Королева воров. Рассказ. Фэнтези, стимпанк.

Здесь то, что интересно, что сочинили наши читатели и знакомые. Не обязательно фантастика, но то, что вы сочли достойным прочитать и другим людям.

Модератор: Модераторы

Правила форума
В дополнение к ним в разделе действуют следующие правила:
Любой желающий может разместить свои произведения (проза, поэзия) в разделе "Творчество читателей" при условии, если:
- произведение написано на русском языке или имеет перевод (с любого языка), хотя бы построчный;
- произведение написано грамотным русским языком (соблюдены основные правила грамматики и пунктуации);
- в произведении нет сцен порнографии, насилия или издевательств и не пропагандируется никакая мания.

Порядок размещения произведений:
- одна тема для одного автора (поэзия или рассказы);
- одна тема для произведения (крупная форма, добавляющаяся по главам).
Обсуждение (если таковое будет) ведется в теме произведения, отдельных тем для этого создавать не нужно.
Редактура или корректура - дело добровольное. В команде сайта редакторов и корректоров нет, поэтому вся помощь, на которую вы тут можете рассчитывать - это взаимопомощь (вы кому-то помогли, вам кто-то помог).
Критика в грубой форме запрещена.

Администрация сайта оставляет за собой право модерации всех произведений, размещаемых в этом разделе. Поэтому не надо удивляться или возмущаться, если ваше произведение по какой-либо причине будет удалено.
Аватара пользователя
PAM312
Читатель.
Posts in topic: 1
Сообщения: 33
Зарегистрирован: 09 мар 2015, 18:01
Пол: Муж.
Откуда: Столица
Контактная информация:

Королева воров. Рассказ. Фэнтези, стимпанк.

Непрочитанное сообщение PAM312 » 23 май 2016, 15:44

Королева воров. Рассказ
(автор – Евгений Перов)
Рассказ является приквелом к роману Черные клинки. Небесная сталь

