ЭВОЛЮЦИОННОЕ ОБОСНОВАНИЕ ФЭНТЕЗИЙНОГО МИРА 7.

Всё о книгах, отзывы, мнения, советы. Разговоры на окололитературные темы.

Модератор: Модераторы

genius86
Читатель.
Posts in topic: 1
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 12 дек 2015, 01:48
Пол: Муж.
Откуда: ближнее подмосковье
Контактная информация:

ЭВОЛЮЦИОННОЕ ОБОСНОВАНИЕ ФЭНТЕЗИЙНОГО МИРА 7.

Непрочитанное сообщение genius86 » 01 янв 2018, 23:09

ЭВОЛЮЦИОННОЕ ОБОСНОВАНИЕ ФЭНТЕЗИЙНОГО МИРА 7.


Большая охота.

В эволюционном процессе замкнутого африканского континента существовал некий сложный процесс для динозавров обозначаемый одним словом — «измельчание». Для млекопитающих процесс иной, их размеры постоянно увеличивались, но в отличие от динозавров они в замкнутом мире были пришельцами.
Вновь географические условия континента влияли на саму основу жизни. Новейшие палеонтологические данные свидетельствуют об удивительной закономерности: появление новых видов животных и растений в процессе эволюции сначала в приполярных районах и постепенном их распространении в более низких широтах. Подлинными новаторами оказываются виды живущие в суровых окружающих условиях.
Это удивительно, поскольку среди сурового окружения всегда обитает сравнительно немного видов. В арктической тундре несколько десятков разновидностей насекомых обживают какой-нибудь десяток видов растений. Во влажных же тропиках на каждом акре могут селиться тысячи видов, причем каждый из них неистово эволюционирует. Тем не менее, если вы посмотрите на ископаемые остатки, то обнаружите нескончаемый поток видов вторгшийся с севера на юг (для северного полушария).
С традиционным представлениями об эволюции не очень-то хорошо вяжется представление, что "новшества" поступают из суровых районов со скудным числом видов. Изучающие эволюционную теорию обычно представляют себе, что чем больше видов обитает в окружающей среде, тем больше шансов, что они превратятся в нечто новое. Однако выводы из палеонтологической летописи говорят, что воистину большие скачки (вроде появления позвоночника или гемоглобина) происходят в суровых районах. Почему?
Здесь важно понимание какой способ отбора приводит к появлению нового вида. Это естественный или искусственный отбор. Естественный отбор, имеющий малое распространение, в основном у мелких животных (крысы подобные млекопитающие эпохи динозавров) не создает каких-либо видимых особенностей. Искусственный отбор (женский, родительский, родственный и евгенический) у более крупных животных заканчивается закреплением поведения при близкородственном скрещивании. Это могут быть особи из одного помета (сестры или двоюродные сестры), а при евгеническом скрещивании родная мать молодого самца.
Закрепленное поведение как и искусственный отбор широко распространено в экваториальной области оставляя простор действий и выбора для животных со свободным поведением.
В африканской местности огромное число разнообразных животных заставляет местного охотника, будь то человек или животное, ограничиваться небольшим количеством видов для постоянной охоты, а травоядных небольшим количеством видов постоянно объедаемых растений.
Со временем все виды так притираются друг к другу, что образуют устойчивую экосистему вплетенную в другие экосистемы и с ними почти не взаимодействующие. Выбирать новые охотничьи жертвы опасно, а малая численность каждого вида хищника в экваториальной экосистеме к экспериментам не располагает.
Большинство экваториальных видов находящиеся в таком притертом состоянии не могут конкурировать с животными свободного поведения, но получить его достаточно сложно. Для этого животный вид обязан долго мигрировать в полярные зоны, где включится механизм приспособления к экстремальным условиям.
Миграция в полярные области для африканских животных была затруднена узким перешейком на аравийский полуостров, а возврат их потомков именно к перешейку мог быть только случайным, тогда как большие млекопитающие получив свободное поведение мигрировали в Африку свободно и в большом количестве. Фауна динозавров отступала в размерах и охотничьих территориях, превращаясь в реликты с большим количеством эндемиков. С началом строительства Суэцкого канала, для животных континент полностью изолировался.

