Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

фэнтези, юмор, стеб

В разделе размещены книги авторов отосланные в рамках проекта "Путёвка в жизнь" и принятые в издательства.

Модератор: Модераторы

Аватара пользователя
Heltruda
Бывалый
Posts in topic: 13
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 20 окт 2015, 19:05
Пол: Жен.
Откуда: Минск

Re: Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

Непрочитанное сообщение Heltruda » 07 дек 2015, 13:43

ампир исчез и вскоре вернулся с небольшой шкатулкой. Лис высыпал ее содержимое на стол.
– Такого уникального кольца, как твое ледяное, больше нет, – начал он, но я его перебил.
– Так ты знал! Почему не сказал? Оно меня чуть не убило!
– Но не убило же, – флегматично пожал плечами этот паразит. – Считай, мы квиты за Леголаса.
– Ничего себе, квиты? – возмутился я.– Ты меня из-за него избил до потери сознания! И вообще, дай морковку.
– Вот что значит достойный пример перед глазами, – самодовольно произнес эльф, протягивая морковь, – мне кажется, я смогу сделать из тебя настоящего воина.
Я потянулся за овошем, при этом рукав рубахи задрался, обнажая изменившиеся татушки. Первым вскочил Хашиш. Он опустился на колено и склонил голову. Следом за ним и остальные демоны преклонили колени.
– Мессир! Ты прошел инициацию! – глаза Вала сияли. – Мой Князь!
– Э, нет! Вот когда мы построим свое маленькое государство на Окраине, когда я водружу на свою красивенную рогатую башку золотую корону вместо этой прекрасной белой каски, – я кивнул на скамью, где лежал головной убор,– тогда и будешь обзываться. А пока мне тут в голову пришла шикарная идея, – я в предвкушении потер руки и помахал Велве, приглашая девушек вернуться за стол.
– А зачем тебе этот шлем? – спросил Вал, тыкая пальцем в белый пластик.
– Как, зачем? Это же мощнейший любовный артефакт! Приходит ко мне девушка, а тут я, весь из себя невозможно прекрасный, в трусах и каске. Кто устоит? Эх, – я мечтательно закатил глаза к потолку, – еще бы достать красные трусы в белые сердечки....
Парни с уважением посмотрели на каску, а подошедшие девушки прыснули в кулачки.
– Так, – я растянул губы в широченной улыбке, – Велва, как единственная подданная в зоне досягаемости, знающая Окраину, назначаешься моим главным советником по баронству Альшари! Лис, что там обычно дают советникам, чтобы их можно было отличить от простых смертных?
Оказалось, что ничего, кроме уважения и зависти окружающих. Какой отсталый мирок! Ничего, сейчас мы введем новую традицию. Я порылся в шкатулке, нашел там симпатичное колечко с красным камешком и протянул Велве.
– Прими это как символ принадлежности к Семье…
– Коза Ностра? – подсказал Гера, с азартом следящий за действом. – Создадим в этом мире мафию, пусть Герцог удавится от зависти!
Я тут историю, понимаешь ли, выковываю, а ему развлечение.
– Что? – взвился Ванька, – Коза Ностра на языке вампиров означает Писающий Мальчик! Да нас никто не будет принимать всерьез!
Да уж, семья, в которой все страдают энурезом, действительно не может быть грозной. Выручил меня Белочка.
– Карме наста «искусство жалить» – девиз твоего отца.
– Прими это как символ принадлежности к Семье «Карме Наста», советница Велва.
В общем-то, я просто прикалывался, но, увидев серьезное выражение лица эльфийки, ее строгий взгляд и полные решимости глаза, понял, что в этом мире слова и поступки могут повлечь за собой необратимые последствия. Мой, не отягощенный интеллектом мозг, четко осознал, что сейчас в зале трактира «Три поросенка», возможно, рождается моя новая семья. Настоящая семья, о которой я так мечтал, будучи ребенком.
– Спасибо, – прошептала Велва, принимая из моих рук колечко. – Это честь для меня, господин барон.
– Мессир Соль, этого будет достаточно на людях, а наедине – просто Соль, – я ободряюще улыбнулся девушке.
Колечко оказалось многоразовым артефактом. Оно аккумулировало в себе пять огненных стрел и перезаряжалось в течение суток после использования.
Остальным тоже достались украшения с подвохом, вместе с должностями, естественно. Что, зря я, что ли, такое богатство раздаю, пусть отрабатывают. Ванька получил тяжелую золотую печатку в виде оскаленной жуткой морды вместе с должностью начальника безопасности. Морда кусалась и плевалась парализующими заклинаниями. Мои парни сами себе выбрали побрякушки. Геракл – цепь с крупным рубином, Вал кинжал, на который и я косился, Хашиш – скромное серебряное колечко, которое давало возможность своему хозяину исчезать на несколько минут один раз в сутки, а Мамон – шипастый браслет из неизвестного металла. Должностей они не получили. Насколько я понял из полученных знаний, им придется выстраивать собственные домены в моем Инферно. Правда, когда это еще будет… Оде я подарил браслет из серебра, украшенный аметистами. Как сказал Лис, камни меняют цвет при опасности для хозяина. А в нагрузку предложил должность дворецкого в замке. Мне показалось, что она сумеет держать слуг в полном повиновении. И только Задира ничего себе не взял.
– Ты не пойдешь со мной? – с замирающими сердцами спросил я, страшась ответа эльфа .
Он помолчал, дожевывая сельдерей.
– И какую должность ты мне предложишь?
– Главнокомандующего! – не задумываясь, выпалил я. – И моего учителя по боевой и физической подготовке! А еще место друга.
Лис молчал так долго, что у меня начали дрожать от напряжения руки, и я успел придумать шесть способов его похищения, в двух я даже мог бы остаться живым, пока, наконец, он не выдал:
– Отпусти вас одних, вы же там такого натворите… но только на моих условиях! И после того, как я разберусь здесь с кое-какими делами. И…
– Все, что захочешь, кроме морковного рациона для всех жителей Окраины!
Все заржали. А мне пришла в голову чудесная мысль. «Иней, – обратился я к ледяному кольцу, – ты можешь установить связь с артефактами членов моей Семьи? Так, чтобы я мог знать, где кто из них находится? Говоря по-простому, поставить на них маячки и запитать их на себя?» Иней слегка сжался, а потом от него к каждому из моих друзей протянулись бледные пульсирующие лучики серебристого цвета, один из них протянулся к перстню с бриллиантом, который я так и не снял после приема у императора. Вскоре я ощутил каждого из присутствующих в зале, кроме Лиса. «Спасибо». Я стянул с пальца перстень с бриллиантом, за который, как говорил Метр Шано, можно купить баронство, и протянул его Задире. Он его взял, повертел в руках и прежде, чем надеть на палец, удивленно вскинул брови.
– Отлично придумано!
А то! Я же кино смотрел и книжки читал, фантастические. А теперь, господа, у меня есть для вас задание.
– Завтра мне понадобится божественная энергия, а где ее взять, как не у жриц храма богини Литер?
Все непонимающе смотрели на меня.
– Парни, как вы смотрите на то, чтобы сегодняшнюю ночь провести в горячих объятиях жриц любви? А в девять утра я соберу оставленную вами энергию…
Какой же молодой и пылкий мужчина устоит перед таким предложением? Вот и демоны не устояли, и во главе с Ванькой спешно покинули помещение трактира, радостно делясь планами. Я только завистливо вздохнул им в след и повернулся к эльфийке.
– Велва, душа моя, у тебя есть карта Окраины?
Мы склонились над картой. Четыре сантиметровых штриха означали четыре Стеллы. Где находилась пятая, эльфийские разведчики не знали, но, соединив точки на карте между собой, я примерно вычислил ее нахождение.
– Как думаешь, Лис, чтобы изменить полярность обелисков, нужно было менять схему на каждом столбе или достаточно было изменить ее на одном? – мой палец уткнулся на пятую «ничейную» Стеллу.
– С огромной вероятностью, ты прав. Тогда неизвестный маг ничем не рисковал. Он мог спокойно, не спеша, накладывать заклинания, изменять магические составляющие, потихоньку расшатывая защитный купол, и в определенный момент нанести последний решающий удар.
Лис плавным движением начертил звезду, где каждый из обелисков являлся вершиной треугольника. Пентаграмма.
– А что у нас в центре? – я склонился над картой, всматриваясь в схематический рисунок крепости.
– Черный Замок, – ответила Велва. – Люди называют его замок Альшари.
Приплыли.

Бац! Мое тело кубарем скатилось с кровати и больно ударилось о дощатый пол. Я моментально взвился ввысь, покрываясь непробиваемой чешуей и отращивая когти и клыки. В комнате было темно, пришлось преобразовывать глаза.
– Отличный вид! Ну вылитый змей-переросток, а теперь надевай на голову свой эротический шлем и вперед на пробежку.
– Лис, ты очумел? Сколько времени?
– Уже четыре часа утра. Пошевеливайся!
Ужас! Прошло несколько веков, прежде чем я перестал с содроганием вспоминать о своей первой тренировке с этим живодером.
– Десять кругов вокруг постоялого двора! Шевелись, лентяй!
Все, что я запомнил, – это свист стека, обжигающая боль пониже спины и лекция Задиры о вреде мяса.
– С потом из тебя выйдет трупный яд, и твой организм вздохнет с благодарностью. Ты станешь более вынослив, добр, весел, твое ментальное поле приобретет чистоту, а мысли ясность. Поедая мясо, ты поглощаешь ужас и боль убитых животных. Я приготовил для тебя коктейль из трав и соков, который поможет твоей ауре очиститься и перестроит организм на прием правильной пищи!
Он еще долго разглагольствовал о пользе сельдерея, салата и петрушки, но я не слышал. Пот заливал глаза, не хватало воздуха, сердца колотились как бешеные, ноги и руки тряслись. Все мои мысли были сосредоточены на том, чтобы не упасть. А этот … любитель рукколы, легко бежал рядом и вещал, вещал, вещал… Десятый круг я уже полз на карачках. И это при моей чертовской выносливости!
– Отлично! – бодро заявил Лис, когда труп одного очень перспективного черта дополз до крыльца трактира, на котором собрались любители раннего подъема, а именно – Велва и Одуванчик. Они ехидно комментировали мои спортивные результаты и делали ставки, на каком упражнении я запрошу пощады, а у меня даже сил не было огрызнуться. – Теперь начнем легкий разминочный комплекс.
К большой бочке с водой меня отнес Вал. Я напоминал жмых, получившийся в процессе пропуска семечек через пресс. Когда демон закинул меня в бочку, я плавно ушел на дно, посчитав, что здесь мне будет лучше всего. Ледяная вода казалась лечебным бальзамом для истерзанного спортом тела. Задержав дыхание, твердо решил, что не вылезу из бочки до обеда, но Вал не оценил моих душевных порывов и грубо вытащил измочаленное тело из воды. Когда это тело, поддерживаемое крепкой рукой друга, постанывая, проковыляло на кухню, Ванька с сочувствием выставил на стол кружку с кровью. Но не успел я протянуть дрожащую руку, как в помещении материализовался свеженький улыбающийся эльф и быстро заменил кружки, подсунув мне некую жидкость противного буро-зеленого цвета.
– Пей!
– Что это?
Воняло из чаши не то, чтобы омерзительно, но весьма неаппетитно.
– Сок из корней одуванчика, шпината, свеклы и еще нескольких трав, разбавленный настойкой из белых мухоморов.
Ну уж нет! Ни за что! Лис, видя, как я решительно отодвинул от себя чашку, жестким движением запрокинул мне голову, зажал нос и заставил выпить эту гадость. Причем, все мои попытки вырваться ни к чему не привели. Наверное, если бы я смог трансформироваться в черта мы бы поборолись, но в теле варвара шансов у меня не было.
Мама! Роди меня обратно! Никогда в жизни я не пробовал большей гадости! В голове начал формироваться план мести ушастому извергу.
– И никакой крови и мяса! – Лис сверкнул глазами на вампира.
План приобрел законченные очертания. Ванька невинно кивнул, незаметным движением пряча кружку с кровью в шкафчик под столом, и с еще большим ожесточением начал тереть столешницу разделочного стола, при этом громко и укоризненно вздыхая и бросая в мою сторону сочувствующие взгляды.
– Мессир, тебя ждет магистр Шано, между прочим.
Кашляя и матерясь, я пополз на встречу с магом и через несколько минут получил маленькое моральное удовлетворение от вида перекошенного лица деспота по имени Лис, перед которым раскланивался магистр Шано, называя это гнусное создание "Вашим высочеством". При виде этого зрелища мои губы растянулись в улыбку "от уха до уха" и даже показываемые мне кулаки и сверкания глаз эльфа не смогли испортить поднявшееся настроение.
Переговоры с мэтром не особенно помогли. Правда, он подтвердил предположение, что вся цепочка артефактов соединена между собой одним заклинанием и, изменив схему на одном артефакте, можно поменять предназначение всех обелисков. Еще ночью мы решили не посвящать мэтра Шано в подробности, поэтому, если он и догадывался, о каких артефактах речь, то никак это не показывал. Зато когда "его высочество Леголас" принес книги, обещанные магистру за консультацию, мы смогли лицезреть истинное лицо фанатика магии. Всегда снисходительно-серьезный мэтр возбудился, словно пятнадцатилетний пацан, впервые в жизни попавший на стрип-шоу.
– Барон Альшари, откуда у вас это сокровище? – не отрывая глаз от потрепанных томов, поинтересовался мэтр.
– Нашел.
– Нашел?
Он мне не поверил. Ну и ладно, сейчас главное – вытащить из придворного мага как можно больше информации.
– Мэтр Шано, ты получишь один фолиант, как вы и договаривались, в уплату услуг, – Лис спокойно отодвинул от магистра книги.
Да уж... Я не знал, что эльфы и маги произошли от общего предка, и это была не обезьяна. Это был Великий Торгаш! Куда там королеве мелкой торговли тете Нюре с "Привоза", которая пару лет назад уговорила меня купить совершенно ненужный потрепанный бумажный веер по цене "Запорожца", выдав его за антикварный раритет, которым обмахивалась сама "мадам Зипперович!".
Лис торговался самозабвенно, постоянно приводя железобетонные доводы и тыкая пальцем в засаленные страницы потрепанных раритетов. Мэтр не отставал, он возносил руки кверху, причитал фальцетом, топал ногами и периодически пытался прижать к груди то один, то другой том. Вскоре я перестал следить за спором, чтобы предаться мечтам о большом куске прожаренного бифштекса. Они сыпали малопонятными мне терминами, ругались, обещали предать друг друга анафеме, а через минуту клялись в вечной дружбе, но, в конце концов, победила старость, притворяющаяся малолетним невинным зеленоглазым пареньком. Лис довольно щелкнул пальцами, призывая в помещение, служащее ему кабинетом, бутылку вина и два бокала. Наличие красивого голодного черта было нагло проигнорировано. Пришлось, кряхтя подняться, доковылять до столика с посудой и самому принести себе глиняную кружку в цветочки. С молоком. Теплым. С пенкой. Гадость.
– За наше плодотворное сотрудничество, ваше высочество, – поднял бокал мэтр, любовно поглаживая корешки книг и не замечая, как при его словах перекосило «Леголаса». – Твое здоровье, барон!
– Твоими молитвами, – пробормотал я, отпивая молоко. – Мэтр, расскажи мне о подарке императора.
– Ты о перстне? Он дает право на беспошлинный и внеочередной въезд в любой город империи. Так же ты можешь рассчитывать на помощь стражи. Это своего рода знак расположения к тебе семьи императора.
– Полезная вещица, – согласился Лис, – но мой ученик интересовался другим подарком.
Мэтр слегка виновато улыбнулся, следя за игрой света в бокале с янтарной жидкостью. Надо заметить, что вино было сладким и терпким, слегка бодрящим, с легким послевкусием вишни. Откуда знаю? Пока Лис с мэтром что-то оживленно вычитывали в одной из книг, я успел вылить молоко в кадку с каким-то зачуханным деревом, похожим на кривой дубок, и плеснуть себе вина. Судя по тому, что учитель-садист не стал гонять меня стеком по всему трактиру, мои махинации не были замечены.
– Прости меня, юноша, но идея подарить тебе Окраину принадлежала мне. На сегодняшний день свободных земель в империи нет, а отбирать у нерадивых вассалов землю, чтобы отдать ее неизвестному варвару, могло повлечь за собой недовольство. А Окраина никогда никому не принадлежала, да и нет на нее желающих. Размер твоих владений потянет на герцогство, не то, что на баронство. Правда, подданные тебе достались не совсем люди, но думаю, что, имея в покровителях Тень Аннона, ты справишься. – Видя, что я раскрыл рот, чтобы возразить, мэтр Шано махнул рукой. – О своем покровителе расскажешь, когда захочешь. Что же касается замка Альшари, то никто никогда его не видел. Честно говоря, мы даже не знаем, существует ли он в реальности. Но несколько веков назад этот замок был внесен в "Единый имперский реестр замков, дворцов и крепостей" и с тех пор числится как собственность императора, ну, а со вчерашнего дня, как твоя собственность. Я, кстати, принес тебе документы на владение замком и свидетельство о присвоении варвару Солю Шу’скому титула имперского барона.
– Какая разница между бароном и имперским бароном? – поинтересовался я, вяло ковыряясь в миске с какими-то зелеными лопухами, которую с сочувствующим видом поставил передо мной Ванька.
– Титул имперского барона можно передавать по наследству, ты должен быть благодарен императору, – снисходительно улыбнулся маг, всем своим видом показывая, что для нищего бесперспективного варвара баронство в империи – это потолок.
Зря он так. Я хотел спать, был голоден, а передо мной вместо прожаренного бифштекса стояла тарелка сена, все это вкупе не улучшало мое настроение.
– Да уж, будучи женатым на маркизе, имея в близких друзьях наследного герцога, заполучив в наставники Владыку темного мира и принца, – я бросил в сторону Лиса многозначительный взгляд, дабы никто не усомнился, кто из нас принц, – а в покровители самого Смерть, я буду жутко благодарен за титул какого-то барона, который можно передать по наследству мифическим потомкам. Это даже как-то унизительно, особенно, принимая во внимание мое собственное княжеское происхождение, – сварливо пробурчал я себе под нос. И вот зачем, спрашивается? Похвастать захотелось.
Ответом мне была полная тишина и выкатившиеся из орбит глаза мэтра Шано. Даже Лис выглядел слегка ошарашенным. Он ведь был не в курсе, какой титул носят мои новые родственнички, но, судя по зеленым молниям в глазах, за принца мне придется еще ответить.
От расспросов меня спасло шебуршание в углу. Я оглянулся и застыл. Та несчастная кривая палка, только по недоразумению имеющая вид деревца, которое я бездумно полил молоком, расцвела сотней маленьких белых цветочков. При этом все они шевелились и, по-моему, пытались взлететь. Само деревце чуть не выпрыгнуло из кадки, когда я обратил на него внимание. Оно потянуло в мою сторону редкие веточки и мелко задрожало. Я тут же стянул с тарелки вампира, притворяющегося черной статуей в углу, кусок кровяной колбасы. Мгновение раздумывал, не сунуть ли мне его в рот, но натолкнулся на слегка диковатый взгляд эльфа, пришлось, захлебываясь слюной, кинуть колбаску на землю в кадке. Земля моментально поглотила подношение, а ствол деревца выровнялся.
– Ты моё хорошее! – я погладил ствол, дерево в ответ изогнулось и начало ластиться, словно кошка.
– Что ты сделал с Древом Жизни моего рода? – заорал Задира, с недоверием глядя на цветущее дерево.
– Полил молоком и покормил колбасой, – пожал я плечами, продолжая гладить ствол «мурлыкающего» деревца.
– Но это же не вегетарианская пища! Да ты... ты... Я веками ухаживал за ним, поливал, рыхлил, подкармливал навозом.
Я представил себе, как этот изысканный франт бродит с тележкой по лугам следом за стадом коров и рухнул со смеху.
– Это не смешно! – продолжал Задира. – Я его обрызгивал, укрывал от сквозняков, но оно никогда еще не цвело. А ты просто полил его молоком? У него теперь шок! Это все равно, что напоить младенца вином!
– Хочешь вина? – тут же поинтересовался я у деревца, оно в ответ зашелестело листьями. Недолго думая, я плеснул из кружки остатки вина, Задира лишь зашипел на это кощунственное действие. – Злой эльф не давал тебе няшек, издевался, морил голодом. Ну, ничего, мы ему отомстим, мы ему удобрения в чай подольем, пусть сам попробует пожевать коровьи лепешки.
Деревце усердно закивало на мои слова. Лис подошел ближе и протянул руку, чтобы потрогать растение. В ответ дубок (это я решил, что это дуб; на самом деле, это вполне мог быть и тополь, я же говорил, что ботаника – не мой конек) резко хлестнул его ветками по рукам.
– Эй, не обижай папочку, он за тобой много лет ухаживал и не виноват, что не знает твоих предпочтений. Он же мяса не ест, вот туго и соображает. Но мы простим убогого травоеда, да?
Дерево задумалось на мгновение, а затем медленно склонилось в сторону Лиса, позволяя тому себя погладить.
– С ума сойти, – прошептал эльф в полном благоговении, – мой род возродился? Я теперь не один?
– Конечно, – со знанием дела ответил я. – Ты теперь в Семье, друг. А Карме Наста своих не бросает, вон, даже собственным Древом Жизни обзавелась.
– Но это эльфийское древо! Люди не могут черпать из него энергию! – растерянно промолвил Лис.
– А где ты людей видел?
Задира поднял на меня затуманенные глаза, несколько мгновений смотрел, а затем в его взгляде появилось понимание, тут же сменившееся задумчивостью.
– А Лилия?
Мне очень понравилось, что эльф подумал о девочке, значит, он твердо решил войти в семью.
– Гера давно уже просит разрешение на проведение инициации Лилии. Я склонен согласиться.
Мэтр Шано, о котором мы по скудоумию своему забыли, тихонько кашлянул. И что с ним теперь делать? Услышал он слишком много такого, что не предназначено для чужих ушей.
– Убить, расчленить и прикопать в кадушке с этим сорняком, отличное удобрение получится. Питательное, – громким шепотом дал умный совет Белочка.
Мы с эльфом плотоядно уставились на мага. Под нашими оценивающими взглядами он мгновенно покрылся красной, а затем и зеленой пленкой.
– Хорошая защита, – хмыкнул Задира, – хорошая от нападения человека. Но я не человек.
Он скрутил пальцами какую-то заковыристую фигуру (очень похожую на фигу с рожками) – и защита мага с громким звуком лопнула. В тот же миг за спиной мэтра Шано материализовался Ванька, одной рукой прижимая к левой лопатке мужчины разделочный нож, а второй крепко обхватив его за горло.
– А поговорить? – просипел мэтр.
Надо отдать ему должное, маг спокойно воспринял ситуацию. Я кивнул вампиру – он отпустил магистра, но далеко отходить не стал.
– Не стоит так бурно реагировать, молодые люди, – Шано вернулся за стол, налил себе вина и, закинув ногу за ногу, с улыбкой пригласил нас присоединиться к нему.
– Это кто здесь молодой? – хмыкнул Ванька. – Мы с боссом родились когда вашей расы еще не было на этом континенте.
Ого! Оказывается, вампир – тоже древняя развалина. Куда я попал? Это сколько же народа могут третировать меня только потому, что они старше?
– Клянусь силой, никто не узнает, свидетелем чего я стал. Маги умеют хранить секреты, – просто сказал мэтр. – И мне не хотелось бы сориться с э-э… такой интересной личностью, как ты, барон Альшари.
– И чем это он интересен? – с подозрением прошептал Белочка. Однако, благоразумно не стал показываться магу.
– Молодой варвар, появившийся неизвестно откуда, сумевший за несколько часов заручиться поддержкой Тени Аннона. Варвар, которому подчиняются принц эльфов и высший вампир. Варвар, который одним своим поступком заинтересовал императора и магическую гильдию. Варвар, который вызвал нездоровый ажиотаж в обществе, не достоин интереса со стороны старого любопытного мага? А еще я заметил, что татуировки на твоих руках изменились, и теперь они совершенно не похожи на варварские рисунки. Да и кулон, который ты так усердно прячешь от чужих глаз, сказал мне очень о многом...
– Убить, – вынес вердикт Геракл, давно уже тихо стоящий в дверном проеме. За его спиной маячили Вал и Хашиш. Парни зашли в кабинет. – Мессир, время. Прикажи – и, пока ты будешь собираться, мы избавимся от тела.
Я задумчиво смотрел на мага. Наверное, прав Гера, слишком мэтр наблюдательный, но он мне нравился, и я имел на него планы, поэтому отрицательно покачал головой.
– Мэтр Шано поклялся и, пока он держит слово, он живет.
– Я прослежу, чтобы он сдержал клятву, – произнес Хашиш. – Мне нравится его душа…
– Молодые люди, не стоит меня пугать, я всегда держу свое слово! – возмутился маг. – И я понимаю, что намного больше получу, будучи другом вашему господину.
Ну и хорошо, раз так. Оставив эльфа кудахтать вокруг Древа Жизни, я отправился одеваться. Пора было идти в Храм. В коридоре столкнулся с задумчивой Шурой. Учтиво поклонился девушке, она улыбнулась в ответ. Не знаю, это я такой толстокожий или моя инициация повлияла, но сегодня у меня даже сердца не стали биться сильнее, просто воспринимал Шуру совершенно спокойно, как одну из своих многочисленных земных подруг.
– Ты выглядишь сногсшибательно, – искренне сообщил я ангелу.
– Спасибо, Соль, – она взяла меня под руку, и мы спустились в зал, где нас ждали остальные. – Поздравляю тебя с титулом. Ты обязательно расскажешь мне о том, как сходил во дворец!
– Если ты не будешь возражать, я с удовольствием приглашу тебя сегодня в гости к принцессе.
– Не буду. А какая она?
– О, она – классная.
Так, весело болтая о наших вчерашних похождениях, мы и добрались до храма Всех Богов, где нас ожидал Мастер. Ребята моментально исчезли, переносясь к местам практики, а меня херувим попросил задержаться.
– Соль, я вижу, ты прошел инициацию, – начал он, – но я не пойму, к какому доминиону ты теперь принадлежишь. Позволь увидеть твой истинный облик.
Я задумался. Князь однозначно предупредил меня, что за Серых идет борьба. Почему мы так ценны – я еще не выяснил, но осторожность не помешает.
– Я принадлежу к доминиону Власти, это было известно уже давно, а принимать истинный облик мне бы не хотелось, – честно ответил я.
– Так это правда? Ты можешь стать Князем? Темный Князь... Это может быть интересно, – задумчиво пробормотал себе под нос Мастер. – Не смею тебя задерживать.
Он махнул рукой – и я оказался в офисе Литера.