С тяжелого неба белыми лохмотьями падал снег, пряча под собой скверну большого города. Разбитые колесами экипажей мостовые, вылившееся из неисправного паромобиля черное, как уголь, масло, мусор, оставленный тысячами прохожих, собачье дерьмо – все скрывалось под сияющим покрывалом. Столица облачалась в наряд невинной невесты, хотя, на деле, была портовой шлюхой. Кассандра перепрыгнула через покрытую хрусталем льда лужу и нырнула под навес таверны. Дело сделано, товар в кармане, а у нее еще целая куча времени до утра. Можно бы вернуться домой, но выбираться на улицы в такую погоду ей совсем не хотелось.
К тому же, не стоит рисковать без нужды, шляясь по ночному городу.
Через карман она сжала твердый цилиндр криптика, спрятанного под жакетом. Лучше спокойно выпить эля, съесть чего-нибудь горячего, может даже, вздремнуть самую малость… А на рассвете отправиться в путь. Она сняла шляпу, стряхнула капли воды, еще мгновение назад бывшие пушистыми снежинками, и прошла к свободному столику.
Это место было вполне приличным.
Гораздо приличней, чем те, в которые она обычно захаживала: вместо саднящих свечей или вонючих масляных ламп – под высоким потолком расположились яркие, как само солнце, гномьи светильники, берущие энергию из гудящей на улице машины; столики чистые, скатерти белые – ни жирных разводов, ни следов недавно пролившейся выпивки; даже на полу сора почти нет – так, пара оброненных салфеток, да и те чистейшие. Драпированные темно-зеленой тканью стены украшали гобелены с портретами выдающихся правителей Ангардии. На возвышении в центре залы стояло желтоватое пианино цвета кости, но круглый стул около него пустовал – видимо, у пианиста сегодня был выходной.
В своем не единожды заплатанном и засаленном на локтях плаще Кассандра выглядела уличной попрошайкой. К тому же, после морозца на улице, здесь было душновато. Она поспешила снять плащ и небрежно швырнула его на стул. Сама плюхнулась на соседний.
– Чего изволите, госпожа? – из подсобки вынырнула слегка полноватая девушка в белом фартуке.
Разносчица сухо улыбнулась (ее губы изогнулись, но до глубоко посаженных глаз девушки эта улыбка так и не добралась).
– Кувшин эля, – наверняка стоит в два раза дороже, чем в Тибериме, а вот водой разбавлен точно так же. – Нет, лучше половину. – Чем усталая путница может утолить голод?
В животе заурчало.
Она с самого утра ничего не ела. Как всегда перед работой, желудок завязался в тугой узел, и ей казалось, что засунь она в него хоть чуточку еды – блевать ей не переблевать. Но сейчас, когда все позади, можно и перекусить. Разве она этого не заслужила?
– Матушка сегодня готовит утку, маринованную в луке с ароматными травами, привезёнными аж с дикого Юга, – затараторила девушка, – или же можете отведать вчерашнего поросенка в медовухе, – тоже весьма неплох.
Кассандра сделала большой глоток слюны.
– Давай утку. И знаешь, что?
Девушка заморгала маленькими близко посаженными глазенками.
– Неси целый кувшин.
К эльфам деньги. Утром Зала заплатит ей две сотни. Можно позволить себе немного роскоши.
Девушка вскоре вернулась – с блестящим, почище зеркала в шкафу Кассандры, подносом, на котором истекала жиром бронзовая птица. Аромат блюда был таким сильным, что Кассандра едва не поперхнулась собственной слюной. Не дожидаясь, пока подавальщица уйдет, она оторвала от утки горячущий кусок и сунула в рот, рискуя опалить язык. Мясо таяло во рту и, даже не проглотив первый кусок, Кассандра оторвала еще один.
Девушка смущенно улыбнулась, поставила перед ней кружку. Из стекла! И чистую настолько, что на фоне белой скатерти, её почти не было видно. Темный эль, шипя и пенясь, полился внутрь. Девушка наполнила кружку почти до краев, дала отстояться пене, долила напитка; затем поставил кувшин рядом.
– Если понадоблюсь госпоже, я буду неподалеку, – сказала она и поспешила к столику в другом конце зала.
Там мужчина в военной форме размахивал руками и что-то требовал. Он явно был пьян – и сильно. Богатые люди заливают в глотку не меньше бедных, разве что могут позволить себе заливаться чем-то повкуснее вонючей браги.
Кассандра отпила большой глоток, немного пополоскала рот и с наслаждением проглотила. Эль был отменный. Изнутри едва не вырвалась довольная отрыжка, но она сдержала ее, всего лишь икнув.
И тут же ощутила укор совести: «Пока ты здесь пируешь, Вайя сидит в холодной квартире и давится черствым хлебом!».