Прошло десятилетие после окончания последней перекочевки. Дороги очистились от множества костей и животные начали восстанавливать свою численность в местах бывшего обитания после интенсивной охоты продовольственных отрядов армии. Время было на удивление мирным пока осваивались заброшенные места.
Мир мог сохраняться еще долго если бы в приморских городах не началась вполне ожидаемая высадка европейцев. То, что это не мирная высадка было понятно сразу. Военная форма, снаряжение, лошади, обозы для припасов, но удивляла мирная манера поведения. Власть в городе никто захватывать не стремился, общались только по делу и оплачивали все товары и услуги не людям. На прямой вопрос — что они здесь забыли — болтали об исследовательской экспедиции, возможности восстановления дипломатических контактов и гражданских экскурсий. То, что это болтовня выводили из наличия экскурсионных контор и дипломатических организаций именно в приморских городах и в них из прибывших никто не наведывался. О военной экспедиции сообщали, но о целях ее ничего не знали.
Вскоре экспедиции выстроились в колоны и отправлялись в глубь континента. Колоны длинные, но периодически они теряли свой хвост. В хвосте формировался отряд с конкретным заданием и локацией точки поиска. Эта точка почти всегда хорошо укрыта и ничем не выделяется и тем не менее почти все отряды выходили в нужную точку с первого раза. Для этого нужно было найти проводника особого возраста. Разведчики высматривали пацанов десятилетнего возраста и в одном случае из трех парень родился или был доставлен в младенчестве в убежище его народа. Никто не внушал ему что это место секретно, в нем как правило никого не было и двери закрывали именно от мальчишек. Указать место это не значит кого то предать, но именно это произошло. Основным заданием отрядов захват убежищ с очень неточными координатами. Мальчишек отпускали, вскрыв убежище заселялись. В первую очередь захватчиков интересовало минное оружие защиты убежищ. Находили, добавляли что то свое и по определенной схеме располагали у входа ожидая появления хозяев. Да, такой подлости хозяева явно не ждали. Не получилось и с предупреждением других убежищ, радио выло, телеграф нес какую то околесицу. Для умных это стало предупреждением. Малая часть племени занималась безуспешными атаками на свои же убежища, остальные искали место, рыли и оборудовали новые убежища, вот только времени им дали мало.
Истинное вторжение началось сразу после установления информационной блокады. Армия действовала очень профессионально и основной объект интересов это города. Разведка занималась информационной блокадой, то есть выискивала особей не связанных с почтой, но имеющие свой независимый информационный канал то же временно заглушенный и находили довольно успешно.
Сама армия занималась немного странным делом создавая инфраструктуру присущую охраняемым туристическим агентствам из лучших реквизированных зданий. Самостоятельно строили только блокпосты с защитой от внешнего врага и горожан.
Наконец прибыли те, ради которых всё затевалось. Высшая знать Европы и их приближенные. Это был блистательный охотничьей выезд с собаками, с трубами, лошадьми дорогих пород и карет повозок с расчетом на долгое путешествие.
Уже первые охотничьи трофеи превзошли все ожидания, если что то подобное в Европе было, то давно уже вымерло и это всего лишь в нескольких километрах от на хоженых туристических троп. Такие трофеи лишь разжигали аппетит и ограничивался лишь количеством платформ для их вывоза. Не достигнув даже руин имперской столицы караван повернул назад. На Ниле их приветствовали первые охотничьи экспедиции простолюдинов заранее ограниченные уставами, соглашениями, охотничьим европейским оружием. То, что было загружено на крыши карет повозок и лапами свисало, а иногда и волочилось по земле таким оружием завалить было не реально.
Необходимо сказать о продовольственных хозяйствах Европы. От современных различие фундаментальное. Почти все хозяйства были охотничьими и в отличии от наших это было преимуществом. Их производительность не зависела от качества земли и широты местности. Наиболее богатые хозяйства располагались у полярного круга и островах Заполярья. Их добыча киты, мамонты, морской зверь и олени.
Растениеводческие хозяйства приравнивались к цветоводству или как вспомогательные у охотничьих хозяйств. Сеяли бобовые, клеверные и некоторые злаковые. Снимали сливки урожая для людей, фураж для животных, а на остатки запускали животных подбиравших всё под чистую. На юге выращивали масличные, в основном оливы и лишь немного позже виноград.
Королевские трофеи произвели на селян неизгладимое впечатление и желание на этом заработать. Это породило феномен всеобщей заинтересованности.