Несколько часов ничего не происходило, я изошелся на … Ну, короче, весь изнервничался. В голове постоянно крутилась мысль, а вдруг Мастер на пару с герцогом все же смогли заблокировать мои возможности, и я не смогу покинуть статую Литера при призыве. А мне просто необходимо было попасть в Храм, чтобы встретиться с Раксаной и получить хоть немного божественной энергии. Я надеялся, что парни постарались, и я не останусь без подарка.
Вдруг на кровати кто-то томно вздохнул. В офисе бога кроме меня есть еще кто-то? Я медленно повернул голову.
– Иди ко мне, мой маленький упрямец, и мы славно проведем этот день. Обещаю, ты получишь незабываемые ощущения. Я так скучала.
И почему меня это не удивляет? Именно такую подлянку я ожидал от ректора. Недаром он принадлежит к доминиону Шуток.
– Брунилия, что ты здесь делаешь? – как можно холоднее произнес я.
Хотя, чего уж там, себе-то я врать не буду, у меня моментально возникло неудержимое желание прыгнуть в кровать к обнаженной суккубе. Она же, почувствовав мое напряжение, поползла к краю кровати, эротично виляя хвостиком и выгибая спинку.
– Твоя покорная служанка прибыла, чтобы развлечь своего господина.
– Прекрати, пожалуйста.
Я попытался смотреть поверх головы суккубы. Но взгляд непроизвольно сползал на выступающие соблазнительные части тела, сползал и приклеивался. Мои глаза жили отдельной жизнью, и им было глубоко плевать на команды мозга. Где-то в районе правого уха восторженно шипел Белочка.
– Разве ты не хочешь оценить мои старания и отблагодарить свою верную поклонницу за такое рвение?
Я хотел, еще как хотел, но вместо этого судорожно сглотнул и сел за стол, отгородившись столешницей, пока Брунька не увидела, как я хочу ее оценить.
– Так что ты здесь делаешь?
Суккуба подползла к краю кровати и вдруг плавно прыгнула, оттолкнувшись всеми четырьмя конечностями. Она пролетела через всю комнату и приземлилась на столе. Наши глаза были настолько близко друг от друга, что я видел собственное отражение в вертикальных зрачках.
– Неужели ты совсем не рад меня видеть? – надула губки демоница, протягивая руку и поглаживая меня по щеке. – Ты такой мужественный в этом теле. Настоящий варвар. – Она потянула завязки на воротнике моей рубахи.
Я слегка отодвинулся. Вот никогда не думал, что буду отказываться от секса с такой обалденной девушкой.
– Послушай, Брунилия, – не зная, куда девать взгляд, я прикрыл глаза, – вообще-то, у меня имеется жена, которую я люблю.
Это была последняя попытка. Я представил себе Афродиту, это дало мне сил совершить мужественный поступок, а именно, отодвинуться вместе со стулом подальше от стола, на котором восседала суккуба. Спина уперлась в стену. Брунька медленно и грациозно соскользнула на пол и в один шаг оказалась у меня на коленях. Когда у тебя на коленях ерзает обнаженная девушка, пусть даже она с рожками и хвостом, крайне трудно удержать руки за спиной, поверьте мне. Она обвила меня ногами и руками и, прильнув к груди, замурлыкала:
– Я понимаю, что тебя вынудили на ней жениться, все-таки дочь герцогини Анери. Но я ведь не претендую на замужество, я просто хочу доставить тебе удовольствие, мой герой, – прошептала она и лизнула меня в ухо. – Тем более, что твоя малолетка сейчас прохлаждается в компании одного хорошенького инкуба.
– Что? – взревел я, отшвыривая Бруньку на кровать. Ревность, оказывается, у меня тоже стала чертовски сильна. Умом я понимал, что верить демонице не стоит, но мозг рисовал ужасные картинки: Афродита в объятиях другого мужчины, Афродита весело смеется, сидя у него на коленях, Афродита целуется… – Как ты смеешь сообщать мне такое?
Я прыгнул сверху на Бруньку и начал ее душить. Тут и пришел вызов. Молитва тянула меня, а я не выпускал из рук шею брыкающейся суккубы.
Вынесло нас в центральный храм богини Литеры. Ощущения были какими-то неправильными, и я даже не сразу понял, что нас выбросило сразу в главный зал, минуя статую богини. На секунду прервавшись в попытке придушить Брунилию, я осмотрелся. Первое, что бросилось в глаза, – это группа бледных жрецов Литеры и женщина в богатом платье. Они, открыв рты, смотрели на растрепанного черта сидящего верхом на извивающейся обнаженной голубоволосой девушке с рожками.
– Господа, не обращайте внимания. Сейчас я додушу эту суккубу благословенную и займусь вами, – махнул я рукой в сторону жрецов и повернулся к Брунилии.
Бум, бум, бум. Три глухих удара. Я оглянулся через плечо, продолжая держать Бруньку за шею. На полу в живописных позах валялись мои обморочные жрецы. По-видимому, они буквально восприняли мое обещание заняться ими. Женщина же, широко раскрыв глаза, следила за моими действиями. Ее грудь возбужденно вздымалась, она облизнула губы и чуть охрипшим голосом произнесла:
– Не торопитесь, Пресветлый, я обожду.
– Как скажете, мадам, – светски улыбнулся я, и уже не торопясь вновь сжал шею демоницы.
– Мес-сир… – просипела Брунька, судорожно хватаясь за мои руки и с ужасом глядя на обнажившиеся татуировки. Я слегка разжал пальцы. – Мессир, пощади.
– Это правда? То, что ты сказала о моей жене? – Брунилия отвела взгляд. – Говори, – прорычал я.
– Она действительно проводит очень много времени с одним из нас, – прошептала суккуба. – Но я ни разу не замечала их за предусмотрительными действиями, – тут же торопливо добавила она.
– Исчезни!
Суккуба не заставила повторять дважды, она шустро открыла в воздухе дверь и шмыгнула в нее. Настроение было испорчено. Какая практика, когда меня съедала подозрительность и ревность? Сев на ступени возле статуи я задумался о способах проверки верности жены.
– Божественный, старшая жрица Раксана сказала, что ты услышишь мои молитвы... Она сказала, что ты сможешь помочь…
Я и забыл о просительнице. А женщина тем временем стала на колени и смиренно опустила голову.
– Что тебе, женщина? Любви? Мужа? Любовника?
– Ребенка, – прошептала женщина. – Мой муж благородный человек, но он старше меня на пятьдесят лет, я его третья жена и …
– И у него не стоит, – буркнул я, погруженный в свои мысли.
– Нет, что вы! – женщина замотала головой. – Маги жизни успешно решают эту проблему. Но… как бы это сказать… он очень старается, но, боюсь, его семя мертво.
– И что ты хочешь от меня? – ни один из оставленных мне Литером ритуалов не мог решить эту проблему.
– Если бы вы… или кто-нибудь по вашему поручению… Это ведь не было бы изменой, это было бы божественным вмешательством?
Я внимательно смотрел на женщину. А почему бы нет, собственно?
– Давай адрес, пришлю к тебе специалиста. Только никому ни слова, иначе я заберу ребенка, и ты никогда не увидишь свое дитя.
– Я согласна! Как я узнаю посланника?
– Он будет в трусах и каске, – ляпнул я первое пришедшее в голову.
– Он будет ...? Не поймите меня неправильно, Пресветлый, но мне бы очень хотелось, чтобы мой ребенок был красивым...
– Я бог или как? Хорошо, принимаю заказы на внешность еб... ловеласа-надомника, – мне стало весело.
Дама задумалась.
– Он должен быть высоким, худощавым, черноволосым, с приятными чертами лица, сильными руками. Ласковый, неутомимый, опытный, нежный...
– Мне все ясно. Есть у меня такой экземпляр.
Не дожидаясь, пока счастливая верующая начнет благодарить и рассыпаться в комплиментах, я ретировался в покои Раксаны.
Парни потрудились на славу, и через час, заправленный божественной энергией под завязку, практикант Соль вернулся в офис и тут же начал нарезать круги по небольшому помещению. Я только на стены не лез в желании хоть что-нибудь сделать. Мне не давала покоя измена Афродиты. За несколько часов успел накрутить себя до мелкой дрожи в руках. Так больше продолжаться не могло. Мне нужно было знать. Поэтому, наплевав на проблемы обелисков, я открыл двери в домен тещи.
Домен меня принял, хотя, мог бы и не пустить. Значит, мою скромную персону признали за члена семьи. В холле никого не было, если не считать нескольких бесовок, старательно натирающих статуи. Увидев меня, они пискнули и присели в реверансах. Не обращая внимания на служанок, я стремительно шагал в сторону наших с Афродитой апартаментов.
– Соль, мальчик мой, – промурлыкал женский голос. – Я рада видеть тебя дома. Что-нибудь случилось?
Герцогиня Анери, как всегда безукоризненно прекрасная, появилась в коридоре, выйдя из неприметной двери в стене. Голову даю на отсечение, секунду назад двери там не было. Она с улыбкой протянула руку, которую я поцеловал.
– Это прелестно! – звонко рассмеялась теща. – Мне нравятся обычаи твоей родины. Они так милы. Ты знаешь, что все молодые демоницы теперь мечтают получить от жениха не клеймо, а обручальное кольцо? Но Владыка запретил нарушать традиции, поэтому все завидуют моей девочке. Ты надолго?
– Мне бы хотелось встретиться с женой, а затем, если позволишь, я бы хотел переговорить тет-а-тет.
– Я буду в кабинете. Дом тебе покажет.
И она исчезла за бархатной шторой, появившейся вдруг из ниоткуда.
Я остановился у нашей двери, давая себе установку не психовать, даже сделал пару вдохов-выдохов, посчитал до десяти и решительно толкнул двери.
Зудеть-колотить!
Афродита сидела за столом, на котором лежала тетрадь и ручка, боком ко мне, а за спиной жены стоял стройный длинноволосый блондин и массировал ей плечи, что-то при этом тихонько нашептывая. Кровь прилила к глазам, все установки полетели к дьяволу, в мозгу осталась лишь одна мысль – убить, я сам не заметил, как преобразовался. Кожа превратилась в броню, от шеи до кончика толстого хвоста вырос гребень, покрытый длинными ядовитыми шипами, языку во рту стало тесно от обилия острых зубов. Когти, моментально выросшие на руках, могли соперничать твердостью с алмазными клинками. Не издав ни звука, я шагнул к инкубу и, вложив в удар всю накопленную ярость, отправил его тело в дальнюю стену, покрытую зеркалами, прыгнул следом, не давая демону возможности встать на ноги, поднял его на вытянутых руках и со всей силы ударил спиной о согнутое колено. Раздался вопль и характерный треск. Но мне этого было мало, я знаю о способности демонов к регенерации. Недолго думая, я просто разорвал любовника жены на две половины, отшвырнул их в разные стороны и так же молча вышел из помещения. За все это время Афродита не произнесла ни слова, даже когда ее с ног до головы облило кровью инкуба, она молчала. Жена не шевелясь, смотрела на меня широко раскрытыми синими глазами, в глубине которых блестела белая искра. Я так и не понял, что в них отражалось.
В коридоре на меня прыгнул шипящий Лапус и я с огромным наслаждением пнул его. Адский кот в громким мявом впечатался в стену, ожидающий меня бес пискнул и попытался сбежать, но увидев мою оскаленную морду смирился со своей участью и провел в покои тещи.
– Прошу, мессир, – пискнул бес, пропуская меня вперед, я пригнул голову и вошел в кабинет Анери.
Просторное помещение без окон, посреди которого стоял стол, заливал желтый свет. Несколько мягких кресел, закрытые шкафы вдоль стен, на полу красивый ковер. Все в зеленых тонах. Освещение давали черные свечи, в больших количествах стоящие на специальных подставках. Герцогиня сидела за столом и внимательно читала текст, написанный на длинном сером листе бумаги. Она подняла голову, и я увидел в ее прекрасных глазах удивление.
– Почему ты в таком виде? Что случилось, Соль?
– Если не принимать во внимание, что я убил любовника твоей младшей дочери, то ничего.
Я медленно возвращался в привычный чертовский вид. Анери задумчиво следила за моей трансформацией. Когда я рухнул в кресло, она тихо скомандовала «Бар!», тот же час в стене образовалась небольшая дверца, которая с тихой приятной музыкой раскрылась, моему взгляду предстала зеркальная полка, заставленная всевозможными емкостями. Теща лично налила в стограммовую рюмку прозрачной жидкости из бутылки, на которой было написано «Черный ангел». Я, не задумываясь, выпил. Как же мне было тошно. Нет, душу абсолютно не мучали угрызения совести, и смерть какого-то инкуба меня не волновала, но было больно от того, что слова Брунилии подтвердились. Я уронил голову на руки и зарычал.
– Сын! Я ведь могу теперь так тебя называть?
– Э…. Меня никто не называл сыном. Точнее, я об этом не помню, – смутился я. Непривычно это звучало, но приятно. – Наверное, можешь… иногда… наедине…
– Я постараюсь не злоупотреблять, – мило улыбнулась теща. – Ты поступил правильно, одобряю! – увидев мой изумленный взгляд, она пояснила. – Во-первых, другим неповадно будет, во-вторых, душу отвел. Необходимо сразу всем показать, что не потерпишь никаких конкурентов на своей территории. Но этого мальчика ты убил зря.
– Он делал ей массаж!
– Эротический? – с любопытством спросила Анери.
– Если бы эротический, убил бы обоих, – огрызнулся я.
– Я лично наняла этого инкуба, как учителя – ТЕОРЕТИКА для Афродиты, – с улыбкой невинной девочки сообщила теща. – Мы с ней решили, что к следующей встрече с мужем она должна быть подготовлена лучше.
Она что, изучала эротическую науку? Так вот почему перед нею лежала тетрадка и ручка!
– Наверное, ты зашел в момент урока расслабляющего массажа. Очень полезные навыки, если муж устал на работе.
Я встал, взял бутылку водки, отвинтил крышку и залпом выпил половину, не утруждая себя поисками стакана.
– То есть она с ним…? Не динь-динь?
– Нет, глупыш! Я бы ни за что не позволила ей так поступить с тобой. Вот лет через сто, когда девочка займет сильную позицию при дворе…
Я зарычал, хотя мне хотелось схватить Анери на руки и закружить по комнате. С души свалился не то, что камень, – скала. Я не рогоносец, жена мне не изменяла! Зудеть-колотить, какой кайф! И сразу же мне стало стыдно за свое недоверие и несдержанное поведение. Ой-ей, и как мне теперь вести себя с моей крошкой?
– О чем ты хотел поговорить? – герцогиня отвлекла меня от самоедства.
Я смотрел на первую даму при дворе Князя и рассуждал. Мне нужен был кто-нибудь, кому я смогу доверять. Кто-то опытный в интригах и достаточно сведущий в закулисной борьбе за власть. Тот, кто сможет ответить на некоторые мои вопросы. Но могу я доверять теще? Не играет ли она на стороне Князя? А у меня есть выбор?
– Анери, – начал я, – то, что сейчас будет произнесено в этой комнате, не должно выйти за ее пределы. Ни твой муж, ни моя жена, не должны пока об этом знать.
– А мой сын?
– Ему я сообщу сам, но в его верности я уверен.
– Ты хочешь услышать клятву?
– Да. На крови.
Анери долго думала, покусывая алые губки, прежде чем согласиться. Но затем все-таки решилась. Домен зафиксировал ее клятву, и, как только последние слова прозвучали, я принял истинный облик. Странно было услышать из уст хорошенькой женщины пятиэтажную конструкцию, сплошь состоящую из ненормативной лексики. Теща отобрала у меня бутылку водки и весьма неслабо к ней приложилась. Затем она несколько раз обошла вокруг меня, уделяя особое внимание крыльям, и, наконец, рухнула в кресло, не выпуская бутылку из рук.
– Да, сюрприз получился. Князь знает? Хотя, что это я. Это он провел инициацию? Мальчик мой, ты должен быть осторожным. Двух князей этот мир не примет. Ты собираешься бросать вызов Владыке?
