меня, господин?
- Осмотрите её, - приказал дроу.
Лекарь тут же подошел к больной и начал осмотр. Он не занял много времени и спустя всего пару минут он вынес вердикт.
- Она подхватила воспаление легких, господин, - вынес вердик мужчина, почтенно склонив голову.
- И, как долго это лечится? – прошипел Вирстан, глядя на ученицу.
- Если соблюдать постельный режим и все предписания, то несколько дней, - тут же ответил врач. – Но девушка может не выжить.
- Что? – взвыл Вирстан. – Как может не выжить?
- Понимаете, - начал говорить лекарь, трясясь от страха. – Это очень коварная болезнь. Да и уже не на начальной стадии. Еще и от пациента зависит многое, если девушка не захочет жить, то и ничего не поможет.
Вирстан посмотрел на свою ученицу и задумался. Такого у него еще не было. Нэна, конечно, сильная, но есть вероятность, что после всего увиденного она жить не захочет. А вот этого уже допустить нельзя. Вот только подействовать на неё никак не получится. Что же предпринять?
- И, что вы предлагаете делать? – спустя пару минут спросил Вирстан, не отрывая взгляда от Нэны.
- Пока просто давать лекарства и соблюдать постельный режим. Больше пока ничего сделать нельзя.
- Тогда следите за неё здоровьем, - сказал он. – И для вас же лучше, чтобы она выжила.
От этих слов врач вздрогнул. Уж слишком злыми они были. Он понимал, что если девушка умрет, то он последует за ней. Ему оставалось лишь молиться и надеяться на чудо, так как сама больная выглядела очень плохо.

Ответить

Вернуться в «Фэнтези»