Хорошей работы уже две недели не подворачивалось. За это время даже пришлось дважды пройтись по рядам (так Кассандра называла мелкое воровство в толпе) – риск несоизмеримый с заработком. Но иначе им пришлось бы голодать, а Кассандра поклялась себе, что больше этого не допустит.
Глянув по сторонам, она отломила от утки добрую четверть, быстро завернула ее в накрахмаленную салфетку и сунула себе в плащ.
Вскоре с оставшейся уткой было покончено. Как и с элем. От выпивки в голове приятно зашумело, а жизнь стала казаться лучше, чем она есть на самом деле. Кассандра случайно зацепила локтем кружку и едва успела ее поймать до того, как та упала на пол.
Проклятье!
Напиток оказался крепче, чем она думала: рефлексы изрядно притупились.
Она встряхнула головой, но лучше не стало. Теперь воздух казался ей душным и жарким. Кассандра расстегнула верхнюю пуговку блузки и встала из-за стола – просторная зала поплыла волнами.
Ей нужен был свежий воздух – и срочно.
Она направилась к двери, позабыв и про плащ и про оплату. Пол закачался, как дно прогулочной лодки, если в ней резко встать. Входная дверь оказалась где-то в конце мутного туннеля, то удалялась, то приближалась. Что-то грохнулось на пол и разбилось, раздался женский крик… плевать! Нужно на воздух.
Сбив еще пару предметов с другого столика и почти не заметив этого, Кассандра, наконец, добралась до выхода. Взялась за бронзовую ручку, потянула ее на себя, но дверь не открылась. Она выругалась, дернула еще раз, наконец, поняла, что дверь открывается наружу. К этому моменту кровь громко клокотала в висках, а мир вокруг утратил краски. Кассандра из последних сил навалилась плечом на проклятую дверь и вывалилась на улицу, повиснув на ручке, держась за нее обеими руками, как моряк в лютый шторм держится за снасти.
Снежинки продолжали неторопливо опускаться на землю, кружась в забавном танце. Одна опустилась Кассандре прямо на щеку, но она не почувствовала ее холодного касания. Онемевшими пальцами провела по лицу, дотронулась до губ, и ей показалось, что рука одета в перчатку.
«Нужно было домой идти», – умная мысль пришла, как всегда, с опозданием.
Кассандра мягко села на крыльцо, попыталась отдышаться, но воздуха не хватало. Свечение уличных фонарей превратилось в белые линии. Очередной вдох застрял в груди – и Кассандра поняла, что больше не может дышать.
Кто-то что-то кричал, вокруг суетились незнакомые люди, а ей хотелось лишь поспать. Она прикрыла глаза. Чьи-то костлявые пальцы расстегнули ей жакет и вдруг тяжесть предмета, который она прятала во внутреннем кармане, пропала. Ее руки скользнули по тыльной стороне ладони незнакомца – сухой и шершавой, похожей на старый пергамент, но ухватить его сил уже не осталось.

***

Следующее, что помнила Кассандра – ее рвало в сточную канаву. Так долго, что когда она закончила, ей казалось, что вместе с уткой, маринованной в луке с ароматными Южными травами, она выблевала половину своих внутренностей.
– Возьмите, – перед лицом возник носовой платок.
Только тогда она осознала, что все это время, чуть пониже груди, ее поддерживала чья-то рука. Очень сильная рука.
Сплюнув, она взяла платок, прижала его ко рту и плюхнулась на задницу (скорее всего, она упала бы, но мужчина придержал ее за плечи).
– Спасибо, – с трудом пробубнила она.
Язык стал что деревянный.
Оказавшийся в поле зрения человек носил длинные бакенбарды и имел правильные черты лица. Его аккуратно уложенных волос уже коснулась седина, но руки были крепкими, словно отлитыми из стали.
– Лучше бы вам целителю показаться, – голос незнакомца, глубокий, немного с хрипотцой, звучал как из ямы: в ушах еще шумело.
– Обойдусь, – слова давались с усилием и оставляли во рту привкус гнили.
Она опять сплюнула.
– Стоять сможете? – мужчина поднял ее на ноги.
Кассандра кивнула и тут же едва не упала – он вовремя успел подхватить ее.
Поборов головокружение, она ощупала карманы.
– Твою ж мать! – с таким трудом добытый криптик, который она выкрала под носом дюжины охранников, исчез.
– Кошелек? – участливо поинтересовался незнакомец.
Кассандра выругалась.
– Хуже, – буркнула она.
– Меня зовут Кассиус Кейн, – представился мужчина.
– Фелиция, – Кассандра привычно назвалась чужим именем.
– Что ж… Фелиция, позвольте, хотя бы, проводить вас, – Кассиус весьма галантно кивнул. Аристократ, не иначе.
Кассандра помотала головой, та отозвалась болью в висках и темнотой в глазах.
– Ладно. Посадите на экипаж. Этого будет достаточно. Я и так у вас в долгу.