– Нет! Он сам сказал, что на сегодняшний день я ему не соперник.
Теща фыркнула.
– Он прав, пока у тебя маловато силенок, чтобы свергнуть нашего Владыку. Но проблема не в этом, проблема в том, что ты Серый!
– Именно этот вопрос меня больше всего волнует, – я закинул ноги на стол и принялся слушать.
Оказывается, Серые появляются крайне редко. Где-то раз в семь-восемь десятков тысяч лет. Они могут родиться в любом мире, но в момент своего осознания, в момент проведения инициации, принимая истинную сущность, становятся чистым холстом, на котором свет и тьма могут проявиться с одинаковой вероятностью, а могут и не проявиться. Свободу выбора ведь никто еще не отменял. Мы (серые, раз уж я из их числа) не принадлежим ни к одной из вечно соперничающих сторон. Точнее, изначально не принадлежим, спокойно совершая как добрые, так и не очень поступки. Но в определенный момент большинство из нас делает выбор в сторону Света либо Тьмы, в сторону хаоса либо порядка, в сторону любви либо ненависти. Пожалуй, в серых больше всего от человека. Постоянный выбор. Серые – нейтралы, мы можем без ущерба для своей сущности находиться в любом месте, будь то рай или ад, при этом не испытывая никакого душевного дискомфорта. Теперь представьте, какой плюс от такого ценного сотрудника любой из сторон. Это же идеальные разведчики, шпионы и саботажники. Поэтому каждая из сторон пытается перетянуть Серого на свою сторону. Но со мной такой вариант не пройдет. Я мало того, что серый, так еще принадлежу доминиону Власти. Если верить теще, такого случая не зафиксировано ни в одном документе. Возможно, что я – уникальный экземпляр, единственный в своем роде. Если говорить простым и понятным мне языком, я сам босс, и мой окончательный выбор может нарушить хрупкое равновесие.
– Ты уже понял, каким будет твой мир? Будет это мир Инферно или мир Ирия?
Еще одно преимущество моего рождения – оказывается, что, будучи князем, я могу создать собственное Инферно, а будучи серым князем, я могу придать ему другие свойства и сделать светлым миром либо нейтральным. Не демиург, конечно, ибо создавать живых существ мне не дано, но построить для себя и своих друзей мир-дом мне под силу. Теоретически. Непроявленный мир в одном из проявленных миров. Звучит немного абстрактно, но это так. Оказывается, что и ад, и рай существуют не в реальной вселенной, а в ее духовной проекции со всеми вытекающими из этого последствиями. Мысли и поступки разумных создают погоду во владениях темных и светлых, отсюда и борьба за влияние. Обычный вопрос выживания. Ну, это если просто, на самом деле все гораздо сложнее, но мне совершенно не хочется заниматься теологическими исследованиями. На данном этапе меня интересовал практический вопрос создания собственного Инферно, поскольку, как выглядит Ирий, я не знаю, и советчиков с той стороны у меня нет, поэтому буду строить собственный дом, используя знания герцогини и Владыки. Но это будет после того, как я закончу практику, отслужу в армии и отсижу в пекле. Что-то мне подсказывает, что ничего из вышеперечисленного избежать не удастся. А уж потом я займусь хомячеством.
Я мечтательно потянулся.
– Герцогиня Анери…
– Называй меня мамой, ведь ты принят в семью и женат на моей дочери, – перебила меня теща.
– Боюсь, я не смогу. Пока. Прости. Так вот, я бы хотел тоже научиться управлять вашим доменом.
– Нашим доменом, Соль. Это лучше показать. Прошу.
Теща встала и махнула рукой, приглашая меня пройти прямо в стену. Правда, через мгновение там образовалась дверь. Мы вышли в коридорчик, заканчивающийся маленьким тупиком.
– Домен неразрывно связан с любым из членов семьи. Твой дом – это ты, твоя душа, сила, энергия. Когда умирает последний из членов семьи, исчезает и дом. Смотри внимательно, сын, я специально буду комментировать происходящее, чтобы тебе было понятнее. Но в будущем тебе не обязательно использовать вербальное общение, дом будет слышать хозяина, даже если ты просто сосредоточишься на чем-то.
Анери улыбнулась, лицо ее заострилось, превращаясь в мордочку летучей мыши, идеальные кисти вытянулись, трансформируясь в птичьи лапы, вся она стала похожа на отражение в разбитом зеркале, но даже в таком виде демоница была прекрасна. Жуткая, смертельно опасная, но прекрасная пожирательница душ. Она указала рукой на стену.
– Арка, а за ней цветущий сад.
Тотчас на стене прорезалась арка, за которой звенел стрекозами цветущий сад.
– Проход в апартаменты Соля, укрась на свое усмотрение.
Возник длинный коридор, в нишах которого стояли роденовские статуи, на стенах появились полотна земных художников, которые я когда-то видел, но авторство определить не мог. Заканчивался коридор дверью в нашу с Афродитой спальню. Это был намек, домен деликатно давал мне знать, что пора подумать об извинениях. Нужно обязательно подобрать жене самое красивое украшение из клада дракона.
– Ты понял?
Я кивнул, чувствуя, как закручивалась энергия вокруг демоницы , как она выстраивала свои желания, в этот момент она сама была частью домена, главной его частью. Дом с радостью выполнял любое ее желание, будет ли он так же выполнять мои?
– Попробуй.
Я мысленно попросил дом открыть двери в холл. Ощущение было странным, словно из меня вытянули нерв, причем, воспаленный. На стене появилась заурядная фанерная дверь.
– В истинном виде это делать проще, – улыбнулась Анери.
Ага, наверное. А еще я почувствовал, как домен фыркнул, отзываясь на мою просьбу: видно, я еще не был принят им на все сто процентов, об этом свидетельствовал и вид двери, – такие раньше традиционно ставили в туалетах хрущевок.
Мы еще немного поболтали с тещей, она дала парочку ценных советов и пообещала присмотреть за Афродитой, чтобы никто не вздумал влиять на меня через нее. Я так и не набрался храбрости встретиться с женой, а вместо этого трусливо сбежал в офис Литера, пообещав заглянуть в выходные. Теперь я мог это сделать легко. Вместе с инициацией пришло умение открывать двери в любое место, где я хоть один раз до этого был.
В любое, да не во всякое. Попасть в деревню, где держали оборону изнуренные люди, я не смог. Вызов от них тоже так и не поступил. Вся моя надежда была на Велву, которая с утра отправилась в разведку на Окраину. Задира лично помог ей свети тропы. Зато пришло несколько просьб об улучшении плодородия на полях и одна о дожде. Здесь я использовал рекомендации Мастера и не стал являться на вызовы, а просто отправил необходимую энергию жрецам для проведения нужных ритуалов.
День закончился, и ровно в пять вечера меня выбросило в храм Всех Богов, где уже собрались все практиканты-недоучки. Быстро отчитавшись о проделанной работе, естественно, утаив кое-что, я отозвал в сторонку Геракла и попросил его поучаствовать в воспроизводстве народонаселения столицы. Инкуб остался весьма доволен поручением, единственное, что его смутило, – это трусы, которые почему-то в моем понятии обязательно должны быть красными в сердечки и которые вместе с каской служили паролем. Он подозрительно поинтересовался, обязательный ли это атрибут, на что я с самым серьезным видом заявил, что без красных трусов и белого пластикового шлема никак нельзя. И, самое главное, он должен закутаться в плащ и только будучи в спальне просительницы распахнуть его, и со словами «А вот и я! В трусах и каске!» приступить, собственно, к самому ритуалу зачатия ребенка. Как я смог сказать весь этот бред с серьезной рожей, для меня осталось загадкой, но наивный суккуб купился на развод и задумчиво побрел в сторону рынка, наверное, искать красные труселя.
Я же, про себя изрядно веселясь, отправился в гости к кузнецу Зарию. За мной, естественно, увязалась парочка телохранителей. Сегодня это были Хашиш и Мамочка. Вала я, смущаясь и отводя взгляд, попросил сходить домой и разузнать, как там Афродита. Для этого пришлось рассказать о причинах моей ревности. Друга возмутило поведение Брунилии, зато моим поступком он остался доволен и не видел в нем никаких проблем, но повидаться с сестрой согласился. Напомнив Шуре, что буду ждать ее через час для похода во дворец, мы с парнями, весело болтая, отправились в центр города.
Подворье кузнеца, окруженное добротным деревянным забором, на фоне двух и трехэтажных особняков выглядело жалко и невзрачно. Правда, двор оказался на удивление большим, чистым и рациональным. Жилой домишко жался к высокой стене, которая опоясывала императорский дворец, и представлял собой небольшое деревянное здание с двумя маленькими незастекленными окошками. По периметру двора расположились кузня, дровяной склад, сарай, еще один сарай и навес, под которым лежала куча железа. Нас встретила счастливая Марика. Увидев меня, она прижала руки к груди и вперила в мое лицо восторженный взгляд, по-видимому, обнаружив схожие черты с чертом Солем, в виде которого мы с нею и встречались. Я показал девушке кулак, чтобы не вздумала ничего ляпнуть. Она намек поняла, но все равно через несколько дней по городу поползли слухи, что богиня Литера бродит среди людей в облике красивой девушки либо симпатичного молодого парня и исполняет желания всех влюбленных.
Зарий с заказом справился отлично. Я даже не ожидал. Он отлил не по одной серебряной вилке, а по две разного размера для каждого члена императорской семьи, украсил ручки цветами и сделал для каждого комплекта деревянную шкатулку с маленьким замочком. Одну из шкатулок он торжественно с поклоном вручил мне.
– Замечательно, я доволен. Готовься вечером получить большой заказ из дворца. Нанимай помощников, скоро они тебе понадобятся.
Мужчина и Марика упали на колени.
– Господин, – хватала меня за руки плачущая девушка, – господин… Благодарю тебя, Пресветлая…
– Хватит! – гаркнул Хашиш. – Встать!
Кузнец с невестой моментально вскочили, испуганно глядя на Хаша, я тоже смотрел на него с недоумением.
– Мессир барон Альшари, владетель Окраины, желает купить твою лачугу за семь золотых. Ты останешься здесь управляющим, пока мы не найдем достойного человека занять эту должность, потом ты вернешься к работе в кузне. Твоя жена назначается старшей над слугами. Вы будите получать вознаграждение за свой труд. Допустим, два золотых кузнец и один золотой Марика. Помимо этого, половина стоимости произведенных тобой заказов будет оставаться тебе. Мессир предлагает вам покровительство, защиту, работу и деньги. Для этого вам необходимо принести мессиру клятву верности. Согласны?
Хашиш просто не дал им опомниться. Интересно, что он задумал? Еще и Мамон куда- то исчез.
Зарий бросил взгляд на Марику, она с восторгом кивнула. Кузнец повернулся в мою сторону. Я же, мягко говоря, был ошарашен напором Хаша, мне и в голову не приходила мысль обзаводиться слугами, я просто хотел предложить Зарию переехать в другое место за определенную сумму, конечно.
Тем временем, прозвучали слова клятвы, парочка встала с колен, а в это время во двор заходил Мамон, подталкивая перед собой двух мужичков очень характерной наружности, только пейсов на висках не хватало. Юристы, или как их здесь называли, законники, быстро состряпали купчую, Хашиш забрал принадлежащий мне экземпляр вместе с выпиской из «Реестра домовладений столицы», в котором за номером триста дробь восемнадцать был занесен новый владелец земельного участка на улице Королей барон Альшари. Он рассчитался с законниками и кузнецом и тут же предложил обмыть это дело. Я не возражал, но времени было в обрез. Меня ожидала ее высочество Аглая.
Рассказывать о том, как я учил императорскую семью пользоваться одновременно трезубой вилкой и ножом, не стану. Все мы это проходили в детстве. Могу лишь со всей ответственностью заявить, что учитель из меня получился нормальный, как и бизнесмен. Я предложил императору разместить большой заказ на вилки у меня лично. А что, нужно пользоваться связями. Я дал Озлу скидку, а его имя привлечет к нам богатых клиентов. Секретарь составил, и мы подписали контракт на поставку во дворец пятидесяти серебряных и ста обычных трезубых вилок. Я пообещал, что для правящей семьи будет выпущен специальный дополнительный комплект столовых приборов в качестве рекламной акции. Казначей даже выдал мне аванс. Все остались довольны. Между делом, я похвастал, что приобрел участок рядом с дворцом и поинтересовался, нет ли на примете у уважаемого императора хорошего архитектора. Озел пошел навстречу и пообещал прислать завтра нужного человека. Короче, вечер прошел в дружеской и приятной атмосфере. Но самое главное, что девушки подружились. Аглая и Шура весело прощебетали весь вечер и договорились встретиться еще.
– Соль, я так тебе благодарна! – воскликнула Аглая, когда мы прощались. – В этом дворце я словно в клетке. А ваши визиты – это струя свежего ветра. Мы ведь еще встретимся? Завтра суббота, и мы могли бы погулять по городу. Думаю, отец отпустит меня в сопровождении таких смелых варваров.
– Завтра суббота? – слегка ошалел я.
– Ты совершенно потерял счет времени, мой друг, – улыбнулась Шура. – Аглая, если барон Альшари будет занят, я с удовольствием составлю тебе компанию.
– Только обязательно возьмете с собой Чета и Седа, – строго произнес я. – Они смогут защитить вас.
– Как прикажете, мессир, – Шура шутливо присела в реверансе.
Домой нас отправили в карете. На крыльце трактира мы столкнулись с выходящим мэтром Шано.
– Я принес то, что обещал его высочеству Леголасу, – улыбнулся он, пропуская нас внутрь.
– Спасибо, – искренне поблагодарил я, понятия не имея о чем речь.
Меня ждал улыбающийся Лис с традиционной морковкой в зубах в компании Хашиша и Мамочки. Но Вала и Геры не было.
– Мессир, Геракл просил передать, что забрал каску и отправился выполнять твое поручение, сказал, что раньше утра его не ждать. Лилию я уже отправил спать. Ты знаешь, что ректор прислал Бруньку нянчиться с девочкой? – потягивая вино, просветил меня в последние события Хаш.
– Имел несчастье встретиться, – буркнул я, поглядывая на принюхивающегося Лиса. – Что такое?
– Ты ел мясо! – с возмущением ткнул в меня морковкой эльф. – Свинину с грибами! Завтра бежишь пятнадцать кругов!
– Изверг! – заорал я под хохот друзей. – Я же сдохну! Лучше скажи, что принес мэтр Шано?
– Переносной многоразовый портал, – самодовольно улыбнулся ушастый вегетарианец. – Ты же не думаешь, что я просто так отдал ему книги солнцевиков?
– Вау! – прошипел Белочка. – Круто! А ориентиры он принес?
– Все мало-мальски значимые точки империи. Целый свиток. Соль, тебе придется выучить его наизусть.
Ну почему халява не бывает легкой?
– А сейчас спать, завтра разбужу на рассвете. И не забудь пожелать спокойной ночи ребенку.
– Не пойду я к Лилии, там Брунька! – сразу же начал отнекиваться я. – И вообще, это не входит в круг моих обязанностей!
– При чем здесь девочка? – холодно поинтересовался Лис. – Я говорю о нашем Древе Жизни. Оно ждет тебя. Мы теперь для него родители.
– Чур, я буду папа! – и чего они ржут, придурки?
Лис снисходительно улыбнулся. А затем вернулась из разведки Велва, и события понеслись с бешеной скоростью.