Начальный проект зародился у специалистов противостоящих набегам, нашествиям и перекочевкам, а реализовался как это изначально было положено в развитых странах Европы. Финансирование взяли на себя королевские дома, но когда дело дошло до применения армии, то даже совокупных средств всех королевских домов на долго хватить не могло. И тут выход нашелся сам собой.
Производители охотничьих хозяйств пораженные демонстрацией королевских трофей бросились искать кто выдаст охотничьи лицензии на африканских животных. Совсем не бедные оказались вдруг ограниченными в выборе охотничьего оружия. Это давняя практика европейских правителей, но может ли она работать на новых охотничьих угодьях. Добыть динозавра тем, что разрешено для охоты было очень трудно, но им же обороняться от хищников было не возможно. Пещерный медведь, пещерный лев, гигантская гиена, птицеподобные не летающие динозавры делали охоту слишком опасной. Удар клюва хищного нелета по черепу оставлял дыру как от пулевого ранения, а на юге удар хищника и вовсе расчленял тело. Можно было предъявить иск на опасность выданной охотничьей лицензии и требовать оружие для безопасной охоты.
Требования были столь массовыми, а оплата военного экспедиционного корпуса столь велика, что пришлось соблюдать правило — клиент всегда прав. Туристическая охота стала «Большой Охотой».
Началась повторная перекочевка на юг. За счет своей численности и охотничьих умений человек мог вломится в любую экосистему и так уже ослабленной первой перекочевкой. Добыча становилась товаром окупающим предшествующие затраты. В столицах открылись огромные палеонтологические музеи и не кости в них были главным экспонатом. Профессия таксидермиста стала очень востребованной, а иногда и секретной. В антропологических музеях для ограниченного числа заинтересованных лиц демонстрировались чучела разумных обитателей Африки.
Волна за волной охотничьих экспедиций грабили богатства Африки. Уже давно не было никаких ограничений на оружие. Если ты пришел охотиться на гигантов, то приходиться воевать и с местным не человеческим населением. Человеческие племена в сопротивлении не участвовали, болели европейскими болезнями и пытались выжить.
Сопротивление ломали, богатства вывозили правда всё менее охотно, рынок был перенасыщен и мясом и экзотическими чучелами, но пока еще охотно принимал живое подобие гигантских динозавров. На два поколения хватало, занимались трофейным бизнесом и пока не надоедало, хотя рынок менялся.
- Теперь хочу спросить своих далеких потомков — Мы поступали правильно? Убрали угрозу не человеческих цивилизаций, повыбивали опасных хищников, перебили древних гигантов, ну и что? В любых, даже мелких поселениях есть свой небольшой музей древних животных. Глядите и изучайте сколько хотите. Что? Нет, совсем нет? Ну извините, ничто не вечно кроме самой жизни, но мы не можем остановиться -.
Первые требования к рынку охотничьих услуг предъявили королевские особы. Всё, чем развлекались в начальный период уже освоили простолюдины. Требовалось что то нового:острого, волнительного и недоступного для других. И рынок ответил — ЕСТЬ.
Тотальная охота на всех доступных животных с уничтожением их экологической ниши рождало отчаянный протест ее разумной части то, что обозвали «НЕЛЮДЬ». Эндемики разумных очень четко понимали неизбежность собственной гибели с разрушение ниши. Лишь не многие могли мигрировать или пережить период разрушения и жить на остатках разрушенной экологии. Остальные сопротивлялись и гибли.
Королевская охота первой столкнулось с этим явлением и показала простолюдинам как ее надо решать. Лозунг "Земля для человека" господствующей в Европе без всяких изменений перенесли в Африку и королевские охотники собственным примером показали чем ее надо решать. Для европейцев это стало привычным развлечением, но африканцев не участвующих в сопротивлении из-за инфекционных проблем в своей среде и отвечающих на хорошем европейском языке не трогали, но было исключение.
От великой армии остались интернаты и сержантские учебки скрытые в травяных зарослях. Болезни пришли туда позже чем в другие места и приняв некоторые меры от них научились защищаться. Вот только от голода защиты не было. Дезертиры из гибнущей армии занесли бескультурье каннибализма и вот тут в чисто мужском обществе расцвел жутким махровым цветом.
Моряки с древних времен развлекались созданием крысиного волка, когда из нескольких голодных крыс в запертой клетки выживала одна. Тоже случилось и с молодыми сержантами, при этом приспособились переваривать сырую пищу. Если сделать поход по зарослям можно было добраться до женской учёбки. Раза два добрались, а потом там уже никого не было, разбежались. Кому нужны такие женихи, сначала насилуют, а потом живой отгрызают грудь и печень.