Она с облегчением плюхнулась на кожаный диван. Стены кабинки поблескивали свежим лаком.
Кассиус Кейн отвесил ей еще один учтивый поклон и захлопнул дверь. Возничий спрыгнул с помоста и просунул голову в окошко спереди. Кассандра назвала ему адрес, тот непонимающе уставился на нее.
– Трогай, – скомандовала она.
Возничий одарил ее еще одним удивленным взглядом, но поспешил занять свое место: Кассиус дал ему столько денег, что Кассандра могла кататься до самого утра.
Экипаж проехал квартал, повернул направо, спустя один дом – еще раз направо и остановился. С этой стороны у таверны вывески не было, да и дверь была поскромнее. Кассандра проверила кинжал, спрятанный в сапоге, и полувышла, полувывалилась из кареты. Лошади недовольно фыркнули.
Сделав пару глубоких вдохов, она стиснула зубы и толкнула дверь. На кухне было жарко и душно. Пахло специями и жареной птицей. Полная матрона в испачканном жиром переднике стояла возле большой каменной печи и, уперев толстые руки в то место, где когда-то была талия, втолковывала что-то испуганному поваренку. Другой поваренок – увидел Кассандру и застыл с подносом в руке. На подносе красовалась точно такая же утка, какую съела Кассандра часом ранее.
Тут и матрона увидела Кассандру.
– Эй! Что это ты забыла на моей кухне? – вопросила она, позабыв о наказании поваренка. Тот не преминул воспользоваться ситуацией: схватил с длинного стола тарелку с овощами, высыпал их в огромный дымящийся чан и принялся помешивать деревянной ложкой.
Тут из прохода, ведущего в основной зал, вынырнула девушка-разносчица с поросячьими глазками. Девушка спешила и не сразу увидела Кассандру. А увидев, попятилась.
Этого было достаточно, чтобы развеять последние сомнения. Злость придала сил.
— Ах ты ж, паскудина!
В два прыжка Кассандра оказалась возле девицы. Кинжал скользнул в руку – и вот уже лезвие упирается в рыхловатую белую шею.
– Даже не думай вмешиваться, если не хочешь, чтобы я вскрыла горло твоей дочери, – процедила Кассандра матроне.
Хозяйка кухни замерла, открыв рот и прижав ладони к щекам, но закричать не смела. Поварята бросили свою работу и наперегонки ринулись в открытую дверь. Миг и обоих след простыл.
Кассандра немного усилила давление кинжала.
– А теперь, поведай мне причину, по которой я не стану тебя убивать, – прошипела она в лицо девушке.
Послышалось тихое журчание. Кассандра посмотрела вниз. На полу, начинаясь под подолом платья разносчицы, росло желтое пятно.
– А, черт… – Кассандра брезгливо отодвинула ногу.
Со стороны хозяйки кухни раздалось ворчание, а затем грохот. Кассандра повернулась вполоборота, не убирая нож. Мать девушки свалилась на пол. Ее лицо раскраснелось, она хватала ртом воздух и держалась руками в области груди.
– А, черт, – Кассандра сделала шаг назад.

Разносчица села на корточки, прямо в лужу собственной мочи, и зарыдала. Кассандра подошла к хозяйке кухни, которая уже едва-едва дышала. В ее планы совсем не входило кого-либо убивать. Особенно таким способом – напугав до смерти. Даже если этот «кто-либо» и пытался ее отравить.
Она похлопала толстую женщину по щекам, которые из пунцовых стали бледными, как снег на улице. Безрезультатно.
– Беги за лекарем, – скомандовала она разносчице.
– Что? – пробубнила та, надувая пузыри из соплей.
– Живо за лекарем, если не хочешь, чтобы твоя мать сегодня отправилась за Реку, – рыкнула Кассандра.
Подействовало. Девушка встала, вытерла слезы. Всхлипнула. Поправила мокрый подол платья. И… замерла, уставившись в дверной проем.
– А черт!
Там стояли двое городских стражников, а из-за их широких спин выглядывал поваренок.