***
Зайдя к себе, я, не раздеваясь, рухнул на постель.
– Мессир! Соль! Вставай! – меня кто-то тряс за плечо. Я приоткрыл один глаз.
– Ванька, отвали!
– Велва вернулась!

– В той деревне, куда ты меня отправил, никого нет. Люди ушли. Только в храме было это, – Велва протянула мне пластиковый стаканчик. – Переверни его, там послание.
Я перевернул стакан и увидел выцарапанный на дне знак. Две палки, перечеркнутые волной. Что бы это означало?
– "Жду" на мертвом языке. Те символы, что ты срисовал с обелиска, тоже на этом языке, – хмуро сообщил Лис.
Мы сидели вчетвером в кабинете эльфа и слушали Велву, которая вернулась с Окраины. Девушка жадно ела и попутно рассказывала о неутешительных результатах разведки. Действие обелисков расширялось. А я до сих пор не знал, что делать.
– К эльфам я не попала, а вот мой народ ушел в глубины гор, перекрыв проходы магическими завесами. Неделю они продержатся. Я успела застать у завесы последнюю из магинь, благородную Варгуллу, она оповестит все Дома о твоем предложении и пообещала, что воины ее Дома придут к нам на помощь в случае, если возникнет заварушка. Но она поставила условие.
– Какое?
– Того мага, который устроил весь этот бардак, ты отдашь ночным.
– Не возражаю.
В коридоре раздался шум, звук падения тела, звон стекла и отборный мат. Дверь распахнулась, и в комнату ввалились Хашиш и Мамочка. Они тащили полный ящик темных, покрытых пылью бутылок.
– Соль, дружище! – заорал Мамон. – Глянь, что мы нашли! – парни водрузили тихо звякнувший ящик на стол. – Вино пятидесятилетней выдержки!
При слове «вино» Древо затрепетало веточками.
– Ты еще маленькое! – строго прошипел Белочка, с интересом свесившись с моей головы, Древо обиженно сникло и затихло. – Где вы его нашли, парни?
– Стояло на барной стойке вместе со стражником, – отрапортовал Хаш. – Точнее, вино стояло, а стражник сидел… или наоборот? Ай, не помню! Короче, это привет тебе от императора в знак благодарности за ... А за что? Ты не помнишь? – икнул он в сторону Мамона.
– Вы что, уже попробовали? – подозрительно принюхался Лис.
– Нее, – растянул губы в усмешке Мамочка. – Это мы раньше. А такое вино нужно пить только в хорошей мужской компании! Пойду светлых приглашу.
Велва покачала головой и хмыкнула.
– Я спать. Устала. Во сколько выходим?
– В шесть, – принял за меня решение Задира. – Перед выходом я обновлю на тебе защиту от солнечного света.
Девушка кивнула, поцеловала эльфа в щеку и быстро вышла. Мы вылупились на Лиса, но он сделал вид, что рассматривает рисунок на стене. Ну ничего, я спрошу у амуров, уж не влюбился ли наш овощелюб.

– А я говорю, что ваш мессир сам виноват! Он не сказал ей, что женат! – Сед пьяно покачал пальцем перед лицом Мамочки. – А с Четом у Шуры давняя симпатия! Еще с первого курса. – Хаш хмыкнул, Сед тут же повернулся к нему. – Что значит, пожалеет? Кто? Шура? Об этом алкоголике? – он ткнул в меня пальцем. – Ни-за-что! Он ее недостоин! – Хаш приподнялся. – Что ты сказал? Таких, как Шура, у него целый доминион? Это ты врешь, темный! Такая, как Шура, единственная! – Хаш поднял глаза к небу. – А я сказал единственная!
Мы с Четом переглянулись, чокнулись и выпили. За Шуру! Странное вино. Слишком крепкое, слишком тягучее, слишком горчит, но вкусное. Правда, опьянели мы от него как-то слишком быстро. Задира и Ванька искали путь в астрал, усевшись под кадкой с Древом, где и медитировали на пару, на радость нашему растительному дитятку, которое «нечаянно» запустило ветку в кубок Ваньки и с удовлетворенным лицом потягивало вино словно коктейль. С лицом? С каким лицом? Удерева не может быть лица! Я потряс головой. Детская мордашка на стволе подпрыгнула, расплылась, распадаясь на четыре части, каждая из которых корчила мне рожи и показывала раздвоенный змеиный язык, но никуда не делась.
Голова гудела, все плыло перед глазами… Дерьмо! Что-то с вином не так! Нужно предупредить парней! Я открыл рот, но не успел. Последнее, что я увидел перед тем, как вырубиться, – озирающийся по сторонам Геракл, почему-то в женском платье и с накрашенными губами, и улыбающаяся Афродита за руку с хмурым Валом.
– Любимая, – счастливо улыбнулся я и отключился.

Пробуждение было неприятным. Представьте, что вы весь день рыли канаву, а затем всю ночь пили сивушную самогонку, закусывая ее переспевшим дурианом с сыром Камамбер, а потом еще и спать улеглись в компании парочки бомжей. Тело болело, то, что у меня есть голова, я понял лишь по адской боли в районе выше плеч, и воняло… Как же воняло!
– Я сдох и разлагаюсь? – просипел Белочка.
Я попытался разлепить глаза. С первой попытки не вышло. Рядом раздался очень тихий стон и очень тихий мат.
– Не сквернословь, темный, – прошептал кто-то из угла.
– Тихо…– едва слышно ответил хриплый голос Мамочки. – Тихо, не ори!
Шепот отдавался в мозгу, словно бой курантов, причем, я находился внутри часов.
– Дядечка Соль, – заплаканный голос Лилии вызвал желание зарыться в песок. – Дядечка Соль, мессир! Дядя Вал умирает! А дядя Хаш уже умер и дядя Чет тоже. Вставайте же, дядя Соль! Вставайте! Вы тоже умрете!
– О чем это дитя говорит? Белка, посмотри, что там.
– Счас… О! Гера у нас не промах, глянь, три Лилии! Когда успел, шельмец… – и я почувствовал, как змей обвис у меня за ухом.
– Слышь, Лилька, – вступил в разговор тихий мальчишеский голос, – надо за помощью бежать. Помрут ведь твои дядьки. Как дать, помрут, – Лилия шмыгнула носом. – Не реви! Ты тут им тряпки на головы мокрые положь, и это... тазики подставь, а то тошнит их постоянно какой-то вонючей гадостью. А я за мэтром Шано сбегаю. Справишься?
– Ты только быстро.
– Я мигом. А ты – не реви! На вот леденец.
Топот босых пяток взорвал мой мозг, и я опять вырубился.