Когда европейские солдаты добрались до казарм взрослых оставалось очень мало, в основном сильно запуганные дети. Увидев разделочный стол с остатками детских костей солдаты не стали ждать приказа на уничтожение воплощая свой гнев в действие. Это оказалось совсем не просто, каннибалы оказались сильными как звери. Один мог валять шестерых повисших на нем солдат (у сыроедящих это бывает), но пуля легко догоняет и уравнивает силу, скорость и выживание.
Детей жалели и всеми силами пытались помочь до одного инцидента, когда малыш укусил солдата за руку. Не просто укусил, а отхватил кусок мяса. Вот тогда поняли с кем имеют дело, но в этом случае без приказа действовать не стали и обо всем доложили начальству.
Не знаю кому пришла в голову мысль использовать детей как объект королевской охоты, вряд ли военным, но это и не важно. Важно запечатленное последствие.
Впервые солдатские казармы посетили столь высокие гости не для того что бы поздравить или одарить подарками призванных на службу, нет нечто совсем иное. Высоких гостей познакомили с бытом и следствиями по делу воспитанников. Увидели разделочные столы, в столовой аккуратно сметенные в угол остатки костей и два убитых в казарме свеже обкусанных до костей трупа. Убили своих хотя и не были голодными.
Офицер сопровождающей гостей объяснил, что молодые солдаты не виноваты в тех условиях которые сложились, но живыми их выпускать нельзя и высокие гости с ним согласились.
Впервые, как и многое другое, не стандартно начиналась королевская охота. Не пели трубы, не исходили лаем своры, не гарцевали наездники, охотница была одна, жертва тоже. Мальчишка стоял покачиваясь, смотрел отрешенно. Перед охотой ему ввели наркотики ради безопасности высокой особы. Возможности выжить, убежать или спрятаться не было никакой, из оружия только палка.
Охотница могла идти по следу, могла параллельно, в любом случае местность и конная королевская охрана выставленная в нужных местах делала встречу в выбранном месте неизбежной. Здесь, без свидетелей, проходило последнее сражение. Мальчишка отбивался палкой, охотница парировала защитой предплечий. Выбивала палку и сбивала с ног. Садилась верхом и вбивала в рот капу. Взрезала одежду и ставила зажимы на семенные протоки, затем насиловала его отбиваясь от его рук руками и грудями. Окончание могло быть разным, но истинным окончанием становился «завершающий удар».
Может показаться , что автор пытается подать читателю выигрышную тему, но вот отрывок из статьи - «Ритуальное насилие и контроль над сознанием»:
«По приказу королевы Нидерландов Беатрикс они организовали убийства, пытки, изнасилования и убийства детей в публичных местах. Они организовали это через центры содержания под стражей подростков (колонии для несовершеннолетних) в Нидерландах.
Эти центры предлагали голландскому суду передавать некоторых подростков, детей на определенный период времени в распоряжение королевы Беатрикс в качестве работников. Центры были рады такому сотрудничеству с Бектрикс, как с очень известным общественным деятелем. Все формальные вопросы передачи детей решались по согласованию с высокопоставленным офицером суда королевы Беатрикс.
Из этих детей выбирали ребенка, который не имел ни семьи, ни родственников. Его отправляли на поезде в Зволл (Zwolle), там его доставляли в здание, которое было оборудовано как отель. Оно не было отелем, хотя множество людей в вестибюле создавало впечатление, что это работающий отель.
Ребенка ставили на стол и давали выпить какой-то наркотический напиток. Около этого "отеля" было здание, где происходило само зрелище. В зале сидели люди, в определенный момент вносили этого ребенка, его пытали, насиловали и зверски убивали у них на глазах.
Вся публика вращалась вокруг принца Йоханна Фрисо (Johann Friso), второго сына королевы Беатрикс. Мне говорили, что Йоханн Фрисо был отчасти сумасшедшим и имел нездоровый интерес к маленьким детям. Психиатр находился рядом с ним каждый день. Его имя Гус Раро Дюмон (Guus Pareau Dumont).
Эти убийства оплачивала королева Беатрикс. Вместе с Йоханном Фрисо были его друзья и родственники, так что все здание было заполнено известнейшими в Нидерландах людьми: министры, высокопоставленные должностные лица. Члены синдиката активно содействовали в их приглашении на это мероприятие, там они фотографировали этих людей, чтобы потом иметь возможность их шантажировать в своих целях».
В той же статье было описание дикой охоты под охраной королевской конницы. Подростков накачивали наркотиками, раздевали догола, насиловали, а затем охотились на них как на диких животных и убивали. Это не извращение и не ритуальное убийство, это генетически запечатленные действия влияющие на поведение.