Кассандра ринулась со всех ног, что в ее нынешнем состоянии означало – бежала, шатаясь и едва не падая. Она влетела в узкий проход к основной зале, миновала его, шоркая плечом по стене.
Яркий свет гномьих светильников больно ударил в глаза после сумрака коридора. Сзади уже топали тяжелые сапоги стражников.
Бежать! Нужно бежать.
Не разбирая дороги, Кассандра ломанулась сквозь ряды столиков, по пути сбивая посуду и роняя стулья. Снова она ухватилась за бронзовую ручку, навалилась на дверь всем телом и вывалилась наружу.
Морозный воздух обжег легкие. Кассандра закрыла дверь и заклинила ее кинжалом. Это даст ей немного времени – сейчас она не в лучшей своей форме.
– Эй!
– Стой, мерзавка! – с обоих концов улицы к ней бежали еще стражники.
Вдруг из-за поворота вырулил пыхтящий паромобиль на шести колесах. Скрипнули тормоза, и механическая повозка остановилась прямо перед ней.
Дверь открылась. Из темноты показалось знакомое лицо с бакенбардами.
– Садись. Живо! – скомандовал Кассиус Кейн.
«После будешь думать! Все лучше, чем допрос дознавателей», – Кассандра нырнула внутрь и неуклюжая с виду повозка тронулась с поразительной скоростью.
– Видимо, госпожа Ястреб – мне все же лучше проводить вас.

***

– Когда я смог протолкнуться, криптик уже пропал, – закончил свой рассказ Кассиус.
Только черта с два это его настоящее имя.
– Итак, мы на одной стороне.
Да уж. Зала хорош, жирный ублюдок. Отправил следить за ней одного из своих «специалистов». Словно за какой-то дурочкой на первой ходке. Проклятье! А она и попалась, как полная идиотка. Сколько раз ей повторяли? «Не расслабляйся, пока не получишь оплату». Что теперь?
Где хренов криптик искать?!
– И знаешь, что, детка, – от галантных манер Кассиуса не осталось и следа, – ты чертовски везучая. Если бы не это, – он помахал у нее перед носом пустой колбой, – сегодня ночью ты выблевала бы гораздо больше, чем свой ужин. Могла бы и «спасибо» сказать.
– Спасибо, – буркнула Кассандра.
Кассиус кивнул.
– Отплатишь мне, если вспомнишь что-нибудь дельное. Мы с тобой оба теперь в дерьме.
Кассандра и рада была бы вспомнить что-то, что поможет найти вора. Вора, обокравшего другого вора. От иронии ей даже стало немного смешно.
Она прокрутила в голове события, одно за другим.
Вот она входит в таверну. Она могла поклясться, что никто не следил за ней… Ест хренову утку. Пьет чертов эль. Затем – дурняк. Улица. Люди кричат. Шершавые руки выхватывают с таким трудом добытую вещицу. Но, сколько она не силилась, восстановить в памяти лицо грабителя не удавалось.
Она покачала головой.
– Дерьмо! – Кассиус в сердцах ударил себя ладонью по колену.
– Нужно вернуться, – сказала Кассандра. – Единственный способ – допросить ту разносчицу.
Кассиус усмехнулся.
– Хочешь пообщаться с дознавателями – я высажу тебя на следующем перекрестке.
Она снова покачала головой.
– Ладно, – решил Кассиус. – Едем к Зале, пусть он решает, что делать.
Они ехали молча, каждый погруженный в собственные невеселые мысли. Повозка подпрыгивала на неровностях мостовой, время от времени шипя паром. За окном мелькали здания, становясь все более однообразными, обшарпанными и унылыми по мере удаления благополучных районов.
Такими же унылыми, как мысли Кассандры.
Самое важное задание за всю ее жизнь… с треском провалено! И чертовски важное задание – иначе зачем было к ней «спеца» приставлять? Толстяк в ярости будет. Теперь он не доверит ей и слепого обокрасть. А без покровительства Залы она снова станет лишь еще одной уличной воровкой.