На этот раз я очнулся без неприятных ощущений, если не считать слабости во всем теле и ватные конечности.
– Дядя Соль, ты как? – тихий шепот Лилии раздался где-то на уровне груди.
Я открыл глаза. Рыжее чудо, мой ангел-спаситель, сидела на краешке кровати и держала меня за руку.
– Привет, самая красивая девочка на свете, – улыбнулся я.
Девочка радостно вскрикнула и бросилась обниматься. Я сел, прижал к себе хуженькое тельце и прошептал малышке на ухо:
– Я знаю, что это ты спасла меня. Я никогда этого не забуду, малышка. Никогда.
Лилия плакала и смеялась, обнимала меня за шею, и это был самый лучший момент в моей недолгой жизни. Никто никогда так не радовался тому, что я существую. Я вдруг поймал себя на мысли, что хочу, чтобы меня вот так же искренне обнимала дочь. Не иначе, как умом двинулся. Где я и где ребенок?
– Ну, успокойся, малыш. Успокойся. Теперь все будет хорошо. Где остальные?
– Котька сидит с дядей Валом. Его колдуны сильно побили. Я думала, он помер, – девочка всхлипнула.
– Не помер, а умер.Стоп! Какие колдуны? Что произошло?
– Вас отравили, – в комнату вошел серьезный мэтр Шано. – В вине был сильнейший яд, вас спасло то, что он был рассчитан на людей, а не на…? – Маг замолчал, вопросительно глядя на меня и одновременно щупая мой лоб.
– На демонов и ангелов, мэтр Шано. На демонов и ангелов, – я трансформировался в черта.
Маг ничем не выдал свое изумление, лишь дрогнули руки, и глаза слегка расширились. Я даже позавидовал его выдержке, вот, что значит годы дворцовых интриг, мои же эмоции можно читать словно букварь.
– Ну, раз ты демон, то это милое дитя – явно ангел, – чуть натянуто улыбнулся мэтр.
– Мессир не демон, – с возмущением высказалась Лилия, прижимаясь ко мне еще крепче. – Он – черт! А я не ангел, я – дочь демона и смертной, я полукровка, но тоже буду демоншей! Я так решила!
– Лилия, – строго произнес я, – не демонша, а демоница. И не тебе это решать!
– Прости, дядя Соль, – пискнула девочка.
– Что здесь произошло и где остальные?
Лилия заплакала, уткнувшись мне в грудь.
Зудеть-колотить! Это был удар ниже пояса и нанес его наш старый знакомый. Пока мы валялись в отключке, через портал в трактир ворвалось четверо магов в черных балахонах под предводительством толстого седого старика в расшитых золотом одеждах. Вал, который не пил вина, попытался оказать сопротивление, но был моментально парализован, а затем связан и жестоко избит. Всех девушек, включая Геракла, которого тоже приняли за девицу, увели через портал в неизвестном направлении. Один из учеников темного мага обмолвился о рынке невест, на котором собирались продать девушек. Старый маг велел Лилии передать мне, если я выживу, что теперь мы в расчете. Я у него отобрал асурила, девственниц и трех учеников, а он взял в два раза больше. Он забрал всех: Шуру, амуров, Одуванчика, Велву, Бруньку и Афродиту, которая увязалась за Валом ко мне в гости. Ну, и Геракла в платье за компанию.
– Как-то у меня не получается в два раза больше, – пробормотал Мамон со стоном потирая виски.
– Он забрал вампира и эльфа, – хмуро сообщил Сед.
– И принцессу, – тихо добавил мэтр.
– Но как ему это удалось? – непонимающе спросил Хаш. – Справиться с нашими девочками не так уж и просто.
– Он сказал, что будет медленно резать нас на куски, если они не выпьют какой-то чай. А когда девушки выпили, они стали словно куклы и пошли следом за ним. А принцессу похитили из дворцового сада. Прямо из беседки. Ее же охранники. Сейчас они сидят по камерам, пускают слюни и ничего не помнят. Это Лилия и мэтр рассказали, – пояснил мрачный Чет.
Мы сидели в пустом зале трактира. Все, кроме Вала. С ним еще работал мэтр Шано, сращивая переломы и восстанавливая поврежденные внутренности. Чтоб этого ректора забрал северный зверек! Если бы он не заблокировал наши демонические сущности, Вал бы сейчас так не страдал, да и девочек просто так бы не взяли! Я-то из доминиона Власти, на меня его ограничения не подействовали, но остальным досталось…
Лилия и Котька – тот парнишка, который служил нам проводником в первый день пребывания в городе, – были отправлены спать под присмотром Древа. Мамочка лично отнес кадку с растением в комнату ребятишек, назначив его старшим. Древо нашей семьи прониклось важностью момента и даже, по-моему, подросло на десяток сантиметров.
Мы молчали, умных мыслей ни у кого не было.
– Надо известить старших, – нарушил молчание Сед.
– Надо, – эхом отозвался Мамон и поднял на меня глаза.
Черт (интересно, можно ли ругаться самим собой?), как же мне хреново. Судя по серым лицам остальных, я не одинок в своих ощущениях. Но там наши девчонки, и их, возможно, сейчас распродают по разным гаремам. Одно меня радовало, что с ними рядом оказался Гера.
Не думать!
– Князь! – позвал я, вкладывая в зов остатки сил.
– Мастер! – пропел Чет, я почувствовал, как от него кругами разливается теплая золотистая энергия.
Они явились одновременно. Мастер в своем неизменном костюме наемника и Князь в безупречной тройке. Демон и херувим холодно поклонились друг другу и вопросительно повернулись в нашу сторону.
Не могу сказать, что разговор был легким. Диалога не получилось. Честно говоря, разговора не получилось вообще. То, что мы выслушали в свой адрес, повторять не буду. Удивительно, но впервые в истории у Тьмы и Света совпала оценка наших моральных, умственных и физических возможностей. Первые полчаса я молчал, но потом… Потом я высказался. Причем, высказался так, что стены задрожали. Не обращая внимания на шиканье друзей, на хватание меня за плечи и пинание под столом ногами (я еще выясню, какая зараза наставила мне на икрах синяков), я высказал все, что думаю о Князе, о деканате Светлой Академии, о старых пердунах, которые ради хорошей отчетности готовы бросить собственных студентов на растерзание черным магам, о властителях, не готовых защищать своих подданных, о демократии, об отравителях, о своем папаше, который вздумал умереть, когда я был ребенком, и об отвратительных российских дорогах заодно. А закончил я свою тираду словами: « Да пошли вы все на ***, и без вас обойдемся!».
– Ну и хорошо, – спокойно сообщил мне Князь. – Только учти, это нейтральный мир, и мы не имеем права вмешиваться в его дела.
Спокойствие старших как-то охладило мой пыл.
– Не понял…
– Соль, мы не можем вмешиваться в дела этого мира, – устало пояснил Мастер. Я, честно говоря, после своего выступления ожидал бури, а не доброжелательного общения. – Ни я, ни твой владыка не сможем применить здесь свою силу. У нас нет на это прав, но…
– Но у меня есть, – догадался я. – Я барон, меня признал император и одарил землями. И, хотя я не принес вассальскую клятву, я фактически подданный Империи и житель этого мира.
Херувим улыбнулся открытой светлой улыбкой, от которой у меня перестало крутить в животе и окончательно прошла головная боль.
– Эй, а мы? – вклинился в разговор Мамочка. – Владыка, а как же мы?
– Если демон хочет перейти к другому Владыке, он автоматически лишается покровительства и защиты Инферно, – глядя в глаза Мамочке, холодно произнес Князь. – Ты готов к этому?
– Они могут принести присягу не черту Солю из доминиона Власти, а имперскому барону Альшари, – улыбнулся Мастер. – С твоего согласия, конечно. Таким образом, условности будут соблюдены.
Князь внимательно смотрел на Мамочку, и под его взглядом демон сжался и даже стал как-то меньше ростом. Я чувствовал, как на плечи друга легла тяжелая плита княжьего взгляда. Но Мамочка выдержал. Он с трудом поднял глаза, опустился на колено и произнес:
– Прошу твоего позволения, Владыка, принести клятву верности имперскому барону Солю Шуйскому и прошу вернуть мне возможность трансформироваться.
Следом за ним преклонил колено Хашиш.
– Прошу твоего позволения....
– Прошу твоего позволения... – в зале появился хромающий Вал.
Князь задумчиво смотрел на парней, и я видел, как за его спиной поднимается черная призрачная мгла. "Он не позволит", – прошептал Белочка, – "Он не захочет их терять. Слишком лакомые кусочки".
– Нет.
– Мастер!
Мои глаза вылезли из орбит. Чет и Сед стояли перед херувимом, склонив головы. Они оба были в истинном виде. Высокие, златовласые в белоснежных одеждах и с белыми крыльями за спиной. Ослепительно красивый и безупречно чистые. Да, это не демон-загонщик...
– Просим вашего позволения принести клятву верности барону Альшари владетелю Окраины...
Это было неожиданно для всех.
– Э-э... – начал я. – Парни, подумайте! Я же темный!
– Там наши подруги, – Чет посмотрел на меня так, что мне стало стыдно. – И если это единственный способ спасти их, я готов принести клятву верности даже Темному Владыке.
– Хотя, не хотелось бы, – тихо уточнил Сед.
Мастер серьезно смотрел на них.
– Свобода выбора, – усмехнулся Князь. – Что ты на это ответишь, служитель Порядка?
– К чистоте душевной грязь не прилипает, тебе ли это не знать, слуга Хаоса? – серьезно ответил Мастер и повернулся к парням. – Я горжусь вами, но не могу этого позволить. Это не в моей компетенции.
– А как же девушки? – растерянно спросил Чет.
– Я доложу, кому надо, и мы примем решение. Не думаю, что нашим студенткам что-либо угрожает.
Князь развел руки в стороны и слегка поклонился, после чего они исчезли.
А мы остались.
Ну и пошли они! Не больно то и хотелось! В конце концов, демоны уже были связаны со мной кольцом Льда. По большому счету, парни принадлежат моей Семье и игры старших в "соблюдение правил" были всего лишь играми. Поэтому, мы все равно поступим по-своему.
– Барон Зяма! – заорал я, одновременно нащупывая кулон на груди и отправляя посыл Тузику.
– Ну и чего так орать?
Тень Аннона, как ему и положено, появился в темном углу.
– Ты изменился, черт Соль.
– Барон, – я начал нервничать, – сейчас не время! Давай поговорим об этом после!
– Я никуда не спешу, – барон уселся за стол и побарабанил пальцами по столешнице. – Мальчик мой, ты оторвал меня от весьма важного дела, поэтому будь любезен объясниться.
Оглянувшись вокруг, заметил, как под взглядом Смерти парни попытались стать маленькими, незаметными мурашками. И тут я понял, что передо мною сущность, о которой я ничего не знаю. Мощная, холодная, жестокая и безразличная сущность, которую я пока еще забавлял. Тень Аннона может походя превратить меня в пепел без права на перерождение. Зудеть-колотить!
Я говорил, что по моему лицу можно читать как по книге для первоклашек? Барон и прочитал. Он кивнул моим мыслям, и мы оказались в сером тумане. Через мгновение из тумана соткались два кресла и зависли в воздухе. Сюр. Барон откинул с головы капюшон, и его красные глаза прошлись по мне словно рентген, вытягивая из тела черта мою душу. Когда я вновь осознал себя, обнаружил, что стою перед Смертью в истинном виде: в серой хламиде и с серыми крыльями за спиной.
– Я чувствовал, – без улыбки произнес Зяма. – Добро пожаловать в наше маленькое сообщество, мальчик мой.
Моя челюсть упала, и я медленно опустился в кресло.
– Ты... ты тоже?
Передо мною сидело существо, мало напоминающее человека. Высокая худощавая фигура с шестью тонкими руками и щупальцами вместо ног. Шеи не было, была голова, растущая прямо из плеч. Три серых глаза, щель рта и жабры на том месте, где у людей уши. Я зажмурился и потряс головой. Непривычно сидеть напротив пришельца из космоса.
– Это... это твое родное тело?
– Да, так выглядит моя раса.
– Ты не мог бы?. – слабым голосом попросил я и покрутил пальцем в воздухе.
Барон вернулся в более привычный для меня вид. Я вздохнул с облегчением.
– Тебе о многом еще предстоит узнать и многому научиться, друг мой, – улыбнулся Серый. – Мы создаем свой облик таким, какими себя представляем. Как и окружающее нас пространство.
– Ты мне расскажешь? – я жадно уставился в красные глаза Смерти.
– Только в общих чертах, остальное ты должен будешь сделать сам, чтобы не повторять моих ошибок. Что у тебя случилось?
Я рассказал.
– Ты ведь знаешь, что нужно делать? Найдешь мага, найдешь и способ борьбы с обелисками.
И я вновь оказался в зале трактира.
– По-моему, я обмочил штаны, – прошипел Белочка.
– У тебя нет штанов.
– Да? Странно. Этот Серый перепугал меня до смерти!
– А раньше Тень тебя не пугал? – хмыкнул я, отгоняя мысли о жене.
– Мы же были пьяными! – возмутился змей, словно это все объясняло.
– Успокойся мой скользкий друг, я ему интересен, и ты же слышал, он сказал, что уже сто тысяч лет не рождались Серые в этой части мироздания. И он обещал помочь вернуться Амбец.
Друзей я застал там же, где и оставил. Они молча сидели за столом и, судя по хмурым лицам, все еще переживали разговор с боссами.
– Итак, парни. Я иду за девчонками, вы со мной?
Вал поднял на меня серьезное лицо.
– Это я виноват! Прости меня! Я не хотел ее брать, но ты же знаешь, как может быть упряма моя сестричка, – в глазах демона была боль.
Я такой взгляд видел у матери друга, болеющего астмой, когда она в очередной раз вызывала для него "скорую". Что сказать? Страх за жену разъедал меня изнутри, но я знал, нельзя ему позволить овладеть душой. Мамочка положил руку Валу на плечо. Кулаки Хаша были сжаты до белых пятен на костяшках. От мысли, что Афродита сейчас в плену, мои сердца болезненно сжались, но я усилием воли отогнал от себя негативные мысли. Бабушка с детства внушала мне, что любые мысли материализуются, поэтому я старался думать позитивно. С ними все хорошо, те, кто купит мою жену, еще пожалеют об этом. А уж новому хозяину Бруньки я вообще не завидовал. Да и Геракл тот еще подарочек. Мои губы сами растянулись в улыбке.
– Так вы со мной?
– Этот вопрос даже не обсуждается. Мы одна семья или это был пустой треп? – ответил за всех Хашиш.
Я отрицательно покачал головой, семья для меня значила очень многое.
– Я с вами, – буркнул Чет.
Внимательно посмотрев на светлого, кивнул. Именно эти слова я от него ожидал и был рад, что не ошибся в ангеле. Это был поступок, достойный уважения.
– Я не смогу убивать, но … пригожусь.
Мамон хлопнул Чета по плечу.
– Не волнуйся, убийц здесь достаточно.
– Я тоже пойду с вами, молодые люди, – мы забыли про мэтра Шано, который все это время тихонько просидел в уголке. – Ковен давно уже гоняется за темным магом-ренегатом, но нападение на принцессу – это вызов лично мне! Я этого так не оставлю.
Зудеть-колотить! Мэтр был здесь, когда мы разговаривали с Князем и Мастером, когда Тень Аннона забрал меня в свой мир! Из нас конспираторы – как из Мамочки сестра милосердия! Наверное, такая мысль пришла не только мне в голову. Мы все уставились на Шано.
– Знаю, – буркнул он. – Знаю!
Маг встал, подошел ко мне и тяжело опустился на одно колено. И пока я растерянно хлопал глазами, чувствуя себя блондинкой в квадрате, под сводами зала «Трех поросят» прозвучали слова клятвы мага.
– …. Клянусь сохранить все в тайне либо потерять магическую силу, – закончил магистр.– Без меня вы не сможете воспользоваться порталом, который контролирует Гильдия.
– Я не нарушу запрет декана и останусь с детьми, – чуть виновато сообщил Сет.
Ну, что же, это его выбор, да и нам будет спокойнее, что за Лилией будет кому присмотреть.
– Как мы определим, где они?
На этот счет я не волновался. Иней давно уже слегка пульсировал на пальце. Я чувствовал Велву, Одуванчика и Геракла. Они были живы и находились недалеко друг от друга. Где-то на Юге. А вот вампира и Задиру я не ощущал. Меня это немного пугало, но я гнал от себя мрачные мысли.
Мэтр Шано разложил на столе карту мира, я снял с пальца Иней и положил на нее. Прикольная такая карта, украшенная завитками и смешными рожами с надутыми щеками – так в этом мире изображали направление ветров. Мы, затаив дыхание, склонились над картой, касаясь друг друга головами. Ну, давай же, дружок, не поведи меня. Иней покрылся изморозью, и от него в сторону гор, побежала тонкая заиндевелая дорожка, она пересекла море, промерзла через пустыню и уткнулась в картинку, изображающую три белые башни.
– Столица Сулеймата – Ибергиль, – проскрежетал зубами Шано. – Я должен сообщить коллегам, где засел этот паук. Неудивительно, что мы не могли его найти. Ибергиль защищают дивы.
– Девы? – переспросил Чет.
– Дивы, дэвы, злые духи. Большого роста, сильные, глупые. Предки падишаха каким-то образом смогли заставить их служить себе, с тех пор они защищают город магической завесой, через которую традиционные заклинания поиска пробиться не могут. Твое кольцо Всевластия уникально, никогда еще не видел такого, – в мэтре Шано так не вовремя проснулся исследователь. – Можно мне посмотреть?
– Нет! Это опасно! – гаркнул я и сразу устыдился, пожилой человек ведь. Во мне еще жила вбитая воспитанием истина – на стариков орать нельзя. – Мэтр, это действительно опасно. Иней завязан на мою кровь.
– Я понимаю, – кивнул маг.
Ну и слава Тому.
Пока магистр бегал во дворец, встречался с коллегами и занимался подготовкой к переброске нашей компании через стационарный портал на другой континент, мы тоже даром времени не теряли. Мы вооружались. А я, кроме этого всего, еще и пытался разобраться со своими воспоминаниями, касаемыми асурила. Тузик, появившийся в трактире после того, как его покинул мэтр, тихо лежал в углу и, похоже, дремал. Как он появился, откуда он появился, я не заметил. Он вдруг возник возле меня и все. При этом кулон очень сильно нагрелся. У меня сложилось впечатление, что мой слуга просто просочился из кулона в виде теплой струи воздуха. Тогда получается, кулон - это портал? Для одного существа? Эх, отец, отец. Ну почему ты не оставил никаких записей? О чем ты думал?
– Кхм. Он оставил,– змей прошелестел к уху.
– Белочка?
– Знаешь, не думал, что мне так рано придется это говорить, но события вокруг тебя развиваются с космической скоростью. Еще неделя не прошла, как ты здесь, а уже столько наворотить успел. Твой отец, между прочим, это предвидел. Он знал, что ты будешь притягивать неприятности, словно магнит, и поэтому решил подстраховаться.
– Не хочешь объясниться? – я на всякий случай присел у стены, где-то в районе живота заныло от предчувствия, что сейчас мне откроется тайна.
– Твой отец был…
– Мессир! Нужно поспешить, портал в Сулеймат весьма нестабилен, и маги не смогут держать его долго! – Мамочка, вооруженный до зубов, протягивал мне биту. – Мэтр ждет нас. Только вот, – он покосился на Тузика, – не знаю, можно ли туда приводить животных.
– Сам ты животное, – возмущенно подумал Тузик, я с удивлением осознал, что отчетливо понял асурила, и улыбнулся. В нашу первую встречу его мысли были более хаотичны и бессвязны. Он напоминал мне ребенка, который только учился разговаривать, теперь же мысли-образы, которыми обменивался со мною слуга, были яркими, объемными и весьма понятными. – Я могу меняться! Хозяин хочет, хочет?
Я кивнул. В ответ меня обдала щенячья радость от того, что он сможет угодить хозяину. С этими чувствами асурил начал истончаться. Первая уменьшилась голова и втянулась в плечи, затем начали исчезать конечности, постепенно превращая тело лошади в неровный прямоугольник. Прямоугольник, похожий на большой брусок пластилина, некоторое время полежал на полу, а затем из него, словно из куколки, проклюнулась голова насекомого, крылья и тонкие лапки. При этом сам прямоугольник значительно уменьшался. Такой одновременный процесс. Не могу сказать, что это было красиво, но это было стремительно и весьма завораживающе. Посимпатичнее, чем преобразование Мамочки, когда он принимал форму демона-загонщика. Так что вскоре на моем плече сидела муха. Обычная зеленая муха. Охренеть! Кем же был мой родитель, который сумел создать этакое чудо? И если намеки змея окажутся правдой, смогу ли и я когда-нибудь создать что-то похожее, воспользовавшись записями отца?
Стационарный портал, через который нас отправили коллеги мэтра на другой континент, выглядел, как металлический круг на полу, огороженный невысоким ажурным заборчиком. Мы все столпились внутри, маг-портальщик, невысокий, чуть полноватый седой мужчина в традиционной синей мантии, пробормотал что-то из серии «Трах-тибидох», взмахнул коротким жезлом, вокруг нас вспыхнул мерцающий белый свет, который мгновенно поднялся вверх, превращаясь в туман и окружая все вокруг плотной завесой. Когда туман рассеялся, мы стояли точно в таком же кругу посреди маленького помещения без окон. Что мне очень не понравилось – это вооруженные люди в белых длинных рубахах-платьях, которые арабы моего мира называют «джалабея», нацелившие в нас длинные пики. Парни моментально окружили меня плотной коробочкой и ощерились в ответ мечами.
– Кто такие? С какой целью прибыли в город городов, процветающий Ибергиль?
Вперед выступил невысокий мужчина с лоснящимся круглым лицом, на котором едва были заметны заплывшие жиром щелки глаз. Его маленький рост компенсировался объемом. Живот коротышки, обтянутый парчовым халатом, выпирал вперед на полметра, черная длинная борода не свисала по нему, а гордо лежала почти параллельно земле.
Мэтр Шано выступил вперед.
– Ярл Васия, сын конунга Пиетра, с сопровождающей его охраной прибыл в ваш великолепный город, дабы посетить знаменитый рынок «Абен-хират», слава о котором разнеслась по всему миру.
– О, да, уважаемый…
– Кано, просто Кано, предсказатель и астролог на службе у молодого господина, – льстиво сообщил магистр стражнику, вкладывая ему в ладонь туго набитый кошелек. – Примите таможенную пошлину и небольшое вознаграждение за ваш труд.
– Так это пошлина или вознаграждение? – хитро прищурился толстяк, засовывая кошель в складки халата.
– Вах! – если бы я не знал магистра раньше, точно бы решил, что он местный. – Конечно это вознаграждение за труды такого неподкупного и безукоризненного начальника стражи, как ты, о благородный Карим, сын Михима! А пошлину мы уплатим в кассу, как и положено благочестивым путникам, уважающим законы Сулеймата.
– Откуда ты знаешь мое имя? – подозрительно прищурился этот сын собаки и ослицы и щелкнул пальцами, стражники, которые уже опустили пики, вновь наставили их на нас.
– Мой хозяин всегда интересуется достойными людьми, которые смогут, за определенную сумму, конечно, оказать ему небольшие услуги на новом месте, – магистр понизил голос. – Ничего такого, что может затронуть твою четь, благородный Карим! – замахал он руками, в то время как толстяк начал раздуваться от важности. – Так, мелочи. Например, где нам лучше остановиться, у какого купца самые лучшие одежды, где можно посмотреть выставленных на продажу рабов и наложниц?
– Так твой юный господин хочет приобрести деву для своего гарема? Тогда вы обратились по адресу, уважаемый Кано.
Магистр заплатил положенную въездную пошлину, нас записали в толстую тетрадь и, наконец-то, выпустили в город. Карим вызвался быть гидом, по-видимому, этого ультрабрюха впечатлило количество золота в наших кошельках, которые пришлось предъявить при досмотре. Он очень настойчиво предлагал нам снять у него гостевой дом в тихом зеленом районе. В конце концов, магистр, которому, как самому опытному среди нас (и самому умному, не преминул добавить змей), доверили вести переговоры, согласился. Правда, его лицо слегка вытянулось, когда он услышал озвученную за проживание сумму, но денег у меня было достаточно, поэтому на его вопросительный взгляд я только кивнул. Вообще, по легенде я опять играл роль богатого и глупого варвара, прибывшего в Сулеймат за развлечениями.
Здесь нужно сказать пару слов о самом государстве. Сулеймат, названный так в честь первого основателя падишаха Сулеймана, славился своими торговцами. Удобное расположение в месте пересечения морских, караванных и воздушных (Да, да, вы не ослышались! Здесь был воздушный флот. Нет, не драконы, некие виверны . Без понятия, что это такое, увижу – расскажу) делало его очень популярным. Это было место, где купцы со всего мира обменивались товарами, покупали и продавали, меняли деньги на алмазы, алмазы на ткани, ткани на золото, а золото на верблюдов, рабов и наложниц. Здесь можно было купить и продать все! Абсолютно все. Главное –чтобы у вас были золотые кругляшки и острое желание их потратить. Своих магов в стране было мало, не знаю, почему, но магическим даром местные аборигены практически не обладали, зато среди них встречались талантливые алхимики и лекари, да и желающие поправить свое материальное благосостояние приезжие маги не отставали от местных, поэтому торговля заклинаниями, зельями, амулетами и редкими ингредиентами процветала. Вообще, медицина Сулеймата ушла далеко вперед. Пока мы добирались до своего временного жилья, нам на глаза попалось два человека с искусственными протезами на месте потерянных конечностей. Это был показатель.
Что меня поразило еще, так это обилие стражников на улицах и чистота. О чем я тут же спросил у Карима. Оказывается, несколько десятков лет назад город задыхался в нечистотах и преступлениях, и тогда падишах, да не иссякнут его силы, издал весьма простой закон, который и привел город в тот вид, в котором он счастливо до сих пор прибывал. Простой закон, но очень действенный. Не убрал за собой мусор – смерть с конфискацией имущества в доход казны; плюнул на улице – смерть с конфискацией; украл, обжульничал покупателя, не уплатил налоги – смерть с конфискацией. Через полгода падишахские палачи надели новые богатые халаты и ходили по городу с высоко задранными бородами, гордясь своей работой, результаты которой украшали все мало-мальски подходящие по размеру площади. Когда полетели головы нескольких визирей и особ, приближенных к власти, народ призадумался и решил не гневить «солнцеликого, затмевающего луну и попирающего чего-то там». Поэтому, спустя всего полгода город стал самым чистым и законопослушным на всем континенте. Вот бы нам так. Получил взятку – секир-башка с конфискацией и чтоб с одновременным изъятием счетов у многочисленной родни. Моментально бы жить стало легче простым людям.
Предназначенный нам дом приятно удивил своей роскошью. Это сколько же Карим набрал взяток, служа начальником «региональной таможни», чтобы так оформить «жилье внаем на сутки»?
Нас встретили слуги, которые прилагались в довесок к дому. Все рабы. Еще одна из основных статей дохода местного купечества. Честно говоря, я ожидал увидеть замученных, худых людей с ошейниками и внутренне был готов к этому, но в реальности все оказалось не настолько ужасно.
Мужчина, который проводил нас в апартаменты, выглядел совершенно обычно и ничем не отличался от встречаемых нами на улицах людей. Такая же белая длинная рубаха, голова замотана белой тряпкой, упитанный, улыбающийся. Лишь на щеках татуировки в виде перевернутой пирамиды – знак принадлежности определенному хозяину. На мой недоуменный взгляд он с улыбкой ответил: « Здесь не принято портить собственное имущество. Вот в пустыне или на рудниках…»
В доме было четыре большие комнаты с видом на сад. Одну, самую красивую, парни сразу выделили мне, как боссу, но мэтр, не спрашивая меня, занял широкий диван, заявив, что оставаться одному, когда где-то рядом скрывается ренегат, верх безалаберности. Я спорить не стал, пусть поживет со мной, пока я Афродиту вытащу. От мысли о жене вновь захотелось кого-нибудь убить, но я старательно придушил эмоции. Не время.
Мы собрались в апартаментах Чета и Вала.
– Я нервничаю, – признался Чет.
Все молча кивнули. Мы не говорили о девушках, словно боялись спугнуть удачу. Разговаривали о чем угодно, но не о них, старательно обходя эту тему. Еще в трактире мэтр Шано предупредил, что существуют специальные сторожевые заклинания, которые улавливают эмоции окружающих. Рисковать не хотел никто.
В двери постучали, и появился наш счастливый хозяин.
– Достопочтимые гости, да продлятся ваши годы, я решил не утруждать вас хождением по солнцепеку и пришел сам за положенной платой за проживание. Надеюсь, вам все нравится? В этом доме в свое время останавливался визирь Перпухан, да будет он так же силен, как пять лет назад! – мэтр протянул Кариму очередной кошелек, который этот сын подколодной гадюки и вшивой макаки взвесил в руке и моментально запихнул за атласный пояс, поддерживающий огромный живот. – Еще, в знак моего глубокого почтения, я взял на себя труд и пригласил купца с одеждой для благородных гостей Ибергиля. Ваши одежды, конечно, красивы и богаты, но в нашем климате совершенно не годятся.
– А сам получишь комиссионные, – утверждающе сообщил Хашиш.
– Вах, дорогой! Семья большая, все кушать хотят. Одних жен семь штук! – развел руками Карим.
Умывшись, приодевшись по местной моде и довольно-таки сытно поев, мы, наконец-то, занялись тем, ради чего сюда и прибыли. А именно, поисками. Судя по пульсации Инея, ближе всех находилась Одуванчик. Чет поймал пробегающего мимо мальчишку – раба и с обворожительной улыбкой поинтересовался у него, что находится « вон в той стороне».
– Так там ринги, Саид-баши, господин.
– Что за ринги? – Чет нахмурился.
– Бои без правил, господин.
Мы переглянулись. Если Одуванчик там, то лучше поспешить.
– Или наоборот, не спешить, – задумчиво произнес Вал, вспоминая день нашего прибытия в «Три поросенка».
– Поспешим, если Ода решит раскатать этот город в блин, то я очень хочу в этом поучаствовать, – кровожадно оскалился Мамон.