Эти следствия разберем позже, а теперь зададимся вопросом какие действия наших предков не имели последствий в поведении их потомков.
Охота на детей каннибалов получила широкое распространение у политической элиты Европы, но наступает такой день когда и это становится обыденностью и тут надо придумать что то еще не совершенное к дню рождения Монарха. Охотники смогли предложить нечто новое, одновременно развлекательное и сытное.
Начало было похоже на обычную охоту, но в действительности это положило начало третьему периоду, выбиванию гигантских травоядных.
В отличии от сравнительно медленного вымирания видов в предшествующие эпохи, когда они постепенно замещались другими животными, эта «Зоологической катастрофа» была быстрой и бесповоротной. Никакие другие виды не заняли места, освобожденного крупной фауной, царившей на Земле в ледниковый период.
Монарху исполняется круглая дата, в ознаменование которой забивается Индокатерий. В выпотрошенный живот вкладывается туша слона, в нее тушу бегемота и т.д. до тушки кролика или перепелки и все это зажаривается на особом устройстве. Не на охоту, а на пир приглашалось от нескольких сот до нескольких тысяч гостей. За 5-7 дней большее съедается, остальное выбрасывается.
Дальнейшие события ясны: монархов охотников много, их круглых дат еще больше, а гиганты растут ой как медленно. Протесты низовых охотников во внимание не принимаются, их просто заставляют участвовать в государственном браконьерстве.
На эти пиры приглашали в основном придворных, государственных чиновников, военных, остатки доставались солдатам.
Третий период, уничтожение гигантских травоядных не требовал каких то идеологических лозунгов, просто характеризовал то присваивающее охотничье общество, которое не могло остановиться. Эти травоядные для человека угрозой не были и тем не менее было уничтожено более 200 видов - от мамонтов до гигантских верблюдов по инерции "Большой охоты". Казалось бы конечность гигантов в Африке прикончит все эксцессы "Большой охоты", но этого не произошло, глобальное продолжение состоялось. Гиганты были уничтожены сначала в Африке и Юго-Восточной Азии, потом в Европе и в остальной Азии, потом мор перекинулся на обе Америки и в последующие тысячелетия охватил крупные острова: Новую Зеландию, Мадагаскар и Карибский архипелаг. При этом в них не прослеживались этапы, одновременно уничтожались гиганты, хищники и нелюдь. Это назвали «Зоологической катастрофой плейстоцена».
Описанием катастрофы по палеонтологическим данным занимались профессионалы и впервые в данное повествование можно вставить дату происшедших событий. 50 тысяч лет до нашей эры. Окончание эры не создало видимого запечатления влияющие на поведение. Если что то и проявится, то только в будущем. Например, реализуется идея Спилберга о создании «Динозаврленда» и тут же владельцы получат предложение от которого невозможно отказаться — использовать выращенных животных для «королевской охоты», но это в будущем. Повлияло это всё на современность?
На большом экране показывали съемки с дронов — дети запускают дрон вертикально вверх и очень быстро фигуры детей становятся еле различимыми точками и пропадают окончательно. Даже с продвинутой оптикой заметить с орбиты стало ли человекоподобных больше или меньше затруднительно. Другое дело животные — гиганты, их исчезновения заметно сразу. Возможно, именно тогда, над Землей появились НЛО, что бы взять под контроль неестественное развитие цивилизации. С того же момента заложилось отношение к человеку презрительно — опасливое.
Появление летающих тарелок произвело определенное впечатление и даже на время затормозило избиения гигантов, но так как со временем стало ясно, что их тактика не вмешательство и не налаживание контактов, то на них просто перестали обращать внимание и продолжали заниматься своим делом.
Казалось бы вот возможность описывать все перипетии катастрофы плейстоцена, но не это является главной задачей данной статьи. Задачи всего две, объявить об ограниченности официальной истории как науки и провозгласить появление новой пока не официальной генной или этногенной истории и ее будущих возможностях.