Когда повозка остановилась, настроение было хуже некуда.
– Вылезай, красавица, – Кассиус подал ей руку.
Несмотря на позднюю ночь, трактир был открыт. Такие места, как это, были Кассандре гораздо привычней.
В предрассветный час в общем зале было необычно тихо и спокойно. Никто не дрался, не играл в карты, не угрожал другому расправой. Даже путаны уже все разбрелись, кто поудачливей – с клиентом, другие – в одиночестве. Масляные светильники горели бледно-оранжевым пламенем.
В одном углу уборщик пытался починить сломанный стул. Одна его ножка (та, которую парню никак не удавалось приладить) была окрашена в подозрительно бордовый. В другом углу подсыхала аналогичного цвета лужа. Вряд ли – совпадение. Кулак, вышибала Залы, мирно спал, уткнувшись лицом в ближний к входу столик. На костяшках его мощных кулаков красовались свежие ссадины – и ночи не проходило, чтобы ему не пришлось пустить их в дело.
Сам Зала, как обычно, сидел за стойкой.
Толстяк считал выручку.
Лицо – припухшее и вечно недовольное. Едва глянув своими прозорливыми глазками на вошедших Кассандру и Кассиуса, он нахмурился. Оно и понятно. С чего бы ей припираться раньше назначенного. Да еще и в компании «специалиста», приставленного к ней.
Зала терпеливо выслушал историю, от начала до конца.
– Останешься, – сказал он Кассандре. – Расскажешь все клиенту. Он уже вот-вот появится.
Кассандра замялась. Что на уме у толстяка?
Но особого выбора у нее не было.
– А ты, – Зала повернулся к «специалисту», – разбуди пока Кулака.
Тут дверь открылась.
На пороге появился невысокий тощий человечек с лицом хорька. Одет в дорогое пальто с меховой опушкой. Перчатки белые. Похоже, это и есть заказчик. Что ж, полчаса позора – не самое страшное, что ждет ее за этот провал.
Зала улыбнулся вошедшему и выплыл из-за стойки, тряся своим брюхом.
– Доброго вам утра и долгих лет жизни, – он отвесил «хорьку» поклон, настолько глубокий, насколько позволял живот.
– И вам здравствовать, – ответил вновь прибывший. Не снимая перчатки, он пожал руку Зале. Повернулся к Кассандре. – И вам, милая дама, – его рот растянулся, но глаза на миг метнулись в пол.
Кассандра нехотя протянула ему свою руку.
«Хорек» взял ее ладонь своими тонкими пальцами, похожими на сухие ветки, и прижался к тыльной стороне холодными губами. Кассандра вздрогнула. Как будто с мертвецом поздоровалась.
Зала указал в сторону приватных кабинок.
– Обсудим наше дело там.
Хорек оглянулся, натянуто улыбнулся, но, задержав взгляд на Кассиусе, который пытался привести в чувство вышибалу, кивнул.
Втроем они втиснулись в маленькую комнатушку. Живот Залы занимал почти четверть помещения.
Кассандра уже открыла было рот, чтобы в очередной раз начать свой позорный рассказ, но тут заговорил Зала.
– Разрешите представить ту, кто исполнил это немыслимое по сложности поручение, – он улыбнулся всеми своими желтыми зубами и указал на Кассандру, – госпожа Ястреб.
Рот Кассандры так и остался открытым, а толстяк вытащил из кармана металлический цилиндр и положил его на стол перед заказчиком.
Но это же другой криптик! Тот, который она добыла с таким трудом, а потом так глупо потеряла, был в золотой оплетке, точно в сетке, а этот – украшал посеребренный орнамент.
Но еще удивительней была реакция Хорька: маленький человек едва не подпрыгнул на месте, а его вытянутое лицо стало цвета спелой малины. Он поперхнулся, откашлялся, прочистил горло, стянул перчатку и помахал ею перед лицом. Наконец он немного успокоился, взял в руки криптик Залы и поднес его к лицу.
– Вы уверенны, что это тот самый… предмет? – спросил он слегка дрожащим голосом.
– Абсолютно, – толстяк излучал саму уверенность. – Если хотите, госпожа Ястреб расскажет, каких трудов ей стоило добыть сию вещицу. Так ведь? – Он повернулся к Кассандре.
Теперь пришел ее черед кашлять и прочищать горло.
– Ага, – наконец выдавила она, – это было чертовски сложно. Ее везли в бронированной повозке, в сопровождении дюжины охранников… – тут ее взгляд остановился на бледной ладони Хорька.
Она выглядела очень… обшарпанной.
Кожа незнакомца сильно шелушилась. Кассандра медленно протянула свою руку и коснулась руки маленького человека.
– Что с вами? – он испуганно отдернулся.
Зала улыбался, как будто ничего странного не происходило.
Кассандра встала из-за стола и двинулась на Хорька. Тот тоже вскочил и попятился к стене.
– Что вам нужно? – его голос перешел на почти женский визг.
Кассандра не сомневалась ни мгновения.
Ублюдок! Ее колено врезалось Хорьку в пах, и тот согнулся на четвереньках. Она принялась шарить по его карманам. Найти продолговатый цилиндр, спрятанный в потайном отсеке пиджака, не составило труда.
Идиот. Был настолько уверен в себе, что даже не побоялся принести его на встречу.
Кассандра выпрямилась во весь рост и бросила криптик Зале через всю комнату. С ловкостью, необычной для его комплекции, тот вытянул руку и поймал его.
– Хотя… может я и ошибся, – сказал он, вертя в руках цилиндр в золотой оплетке.
Кассандра изо всех сил пнула скулящего Хорька ногой. Тот отозвался новым стоном.
– Господин Кейн, – позвал Зала.
В дверях появился Кассиус. А за ним потирал мясистую шею Кулак. Смурной, с красными глазами и жутко злой от того, что ему не дали поспать.
Кассандра направилась к выходу. Ей совсем не хотелось смотреть на то, что будет происходить дальше.