Странное это было место. Стоящее по периметру длинное трехметровое здание, на крыше которого располагались накрытые навесом скамьи, огораживало небольшой стадион, разбитый на четыре части. В сплошной стене было всего два сквозных прохода, закрывающихся массивными деревянными воротами. У ворот сидел человек и продавал билеты. Мы приобрели самые дорогие, в местную «вип-ложу» на крыше. В нагрузку получили Ила – щуплого гида с хитрющими глазами, по совместительству помощника букмекера, у которого можно будет сделать ставки, после того, как благородные господа посмотрят бойцов.
Ведомые Ила, мы прошли внутрь. Народу было много. Шум, разноголосые выкрики, свист. На одной части стадиона кто-то кого-то убивал, и публика с азартом наблюдала за этим действием. Вдоль длинных стен тянулись места для тех, кто не мог себе позволить дорогих билетов. Бревна, на которые крепились скамьи, упирались в крышу, создавая неправильный треугольник и оставляя внизу под трибунами проход. Именно туда нас и повел гид. Само здание было разделено на небольшие помещения, часть из них была заперта глухими дверями, но большинство закрывали решетки, через которые можно было рассмотреть обитателей комнат. Или камер? Кольцо на моем пальце явно указывало на дальний угол.
– Это Сумасшедший Пес, – наш тщедушный экскурсовод ткнул пальцем в одну из решеток. За ней сидел на коврике здоровенный гигант с обнаженным торсом. Горы мускул перетянутых венами впечатляли. – Победитель прошлого месяца! Не желаете поставить?
Мы желали посмотреть всех участников шоу.
– Бешеная Лейна, – к решетке подошла дама таких размеров, что мне стало жутко. – Имеет привычку падать на своих противников, – да уж, сочувствую ее противникам.
– Чокнутый Мореход, – жилистый лысый мужчина, играющий двумя чугунными ядрами, соединенными длинной цепью, бросил на нас безразличный взгляд. – Безумный Погонщик, Рехнувшийся Кит, Салли Убийца Мужчин… – на этом имени мы все споткнулись и дружно вылупились в сторону этой Салли. Увидев наше внимание, гид радостно защебетал: – Убивает только мужчин, женщин лишь калечит. Воительница! Редчайший экземпляр. Четыре победы из пяти! У благороднейшего Маргута сына Синхара, да будет он славен, пять раз пытались ее выкупить, но он не продает. Желаете посмотреть поближе?
Мы не желали, но Вал, словно сомнамбула потянул нас к решетке отделяющей камеру Салли от коридора и я понял, что мой друг попал, и мы отсюда уведем не только Одуванчика.
Дева-воительница словно сошла с эротических картинок. Высокая, стройная, гибкая. Смуглое удлиненное лицо с чуть раскосыми золотисто-карими глазами, высокие скулы, резко очерченный рот, неровно остриженные черные волосы, подвязанные красной косынкой на пиратский манер. На ней была надета короткая коричневая кожаная юбка и такой же топ, ноги до колен и руки по локоть оплетали широкие кожаные полосы. Все вместе выгодно подчеркивало весьма выдающиеся формы, длинные мускулистые ноги, шикарные бедра, сильные руки и высокую грудь. Несмотря на покрывающие тело шрамы и татуировки, она выглядела сногсшибательно. Вот только взгляд, который воительница бросила в нашу сторону, нельзя было назвать ни счастливым, ни доброжелательным. Гид что-то прокурлыкал, девушка плавным движением поднялась с коврика, на котором седела, и встала посреди своей комнатушки, скрестив на груди руки, с безразличием следя за нами взглядом. Вал подошел к самой решетке.
– Я вытащу тебя отсюда, – каким-то хриплым голосом заявил он.
Эй! Вал решил втюриться? В человечку? Этого мне только не хватало! Что скажет матушка? Я беспомощно оглянулся на Хашиша, но тот смотрел на воительницу с не меньшим восторгом. Да что же это такое?
– Зачем? – девушка презрительно сплюнула на пол. – Чтобы я стала наложницей в твоем гареме?
Её голос звучал слегка сипло, словно она его сорвала.
– Нет, чтобы ты стала начальником его охраны, женщина.
С этими словами я оттащил от решетки Вала и, оставив обескураженную воительницу переваривать мое заявление, увлек друга дальше. Кольцо тянуло меня вперед, оно словно кричало, чтобы поспешил, и в итоге я побежал. Не обращая внимания на двух стражников с обнаженными ятаганами, удивленно смотрящих на несущегося к ним парня в длинном белом балахоне и чалме, я подбежал к охраняемой ими двери, ногой распахнул её и успел увидеть, как Оду вывели через противоположный выход. Раздался свист толпы и голос распорядителя:
– Впервые на ринге диковинный человекоподобный зверь Зеленая Смерть Из-за Моря против Бешенной Лейны!
Зверь? Это он о нашей троллине? Я с рычанием зашел в комнату своей обстановкой напоминающую деловой офис и повернулся в сторону сидящего за массивным столом толстого мужичка в синей чалме, украшенной красным пером. В руках он вертел знакомый серебряный браслет, причем камни, его украшающие, стали черными. Это означало только одно – браслет чувствовал смерть. Только вот чью? Оды или хмыря, который у нее безделушку отобрал? Сейчас и узнаем.
Спустя мгновение в помещение ворвались мои парни, последним вбежал запыхавшийся Ила, он бросил взгляд в угол, где на маленькой жаровне стоял кипящий медный чайник. Рядом на столике разместились фарфоровые чашки и блюда со сладостями. Видать, бедняга надеялся на гостеприимство хозяина. Да рожей не вышел.
– Господин, – начал Ила, но побагровевший хозяин кабинета невежливо его перебил высоким визгливым голосом.
– Кто позволил врываться ко мне без доклада? Где стража?
– Эта, что ли? – Хаш втащил за шкирки два бездыханных тела и бросил у стены. Не особо заморачиваясь демон просто свернул воинам шеи.
– Господин Маргут сын Синхара, да не оскудеет твой кошель, эти чужеземцы желают купить одну из твоих рабынь, – с заискивающей улыбкой произнес приторно сладким голосочком гид, косясь на тела стражников.
Мне показалось, что не досточтимый купец что-то понял. Он хрюкнул и постарался вжаться в стол.
– Ила, я хочу поставить сто золотых на свою родственницу, – не менее елейным голоском произнес я, протягивая руку назад. Хаш молниеносно достал из пространственного шкафа увесистый мешок. Вот не зря я велел все наши наличные отдать ему, назначив Хашиша семейным казначеем.
– А кто свояченица господина? Да не иссякнет его щедрость, – Ила приготовился вписать имя в квитанцию, в которой уже стояла сумма ставки. От нетерпения мелкий прохиндей слегка приплясывал.
– Госпожа Одуванчик, которую вы только что оскорбительно назвали Зеленая Смерть, – с ехидной улыбкой сообщил Вал.
Купец побледнел и затрясся. Ила что-то молниеносно просчитал в уме, хитро ухмыльнулся, вцепился в мешочек с золотом и забыл обо всем на свете, жадно шевеля губами. Еще бы, в любом случае он получит свой процент, а если правильно просчитает ситуацию, то заработает еще больше. Как говорится, кто владеет информацией, тот владеет миром. А дураком гид не был, он сразу понял, что расстановка сил среди рабовладельцев может резко измениться .
– Ступай, выигрыш принесешь в гостевой дом благородного Карима, сына Михима! И без шуток! Иначе о вознаграждении можешь забыть. А мы пока побеседуем с досточтимым купцом.
Ила все понял верно. Молниеносная расправа со стражниками натолкнула маленького человечка на правильные мысли. Лучше быть живым, чем мертвым, а если при этом еще и заработать… Гид снял с шеи свисток и через пару минут в сопровождении двоих рослых рабов потащил мешок с золотыми в сторону касс, совершенно не заботясь о хозяине кабинета.
Отправив Вала и Мамочку следить за боем и в случае чего помочь Оде, а Чета сторожить дверь, я повернулся к купцу.
– Поговорим?
Купец не сразу проникся уважением к одному милому и доброму черту. И вот что ему в моем лице не понравилось? Вроде, не урод, даже есть налет интеллигенции на варварском лице и интеллект слегка в глазах проскальзывает, а он принял меня за дауна. Начал заливать насчет родственных связей с самим повелителем, что-то вроде: « Моя седьмая жена кровная родичка пятого евнуха второго гарема падишаха».
Я ему прямой вопрос, кого кроме Оды он прикупил, а он мне угрожать карами небесными и рудниками. Обидно. Пришлось засунуть в говорливый рот дальнего родственника великих мира сего его же пояс и слегка поджарить пятки придурку. Хашиш жарил, а я держал. Купец попытался потерять сознание, но я вовремя это заметил и полил его из чайничка водичкой. И не виноват я, что она кипела! Я же из лучших побуждений! Зато после этого соловей запел.
Оказывается, в этот раз торги имели бешеный успех. Еще бы! Впервые за последние тридцать лет рынок наложниц увидел ночную эльфийку. Ставки росли, словно пырей в огороде, представитель хозяина прекрасных дев довольно потирал руки, гномьи банки не успевали подвозить мешки с монетами, а покупатели чуть ли не дрались за право обладания такими экзотическими красавицами. В итоге, этот купчишка приобрел Оду, рыжеволосую Эльзу и ее подружку. Мою жену и «синеокую красавицу по имени Герда» купил в гарем один из визирей падишаха. Услышав, что Афродита под надежной защитой Геракла, я вздохнул с облегчением. Шура и суккуба достались начальнику стражи дворца повелителя, а вот мою советницу по вопросам Окраины за баснословные деньги забрал сам падишах. Точнее, главный евнух для своего господина. У него в гареме никогда не было эльфиек.
Аяврик сын Негоро – падишах великого государства Сулеймат, тридцатипятилетний мужчина, обещал стать сложным противником. Но оставлять ему Велву я не собирался. А еще меня волновала принцесса. Ее на торгах не было, как не было вампира с Задирой.
Больше рабовладелец ничего не знал. К вновь приобретенным наложницам он еще не ходил, чем заслужил право голоса и даже небольшой выбор.
– Я не убью тебя, если ты продашь мне новых наложниц, Оду и деву-воительницу за один золотой.
Хаш многозначительно ухмыльнулся, поглядывая на пылающий очаг. Жирный боров с волдырями на щеках, выпучив глаза, попытался отрицательно помотать головой. Недолго. Только до тех пор, пока не лишился двух пальцев на левой руке, после чего шустро подписал купчую и написал записку управляющему своего дворца. Я выглянул в коридор и, всунув Чету бумаги, отправил его забирать амуров. Лично мне совершенно не хотелось с ними встречаться. Будь моя воля, я бы оставил этих самоуверенных светлых здесь подольше. Все равно их великолепный Мастер найдет способ вытащить своих студенток из западни. Ну не верю я, что он самоустранится, скорее всего, просто хочет понаблюдать, как его подопечные будут выкручиваться. А девицам столкновение с реальностью пойдет только на пользу.
Чет радостно оскалился и стремительно унесся по коридору. Я же вернулся в комнату. Посмотрел на трясущегося и рыдающего рабовладельца и отдал приказ Инею убить сволочь. Я же обещал, что сам его убивать не буду, а обещания нужно выполнять даже чертям. Из кольца вылетел тонкий холодный луч и господин Маргут сын Синхара перестал своим существованием отравлять воздух этой вселенной. В последний момент я активировал медальон и захлопнул ловушку за душой мерзкого червяка. Затем отдал мысленный приказ Тузику. Асурил, до сих пор в виде мухи путешествующий на моем плече, слетел на пол и буквально через минуту посреди кабинета отряхивался высокий поджарый пес с короткой серой шерстью и красными глазами. У ты моя прелесть! Я и не знал, что слуга так может. Тузик на мои эмоции отозвался радостью щенка. Надо будет на досуге разобраться, что там мой умный отец в него насовал. Хашиш ловко закинул трупы в пространственный шкаф, затер кровь, бросил тряпку на огонь и мы ретировались из кабинета.
На ринге творилось нечто невообразимое. Зрители орали, стучали ногами и всячески выражали свой восторг. Малышка Ода методично месила бабу-сумотори, которая была выше ее в три раза и раз в десять тяжелее. Неповоротливая и громоздкая Бешеная Лейна привыкла побеждать своей массой. Вес это тоже оружие. Упал на противника и ты практически победил. Но Ода не давала ей такой возможности. Наша девочка двигалась с грацией мангуста: легкое плавное движение, замереть на мгновение, резкий быстрый удар и такой же быстрый отход.
Мамочка внимательно наблюдал за боем стоя возле загородки. Я увидел, как он что-то шепнул находящемуся рядом стражнику, в руку охранника перекочевала монетка, а Мамон стал обладателем небольшого круглого щита и короткой толстой палки. Он тихо свистнул и когда девушка оглянулась, перекинул ей это нехитрое оружие и защиту. Ода, увидев нас, радостно взвизгнула и я просто физически ощутил волну радости, облегчения и жгучей злости. Вот уж эти девушки, вечно у них коктейли вместо эмоций. Подхватив щит, Ода издала вопль оленя во время гона и бросилась на соперницу.
Слон и муравей. Муравей-воин. Маленький, злобный и опасный. Я видел во время тренировок, как троллина орудует своей дубинкой и никогда не хотел бы попасть к ней под раздачу. Вот и сейчас она маленьким зеленым ураганом налетела на Лейну, заставляя ту пятиться и закрываться от ударов. Однако ноги закрыть тяжело, поэтому скоро мадам сумотори валялась на песке с разбитыми коленями, а мисс троллина отправив ее легким ударом по голове в нокаут устало опустилась рядом.
Зрители сходили с ума, ставки за время боя успели вырасти в несколько раз и я довольно потирал ручонки, денежки нам пригодятся. Стражники утащили Бешеную Лейну, а Мамочка легко перемахнув забор, подхватил Оду на руки и под свист и вопли сотен глоток вынес к нам. Охранник попытался возмутиться, но Хаш сунул ему под нос купчую и потребовал привести к нам вторую выкупленную у купца Маргута сына Синхара рабыню. Требование, подкрепленное небольшим количеством звенящих монет, было исполнено моментально, и пока Ила отсчитывал мой выигрыш, привели воительницу со скованными руками и в кожаном ошейнике. Вал дернулся в желании освободить девушку, но я его остановил. Не стоит привлекать к нам излишнего внимания. Потерпит полчаса. Друг скрипнул зубами, но перечить не стал. Только расположился рядом с удрученной воительницей и бросал по сторонам грозные взгляды из-под чалмы. Так в сопровождении трех рабов, тащивших наш выигрыш, двух рабынь и весело скакавшего вокруг нас пса мы гордо удалились с рингов.
Пока наша разношерстная компания добиралась до гостевого дома, троллина молчала, изображая из себя несчастную затюканную рабыню, но стоило нам закрыть двери, как Ода разразилась потоком таких слов и оборотов, что мне захотелось срочно их записать. Салли вжалась в стену, на ее лице огромными буквами было написано удивление, щедро замешанное на восторженном недоверии, видать не привыкла, что рабыни могут себе позволить, уперев руки в бока материть четырех здоровых мужиков, не успевающих даже слово вставить в поток обвинений.
Досталось всем, магу-ренегату за то, что он посмел их украсть, парням за то, что пьют всякую гадость, Задире и Ваньке за то, что посмели попасться в ловушку, как юные наивные девицы, мне за то, что так долго добирался, ну и заодно за то, что «только полные идиот может вместо того, чтобы сразу отправиться в свои новые владения устраивать пьянки и идти на поводу у алкоголиков». А потом она расплакалась, и это было ужасно. Плачущая Ода никак не укладывалась в наше представление о троллине. Салли смотрела на это все с ужасом в глазах, она явно ожидала скандала, наказания или даже убийства, а вместо этого наблюдала за растерянными варварами, не знающими, как утешить подругу. Да, Геракла нам не хватало.
– Малышка, – Мамочка подхватил троллину на руки и прижал к груди, – все позади. Мы спешили, как могли. Не плачь. – Ода всхлипнула еще громче, Мамон поднял на нас растерянный взгляд мы ему ответили такими же. – Нам еще девушек выручать нужно и Задиру искать, его, Ванику и принцессу колдун утащил куда-то в другое место.
Слова о друзьях привели Одуванчика в чувство. Она еще пару раз шмыгнула носом, вытерла глаза, чмокнула Мамочку в нос и тихо сказала:
– Когда на меня надели ошейник я себе поклялась, что лучше умру, но больше никогда не буду рабыней. Хорошо, что вы нашли меня. – Бедная девочка, она знала, что такое рабство. – А ее зачем приволокли? – Ода кивнула на застывшую Салли.
– Это тебе Вал расскажет, – с облегчением сообщил я, отбирая девушку у Мамочки и целуя ее в щеку. – Я так рад, что с тобой все в порядке. Прости нас.
– Прости, цветочек, – Вал перехватил у меня троллину, в свою очередь сжимая ее в богатырских объятиях, а на очереди уже был улыбающийся Хашиш.
– Сейчас Вал освободит Салли и я покажу вам где купальня, – сообщил он Оде, не спуская ее с рук. – Думаю, ты сможешь объяснить ей, что мы не враги.
– Вы должны знать, – вздохнула Ода, – темный маг наложил на всех, какое-то заклинание не дающее возможности, – она страдальчески посмотрела мне в глаза, – открывать порталы. Эта девушка Брунилия, как только мы оказались в клетке, попыталась уйти через портал, который Гера назвал дверь, но у нее ничего не получилось. Вообще. И у Велвы не вышло сводить тропы. Ты бы слышал, как они трое ругались, твоя жена и Шура даже уши заткнули, – троллина слегка улыбнулась.
А вот это хреново. У меня была надежда, что друзья смогут воспользоваться демоническими порталами, ведь Вал смог пройти в свой домен и провести с собою Афродиту, несмотря на то, что ректор заблокировал парням вторые ипостаси. Это говорило о том, что враг намного сильнее нас и в лобовой атаке мы его не победим, а поэтому нужен план.
Отправив девушек мыться, мы с парнями попробовали открыть двери каждый в свой домен, но не получилось ни у кого. Значит, это не маг заблокировал возможности перемещаться, это было свойство места. Надо расспросить у мэтра, когда он появится. Всех похищенных нужно было забрать быстро, желательно сегодня. От мысли, что неизвестный мне визирь может попытаться изнасиловать мою жену изо рта начинали лезть клыки, а кулаки сами собой покрывались шипами, что было даже для меня весьма неожиданно.
Когда явился мэтр Шано в сопровождении Чета и двух закутанных в шелковые покрывала девушек мы собирались обедать. Амуры, скинув с голов покрывала, бросились обниматься с Одой и только после этого повернулись в мою сторону.
– Спасибо, что пришли так быстро, – выдавила из себя Эльза, глядя поверх моей головы. Ее подруга только кивнула.
Я про себя хмыкнул и решил просить мэтра сразу же отправить их домой, чтобы под ногами не путались. Ну вот не нравятся они мне, хоть тресни. Не нравятся! Все время жду от амуров каких-нибудь гадостей.
– С вами все в порядке? – спросила троллина, когда девушки уселись за стол. – Вас никто не обидел?
Ответом был дружный хохот светлых и мэтра. Мы переглянулись, ожидая пояснений. Что-то не похоже, что амурам было плохо в гареме покойного купца. Кстати, не забыть избавиться от трупов, спрятанных в пространственном шкафу Хашиша. В конце концов, Чет объяснил их веселость. Оказывается, перед уходом из дома купца девушки перевлюбляли всех между собой. Есть в их арсенале такое страшное умение – вызывать общую любовь. Обычно его используют при глобальных конфликтах или в случае, когда планету практически ничего спасти не может. Этакий вариант хиппи – любовь вместо войны. Но в этот раз то ли девушки перенервничали, то ли проявились последствия наложенных темным магом заклинаний, но что-то слегка пошло не так. Вместо любви к ближнему, всех обитателей дворца накрыла плотская любовь к тому, кто находится рядом, не взирая на пол и вид. Два дня продержится, со смехом сообщил Чет. Мэтр Шано улыбаясь, рассказал, как лично наблюдал за стражником, поющим серенаду своей ошалевшей от такого счастья лошади. Ай-яй-яй, а еще на темных бочки катят. В отличие от светлых, мы просто убиваем и порабощаем души.
После обеда девушки ушли отдыхать, а я рассказал мэтру Шано о том, что мы узнали у рабовладельца.
– Я же говорил вам, что Сулеймат охраняют дивы, здесь в принципе не работает портальная магия, если у вас нет на ее использование специального разрешительного амулета. Власти весьма строго следят за перемещениями своих подданных. Стационарные порталы приносят в казну существенный доход. За кем вы собираетесь идти первыми? – спросил маг.
– За моей женой, – я был категоричен. С Герой она или без, но последние несколько часов я едва сдерживал рвущегося наружу черта.
– Есть другое предложение, – мэтр смотрел на меня очень внимательно. – Падишах сегодня дает бал в честь победы своего деда над пиратами несколько сотен лет назад. На этом балу будут все значимые люди Ибергиля. Все три визиря, начальник дворцовой стражи, купцы. И среди них посредник, связанный с ренегатом, который и продал девушек. Думаю, что он сможет указать, где искать принцессу и ваших друзей. И еще. Обычно падишаха на таких мероприятиях сопровождает любимая наложница.
– И падишаху обязательно захочется похвастать перед подданными своей новой наложницей эльфийкой … Как мы сможем попасть во дворец? – я принял решение.
Магистр хитро улыбнулся и достал из кармана пригласительный на четыре персоны. Оказывается, он уже успел встретиться с друзьями и получить приглашение от верховного звездочета и лекаря падишаха. Мэтр отправил раба к ближайшему купцу за открытой каретой. Здесь это был бизнес – сдача в наем карет, повозок, бричек и просто лошадей. Очень удобно.
После долгого спора с участием всех находящихся в доме, перешедшем в небольшую потасовку, в которой Чет получил книгой по голове от Эльзы и синяк под глазом от Хаша, Хаш лишился зуба и клока волос, а Вал остался со следами царапин на своей обаятельной морде, консенсус был достигнут. Выслушав массу советов от девчонок во дворец буквально сбежали – мэтр, я, Хашиш и Мамочка. Вал и Чет остались успокаивать и охранять девушек. Я им искренне сочувствовал. Нервничающие женщины, да еще знающие как нужно нам поступить, горящие энтузиазмом порвать врагов на тряпочки – та еще головная боль. Я вообще собирался их запереть в подвале до нашего возвращения, но Чет и Вал встали на сторону прекрасного пола, за что и поплатились.
Дворец падишаха был красив. Белый, с синими куполами и летящими башенками, украшенными разноцветными флагами. Массивные двери-ворота покрыты золотом, как и раскрытые ставни. Откуда-то сверху лилась тихая и грустная мелодия.
У самого входа нас обдало ледяным холодом.
– Замрите, – скомандовал мэтр Шано. – Это страж.
– Див? – заинтересовался я. – Никогда не видел.
– Хочешь посмотреть, смертный? – загрохотало у меня в черепе.
Я скривился, потряс головой, засунул в уши мизинцы и только после этого смог нормально слышать.
– И что же ты так орешь, несчастный?
Раздался хохот и передо мной начал проявляться прозрачный силуэт. Я с любопытством следил за ним. Около трех метров роста, очень мускулистый, в белой набедренной повязке и расшитых тюбетейках на двух мужских головах. Мечта кунсткамеры.
– Красавец, – ухмыльнулся я, разглядывая это полупрозрачное чудо. – И что ты здесь делаешь?
– Страж я, – тоскливо сообщила одна голова, вторая в это время изучала моих друзей. – С тобой маг! – обличительно сообщила она мне.
– Я знаю.
– Магу нельзя!
– Почему?
Обе головы задумались.
– Нельзя и все!
– Кто сказал?
– Освободи меня, великий, – вдруг прошептала одна из голов, в то время, как вторая несла какую-то ересь про опасность мага для падишаха. – Мое имя Тркнзлдрух, освободи, и я исполню любое твое желание.
– Одно желание и пять лет службы от каждого освобожденного дива! – быстро прошипел сверху змей моим голосом. Я, совершенно не представлял, зачем мне это нужно, но хомяк –мутант в виде Белочки уже сделал стойку.
– Три года! – див попытался торговаться.
– Шесть! – не уступал Белочка.
– Пять! – тут же купился недалекий див.
– Согласен!
Див заржал и я вновь на несколько секунд потерял слух.
– Ты дал слово, великий! Если ты его не исполнишь, станешь нашим рабом навечно!
Б*** , так вот что его так развеселило. Ну, Белочка… ну погоди!
– Эй, – решил я кое-что уточнить, – а как тебя освобождать?
– Выкради из сокровищницы падишаха амулет власти.
И со зловещим хохотом див исчез, оставив после себя пахнущий пожаром дым. Голливуд прям, мать его.
– Мессир, с тобой все в порядке? – Мамочка тормошил меня за плечо, в то время как мэтр водил над головой руками. – А то ты застыл, словно парализованный и уже пять минут мы не можем привести тебя в чувство.
Зудеть-колотить! Это, что же выходит дива видел только я? О чем я тут же и поинтересовался у друзей.
– Барон Альшари, дивы магические создания. Жестокие и тупые. У них нет стабильного тела и без специального амулета увидеть стража невозможно, – сочувственно глядя мне в глаза сообщил мэтр.
– Но я только что заключил с ним сделку, – пробормотал я, уже понимая, что влип в очередную историю.
– Какую сделку? – навострил уши Хашиш.
– Надеюсь, ты ничего ему не пообещал? – настороженно прошептал мэтр, мимо как раз проходила группа товарищей в белоснежных туниках с длинными рукавами.
Я только виновато кивнул, понося про себя змея всеми известными мне ругательствами.
– О, всемогущие духи, ну почему ты такой балбес! Не мог посоветоваться?
– Мэтр, это настолько плохо?
– Это еще хуже! Если ты не выполнишь свою часть сделки, станешь «меченным» и любой див будет иметь над тобой власть.
– А если я выполню свою часть сделки? Он свою выполнит?
– Не знаю, – буркнул маг, решительно шагая в распахнутые перед нами ворота. – Еще никто ни разу не смог выиграть в этом противостоянии. Хотя попытки были и неоднократные. Иметь в должниках такое существо весьма заманчиво. Что ты ему пообещал?
– Ни много ни мало – свободу, – повинился я, уже понимая, что Белочка втянул меня в очередную неприятность.
– Ай, ерунда, – легкомысленно махнул рукой Мамочка. – Ты всегда можешь укрыться в своем домене. Тем более, практика закончится через неделю. Скорее Сед воцарится на троне Инферно, чем див сможет тебя достать в пекле.
А я и не знал, что пожилой и солидный магистр может так ругаться. Идиот – самое приятное, что я о себе узнал за те минуты, пока мы пересекали большой коридор и входили в освещенный ярким светом, украшенный многочисленными вымпелами и разноцветными фонарями зал, полный людей.