Современная История работает с документами и реже с археологическими находками. Генистория с официальными данными расшифровки генокода человека, с закрепленным поведением и географическим расположением человеческих групп.
В истории обязательно присутствие точных датировок в рамках описанной календарной историографии, от данного момента до 4 тысяч лет до нашей эры. Генистория с нашего времени до момента возникновения человечества как вида. Это примерно, 300 тысяч лет до нашей эры. Все датировки условны и развитой системы определения дат закрепления в генокоде пока не разработаны.
И далее определяющее: история работает с регрессивным материалом. Ежедневно, ежечасно происходит утрата и сознательное уничтожение исторических документов и сохраняемых данных. Старше 4 тысяч лет документов нет, только не переведенные фрагменты. Для генистории все данные записаны в самом человеке и могут исчезнуть только вместе с человечеством.
И последнее, в общественном сознании по признанию самих исследователей, история ничему не учит, она может только наказывать за постоянно повторяемые ошибки. Генистория знает при каких условиях возникают поведенческие штампы и в других условиях становятся ошибками, а это возможность понять, преодолеть и исправить.
Осуждать за ритуальное насилие королеву Беатрикс это видеть соринку в чужом глазу не замечая бревна в собственном. Сейчас из всего населения Земли под закрепленным поведением находится около 98 процентов населения.
Возможная вина безымянной королевы заключалась в том, что придворные предложили такой способ развлечься без объяснения последствий, а близкородственные связи в королевских домах закрепили однажды, в той жизни, совершённые действия. Тогда как у некоторых простых людей таким же способом передается предрасположенность к палачеству. Важнее другое предки королевы Беатрикс находились во власти более 50 тысяч лет.
Вопрос в том, что считать близкородственными связями? Внутри семейные связи, внутри групповые (королевские дома) или связи объединяющие нацию. Ответ, все связи в той или иной мере закрепляют поведение. Их надо выявить сейчас же, так как именно в данный момент за счет иммиграционной перекочевки они будут интенсивно затираться. Поэтому со следующей статьи «Этногенны, История расселения человечества» будет дано не полное описание наиболее крупных наций и рас на Земле, от африканцев до австралийских Або.
Неполное описание это расчет на других авторов лучше знающие свой народ, свою нацию и в дальнейшем смогут дать более подробное описание через закрепленное поведение.

Ответить

Вернуться в «Литература»