***

Зала неторопливо отсчитывал монеты. Трактир по-прежнему пустовал. Уборщик закончил ремонт стула и принялся оттирать лужу в углу. Выстроив десять ровных, блестящих желтым, кучек, Зала подвинул их через стойку.
Кассандра недовольно покосилась на деньги.
– Здесь всего сто, – хотя читать она не выучилась, считать умела неплохо.
– Сто. И радуйся. Ты прокололась. Сильно.
Она знала, что толстяк прав.
Счастье, что она вообще в живых осталась. Но злость и обида на трусливую разносчицу еды из харчевни, вместе с ее мамашей, проклятого отравителя – Хорька, прохлопавшего его Кассиуса и хитрожопого Залу; а прежде всего – на саму себя, никак не давали покоя.
Кассандра стиснула зубы, сгребла монеты в свой кошель.
– Увидимся, – буркнула она и вышла.

На улице уже давно рассвело. Погодка была что надо: легкий морозец, солнце искрилось драгоценными каменьями на свежевыпавшем снегу и Столица казалась прекрасным и чистым городом.
Ватага ребятишек играла в снежки неподалеку. Кассандра едва успела пригнуться, как один комок пролетел у нее над головой и расплющился белой кляксой на двери трактира Залы. Мальчишки, испугавшись, ринулись врассыпную.
Кассандра усмехнулась.
Она, не спеша, пошла в сторону своего дома. Путь предстоял неблизкий, но, после всего случившегося, ей хотелось пройтись. Кошелек приятным грузом оттягивал пояс. Сотня солидов, конечно, намного меньше двух сотен… Но, с другой стороны – это намного больше, чем ничего. Половину денег она отнесет в банк, завтра же. А на вторую – они с Вайей смогут безбедно жить несколько месяцев.
Мысль о возлюбленной и о том, что она сможет купить ей на эти деньги, немного смягчила ожесточенное недавними событиями сердце.
Ничего.
Больше она не допустит проколов.
Скоро ее имя загремит по всей Столице и станут ее называть не иначе как «Ястреб – королева воров».
Да никакой я не Дьявол. Я – Фавн, бог полей... Быстро подписывай эту бумажку кровью! ©

Аватара пользователя
Котыч
Амнистирован Тираном до очередного расстрела.
Posts in topic: 1
Сообщения: 45139
Зарегистрирован: 23 авг 2013, 22:08
Пол: Муж.
Откуда: Украина Днепропетровск.

Королева воров. Рассказ. Фэнтези, стимпанк.

Непрочитанное сообщение Котыч » 26 май 2016, 03:10

/ Столица облачалась в наряд невинной невесты, хотя, на деле, была портовой шлюхой./ - оригинально написал. :-) Жду следующих рассказов. А за этот - спасибо! :dr_ink:

Ответить

Вернуться в «Творчество читателей»