Интерлюдия

В изысканно обставленной гостиной трое с мрачными взглядами смотрели в большое зеркало, на полотне которого словно на экране отражалось действие. Молодые мужчины весело чокались пыльными бутылками, не утруждая себя поисками посуды.
– И все-таки он демон, – с кривой усмешкой сообщил в пространство Князь, на что херувим скептически хмыкнул.
– Он не верит, что это реальность. Думает, все происходящее – психическое расстройство, связанное с чрезмерным употреблением спиртного.
– Не так уж он сильно и ошибается, – хмыкнул Тень Аннона. – Что будем делать? Мальчик совершенно не хочет расти. На первом месте у него по-прежнему развлечения.
– А что ты предлагаешь?
– Ускорить процесс.
– А бонусы? – осторожно спросил херувим.
– А разве он хоть одним из них воспользовался? – вопросом на вопрос ответил Князь. – Слишком легко ему все досталось.
– Значит, отобрать, – подвел черту Тень Аннона.
– Не слишком ли это будет жестоко? – с сомнением произнес херувим.
– Он должен сделать выбор. Мальчику пора взрослеть, – Князь взмахом руки убрал зеркало.
– Не согласен. Он еще слишком молод, пусть развлекается, а мы за ним понаблюдаем, – Тень Аннона исчез, дав понять своим собеседникам, что разговор окончен.
– Что ты об этом думаешь? – Князь повернулся к херувиму.
– Разве с ним поспоришь? – тот пожал могучими плечами. – Могу тебя уверить, что мы сделаем все для того, чтобы мальчик выбрал правильный путь. – С этими словами он тоже исчез.
– Я принимаю твой вызов, владыка Ирия, – с улыбкой произнес Князь, глядя вдаль.
– Это развлечет меня, владыка Инферно, – раздался бесполый голос. Князь отсалютовал невидимому собеседнику бокалом и с тихим смехом растаял.

***
Роскошь востока. Белые одежды мужчин, разноцветные чалмы, яркие платья женщин, золотые украшения, переливчатые камни и смех. И среди всего этого великолепия две фигуры в темных плащах. Старик и мужчина средних лет. Увидев их, мэтр напрягся и ухватил меня за руку.
– Это он! Ренегат!
Я пристально всмотрелся в старика. Высокий, полный, с копной седых волос и острым взглядом бесцветных глаз. С виду еще весьма крепок. Он, словно чувствуя мой взгляд, взял собеседника под руку и неторопливым шагом увлек за бархатный занавес в одну из ниш. Мы ринулись за ним, но тут нам навстречу хлынула толпа придворных.
– Наипрекраснейший и справедливейший владыка великого государства Сулеймат падишах Аяврик сын Негоро со свитой.
В зал, пятясь задом, вошли два господина, расстилая перед падишахом красную ковровую дорожку, следом за ним четыре девушки с закрытыми лицами, но открытыми животами разбрасывали лепестки цветов. А затем на дорожке появился и сам Аяврик, а рядом с ним покорно шла Велва, одетая словная царица из «Тысячи и одной ночи». На стройной девушке были надеты алые шаровары с золотыми манжетами и парчовая золотая туника поверх белой рубашки без рукавов. Количество украшений на шее, руках, в волосах и ушах моей советницы можно было измерять килограммами. Как она не падала под их весом, непонятно. Белые волосы были убраны в высокую прическу, в которой количество косичек соревновалось с количеством драгоценных камней и которая позволяла всем желающим увидеть остроконечные эльфийские ушки. Девушка шла, гордо подняв голову, с прямой спиной и презрительным выражением лица. Однако, в ее глазах плескался ужас. И этот взгляд в один момент вытеснил из моей груди все человеческое, что в ней еще оставалось.
– Мессир, – зашипел Мамочка, – хвост!
Друзья быстро окружили меня, спрятав за своими широкими спинами, и я с огромным усилием смог спрятать хвост и когти.
– На ней браслет подчинения, – сумрачно сообщил мэтр. – Что будем делать?
Но ответить никто не успел, я уловил легкий запах миндаля, и рядом с нами раздался до боли знакомый голос, от которого у меня по телу пробежали мурашки и напряглась спина.
– Господин мой, почему у этой выскочки эльфийки бриллианты больше, чем у меня? Разве твоя покорная рабыня не заслужила украшений лучше, чем у белобрысой наложницы? – еще звучал в моих ушах обиженный голосок, а мы всей толпой уже обернулись на мужской голос, хрипло что-то мямлящий в ответ. – Раз ты меня не ценишь, то сегодня я не приду в твою спальню, а лучше предложу себя тому высокому и красивому господину в синей чалме, – капризно громко заявила девушка.
– Начальник дворцовой стражи с наложницами, – прошептал кто-то рядом.
Мы, раскрыв рты, смотрели на Бруньку, грациозно плывущую в нашу сторону. В синих шароварах и полупрозрачном платье она привлекала внимание всех мужчин вокруг. От суккубы во все стороны разливалась Сила, вызывающая непреодолимое желание. Брунилия крепко держала за руку закутанную покрывалом смеющуюся Шуру, а следом за ними с влюбленным взглядом торопливо шел чернобородый широкоплечий мужчина с кривой саблей на боку. Чем ближе они к нам подходили, тем больше завистливых и ненавидящих взглядов получал сопровождавший девушек начальник дворцовой стражи от окружающих нас мужчин, и тем откровеннее распространялся вокруг запах миндаля.
– Красавица, – шумно вдохнул воздух Мамочка, – приглуши флюиды, иначе половина зала накинется на тебя немедленно, а вторая половина займет очередь.
– Ой, – хихикнула суккуба, – я увлеклась. Где мой хозяин? – и тут же потупила глазки, покорно беря под руку догнавшего ее мужчину. – Милый, ты помнишь о моей просьбе? – начальник стражи прижал к себе девушку с таким выражением на довольной морде, что сразу стало понятно, он выполнит любое ее желание. – Я не желаю видеть эту, – Брунька ткнула пальцем в Шуру, – рядом с тобой! Подари ее этому господину! Немедленно! – и ножкой топнула.
Актриса.
Ну, Брунилия, ну, молодчина. Моментально сориентировалась и решила избавиться от самого слабого звена. То, что ее хозяин находится полностью под властью суккубы, я не сомневался. Ведь ей, в отличие от моих парней, ректор не блокировал силу, и она, судя по запаху миндаля, пользуется ею по полной. За Бруньку я не переживал. Если она захочет, выпьет своего мужчину за час, но пока, видно, у демоницы на стражника другие планы.
– Моё имя Хойш сын Жара, и я предлагаю тебе в подарок эту девицу, – повернул мужчина ко мне лицо, на котором застыло придурковатое выражение, которое бывает только у влюбленных. – Примешь ли ты сей дар, варвар?
– А она точно девица? – брюзгливо спросил я, стараясь не обращать внимание на гневный взгляд Шуры и смеющиеся глаза суккубы.
– Дворцовый лекарь это подтвердил.
– Ну, раз лекарь подтвердил... Беру! Только мне еще нужно разрешение на использование стационарного портала, чтобы отправить её в подарок своему брату в компании еще четверых наложниц.
– Радость глаз моих, выдай им свиток с разрешением.
Брунька обхватила ладошками лицо Хойша и впилась в него страстным поцелуем. Со всех сторон раздались завистливые вздохи, а я почувствовал острое желание кого-нибудь утащить на диванчик за занавеску, и так несколько раз подряд. Рядом предостерегающе зашипел Хашиш. Зато и жертва суккубы не устоял, и через мгновение у меня в руках был свиток с разрешением на один портал.
– Хаш и мэтр, отведите рабыню в наш дом!
Шура попыталась что-то сказать, но я незаметно показал ей кулак.
– Мэтр, – тихонько добавил я, – отправь девушек в сопровождении Чета домой и возвращайся.
Магистр кивнул. Брунька уже утащила своего кавалера в сторону трона падишаха, вокруг которого собралась толпа, и мы с Мамочкой отправились следом. Ни мага-ренегата, ни его сопровождающего в зале не было. Меня это напрягало.
Я даже пожалел о Тузике, которого оставил дома охранять троллину. Вот спинным мозгом чувствую, что готовится какая-то мерзость, и мне в этой мерзости отведено не последнее место.
Тем временем толпа вынесла нас к трону Аяврика, и мы успели увидеть, как суккуба, склонившись в изящном реверансе, что-то щебечет падишаху, а тот с восхищенной улыбкой слушает ее слова. Что она задумала? Я перевел взгляд на Велву. Девушка сидела на маленькой подушке в ногах повелителя и, не моргая, смотрела на суккубу, которая с улыбкой что-то говорила одному из стражников, сопровождавших Аяврика. Тот, наконец-то, понял, что от него хотят и, получив от падишаха кивок, куда-то убежал. Мы с Мамочкой протиснулись вперед. В этот момент Велва посмотрела в толпу и увидела мою радостную физиономию. Оказывается, одним только взглядом девушки умеют передать огромное количество противоречивых эмоций! От облегчения до негодования, от надежды до обещания убить, от нежности до ненависти. Надеюсь, это не относится только ко мне. Я подмигнул эльфийке и повернулся в сторону суккубы, пытаясь понять, что она затеяла.
Падишах вальяжно развалился в кресле и собственнически положил руку на плечо Велвы. От этого простого жеста у меня во рту стремительно полезли клыки. Вернулся стражник и вручил Бруньке маленький бубен, заиграла музыка, народ отхлынул от трона, образовав круг, в центре которого застыла суккуба. Музыка набирала темп, и Брунилия вдруг резким движением сорвала с себя платье. Ее изящные формы прикрывали лишь топик и шаровары, оставляющие слишком мало простора для воображения. Она подняла вверх бубен, раздался легкий перезвон, и девушка медленно пошла по кругу. Томный и плавный танец суккубы завораживал, звал за собой, обещая блаженство и неистовую страсть. Звенел бубен, ему вторили колокольчики, украшающие щиколотки демоницы, а по залу плыл легкий аромат миндаля. Брунилия приблизилась к падишаху, обогнула его трон, провела пальчиками по плечам и упорхнула к ряду застывших в возбуждении мужчин. Играющей походкой пролетела мимо первого ряда, одаривая каждого страстным и зовущим взглядом. И тут я понял, что она задумала.
– Мамон! Как только начнется, хватай Велву, – зашипел я остолбеневшему демону, следя за напряженными плечами Хойша, хозяина Брунилии и по совместительству начальника стражи.
А вокруг творилось нечто невообразимое, и я наконец-то понял, почему о Доминионе похоти всегда отзывались как об одном из самых страшных в Инферно. Зажигательный танец суккубы действовал на незащищенных амулетами мужчин, словно фильмы для взрослых на подростка. Затуманенные взгляды, в которых вместо разума светилась похоть, напряженные тела, эйфория безумия. Суккуба двигалась все быстрее, во время танца едва касаясь кончиками пальцев то одного, то другого восторженного мужчины и ни разу не приближаясь к Хойше. Бедный очарованный воин горел от ревности. Я видел его напряженные плечи, побелевшие костяшки пальцев, судорожно сжимавшие эфес сабли, желваки, гулявшие под натянутой кожей, и абсолютно безумный взгляд. И когда музыка закончилась, а Брунилия оказалась на коленях падишаха, он не выдержал. С яростным криком обманутый любовник бросился к владыке. И он был не одинок в своем стремлении завладеть прекрасной демоницей, купающейся в потоках желания и похоти, разлитых в воздухе. Началась свалка. Мы с Мамочкой раздавали тумаки направо и налево, пытаясь пробиться к трону. Те из стражников, кто был защищен амулетами от психической атаки, дружно встали на защиту Аяврика. К ним на подмогу пробирался со стороны выхода еще один вооруженный отряд. Попавшие под чары мужчины не были вооружены, кроме Хойша. Но он и один, влеченный дурманом суккубы, натворил достаточно неразберихи.
Я пропустил над собой руку ударившего меня стражника и от души вмазал ему в ответ в живот. Повернул голову в поисках Мамочки и успел увидеть, как друг, подхватив Велву на руки, скрывается в боковом проходе, следом за ним, с нечеловеческой силой таща на буксире возмущенного падишаха, бежала Брунилия. Спину им прикрывал отряд стражников. Я бросился следом за друзьями, по пути раздавая удары ногами. Магия Брунилии – это страсть и похоть! Большинством из нас правят желания, и поэтому темные всегда будут чуть впереди добра и света.
– Стоять! – раздался громкий и властный голос, и я застыл вместе с теми, кто находился в зале.
– Мессир!
В помещение ворвался мэтр Шано в сопровождении Хашиша и Вала. Следом за ними вбежал невысокий мужчина в темном расшитом символами плаще. Я сжал кулаки.
– Это мой звездочет, – раздался злой голос падишаха, и дверь захлопнулась.

Мы сидели в гареме на мягких коврах, а вокруг нас сновали красавицы. Блондинки, брюнетки, рыжие, пухленькие и худенькие, высокие и низкие, но все симпатичные и улыбчивые. И я все больше убеждался, что мне нравится мысль о гареме. Сиди себе на подушках, вкушай вкусности, пей вина, а вокруг куча полуобнаженных красивых женщин, готовых исполнить любой твой каприз. Мечта! Надо обязательно узнать у Афродиты, как она к этой идее относится. Вот посидим сейчас, выпьем, отдохнем и отправимся выручать жену из плена. Вряд ли ей что-то грозит рядом с Гераклом. Сегодня я в полной мере увидел и оценил возможности демонов из Доминиона похоти. А там можно будет задуматься и о "ренегаде", чтоб ему кактусами питаться!
– Мы гоняемся за темным магом-ренегатом уже много лет и вот следы привели во дворец солнцеликого падишаха. Это благодаря его проискам на твоих подданных упало проклятие лишения рассудка, – учтиво говорил Шано. И ведь ни одним словом не соврал, не сказав истину.
– Он использовал эту деву, – я серьезно кивнул на Велву, прижавшуюся к Мамочке, – использовал подло. Надеюсь, великий еще не...
– Нет, мы не успели, – с сожалением сообщил падишах. – Нам хотелось, чтобы Велва сама захотела к нам прийти.
Вот зараза. Как-то мне расхотелось убивать падишаха и, судя по задумчивому взгляду эльфийки, ей тоже.
– Но на ней подчинение, – осторожно начал Шано.
– Мы об этом ничего не знали, – встрепенулся падишах и вперил в своего звездочета огненный взгляд.
– Великий! – старичок лукаво улыбнулся, – разве я не предупреждал вас о том, что доверять пройдохе Сумату, который продал вам эту красавицу, нельзя? Разве не указывал, что для свободолюбивой эльфийской девы она слишком покорна? Разве не советовал дождаться моего друга мэтра Шано, дабы он проверил, какие заклинания наложены на деву? Но величайший не пожелал ничего слушать, ослепленный красотой наложницы.
На этот выпад падишах лишь закатил глаза вверх. Как я понимаю мужика. Взрослый, самостоятельный, глава государства, а должен прислушиваться к словам старого учителя.
Тем временем, мэтр снял с Велвы обычный на вид браслет, и девушка облегченно вздохнула.
– Мерзкая вещица, – заявила она, легко ломая браслет двумя пальцами. – Я все понимала, но не могла противиться ни одному приказу. Это было ужасно! – Велва повернулась ко мне. – Почему так долго? И где Ли... Леголас? Вы его бросили?
Здрасте! У меня возникло стойкое желание оставить девушек здесь еще на годик! Мы спешили как могли, а вместо слов благодарности – упреки!
– Я тебя тоже рад видеть, советница Велва, – холодно произнес я. – И если у тебя больше нет здесь никаких дел, мне бы очень хотелось забрать из гарема визиря свою жену.
– Я что-то пропустил? – падишах, сдвинув брови, смотрел на нас весьма подозрительно.
– Ты пропустил очень много, – раздался голос Брунилии, которая, лежа на ворохе подушек, с удовольствием поглощала орешки в меду, совершенно не парясь, что ее прозрачный наряд весьма отвлекает от серьезного разговора. – Во-первых, в твоем Сулеймате зрел заговор против твоей власти, падишах. И во главе этого заговора стоял мой бывший хозяин, твой троюродный брат по матери, начальник стражи Хойша. Мужчины в постели бывают так болтливы, – томно сообщила демоница.
– Взять мерзавца! – гаркнул падишах, и трое стражников во главе со звездочетом тут же исчезли из гарема.
– Во-вторых, – с милой улыбкой, сладко потянувшись, продолжила Брунилия, – темный маг решил рассорить тебя с императором Озлом Третьим, с которым у Сулеймата только начали завязываться нормальные торговые отношения.
– Каким это образом? – подозрительно спросил Аяврик у суккубы.
– Он похитил жену и подданных одного из друзей принцессы, – с улыбкой Джоконды сообщила демоница. – И продал их по разным гаремам.
– Кого? – прорычал падишах.
– Моих, – я понял, что пора вступить в игру. – Я барон Альшари, единственный владелец автономной области Окраины в землях империи.
Судя по лицу падишаха и его верных псов, половина слов им была незнакома.
– Это означает, что хоть Окраина и входит в состав империи, но не подчиняется ни ее законам, ни ее власти. Барон не давал клятву верности ни одному из правителей этого мира, и поэтому его можно рассматривать как партнера, но не как подданного, – любезно сообщил Хашиш.
Аяврик задумался, прикидывая, какие выгоды это сулит его государству.
– И что это означает?
– Позволь представить мою главную советницу Велву, вторую дочь благородной Валгугны из племени дочерей ночи, – Велва изящно и с достоинством поклонилась расстроенному падишаху. – Мои силовики – Хашиш и Мамон, – я кивнул на парней. – И моя ..., – я на секунду запнулся, – помощница по дипломатическим вопросам Брунилия.
Видят все демоны ада, с каким скрипом я озвучил это решение. Но сегодня Брунька нам помогла, да и чего врать самому себе, с первого момента нашего знакомства мне хотелось затащить ее в постель, а то, что до сих пор этого не сделал, ни о чем не говорит. Я бросил на суккубу быстрый взгляд и понял, что мысль о гареме начинала мне нравится все больше и больше. Князь я или не князь, в конце концов! Вот вытащу жену из плена и поставлю вопрос ребром! Я прикрыл глаза, представляя себе неприличные картинки, и тотчас получил болезненный удар под ребра.
– Брунька, – зашипел Хашиш, – прекрати!
И сразу же мозг очистился, гормоны уползли на место, а идея с гаремом перестала казаться такой уж заманчивой. В придачу к каждой лишней жене получу ее родню, а оно мне надо? Хватит и Валовской семейки! А Бруньку нужно как можно скорее отправить домой. Держать рядом с собой суккубу в полной силе – нафиг, нафиг!
Аяврик задумался, бросая внимательные взгляды на Велву. Девушка тоже о чем-то думала, прикусив губу. Незаметно вернулся звездочет в сопровождении высокого мускулистого воина в парчовом халате. Падишах отдал короткое распоряжение и повернулся в мою сторону.
– Сегодня вы сохранили мне трон и самоуважение. Чем я могу отблагодарить тебя, барон Альшари?
– Хочу посетить твою сокровищницу, – принял я молниеносное решение и согнулся пополам от пронизывающей боли в животе.
– Мессир!
– Все хорошо, – боль отступила точно так же неожиданно, как и пришла.
Падишах повернулся к звездочету, тот пожевал губы и согласно кинул.

Вау! Никогда не видел столько золота. Огромное помещение, теряющееся во тьме было завалено золотом. Украшения, слитки, монеты, артефакты, маски, саркофаги и даже золотые ложки. И как среди этого изобилия найти тот самый амулет власти?
– Впечатляет! – сообщил я гордому падишаху. Он в компании звездочета и пары стражников сопровождал меня в этом увлекательном путешествии.
– Я даже не знаю, что здесь хранится, – пожал плечами Аяврик. – Сокровищницу начал собирать мой далекий предок много сотен лет назад, раз в год третий визирь-казначей проводит опись богатств и вносит их в реестр. Но сам понимаешь, мне это не интересно. Ты можешь выбрать для себя любой предмет. А если согласишься оставить со мной Велву, то я утрою награду.
– Прости, но девушка сама должна принять решение. Если она захочет остаться, я препятствовать не стану.
Я брел между стеллажей, полок, шкафов и сундуков и понимал, что мне никогда не найти этот проклятый амулет. Я не вижу ауры предметов, не знаю, как он выглядит и даже близко не представляю, что это может быть.
– Вась, знаешь, если мы в игре, как я думаю, – прошипел Белка, – то это должно быть нечто знакомое тебе с детства.
– Ага, я с младенчества общаюсь с демонами, ангелами, магами, джинами, – саркастически прошептал я в ответ.
– Джинами! Вот ответ!
– Ты о чем?
– Джины живут в лампах!
– И в бутылках.
– С вином! На самом дне, – Белка захихикал. – Короче, смотри по сторонам внимательно, вдруг увидишь, что-то знакомое.
Я смотрел во все глаза, но с каждой минутой мое настроение становилось все хуже и хуже. Покоя не давала мысль, что из этой неприятности я не выйду победителем, а еще меня мучило знакомое чувство чужого присутствия и безнадежного отставания.
Наконец я нашел его! Абсолютно неуместный здесь предмет – деревянная чаша, украшенная простой резьбой, но присмотревшись, я увидел знакомые символы начертанные на мертвом языке. Точно такие я видел в одной из книг солнцевиков.
– А что ценного в этой деревяшке? – как можно более безразлично поинтересовался я, крутя в руках чашу, при этом второй рукой вытаскивая из кучи первое попавшиеся ожерелье.
– Откуда она здесь? – падишах с недоумением рассматривал чашу.
– Не могу знать. Может кто-то из стражников забыл при последней описи? – подошел к нему звездочет. Он скользнул по чаше рассеянным взглядом и начал разглядывать ожерелье, которое я вертел в руках.
Я на мгновение замер, неужели ошибся? Ай, ангел с ним! Нет у меня времени заниматься ерундой, у меня там жена неизвестно где и неизвестно с кем. Даже если не угадал, о том, что делать с дивом я решу завтра.
– Можно мне это ожерелье?
Звездочет долго изучал выбранное мной украшение, но в итоге согласно кинул, я бросил награду в чашу и мы благополучно покинули сокровищницу.
Но стоило нам переступить порог гарема, где меня ждали друзья, как резкая боль в правом сердце заставила меня схватиться за плечо подскочившего Мамона.
Зудеть-колотить! Я шумно втянул воздух, сердца бешено колотились в груди, лоб покрыла испарина. С трудом дыша, я беспомощно смотрел на обеспокоенного мэтра Шано, как вдруг потемнело в глазах, и все, что мне удалось успеть, – это выставить вперед ладони, чтобы не встретиться носом с ковром, одновременно с этим левую руку словно кипятком обдало, заболела шея и отнялись ноги. Да что ж это такое? Сознание померкло, я еще услышал вопль Белочки и провалился во тьму.
Мы стояли в сером тумане. Я и Тень Аннона. На лице покровителя не было никаких эмоций, но из его глаз просто струилась печаль и боль. Странно, никогда не видел у барона такого выражения.
– Что со мной? – просипел я. – Что случилось?
Голос прозвучал глухо и хрипло. Тень улыбнулся безжизненной улыбкой, и от этого мне стало по-настоящему страшно.
– Ты слишком безответственен, Василий. Для тебя все, что происходит вокруг, – веселое приключение, еще одна виртуальная игра, цель которой – развлечься.
– Ничего подобного, – возмутился я все тем же лишенным эмоций голосом, – я забочусь о своих друзьях и подданных.
– Пока я вижу, что это они о тебе заботятся. Где бы ты был без своих друзей? Что ты сам сделал за все это время? Даже не поинтересовался названием мира, в котором оказался.
– Я...
– Ты получил от отца наследство, но не озаботился разобраться, что это такое. Князь Инферно предложил тебе знания, но ты не нашел времени, чтобы учиться. Император одарил тебя землями, но ты бросил своих подданных умирать. Ты даже с женой не попытался поговорить. Один ты ничего не стоишь в этом мире. Точно так же, как не стоишь и на Земле. Ты ничему не научился за эти дни, а времени остается все меньше.
– Но я ничего этого не успел! – возмутился я. – События несутся слишком быстро!
– А не ты ли своими поступками создаешь эти события?
Я открыл рот, чтобы возмутиться, и заткнулся, увидев, как за спиной барона появились полупрозрачные силуэты. Задира, Ваника, Афродита, Геракл и принцесса Аглая. Они смотрели на меня с жалостью и печалью. И тут я вспомнил, кто такой барон Зяма.
– Нет!!!
– Поздно, – жестко произнес Смерть. – Ты опоздал, они все мертвы. Ты ведь почувствовал их боль, не так ли?
– Но как? – губы пересохли и не хотели слушаться.
– Твое умение влипать в неприятности сослужило плохую службу. Дэвы когда-то были слугами безумного бога, заключенного в замке Альшари, и теперь твой соперник точно знает, с кем имеет дело. Он забрал у визиря Геру и Афродиту в расчете, что ты придешь за ними. Он ошибся, думая, что дружба и любовь что-то значат для тебя, – Зяма серьезно смотрел мне в глаза, а я готов был сгореть со стыда. – Ты больше демон, чем думаешь. Когда ренегат догадался, что ты не явишься, он решил ускорить процесс. Геракл погиб, защищая твою жену, Афродита убила себя сама, когда поняла, что не избежать насилия, а твоих друзей и принцессу темный маг принес в жертву, замкнув проклятие и освободив своего покровителя. Этот мир скоро прекратит свое существование. Но тебе ведь это не интересно? Ты ведь развлекаешься. Мечтаешь о гареме, пьешь вино, восторгаешься сокровищницей падишаха. В то время, как умирают те, кто тебе верил, – жестко произнес Тень Аннона, и туман вокруг нас начал истончаться.
Друзья исчезли, а я так и стоял посреди серого нигде. Он не прав, я этого не хотел!
– Ты до сих пор не веришь, что это реальность, а не бред пьяного воображения, – грустно произнес Зяма. – Прощай, Вася. Тебе больше нечего делать в этом умирающем мире. Я отправлю тебя домой.
Нет!
– Но ведь ты можешь их вернуть, – в отчаянии закричал я, падая на колени и чувствуя, как по щекам катится обжигающая лава.
– А на что ты ради этого готов?
– На все! – я вдруг отчетливо понял, что это не игра, не бред и не белая горячка. Знания, что это все настоящее, упали и придавили меня тяжестью мраморной надгробной плиты. Это реальность. И я своими поступками разрушил эту реальность.
Тень Аннона задумался, пристально глядя на меня красными глазами.
– Ну, что же, – очень медленно произнес он. Мои сердца гулко стукнули и остановились, я замер, боясь надеяться. – Я дам тебе шанс.
– Барон, ты пойдешь со мной? Поможешь? Я ведь бестолочь! Я ничего не знаю! Это ведь бог!
– Соль, – Смерть наконец-то улыбнулся, и у меня сразу отлегло от сердец. – В тебе есть то, чего нет ни у кого из нас.
– Интересно, о чем это ты?
– Молодость, бесшабашность, легкость.
– Мне показалось, или пять минут назад ты ставил мне это в вину? – Не фига не понимаю!
Смерть рассмеялся и начал таять.
– Меня просили прочесть тебе мораль, мальчик мой. Будь самим собой, и все у тебя получится. Докажи мне, что ты готов.
– Готов к чему?
– Вернуться.
Лучше жить, чем просто сдохнуть

Аватара пользователя
Heltruda
Бывалый
Posts in topic: 13
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 20 окт 2015, 19:05
Пол: Жен.
Откуда: Минск

Re: Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

Непрочитанное сообщение Heltruda » 11 дек 2015, 14:48

все. Окончание высылаю. Стучите в лс
Лучше жить, чем просто сдохнуть

Аватара пользователя
Heltruda
Бывалый
Posts in topic: 13
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 20 окт 2015, 19:05
Пол: Жен.
Откуда: Минск

Re: Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

Непрочитанное сообщение Heltruda » 14 дек 2015, 10:23

Heltruda писал(а):все :ar_ti_st: Окончание высылаю. Стучите в лс, только не забывайте указывать адрес,куда слать :pisa_tel:
Лучше жить, чем просто сдохнуть

Аватара пользователя
Lord NEVR
Граф Западных болот. Великий просветитель, Кирилл и Мефодий в одном лице.
Posts in topic: 1
Сообщения: 6135
Зарегистрирован: 21 авг 2013, 22:25
Пол: Муж.
Откуда: Гиперборея, Неврия, Цитадель Севера.
Контактная информация:

Re: Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

Непрочитанное сообщение Lord NEVR » 02 фев 2016, 20:31

[mod="Администрация"]Книга принята в издательство Эксмо.
Поздравляем. :dr_ink:[/mod]
В его глазах фиалкового цвета,
Дремал в земном небесно-зоркий дух,
И так его был чуток острый слух,
Что слышал он передвиженья света...

Изображение

Ogr
Читатель.
Posts in topic: 1
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 03 дек 2015, 01:22

Re: Вад Ветров, Ирина Успенская "Черт в академии.Практика"

Непрочитанное сообщение Ogr » 02 фев 2016, 21:53

Всем огромное спасибо. Без ваших пенделей и поддержки ничего этого бы не было. Сажусь за план второго тома :dr_ink:

Закрыто

Вернуться в «Книги, принятые в издательства»